Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
"Культурная катастрофа". Судьба "Журнального зала»
Остановил работу интернет-проект "Журнальный зал". Более 20 лет на этом сайте мо...
№16
(349)
10.10.2018
Образование
Как и зачем нам развивать образование
(№5 [107] 19.04.2005)
Автор: Юрий Громыко
Юрий  Громыко
на основе одновременного развития науки, промышленности, кадровой политики, предпринимательства и государства


Нужно ли в России образование как единая инфраструктура?

Среди многочисленных споров по поводу российского образования есть важнейший, который делит всех обсуждающих его судьбы на два жестких лагеря. Одни утверждают, что образование - это индивидуальное дело самодостаточных самостоятельных людей, а другие говорят о том, что образование – это общенациональная инфраструктура антропологического развития. Тех, кто защищает судьбы образовательной инфраструктуры, становится меньше и меньше. И это понятно. Если Вы не болтун и являетесь ректором или проректором престижного вуза, Вам помогут обнаружить ваш собственный индивидуальный интерес, который никак не связан с развитием общей инфраструктуры образования и формирования нации. Все общенациональные инфраструктурные проекты – развитие исследовательских программ, позволяющих наращивать психолого-педагогические знания, повышение в целом качество образования, развитие уровня мышления у всего населения страны на основе обновления содержания образования - практически уничтожены, ими занимаются только фанатики, те же самые, которые на семейные деньги издают свои рукописи или выращивают дома в ванной комнате искусственные кристаллы.

В России нужна единая образовательная инфраструктура, к тому же единое образование, это - отнюдь не единообразное.

Откуда берутся лишние люди

Основное сетование, которое обычно произносится по поводу опережающего развития образования, сводится к заботе о бедных и никчемных лишних людях, которые в свое м развитии настолько обогнали жизнь в российском обществе, что их единственное спасение - это трудоустройство за границей. Ну и, следовательно, для того, чтобы лишних людей стало меньше, надо приспосабливать образование к существующим функционирующим бизнес-институтам, чтобы удовлетворять требования потребителей рабочей силы. Это политика весьма осмысленна, если российский бизнес, наука и промышленность занимают лидирующие позиции в мире, и на них надо равняться. Если же проблема состоит в том, что эти институты нуждаются в самой серьезной модернизации, то приспосабливать уровень развития молодежи к их сегодняшним узким горизонтам и нуждам равносильно изничтожению национального потенциала. Образование должно опережать сложившуюся практику и возможности сегодняшнего общества и его институтов. Только в этом случае в стране будут мечтатели, часть из которых сможет заниматься практико-ориентированной прорывной наукой и создавать новые промышленные технологии. Поэтому лишние люди с высшим образованием - это неправильно понятая функция образования в нашем обществе с точки зрения развития полномасштабных производительных сил, включающих образование, науку и промышленность. Ведомственные реформы образования с позиции отрезанного от развития фундаментальной науки и прорывной промышленности министерства, безусловно, обречены. Их основной смысл - разрушить опережающий, независимый принцип развития российского образования.

Очень важно, что в настоящий момент у нас существует Министерство образования и науки - некоторый намек выхода за отраслевые механизмы. Но соединить с образованием всю науку, которая в тяже лом состоянии и пытается выжить, это означает обречь на застой и образовательное, и научное сообщество. Образование при подобном подходе рассматривается не как механизм развития предпринимательства и национальной экономики, а как отстой социальной сферы, необходимая область огромных социальных трат. Эти траты следует рационализировать, на них следует экономить. И вот уже со стратегической сферой нашего действия мы обращаемся по всем законам неолиберальной политики austerity: “Экономь, а то проиграешь”!

Методологическая ошибка данного управленческого подхода очевидна. Для того, чтобы на основе образования формировать механизм общественного развития и экономику общественного продвижения, необходимо наращивая уровень качества всего образования в целом, соединять его с фундаментальной практико-ориентированной наукой и прорывной промышленностью, на основе которых могут быть созданы принципиально новые сферы занятости и осуществлена модернизация важнейших отраслей хозяйства.

При подобном подходе сфера образования, объединяющая в свое м устройстве опережающую развивающуюся науку, использующую средства проектного подхода и очаги новых, еще только формирующихся отраслей производств, становится важнейшим элементом технологии развития. Конечно, было бы наивным считать, что механизм развития можно разместить в одной отрасли. Никакого министерства развития не бывает. Это была бы опять вредная и опасная ошибка отраслевизма, которая во многом и погубила советскую экономику. Но ориентировать образование в целом на обновление знаньевого проекта - смену научных принципов на формирование и развитие продуктивного и творческого мышления для всех детей страны (в этом и состоял смысл программы выдающегося русского психолога Василия Давыдова) - безусловно, важнейшая задача введения в жизнь идеологии национального развития - вместо людоедства и самопрозябания.

И лишь вокруг подобного «кулака», состоящего из трех элементов - развивающегося образования (но имеющего новое содержание), фундаментальной практико-ориентированной науки и прорывных промышленных производств - можно выстраивать взаимодействие с работодателями и формировать кадровый проект развития России. Попытка напрямую устроить переговоры между вузами и работодателями означает подчинить фундаментальное вузовское образование сиюминутным задачам бизнеса, прагматизировать и выхолостить его. Но, конечно, обосновываться эта кастрация будет благими намерениями - привести в образование больший финансовый поток. Это равносильно подчинению общего среднего образования задачам поступления в вуз на основе ЕГЭ, что приведет к развалу российской средней школы. Не случайно многие представители образовательной политики США называют основным бичом американской системы образования тесты. Как остроумно заметил в своей книге «Big Test» Николай Леман: «Существует жесткая альтернатива: либо образовывать нацию, либо отбирать наиболее подходящих. Между этими задачами не может быть компромисса».

Университет и коммерческая организация, заинтересованная в приобретении высококвалифицированной рабочей силы, не пересекаются напрямую еще и потому, что возможны усложнения как формы организации университета так и коммерческой организации, где в результате подобных усложнений могут формироваться специальные университетские консорциумы, межкорпоративные сети, обеспечивающие реализацию совместно разработанных программ. Дизайн подобных решений должен разрабатываться специально под содержательные проекты перевооружения отраслей, формирования новых производств и так далее. В системе подобных альянсов вузовская наука может выступать одним из партнеров, претендующих на часть прибыли от создаваемого уникального продукта.

Более простые механизмы напоминают попытки сделать основным механизмом работы с наукой венчурные фонды, в которых будут коммерциализироваться открытия 30-летней давности. Основная проблема воспроизводства фундаментальной российской науки останется за бортом. И естественная убыль гениальных российских ученых ничем не будет восполнена. А ведь в этом и состоит одна из важнейших задач российского высшего образования – воспроизвести феномен гениальной советской разработческой науки. Поскольку именно разработческая фундаментальная российская наука и определяет русскую идентичность в 21 веке. Потеряй наша страна феномен фундаментальной науки, она перестанет быть Россией!!!

Экономика опыта в России: когда соревнуются брэнды, определяющие притягательные способы жизни.

Важнейшим типом формирующейся сегодня экономики является не экономика товара и даже не экономика услуги, но экономика опыта. Об этом пишет, например, Джереми Рифкин. В этом случае предлагаемый брэнд гарантирует нам доступ к новому опыту жизни. Люди носят костюмы, покупают компьютеры, машины не только ради них самих, но потому, что эти товары и предлагаемые им услуги обеспечивают доступ к новому качеству жизни. Экономика опыта может быть обманом, когда демонстрируемые кросовки носит известная поп-звезда или президент США, и нам кажется, что если мы наденем на себя эту обувь, то будем хоть в чем-то подобны президенту США. Это конечно обман и пустые ожидания. Но можно действительно предлагать принципиально новый отсутствующий у человечества опыт. И мы уже делали это. Советский спутник настолько врезался в сознание американцам, что и сегодня они хотят за специальную плату на российском корабле лететь в космос. Вот она Вам, экономика опыта по-российски. И сможем ли мы предложить новые совместные программы освоения российского Севера, дна мирового океана - зависит от российского образования, прорывной фундаментальной науки и новых проектируемых производств. Увлечь весь мир дерзновенным замыслом, новой исследовательской программой, созданием принципиально новой формации производств – в этом и может заключаться самоопределение русских в условиях глобализации.

В условиях, когда соревнуются брэнды, важно понимать, что главный наш брэнд дающий доступ к новому опыту - это сама Россия и ее будущее, которая, конечно же, больше, чем любой брэнд.

Прорывные практико-ориентированные научные программы регионального развития

Основная задача университетских консорциумов, научно-исследовательских институтов, экспериментальных площадок, на которых формируются основы новых промышленно-производственных технологий состоит в том, чтобы предложить новые прорывные практико-ориентированные научные программы. Выдвижение подобных программ собственно и позволяет рассматривать образование в качестве средства развития регионально-общественных систем (Громыко Ю.В., Давыдов В.В., 1985 г.)

Сегодняшний относительно успешный университет - это структура, которая смогла врасти в региональную экономику всеми своими тремя важнейшими ипостасями - подготовкой кадров под заказ, проведением прикладных исследований и освоением востребуемых новшеств. Но остается ли при этом университет структурой непрагматизированных академических интересов и совершенства поиска сугубо научных фундаментальных знаний как базовой институциональной ценности? Каким образом можно различить защиту академическим сообществом некоторых заскорузлых и устаревших знаньевых принципов от поиска новых фундаментальных преобразующих структуру знаний открытий?

Удалось ли университетскому сообществу нарастить опережающее знаньевое фундаментальное ядро или оно полностью потеряно в маневрировании и приспособлении к скудным заказам и возможностям оказаться на плаву в системе региональной экономики? Принципиальных заявок на выдвижение прорывных научных программ что-то не слышно.

Сформировавшаяся в российском истеблишменте мода на инновационную экономику отнюдь не означает, что российскому университету будет предложена ключевая роль законодателя мод в инновационной, научно-технической или кадровой политике. В российских условиях так называемая инновационная экономика предлагает коммерциализацию тех прорывных открытий и идей, которые пока еще не проданы и не вывезены за рубеж, но были реально сделаны в конце 50-х, начале 60-х. Под инновационной экономикой в отечественном контексте отнюдь не понимается проработка полного цикла жизни знания от получения новой фундаментальной прорывной идеи до создания новых технологий, реализуемых в новых еще только формирующихся отраслях промышленности. Инновационная экономика сегодня - это создание условий для серии продаж системы устаревающих знаньевых активов, которые не удалось вывести за рубеж и реализовать до этого.

Российский университет сегодня не может развернуть подобную работу по стимулированию и обеспечению фундаментальных открытий, затем переводу этих фундаментальных открытий в технологии нового поколения, затем формированию на основе пакетов новых технологий несуществующих еще только формирующихся отраслей промышленности, одновременно по осуществлению маркетинговых исследований для продвижения принципиально новых товаров и услуг. Выполнение подобной работы предполагает создание реальной инфраструктуры экономики знаний, которую напряженно день и ночь и должно формировать Министерство образования, прорывной науки и промышленности.

Инфраструктура экономики знаний - это не отделенная от промышленности финансовая инженерия, препарирующая денежные потоки, а это развертывающиеся циклы жизни технологий от рождения до смерти и связанных с ними товаров, услуг, форм организации сознания потребителей на основе нового полученного знания. Но здесь начинается основной и самый принципиальный разговор о функциях университета как субъекта построения региональных моделей развития. С точки зрения гуманитарных, тонких технологий именно университет сегодня может занять позицию разработки новых идеологий регионального развития и формирования идентичности. В структуре длинных больших циклов формирования новых инфраструктур- в частности инфраструктуры экономики знаний - именно самоопределенность людей и готовность их реализовывать долговременные проекты является важнейшим решающим фактором успеха. Поэтому университетское академическое сообщество, ориентированное на получение и накопление фундаментальных научных результатов является одной из устойчивых точек формирования региональной идентичности.

На наш взгляд, формирующиеся организационные структуры университета, определяющие три важнейших направления его деятельности - образовательную, научную и инновационную хорошо известны и описаны в литературе. Вместе с тем, эти организационные структуры представляют собой не полноценные, правильно развернутые проекты, но фактически рационализированный опыт того, что смогло сформироваться в наших условиях при ограничении самых разнообразных ресурсов. С этой точки зрения данные организационные системы, по меньшей мере, неполны, и возможно с точки зрения полноценной инфраструктуры экономики знаний и неверны. В предложенной модели современного университета В. Шукшунова фактически обозначена тенденция «подгребания» университетом всех возможных ресурсов под себя. И в принципе - это подход правильный в условиях ресурсного дефицита, бомжевания и выживания на грани нищеты, но абсолютно неэффективный и затратный в условиях жизнеспособной экономики, когда приходится делать все, поскольку за то, что мы действительно умеем делать, платят мало. В сегодняшней экономике эффективные фирмы и предприятия стремятся не «сгрести» все ресурсы под себя, а осуществить аутсорсинг, оставив за собой производство только монопольного продукта, создание которого именно данная фирма делает лучше всех и никто другой его делать не может. Поэтому по отношению к предложенной схеме В. Шукшунова возникает всего один вопрос: каким образом руководство университета получило доступ ко всему набору внешних ресурсов для университета, не имеющих к системе высшего образования никакого отношения? И ответ на подобный вопрос известен - политический лоббизм. Ректор университета, способный как крепкий хозяйственник по шагам отгрызать от региональной экономики ресурсы и собственность хорошо известен. Он весьма эффективен и продуктивен, но вряд ли является идеалом и меньше всего претендует на роль духовного вождя, способного вести за собой отряды ученых и деятелей образования, культуры и других «прогрессоров» будущего .

Университет как специально выстраиваемый сложный институциональный организм должен собою представлять не только целостную сферу образования, но, прежде всего, контактную площадку с целым рядом других сфер – региональной науки, производства, экспертизы и т.д. Но это формирование современной институциональной структуры университета должно определяться не простой логикой поглощения любых элементов региональной экономики, но четкими функциональными принципами подчинения разнородных элементов задачам функционирования и действия университета. Решение задачи подобной организации предполагает разработку миссии университета в системе региональной экономики. Подобная продуманная и ясная миссия является важнейшим политическим документом, определяющим стратегию действия.

На наш взгляд важнейшей миссией российских университетов на сегодняшний день могла бы стать задача построения и формирования инфрастурктур новой экономики - экономики знаний, обеспечивающих соответствующее позиционирование России на мировой арене. Формирование инфраструктуры экономики знаний предполагает, что цикл жизни знания является стрежневых процессом, вокруг которого организуются различные институционально-функциональные подразделы организации университета. Процесс обновления знания, осуществление фундаментальных научных открытий является обязательным элементом экономики знаний. Если новое знание никто не получает, не проблематизируя старые модели и не получая новые экспериментальные эффекты, которые нуждаются в объяснении, то инфраструктура экономики знаний принципиально неполна и ущербна. В этом случае ее пытаются свести к японскому патентному делу. И с этой точки зрения инновационной экономикой как раз и является японская экономика, где не существовало феномена прорывной советской фундаментальной науки. Она нуждается в притоке новых знаний и новых фундаментальных открытий извне.

В свое время в царской России и затем Советском Союзе был создан достаточно эффективный институт академической науки, способной производить научные открытия. Но инфраструктура экономики знаний не заканчивается фундаментальными научными открытиями, она с них только начинается. В современной экономике капитализируются не знания, но способы употребления знаний, то есть продукты прорывных технологий, создаваемые на основе новых знаний. Поэтому следующий важнейший фрагмент инфраструктуры экономики знания представляет собой разработку новых технологий на основе фундаментальных открытий. Формируемые новые технологии могут представлять собой выращиваемые новые отрасли промышленного производства, делающие ненужными целые системы допотопных устаревших производств. На базе новых технологий и должны формироваться новые, не существующие сегодня отрасли промышленности, а также формироваться маркетинговые системы, обеспечивающие продвижение продуктов и услуг. Основная особенность университета состоит в том, что он, с одной стороны, должен владеть всем циклом движения знания, а с другой стороны, должен быть способен овладевать каждым элементом цикла – максимально его конкретизируя и специализируя деятельность по работе над ним. С этой точки зрения университетский научно-инновационный комплекс не может выступать в качестве простой организационной нашлепки над университетским комплексом, не может рассматриваться в качестве еще одной, дополнительно создаваемой структуры внутри университетской структуры. Инновационный комплекс является результатом освоения особого режима работы всем университетским комплексом. Этот режим работы предполагает постоянное продвижение от фундаментальных научных прорывов к созданию новых технологий и освоению этих технологий в системе региональной экономики в результате переподготовки профессиональных кадров.

России нужен новый каркас университетов

Если то, о чем мы рассуждаем правдоподобно, то этим и надо было бы заниматься. России необходим новый модернизированный каркас университетов. Не созданием в России всеобщего платного образования, не подготовкой студенчества к березовой революции, когда ряд вузов будет закрыт, поскольку в них образование некачественное. Конечно, образование в них не то что в МГУ, а кто что-нибудь сделал, чтобы нарастить в них качество. И лучше, на мой взгляд, чтобы студент учился в некачественном вузе, чем ушел в преступность и продавал наркотики. Вообще вся эта игра с выделением вузов федерального назначения, сокращением финансирования вузов прямо противоположна действию Менделеева, который остановил революцию за счет того, что добился, чтобы разночинцу, получившему университетский диплом, давали титул дворянина. Сегодняшняя социальная политика в области науки и образования прямо противоположна деятельности гениального ученого.

Нам принципиально понятна типология университетов нового типа. Это исследовательские университеты, инновационные университеты и международные университеты, имеющие принципиально разные задачи и функции.

Исследовательские университеты позволяют стране существовать независимо от так называемых критических технологий. Феномен фундаментальной науки и позволяет преодолевать эти самые критические технологии, обнаруживая и выявляя новые физические принципы, на которых основаны существующие технологии. Деятельность исследовательских университетов будет объективно способствовать преодолению стратегии «гусиного клина». Эта стратегия, как известно, состоит в том, что некоторая опережающая в технологическом отношении страна «сбрасывает» освоенные промышленные технологии идущей за ней следующей группе стран. Страна - лидер технологического развития продвигается к новой группе технологий, надстраивающейся над уже освоенными. Тем самым формируется относительно однородная с точки зрения всей суммы технологий макрорегионральная технологическая среда и одновременно возникает технологическая зависимость стран - акцепторов технологий от страны лидера внутри данного региона. Если университетская наука за счет международного сотрудничества будет постоянно расширять базу прорывных фундаментальных научных направлений, определяющих создание технологий следующего поколения, стратегия «гусиного клина» становится невозможной. В этом случае усилия ученых будут связаны с освоением новых физических принципов, которые определяют продвижение к технологиям следующего поколения. От страны, имеющей собственную фундаментальную прорывную науку, отнюдь не требуется следовать по стопам страны - технологического лидера на сегодняшний момент. Поскольку на основе результатов фундаментальных исследований будет можно осуществлять технологический прорыв на собственных основаниях. Важно лишь все время точно определять границы фундаментально-научного и технологического продвижений.

Задача инновационных университетов состоит в том, чтобы обеспечить освоение и «транспорт» новейших технологий в нужную зону развития практик. Традиционная задержка в переходе от фундаментальных научных открытий к технологиям и затем изменение на основе новых технологий форм организации промышленного производства всегда являлось уязвимой пятой инновационных циклов России. Собственно на преодолении этих узких мест и могут специализироваться российские инновационные университеты, в структуре которых формируются технопарки, бизнесинкубаторы, ресурсные центры по подготовке венчурных проектов.

Сегодня хорошо понятно, что принципиальную основу инновационных циклов составляет правильно выстроенный менеджмент и адекватная институциональная организация системы национальной и международной экспертизы инновационных проектов, определяющая важнейшие шаги инновационного развития.

Конечно, очень многое зависит от того, насколько глубоко будет осмыслена проблематика процессов инноваций. Если под инновациями будет пониматься просто заимствование некоторых своеобразных «цифровых штучек» (дигитальных гаджетов) налицо формирование технологического фетишизма начала 21 века по аналогии с товарным фетишизмов, о котором в свое время писал К.Маркс. Альтернативное технологическому фетишизму понимание процессов инноваций предполагает прорисовку сферы инновационного продвижения, объединяющей в своем устройстве множество разных слоев:

1. Освоение новых типов мыследеятельности и новых институциональных принципов организации уже известных типов мыследеятельности;
2. Освоение форм инновационного менеджмента и управления этой деятельностью,
3. Освоение новой структуры технических знаний, которые стоят за использованием инновационных технологий, новых фундаментальных знаний, включающих описание новых физических принципов и физических эффектов, являющихся основой прорывных технологий
4. Описаний формируемого на основе фундаментальных знаний горизонта технологического продвижения в данном направлении, выявление которого позволяет разрабатывать принципиально новые технологии, на основе других физических эффектов.
5. Описание последствий использования новых технологий для природного комплекса.
6. Социокультурные и антропологические знания, описывающие изменения горизонта жизненного мира ( Гуссерль), форм и принципов организации жизни различных общностей, трансформируемых путем освоения данной группы технологий.

Наконец, основу международных университетов составляет не столько научно-исследовательский институт, производящий прорывное фундаментальное знание, не столько инновационно-разработческая фирма с системой технопарков, что характерно для университетов первого и второго типов, сколько своеобразный театр, форум идентичностей, на котором демонстрируются образцы разностилевого мышления, имеющих разную социокультурную, цивилизационную и, возможно, конфессиональную подоснову.

От внутренней политики к внешней

Развитие образования, прорывной промышленности и фундаментальной практико-ориентированной науки связано с реализацией важнейшей Евразийской миссии России - обеспечить соразвитие всех государств Евразии на основе формирования странового моста между Германией, Францией, Испанией с одной стороны, и Китаем, Индией, Ираном - с другой. Построение идущих через всю Евразию коридоров развития, проекты которых предлагаются известным американским политическим деятелем Линдоном Ларушем, близким другом Побиска Кузнецова, являются важнейшим принципов начальной организации евразийского пространства.

В рамках реализации Евразийской миссии России, каждый из указанных типов нового каркаса университета может иметь свои функции. С позиций исследовательского университета в трансферте института фундаментальной прорывной науки в АТР может состоять важнейшая функция России в этом регионе. С этой точки зрения абсолютно понятно, с чем может прийти Россия в этот регион: с разработкой в рамках университетской науки прорывных программ фундаментальных научных направлений, определяющих следующий шаг технологического продвижения. Безусловно, очень важно указать на некоторые интегративные программы продвижения фундаментальных исследований. Существует точка зрения, что в настоящий момент может быть выделена всего одна глобальная интегративная мультипрограмма, определяющая продвижение научных разработок в огромном числе предметных и междисциплинарных направлений - это учение о био- и ноосфере Н.И. Вернадского. Осмысление последствий роста технологической изощренности системы производств на основе анализа процессов, происходящих в биосфере и ноосфере, а также разработка альтернативных направлений, интегрирующих технологическое и социокультурное развитие, является важным принципом развития учения Вернадского о биосфере и ноосфере.

С позиций инновационного университета при формировании своеобразной инновационной социокультурной среды на основе сети координирующих свою деятельность инновационных университетов Россия может стать особого типа оселком, ступицей инновационной инфраструктуры, обеспечивающей трансферт технологий из Европы для перевооружения огромной системы производств и формирования новых отраслей промышленности в северо-восточной, центральной и юго-восточной Азии. Попадая в подобную инновационную среду, любая опережающая технология распредмечивается, подвергается деконструкции, превращается из вещи снова в мысль на основе выявления лежащих в ее основе новых фундаментальных знаний и новых принципов мыследеятельности. Инновационные университеты в рамках формирующейся инновационной инфраструктуры являются центрами осмысления и сценирования наиболее перспективных направлений технологического и научного развития. Именно они должны формировать агентов инновационных изменений, владеющих принципами рефлексивного мышления и сценарного действия.

С позиций международного университета помимо усиления и углубления программ международного сотрудничества, стимулирующих поездки преподавателей и студентов в другие университеты и формирование своеобразной лоции перемещения групп студентов по кафедрам выделенной группы университетов необходимо создание кампусов в нескольких странах и обеспечивающих реальное глубинное сопоставительное освоение социокультурных условий разных стран. В этом сегодня, с одной стороны, заинтересовано международное предпринимательское сообщество и транснациональные корпорации, для которых жизненно важно укоренение одновременно в нескольких разных точках планеты. С другой стороны, это оказывается принципиально важным и для реализации некоторых глобальных, сегодня только еще намечаемых интеграционных программ, например, создание страновых мостов и коридоров развития.

Анатолий Чубайс - причинитель национальной приватизационной катастрофы, а нам нужен отец общероссийского чуда.
     
Для того, чтобы реализовывать изложенную в данной статье программу, необходимо не просто перестроить деятельность министерства образования и науки. Вряд ли нужно в Министерство науки и образования добавлять еще промышленность, которой руководит уважаемый Христенко. В этом случае вместо программ развития придется заниматься переприватизацией и дележом прибыльных активов. Задача состоит в другом. Должны быть созданы условия для выделения внутри всей экономики пласта экономических, финансовых и промышленных институтов для реализации стратегии развития, которая предполагает построение института метапромышленности. Институт метапромышленности после провалившейся идеологии деиндустриализациии и создания постиндустриального информационного общества, не предполагающего обновление фондов, является специально создаваемой площадкой, на которой может прорабатываться следующий вопрос: на основе каких прорывных технологий, в каком режиме взаимодействия государства и предпринимательских групп может быть осуществлено перевооружение российской промышленности, обеспечивающее повышение капитализации активов? Нам представляется, что резкий рост капитализации (на порядки!!!) могут обеспечить только предпринимательские проекты, разрабатываемые коллективами сумасшедших ученых и предпринимателей, которые бы потом хотели иметь в собственности создаваемые ими производства нового экономического уклада - российскую электронику, российский железнодорожный транспорт на магнитной подушке, новые энергетические станции, лазерные производства и так далее. В рамках потихоньку осуществляющемся административном переделе собственности, прежде всего, ресурсных активов, российской науке и образованию отводится пока, как и прежде, плачевная участь.

________________________
© Громыко Юрий Вячеславович
Метапропаганда как явление: генезис, свойства, тенденции и перспективы развития
Четыре статьи о метапропаганде как явлении в истории и современности. Автор рассматривает сущность метапропага...
Рвалась из плена казачья душа
Рассказ-воспоминание казака Просвирова об участии в 1 мировой войне, присланный М.А.Шолохову читателем из Лени...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum