Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Творчество
Зеркало для красавицы
(№5 [107] 19.04.2005)
Автор: Ольга Березий
Ольга  Березий
…Она стояла у забора с колючей проволокой и ревела в голос. В таких случаях обычно говорят – как корова. Может быть. Она ревущих коров не слышала. Зато пыталась сейчас расслышать щуплого солдатика, который почему-то вытирал ей носовым платком слезы и что-то толковал про зеркало и про ноги. Немного успокоившись, она, наконец, услышала его.

– Дура! – кричал солдатик. – Ты зачем сюда приехала? Ты вообще на себя хоть раз в зеркало смотрела? Да у тебя же ноги, как у фотомодели! А фигура! А лицо! И ты приехала к этому плюгавому чмошнику, который – уж я постараюсь – сегодня же запоет «петушком»! Посмотри – кто ты и кто он!..

Ей казалось, что крик стоял уже несколько часов. Болела голова, подкашивались ноги, хотелось есть и вообще – очутиться бы разом в тихой теплой комнате и побыть одной… Но вместо того, чтобы исполнить свою незатейливую мечту, она вымученно улыбнулась и, всхлипывая, прошептала: «Ну как же, ведь он отец моего ребенка…» И крик обрушился на нее снова. Она не понимала, чего от нее хотят, не понимала, что же такого сделала неправильного. Она вообще ничего не понимала в этой жизни, кроме одного: у нее есть строгие папа и мама. Есть сынок Лешенька. И есть муж, которого посадили (стыдно сказать!) за изнасилование. Нет, не ее. Ее он изнасиловал гораздо раньше…

Когда это было – лет шесть назад? Ну да, сейчас ей двадцать три, а тогда только исполнилось семнадцать. Родители воспитывали в строгости, дома она и пикнуть не смела – все решали они: когда гулять, с кем дружить, во что одеваться. Она не сопротивлялась. И на восклицания встречных и знакомых: «Какая красавица!» - только глуповато улыбалась. Покладистая была, добрая, своего мнения никогда не имела. А зачем? Все и так решено. Вот школа окончена, теперь в медучилище поступила – медсестры нужны при любом режиме, да и для семьи – польза…

А тут – весна. Все цветет, смущает, волнение какое-то берется неизвестно откуда. И хочется прочь от пыльных улиц, поближе к природе, к паркам, к озерам…

Вот в таком парке-скверике он и настиг их компанию. Подружки как-то быстро разбежались, а она, доверчивая, пыталась унять пристававшего подвыпившего мужчину. Был он неприятным в своей подпитости, некрасивым, невзрачным, и ей казалось, что она с таким легко справится. Но почему-то чужие горячие руки шарили по всему ее телу, и в один миг треснула ткань блузки. Она пробовала закричать и даже сделала это, но ее тут же ударили по голове, а очнулась она уже на земле – распластанная, с жадно пыхтящим на себе мужиком. Ей было больно, но кричать она уже боялась. Лишь старалась не забыть имя насильника, которое он по неосторожности произнес в начале встречи-знакомства.

А потом он ушел, оставив ее лежать на сырой земле. Она тихо плакала. Даже не плакала, а поскуливала. Вокруг никого не было, но ей все равно было страшно выбраться туда, где горели фонари, где были люди. На какое-то время ей показалось, что она даже заснула, но, замерзнув, быстро пришла в себя.

Надо было идти домой. И от этой мысли – что ее могло ждать там – ноги сводила судорога, а из груди вырывались горестные вздохи. Когда стрелки часиков, подаренных совсем недавно, показывали далеко заполночь, она попробовала встать. Ощупала одежду, попыталась сделать вид, что ничего не произошло, и поковыляла к дому.

…Били ее дважды. Когда она, открыв своим ключом дверь, попала в прихожую, на нее одновременно с руганью обрушились кулаки отца. Где-то рядом взвизгивала на высоких нотах мать. Когда прошел первый запал, родители повнимательнее рассмотрели дочь и поняли, что ее опоздание – не самое страшное из того, что произошло. И все началось сначала…

Она так и не спала в ту ночь. Болело все – внутри и снаружи. А еще, казалось, что болела душа. И ни одного близкого человека не было рядом – чтоб пожалел или просто, успокаивая, погладил по спине, шепча какие-нибудь простые и не имеющие глубокого смысла слова…

Под утро родители приняли решение и повели ее куда-то к чужим людям, которые бесцеремонно осматривали то, что раньше принадлежало только ей, и заставляли вспоминать разные некрасивые подробности. Она уже не плакала. Ей казалось, что она отупела навеки и уже никогда не будет смеяться, беззаботно болтать по телефону, часами глазеть в телевизор… Ничего этого уже не будет. Мир заслонил тот вечер в парке, злобные лица родителей и множество людей, бесстыдно ее разглядывавших.

А потом был суд. И она снова увидела того, кто ее изнасиловал. Но, странное дело, не испытала к нему ни ненависти, ни неприязни. Мужчина покорно сидел за барьером, а в зале разливались соловьиными трелями его сослуживцы. Оказывалось, что никакой он не насильник, а очень работящий человек. Добрый, отзывчивый, всегда готовый помочь ближнему. А уж как к женщинам уважительно относится… Она слушала все это, и ей становилось жалко парня, которому грозило заключение. Может, и правда он такой хороший, а во всем виновато вино да весна, которая будит в нас что-то, нам самим неведомое? В общем, эта судебная «пропаганда» кончилась тем, что когда ее вызвали для дачи показаний, она сказала, что готова за подсудимого… выйти замуж. Конечно, не сама она это придумала – и здесь все было за нее решено: родителями, не желавшими для дочери позора, и ретивыми коллегами ее будущего мужа. Он, кстати, восторга не проявил, наоборот – будто одолжение сделал. Он ее вообще не помнил и с удивлением смотрел на заплаканную красавицу, которая каким-то образом встретилась тогда ему на пути. На трезвую голову он бы и близко к ней не подошел – его вообще раздражала красота, злила и даже пугала. Но когда напился, собой уже не владел. И то, за что его теперь пытались осудить, бывало с ним уже неоднократно. Просто – везло.

…Свадьбу сыграли так, чтоб ни одному злому языку не пришлось болтать о том, что случилось. А потом и Лешенька родился. Муж? Да его будто и не было. Уходил, приходил, иногда напивался, бывало, что и поколачивал. Они почти не разговаривали, да и вместе почти никуда не ходили. А на улицах на нее по-прежнему оборачивались. Что и говорить, молодая мама была в той поре, к которой подходят определения лишь превосходной степени. В общем, она цвела и… не подозревала об этом. Не понимала, почему злится ее муж и почему не хочет ее ласк, и почему то, что называется «любовью», происходит у них лишь по пьяному делу. Как жить дальше – она не знала. Посоветоваться было не с кем. Не с родителями же…

Но однажды муж не пришел ночевать. На следующий день она узнала, что ее семейной жизни, похоже, пришел конец. Господи, ну за что ей то один позор, то другой? В общем, посадили на этот раз ее мужа-насильника. Другой такой дуры, пожалевшей «замечательного работника, хорошо относящегося к женщинам», не нашлось.

Муж сидел где-то далеко на севере. А она по-прежнему жила в городке, в котором родилась и выросла. Любила только своего сыночка. Впрочем, исправно слала посылки мужу и писала письма. Но незаметно что-то в жизни стало меняться. У нее появились поклонники, она расцвела еще больше и даже, кажется, наконец-то влюбилась, но… Она была замужем! Пусть муж и сидел, но могла ли она ему изменить?

Появившиеся подруги в один голос твердили: «Дура! Твой-то баб насиловал, а ты ему верность хранишь?» И тогда она решилась: неважно, кто и что говорит, она должна честно предупредить своего мужа, что не будет ждать его возвращения. Поедет к нему на свидание и все скажет.

И поехала. Через всю страну. От ее красоты обалдевали попутчики, а она – будто заколдованная: никто к ней почему-то притронуться не смел.

Муж встретил кисло. Ну приехала, ну и что?. Не будешь ждать – не жди, нужна ты больно. Сына воспитывай сама, помощи не будет. И таким он ей жалким показался, еще хуже, чем тогда, на суде. Пока шло свидание, она еще крепилась, а как мужа увели, тут и дала ревака.

О чем плакала красавица? Да обо всем сразу. И о том, что случилось когда-то в парке, и о том, что природа готовила ее совсем к другому, а обманула, и о жалком своем муже, что вроде как предала его… Разве расскажешь обо всем этом впервые увидевшему ее солдатику? Ну вот что он заладил о ее красоте? Сколько раз она уже об этом слышала – но ни радости, ни блаженства, ни любви красота ее не приносила. Зачем тогда все это?

…Вот уже и плакать она устала. Нужно было добираться до станции, ждать поезда и ехать домой. Чего ж, действительно, реветь-то? Она хотела – и выполнила свой долг, мужа предупредила. Все – свободна, ничем не связана! Но кто бы сказал-объяснил, отчего же так на душе пакостно? Странные люди – причем здесь какое-то зеркало? Сколько раз она в него смотрелась, но оно почему-то так и не сделало ее счастливой…

________________________
© Березий Ольга Владимировна
Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum