Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Образование
Эмоциональная компетентность и психическая устойчивость выпускников - новые требования к высшему образованию
(№8 [296] 01.07.2015)
Автор: Лариса Ляшенко
Лариса Ляшенко

  Философы и представители многих других гуманитарных наук, в отличие от медиков-терапевтов, отдают предпочтение в своей профессиональной деятельности максимально общим и абстрактным понятиям. Получая значительный выигрыш в уровне универсальности полученных законов и закономерностей, они теряют возможность мониторинга текущих событий и постепенно уменьшают свое влияние не только на экономику и политику, но и на деятельность системы высшего образования и выбор стратегии ее модернизации. В своих предложениях путей выхода современного человечества из углубляющегося кризисного состояния мыслители-гуманитарии, как правило, акцентируют внимание на глобальном мышлении, новом гуманизме, перспективном и высоконаучном мировоззрении ([11-13] и др.). Не отрицая актуальность этих факторов и их пользу, выскажем сомнение в их эффективности, так как много раз в истории испытывали кризисы, несчастья и шли к упадку страны, отличавшиеся среди остальных как раз более высшим уровнем культуры и образования. Примером может быть не только Китай середины второго тысячелетия, но более известные нам соседние страны - Германия и Россия. Первая встретила ХХ век лидером мира в точных науках и технологиях, в философии и даже в распространенности своего языка (почти все важные научные труды печатались на немецком). Руководителям Германии этого показалось недостаточно, что спровоцировало дальнейшие общеизвестные события, не требующие особых комментариев, а также объяснений причин превращения английского языка в универсальный язык ученых и главное средство глобального общения. Судьбе оказалось мало наказать Украину немецкими амбициями начала и первой половины ХХ века, в данный момент она страдает от попытки Российской Федерации достигнуть советского уровня влияния на региональные и мировые события (именно так ее население воспринимает призыв "встать с колен").

  Несмотря на то, что политический мир растерян и даже обескуражен распадом сформированной в последней трети ХХ века мировой стабильности, сфера наук и высоких технологий пребывает в расцвете и развивается особенно быстро. Небольшая часть стран Запада и Япония быстрее других государств прошли полный жизненный цикл индустриальной формы общества и начали построение новой. В начале появления его первых признаков новое общество называли "постиндустриальным" [1; 2], в годы победного шествия персональных компьютеров (ПК) - первого массового и удобного, хотя и весьма примитивного инструмента для накопления и преобразования информации - информационным, а в последнюю декаду XX века стало побеждать и утверждаться более правильное название - общество знаний.

  Рамки данной статьи исключают детальный анализ взглядов на новое общество зарубежных и украинских ученых. Отметим лишь то принципиальное обстоятельство, что его нельзя считать комбинацией современных политических и экономических условий с обеспечением каждого человека ПК (персональным компьютером) с сетевым доступом. Подобную примитивную картину нам предлагают авторы статей по тематике "глобализация", "стратегические прогнозы", "мировой терроризм" и др. В действительности же общество знаний будет комбинацией совершенно нового мировоззрения, новой этики и морали, невиданных технологий, принципы и возможности которых в данный момент представляют единичные специалисты по ноонаукам и ноотехнологиям.

  На наш взгляд, все преподаватели вузов должны учитывать, что переход от индустриального общества к обществу будущего будет сопровождаться повышением требований к образовательным системам. В годы распада сообщества социалистических стран немало социологов и философов исследовали вопрос цивилизационной (гражданской) компетентности конца ХХ века (ЦК-ХХ) в аспектах перечня знаний и умений, необходимых для успешной жизни в вожделенном "западном раю" с его достатком, социальной защитой и, конечно, либеральными законами и пресловутым "свободным рынком". Удачный перечень всех составляющих ЦК-ХХ предложил известный польский социолог П. Штомпка в своей книге [16], впрочем, употребляя вспомогательное слово "культура":

- рыночная культура (предприимчивость, ответственность, дисциплина, культ труда и гордость за его исключительно качественное исполнение);

- правовая культура (признание форсмажорности законов и осознанная необходимость их неукоснительного выполнения, признание равенства граждан в их правах, уважение к свободе и открытости);

- демократическая культура (личная активность и мобильность, гражданская эффективность, уважение к решению большинства, забота о делах общины);

- культура диалога (толерантность, восприятие разных форм плюрализма, умение цивилизованно отстаивать свои убеждения перед оппонентами с другими взглядами);

- организационная культура (рациональное администрирование, эффективность менеджмента, уважение ко времени и умение его использовать с максимальной пользой);

- технологическая культура (умелое, эффективное и безопасное использование технических средств, рациональное сосуществования с техносферой и критическое отношение к ней);

- экологическая культура (знание законов современной экологии, умение и желание гармонично сосуществовать с окружающей средой, деятельность в пользу восстановления и сохранения биосферы);

- культура повседневной жизни (уважение к другим лицам, навыки сожительства, готовность оказания помощи, забота об эстетике окружения, опрятность).

  В рамках решения задачи успешного вхождения Польши и остальных социалистических стран в состав Европейского Союза и достижения в дальнейшем экономических и других стандартов Запада П. Штомпка опубликовал детальный анализ всех тех "некомпетентностей", которые наверняка усложнят выполнение подобного задания. Это перечень тех особенностей цивилизационной компетентности, которыми обладали в момент распада СССР почти все его взрослые граждане:

" - в экономической культуре (отсутствие уважения к труду, несоблюдение его качества, безответственность);

- в юридической культуре (неуважение к законодательству и законотворчеству, внутренняя готовность нарушать существующие правила и законы, когда они мешают реализовать важные личные приоритеты);

- в политической культуре (пассивность, разгильдяйство, неуважение к благу общества, незаинтересованность в общественных делах, неумение использовать и защищать свои права и интересы);

- в культуре диалога (догматизм, нетерпимость, чувствительность к сплетням, легкость присвоения чужих стереотипов);

- в организационной культуре (низкая деловая активность, склонность к "липовой" деятельности и камуфляжу бездарности);

- в технологической культуре (халатность, неумелость,  поверхностное знакомство с современными установками и оборудованием, недостаток знаний по технике безопасности и безопасности жизнедеятельности);

- в экологической культуре (грабительское отношение к окружающей среде, незнание главных законов экологии, пренебрежение законами в защиту природы);

- в культуре повседневной жизни (эгоизм и эгоцентризм; неуважение к другим лицам, враждебность, подозрительность, неряшливость и безразличие к грязи)" [18].

  Эти унаследованные недостатки оказались настолько влиятельными, что преобразование распавшихся частей СССР в успешные страны с цивилизационно компетентными гражданами происходит с неимоверными трудностями, усугубленными влиянием мировых катаклизмов и кризисов.

  Унаследованная независимой Украиной система образования даже после более двадцати лет реформ сохраняет слишком многие черты старой, хорошо приспособленной к индустриальному обществу с тоталитарной формой управления (категоричность применения государственных стандартов, отсутствие для учеников и студентов выбора собственного пути и темпа движения к общественной и профессиональной зрелости и др.).

  И все же новые цели деятельности системы образования постепенно побеждают и получают всеобщее признание. Например, в Национальной образовательной доктрине на XXI в. центральной задачей школ и вузов провозглашена подготовка «личностей». Но для этого необходимо более глубокое обновление комплекса школьных предметов и дисциплин высших учебных заведений, их содержания и направленности на потребности учащихся и студентов, наконец, повышенное внимание в средствах массовой информации к проблеме формирования новой личности и новых принципов индивидуальных и коллективных взаимодействий.

  Есть все основания считать, что присоединение Украины к Болонскому процессу построения европейского пространства высшего образования и научных исследований после периода сомнений все же станет толчком для совершенствования национальной системы образования и вывода ее на новый уровень [14]. В этом случае, возможно, и школа станет "среднеевропейской", а наши аттестаты и дипломы будут признаваться и на Западе, не только на Востоке [17].

  Мы считаем критически важным подчеркнуть тот факт, что П. Штомпка создавал свои перечни компетентностей/некомпетентностей в условиях глобального мира, не потерявшего устойчивость и не слишком страдающего от новых и неожиданных негативных явлений. Для жизни во второй декаде ХХI века и в последующем миропорядке он наверняка среди первоочередных компетентностей указал бы не просто умение преодолевать негативные последствия "чувствительности к сплетням и легкости присвоения чужих стереотипов", а высокую устойчивость к агрессивной пропаганде, эмоциональную компетентность и способность отразить действия врага в нынешних и будущих консциентальных войнах (т.е., успешно противостоять атакам на сознание и мышление).

  В дальнейшем изложении мы сконцентрируемся на этой теме, но в качестве вступительного шага выполним анализ происходящей в развитых странах Запада продолжительной научной дискуссии по применению в системах образования и в практике менеджмента коэффициентов интеллектуальности (IQ) и эмоциональной компетентности (EQ) ([5; 6]). Часть подобного задания уже выполнила в Украине Ольга Филатова своей статьей "Эмоциональный интеллект как указатель целостного развития личности" [15]. В ней удачно и достаточно полно изложены взгляды американских специалистов на значение эмоциональной зрелости для жизненного успеха современного человека, его беспроблемной интеграции в производственные и социальные процессы, максимально полной реализации знаний, умений и навыков, наконец, собственных интеллектуальных возможностей. Мы акцентируем значительную актуальность этих вопросов, поскольку экономический и социальный прогресс Украины и других государств СНГ существенно ускорится в случае повышения личной автономии, мобильности и социальной активности каждого гражданина.

  Последнее - очень сложный процесс. Привычные для СССР стереотипы подготовки к выполнению служебных обязанностей в жесткой тоталитарной системе (при минимуме или отсутствии личной инициативы и свободы действий), исключали необходимость формирования у всех ее участников эмоциональной интеллигентности, компетентности и зрелости. Для средней и высшей школы СССР были присущи послушание, беспрекословное выполнение приказов "указующих", полное слияние "с коллективом" и др. Неудивительно, что в советской системе обучения и воспитания отсутствовало или было предельно минимизировано формирование навыков общения и взаимодействия свободных индивидуумов. Еще хуже было то, что молодежь не получала точных и проверенных знаний о природе эмоций и поведения человека как в целом, так и в конкретных условиях открытого демократического общества. Разделяя взгляды О.Филатовой на особую важность повышения успешности действий любого человека в эмоциональном аспекте, следовательно, полезности измерения и использования не только "указателя интеллекта" IQ, но и "эмоционального указателя" EQ, мы предлагаем альтернативную точку зрения на англоязычное словосочетание "Emotional Intelligence", переданное в статье [15] термином "эмоциональный интеллект".

  На наш взгляд, необходимы иные варианты трактовки Emotional Intelligence, а именно - эмоциональная компетентность, интеллигентность, зрелость, а также считаем, что каждый из них гораздо точнее термина "эмоциональный интеллект". Для доказательства этого будем опираться на консенсус относительно содержания термина "интеллект". Он используется во многих языках и происходит от латинского intellectus - познание, понимание, рассудок. Итак, у нас он практически всегда играет роль синонима слова "ум", поэтому, он нужен нам для обозначения способности мыслить, рационально познавать, анализировать, делать сопоставления и выводы.

  Подчеркнем, что одно только наличие разума (интеллекта) никогда и никому не гарантировало ни успешного решения всех проблем, ни жизненного успеха. Интеллект является большой силой только в определенных условиях и для части всех возможных человеческих занятий. Поэтому экзальтированное применение указателя IQ как единственного средства предсказания успеха школьника или студента на рынке труда является совершенно нецелесообразным. В отличие от "интеллекта", нет единства мнений о сущности и содержании немаловажного понятия "эмоция". Определенное согласие существует только относительно его происхождения. Толковые словари и энциклопедии указывают на его связь с лат. emoveo (трогает, волнует), но существенно расходятся относительно его содержания, нередко приводя довольно-таки сомнительные утверждения.

  Хорошим примером является довольно пространное определение и объяснение этого термина в Большой Энциклопедии Кирилла и Мефодия (2000 г.). К сожалению, оно отличается научной неполнотой и, частично, некомпетентностью. Цитируем: "Эмоции - реакции человека и животных на воздействие внутренних и внешних раздражителей, имеющие ярко выраженную субъективную окраску и охватывающие все виды чувствительности и переживаний. Связаны с удовлетворением (положительные эмоции) или неудовлетворением (отрицательные эмоции) различных потребностей организма. Дифференцированные и устойчивые эмоции, возникающие на основе высших социальных потребностей человека, обычно называются чувствами (интеллектуальными, эстетическими, нравственными)" [4].

  Данное определение и последующее объяснение игнорирует достижения целой группы молодых точных наук о человеке, в первую очередь - генетики и нейромолекулярной биологии (см. [10]). Разумеется, их развитие не завершилось, а в последние десятилетия лишь значительно усилилось. Но уже достигнутое и вполне надежно подтвержденное многочисленными экспериментами позволяет утверждать, что эмоции не просто "субъективная реакция", а комплексный процесс, в основе которого лежат вполне объективные молекулярные (химические) явления, детерминируемые не обучением и воспитанием, а генетическим материалом данного лица ([8] и др.).

  "Научить" человека основам любой эмоции невозможно - у него или будут нормально работать рецепторы и система анализа их первичных сигналов и в итоге он получит удовольствие (простейшую положительную эмоцию) от поглощения меда, или не будут, и тогда восприятие будет искаженным или нейтральным, следовательно, цепочка возникновения данной эмоции прервется в самом начале. Мы воздержимся от анализа механизмов появления и проявления эмоций более высокого ранга (влюбленности, ненависти, страха и т.п.), подчеркнув лишь два обстоятельства:

а) во всех случаях их основа - химический и нейробиологический процесс;

б) детали этого процесса уже расшифрованы с достаточно высокой точностью и описаны в статьях, опубликованных в узкопрофессиональных журналах (укажем, что много интересного о природе эмоции влюбленности мы почерпнули из многоплановой монографии Корсака К.В. "Образование, общество, человек в XXI веке: интегрально-философский анализ" [9]).

  Если эмоции чрезвычайно глубоко детерминированы на генетическом уровне, то интеллект - почти свободен от этого, точнее, уровень унаследованной детерминации гораздо слабее. Умственные возможности данного индивидуума быстро и значительно возрастают с возрастом, а мозг в целом можно считать едва ли не единственным нашим органом, рассчитанным «больше, чем на человеческую жизнь». При правильном и целенаправленном обучении (т.е. тренировке мозга) умственные возможности человека растут почти без ограничений. Укажем, что конечный результат практически не зависит от чрезмерно разрекламированного IQ, хотя его высокое значение способствует более быстрому и легкому усвоению некоторых видов информации. Итак, эмоции и интеллект можно считать своеобразными антиподами. Именно поэтому "эмоциональный интеллект" объединяет в себе почти полные противоположности, приближаясь по уровню информационной ценности к "терминам" типа "березовый чугун", "кубический круг" и другим подобным. Впрочем, расстаться с ним будет очень легко, ведь на самом деле в статье О.Филатовой говорится о необходимости формирования у человека (желательно не при приходе четвертого возраста или полной дряхлости, а к началу первой взрослости) очень нужной ему способности, цитируем, "осознавать собственные чувства и чувства других людей, мотивировать самого себя и других, управлять эмоциями как наедине с собой, так и в отношениях с другими" [13]. Из приведенного определения и последующих объяснений в статье О.Филатовой становится очевидным: речь идет об эмоциональной компетентности и интеллигентности, умении (приобретенном и закрепленном) вести себя и действовать в отношении других людей, как минимум, в соответствии с правилом - «делай другим то, что ты хотел бы получить от них (лучше - намного больше)».

  В нашем предложении очень важную роль играет термин "компетентность", уже получивший достаточно большее распространение в Украине и используемый лишь в одном значении - накопленные для реализации знания, умения, навыки и опыт. Если обратиться к официальным документам ЮНЕСКО, то окажется, что с начала 1990-х годов было утверждено предложение группы экспертов относительно дальнейшего использования термина "квалификация" для обозначения справки, аттестата, сертификата или диплома, удостоверяющих успешное выполнение данным лицом программы обучения (частичной или полной, что должно быть отражено в документе) [17]. Наличие у претендента на занятость надлежащей образовательной квалификации не гарантирует успешной работы без периода длительной адаптации, довольно часто - дополнительного обучения. Любой работодатель пытается иметь дело с "компетентным" (от лат. compete - соответствующий, подходящий) претендентом, обладающим большим объемом знаний, умений, навыков и опыта деятельности в определенной сфере (в смысле реализационных, инновационных и творческих возможностей сотрудника).

  Таким образом, термин "компетенция" следует употреблять только в одном и весьма узком юридическом смысле как "круг полномочий, предоставленных законом, уставом или иным актом конкретному органу или должностному лицу" [4]. Можно лишь сожалеть, что до сих пор в русскоязычных словарях термин "компетенция" тождественен не только "полномочиям", но и "знаниям". Впрочем, ничего удивительного в этом нет - столетиями в России уровень знаний произвольного индивидуума определялся в первую очередь ступенькой иерархической лестницы, на которую он сумел подняться (по праву рождения или вследствие случайного стечения обстоятельств).

  Мы признаем, что в современных условиях и при нынешнем развитии систем образования удается сформировать у их выпускников (химиков, физиков, программистов и т.д.) приемлемый уровень чисто профессиональной компетентности в том случае, когда средняя и высшая школа действуют достаточно согласованно (то есть, ненамного хуже, чем это было организовано в Советском Союзе). Подобного оптимистического убеждения мы не можем высказать не только для случая необходимости формирования цивилизационной компетентности для успеха в обществе XXI века (неясны не только его черты, но нет убеждения в его гарантированном существовании хотя бы до начала следующего века), но достаточной эмоциональной компетентности и психической устойчивости в легко предсказуемых условиях интенсификации воздействия на всех людей агрессивных внешних информационных средств.

  При ближайшем рассмотрении легко убедиться в том, что абсолютно вредными оказываются не только электронные и прочие информационные "подарки" от откровенных врагов и недоброжелателей, но и от части "наших" сограждан. По просторам СНГ периодически прокатывается волна многочисленных самоубийств подростков, созданная именно новейшими сетевыми и прочими средствами. Чрезвычайно быстро и успешно формируется целая армия жаждущих того или иного "виртуального наркотика", без особых проблем зомбированы сотни тысяч легковерных, готовых платить  деньги за традиционное "снятие порчи" или новомодную "защиту от торсионных полей". До сих пор остаются неизвестными для молодежи особенности молекулярной природы важных и - увы - довольно опасных эмоций чрезвычайной влюбленности и глубочайшей депрессии. Очень мало точных данных обо всех группах химических и прочих наркотиков, а СМИ нередко предлагают рекламу под вывеской критики.

  Разумеется, легко продолжить этот перечень и дальше, особенно, если следить за открытиями ученых и достижениями технологов в ИКТ и фармацевтике. Для решительного изменения негативных сегодняшних явлений необходимо школьникам и студентам лишь кратко упомянуть о Л. Гальвани и И. Павлове, предоставив как можно больше информации о законах работы нашего мозга и органов чувств в разных возрастных интервалах, о способах защиты от эмоционально-разрушительной информации, об основных способах манипуляции другими людьми и средствах их зомбирования. Нет сомнений в том, что система образования нуждается в совершенно измененном курсе с названием "Основы безопасности жизнедеятельности в ХХI веке" и т. д. Именно в разумном сочетании указанных и других возможных средств мы считаем возможным достичь эмоциональной компетентности и психической устойчивости выпускников средней и высшей школы.

   Новейшие политические события в Украине и четкий выбор её будущего в форме интеграции в Европейский Союз почти сразу активизировали задачу согласования национальных и европейских целей и стандартов образования. Для всех очевиден тот факт, что принятие в 2014 г. нового и узкоспециализированного закона «О высшем образовании» почти не приблизил нас к участию в сфере обучения и исследований в Европе. Никто там не признает наших школьных аттестатов и множества других квалификаций (документов). В Киеве быстро готовят комплект новых законов настоящего европейского формата образования (12 лет школы по формуле 5 + 4 + 3, профильная подготовка к вузам и прочее [3; 7]), но пока в проектах документов мы не нашли среди очерченных задач учебных заведений формирование у молодежи эмоциональной компетентности и психической устойчивости. Но эта цель будет достигнута в условиях необходимости именно этих качеств у граждан Украины, оканчивающих на рубеже начала 2030-х 12-летние школы и вузы европейского уровня.

Литература

1. Белл Д. Грядущее постиндустриальное общество. Опыт социального прогнозирования. Перевод с английского. – М.: Academia, 1999. – 956 с.

2. Белл Д., Иноземцев В.Л. Эпоха разобщенности: Размышления о мире XXI века. - М.: Центр исследований постиндустриального общества, 2007. - 304 с.

3. Белый В. Рамочный закон об образовании: индикаторы нового качества  (Url: http://gazeta.zn.ua/EDUCATION/ramochnyy-zakon-ob-obr...;  20-06-2015)

4. Большая Энциклопедия Кирилла и Мефодия 2000. - 2CD-ROM, KM 1999, БРЗ 1996.

5. Гоулман Д. Эмоциональный интеллект на работе/Дэниел Гоулман; пер. с англ. А.П. Исаевой. - М.: ACT: ACT МОСКВА; Владимир: ВКТ, 2010. - 476, [4] с.

6. Грант А. Темная сторона эмоционального интеллекта (Url: http://newsland.com/news/detail/id/1304751/ ; 12-01-2014 )

7. Громовий В., Когут І., Васюнець Н. За парту - на 12 років: чому, коли і задля чого  (Url: http://expres.ua/main/2015/06/20/140344-partu-12-rok...; 21-06-2015)

8. Двадцать две эмоции (Url:  http://www.nkj.ru/archive/articles/24861/ ; 5-09-2014 )

9. Корсак К.В. Освіта, суспільство, людина в XXI столітті: інтегрально-філософський аналіз: Монографія. - К—Н.: Вид-во НДПУ ім. М.Гоголя, 2004. - 224 с.

10. Корсак К.В. Происхождение надежных знаний человека о себе любимом и мотивах своего поведения / К. В. Корсак // RELGA. – 2013. - №15(271), 10 ноября (Url: www.relga.ru).

11. Моисеев Н.Н. Универсум. Информация. Общество. – М.: Устойчивый мир, 2001. – 200 с.

12. Моисеев Н.Н. На пути к нравственному императиву. Философические заметки // Экология и жизнь. – 1998. - №1. – С. 4-10

13. Печчеи А. Человеческие качества: Пер. с англ. / Общ. ред. и вступ. ст. Д.М.Гвишиани. - 2-е изд. - М: Прогресс, 1985. - 312 с.

14. Степко М.Ф., Болюбаш Я.Я., Левківський К.М., Сухарніков Ю.В. Модернізація вищої освіти України і Болонський процес // Освіта. -№38(5114).-25 серпня 2004 р.-С. 12-17.

15. Филатова О. Эмоциональный интеллект как показатель целостного развития личности // Персонал - №5, 2000. - С. 100-102.

16. Штомпка П. Социология. Анализ современного общества: Пер. с польск. С.М. Червонной. – М.: Логос, 2005. – 664 с. + 32 с. цв. вкл.

17. La Reconnaissance academique dans la nouvelle Europe // Enseignement superieur en Europe. - 1994. - Vol.XIX. - nr 2. - 135 p.

 18. Sztompka P. Civilizational Incompetence: The Trap of Post-Communist Societes // Zeitschrift fur Sociologie, n.2, 1993. — P.85-89

__________________________

© Ляшенко Лариса Николаевна

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum