Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
Город-фейк
(№11 [299] 10.09.2015)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Не являясь сторонником пессимистических сценариев и прогнозов, всё же рискну высказать предположение: выражение «коренной тольяттинец» никогда не станет устойчивым и не зазвучит гордо. Предпосылок для этого нет. Ни исторических, ни прочих. Мало того, власть делает всё, чтобы эта «общность людей» в Тольятти не сложилась. Нет и движения «снизу». И потому благие идеи, которые в других городах подхватывают всем миром, здесь виснут в воздухе, а действия всевозможных вандалов (как в случае с «оптимизацией» тольяттинского музея «Наследие», который сегодня обсужается с Интернете) не встречают должного дружного отпора. 

  Ещё не остывшие события, связанные с намерением мэрии, мягко говоря, изменить статус музея «Наследие» – и тем самым лишить Тольятти последней связующей нити с утраченным когда-то Ставрополем – заставляет задуматься: зачем это делается? А было ли вообще это «новое поселение», этот «новый Вавилон», в котором поневоле оказались и изгнанники из вековой волжской поймы, затеяно для людей, для жизни, для будущего? А если нет – что это: мираж? Карьер, полигон, который отработал свой срок и теперь зарастает бурьяном? Некогда действующая, а ныне заброшенная потёмкинская деревня, жители которой вот-вот все как один подадутся искать лучшей доли?..

Чтобы не гадать, обратимся к истории.  

Как создавали миф

 Знаменитая рассредоточенная структура три района, разделённые лесом (теперь уже, после пожаров 2010 года, его жалкими остатками) отличительная черта Тольятти. Собственно, город и не проектировался как единый и надолго, а только на время великих строек. 

 Можно спорить, повезло в своё время Тольятти или нет. Известный самарский писатель и кинодокументалист Евгений Астахов, много лет составлявший для потомков летопись грандиозного тольяттинского промстроительства (правда, материал этот по сей день не дошёл до целевой аудитории), считал, что повезло. Причём, как он писал, «фатально». «Подфартили» нужды страны в электрификации, химизации, автомобилизации...

 Да разве он один вложился в создания мифа, которым так долго пичкали первопоселенцев некого образцово-показательного социалистического города при заводах, сказочными темпами выросшего на берегу рукотворного моря. Точнее, изначально целой россыпи рабочих посёлков, возведённых заключёнными для прочих строителей коммунизма: Портпосёлка, Комсомольска, Шлюзового, и кварталов «нового Ставрополя», также разбросанных изначально в чистом поле. Вскоре в изрядном отдалении вырос огромный Автозаводский район. Уже потом, много лет спустя, разрозненные поселения «подвели» под городскую черту. 

 Всё это подавалось как недюжинное достижение: взамен маленького провинциального городка (неважно, что к тому времени он имел более чем двухсотлетнюю историю), которым не жаль было пожертвовать ради небывалых в истории человечества планов преобразования всего и вся, появилось столько новых «ростков будущего»... 

Как утопленнику...

 Есть люди, которые полагают: если и повезло городу, то именно так. Что все ростки нежизнеспособны, если их искусственно (и искусно, надо признать) оторвали от корня. Но таких «инакомыслящих» в Тольятти не так много. Сколько? Никто из социологов не задавался подобным вопросом, но если судить по результатам несостоявшегося референдума о возвращении городу первородного имени «Ставрополь», не более двадцати процентов (и это при том, заметьте, что рождённых в Ставрополе едва ли наберётся процентов пять).

 Партноменклатура 1950-х 1980-х постаралась убедить съехавшихся со всей страны, по сути, вырванных из своей родной почвы новопоселенцев (возможно, чтобы их утешить) в «убожестве» затопленного Ставрополя прошлого, с которым советские люди должны расставаться смеясь. А насильственное переименование в Тольятти и вовсе добило «хлюпиков и слабаков»...

 В отличие от большинства городов мира, в Тольятти нет исторического центра очень важного для любого человеческого поселения. Хоть как-то компенсировать это «недоразумение», по мнению экспертов, могла бы территория комплекса исторической застройки утраченного Ставрополя-на-Волге в Центральном районе города, где расположены дома переселенцев-ставропольчан (в том числе, нынешний ГМК «Наследие»). Специалисты не зря называют его «уникальным в масштабе Тольятти местом, обладающим историко-генетической памятью». Могла бы. И до последнего времени был такой шанс...

 В общем, паззл так и не удалось сложить ни в восприятии самих жителей, ни вовне. «Коренной тольяттинец» нет такого словосочетания, в отличие от «коренных ставропольчан», москвичей, питерцев, самарцев. И потому, наверное, и сегодня в прессе Тольятти сплошь и рядом «обзывают» Автоградом, а сами тольяттинцы часто идентифицируют себя по принадлежности не к единому и неделимому Тольятти, а к самой что ни на есть малой родине: «сам откуда будешь?» «из новика», «из старика», «из комсы».

 Разные это миры. И голосуют даже по-разному. И получается чего добились проектировщики нынешнего Тольятти? Того, чего хотела и всегда хочет власть: разделяй и властвуй. 

У власти — чужие

 В последние годы моногород (хоть кого-то это и оскорбляет, по по менталитету именно так!) Тольятти регулярно попадает в рейтинги самых депрессивных городов России. И уж, казалось бы, время ли убивать музеи, театры, консерватории последние, после сожжённого леса, «душегрейки» для измученных людей? Тем более что их катастрофически не хватает: сами же чиновники тольяттинской мэрии нового «призыва» три года назад посчитали, что городу недостаёт как минимум пяти музеев...

 Сегодня многие из тех и очень достойных горожан, на чьих плечах въехал весной 2012-го в вожделенное кресло «мэр, которого ждали» (так предъявляли Сергея Андреева тольяттинцам), кусают локти. Ну не хотелось тем, кто пребывал в эйфории и обеспечил Андрееву кворум, даже слышать трезвые голоса, предупреждавшие, что муниципальные новобранцы окажутся чужими не только для высших инстанций для самих же избирателей. Многим, даже некогда вполне лояльным нынешнему градоначальнику представителям местной интеллектуальной элиты (немало сделавшим для города и искренне желающим приносить ему пользу и впредь), буквально сразу после оглашения результатов выборов дали понять, что в их услугах больше не нуждаются. Отрицательный отбор, отрицательная селекция управленческих кадров, практикуемая повсеместно, особенно буйно разрослась на тольяттинской почве. Со своей спецификой: уже вполне можно говорить об истреблении целых культурных школ и проектов, да и в целом - тончайшего «гумуса», который создавался десятилетиями. И музей «Наследие» не единственная жертва административного произвола. Не забыта ещё безобразная история с изгнанием из театра «Колесо» имени Глеба Дроздова вдовы основателя театра и ухода вместе с ней большой части труппы. Не закрыта мутная тема с закрытием Тольяттинской консерватории. 

 А потому, честно говоря, трудно поспорить с экс-вице-мэр города Тольятти Аркадием Эстриным, обосновавшим свою подпись под петицией Президенту РФ и министру культуры в защиту разгромленного «Наследия»: «Чиновникам из мэрии не нравятся прямые, честные, неподкупные, преданные до мозга костей своему делу специалисты и профессионалы. У власти в городе Тольятти "чужие"». 

Можно было иначе

 Историю, конечно, не перепишешь, даже новейшую. Но ведь были в биографии Тольятти и другие примеры. Был первый всенародно избранный мэр Сергей Жилкин, который оставил о себе добрую память. Многие подтвердят именно он в непростые девяностые сумел добиться практически невозможного: чтобы с интересами Тольятти как города, наконец, начали считаться, а не воспринимали лишь как безропотную дойную корову для вышестоящих бюджетов и расплодившихся финансово-промышленных групп. Сумел хотя бы приблизить появление двух необходимых слагаемых, без которых нет полноценного города: «отцов города, соразмерных ему по человеческому масштабу» и ответственных горожан. Именно он впервые заговорил о необходимости осознать и сформулировать миссию Тольятти «единственное, что может объединить, как самое главное и самое основное, людей в городах». 

 Развитие культуры было для сомасштабного городу мэра вопросом стратегическим.

 Тольяттинцы помнят: музей «Наследие», который попал в немилость нынешней муниципальной власти, основан именно благодаря ему. Как и множество других, не менее важных для города культурных учреждений и традиций...

 Но чужим всё это неинтересно. И что у них на уме одному Богу известно. Вот только какой город пришельцы оставят нам?

______________________

© Мельник Сергей Георгиевич

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum