Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Образование
Необходимость овладения иностранными языками в прошлом, настоящем и будущем
(№11 [299] 10.09.2015)
Автор: Лариса Ляшенко
Лариса Ляшенко

  Актуальность полилингвизма становится все более острой и чувствительной во все большем количестве стран параллельно с развитием и углублением глобализации. Если в Советской Украине норма все больше сдвигалась к доминированию всего одного государственного в то время языка и предоставлению молодежи весьма поверхностных сведений о способах "перевода со словарем" с английского или немецкого, то в данный момент наша страна находится в стадии глубоких трансформаций почти во всех сферах, включая и языковую. Учитывая невероятно высокий темп изменений технологий и неминуемое преобразование глобального и национального рынка труда, в языковой политике нельзя ориентироваться на желаемую медлительность и даже стабильность нашей системы образования. Она обязана адаптироваться не только к политическим изменениям типа вступления Украины в состав Европейского Союза, но и к тому миру, который сформируется не в результате полной победы глобализации в форме унификации жизни всех людей и исчезновения разделительных явлений, а вследствие уже достаточно заметных революций - энергетической, производственной, политической и культурной. Но в данный момент влияние глобализации еще возрастает, поэтому овладение иностранными языками из объекта выбора и желаемого элемента индивидуальной культуры становится чуть ли не обязательным условием хотя бы минимального успеха на рынке труда.

   Анализируя различные публикации в педагогических журналах, содержащие в названиях слова "иностранный язык", мы пришли к выводу, что абсолютное их большинство рассматривает дидактические вопросы и предлагает множество конкретных методов обучения тех или иных групп учащихся разного возраста в самых разнообразных учебных заведениях. Сравнительно редко авторы обращаются к более широкому взгляду на языковое обучение, учитывающему социальную эволюцию всего общества и особенности индивидуальных интересов конкретных обучающихся. Еще реже мы встречали попытки прогноза развития языкового обучения в перспективе не двух-трех ближайших лет, а 10-15-20. 

  Мы считаем прогностическое исследование очень важным, поэтому ниже после краткого напоминания об истории обучения иностранным языкам рассмотрим полилингвистическое образование в современной Украине и выскажем важные замечания о его необходимых изменениях, вызванных влиянием национальных и глобальных воздействий, не только в ближайшем, но и в отдаленном будущем. 

  Эволюция Homo Sapiens и его ежедневное существование вплоть до совсем недавнего прошлого происходили внутри замкнутых родов или небольших племен, члены которых были связаны родственными узами. Конкуренция за ресурсы была столь острой, что контактировать с соседями было просто опасно. В итоге каждое племя имело собственный язык, что особенно заметно в горных местностях. На острове Новая Гвинея от главного хребта в обе стороны уходят глубокие долины, поэтому ученые столкнулись на нем с сотнями разных языков, хотя общее количество населения не так уж и велико. 

  Для овладения хотя бы частью состава племени языком соседей нужны были чрезвычайные обстоятельства и длительное время. Их почти не было в обществах охотников и собирателей, но они появились после неолитической аграрной революции и формирования первых государств, имеющих большое население на значительной территории. Изобретение в них письменности и организация системы обучения грамотных лиц сопровождались включением в программу подготовки детей и молодежи иностранных языков. 

  Рост государств и их потребности диктовали выбор изучаемых иностранных языков и определяли цели и методы обучения. Разные представители современного населения Украины столкнулись в своей жизни со значительными изменениями в языковой подготовке, в частности, в изучении иностранных языков. 

  Уходящее и самое старое поколение училось в предвоенной советской школе, поэтому чаще всего листало учебники немецкого языка. Хотя этот или другие языки (французский и английский) изучали все ученики, но только незначительная часть рассматривала их как главную цель своего образования и стремилась овладеть ими по-настоящему. 

  Но в данном случае самым важным было не их желание, а интересы государства, так как в СССР не было частных школ, а репетиторство не поощрялось. Высшие руководители считали самым правильным глубокую языковую подготовку только будущих дипломатов, сотрудников различных особых госорганов и части преподавателей иностранных языков. Отличное знание языков "всеми" рассматривалось как опасность для страны за "железным занавесом", поэтому в СССР главным в преподавании немецкого или другого языка развитой страны было научить подавляющее большинство учеников и студентов использовать словари для перевода нужных в будущей профессии текстов, доставленных из-за рубежа. 

  СССР долгие годы не подписывал конвенцию об авторских правах, поэтому приобретал всего лишь один-два экземпляра немецкого или иного научного журнала. Его быстро тиражировали и поручали ученым и инженерам выполнить перевод с реферированием материалов этих почти уникальных источников. Ученые и инженеры могли быстро познакомиться с интересными для них рефератами и, если информации было недостаточно, обратиться к полным текстам статей в скопированных журналах. Благодаря эффективности и дешевизне этой системы распространения новейшей информации по точным наукам и инженерии СССР почти до конца своего существования достаточно успешно конкурировал со странами НАТО во многих областях точных наук и конструировании оборонной техники. Пока были живы многие из тех, кто получил основы научных знаний еще в царской России и, как правило, стажировался в Европе, советская наука во многих секторах исследований и технического конструирования действительно была на мировом уровне [1].

  Поколения, обучавшиеся в Советской Украине после второй мировой войны, пребывали в этой же "сталинской" системе обучения иностранным языкам, но возвышение США, несмотря на распад Британской империи, быстро оттесняло немецкий и французский языки на вторые роли. В заключительный период существования СССР английский стал доминирующим в языковом обучении, но оставался достаточно далеким от роли самого-самого главного школьного и вузовского предмета. Государственная система поощрения изучения физико-математических наук и общее поле пропаганды убеждали молодежь в том, что высшие индивидуальные перспективы дают им точные науки, старания в изучении математики и физики и поступление в привилегированные ведущие вузы страны. Для селекции самых способных вступительные экзамены в них проходили на месяц раньше, чем во всех остальных. Успешная учеба и в самом деле гарантировала интересную, хотя и не слишком высоко оплачиваемую работу, государственную квартиру и жизненную стабильность с некоторыми карьерными перспективами. Этого было вполне достаточно для обеспечения огромных конкурсов абитуриентов на факультеты точных и инженерных наук - намного больших, чем на гуманитарные, в частности, факультеты иностранных языков. 

  Если обобщить ситуацию с изучением иностранных языков вне СССР, то самым главным явлением для второй половины ХХ века будет превращение английского языка из рядового конкурента в группе четырех-пяти важных для международного общения языков в непререкаемого лидера. Наиболее заметным стало превосходство этого языка в научной сфере, где он пришел на смену немецкому. Если в конце 19-го и начале 20-го века почти все важные материалы для получения быстрого мирового признания должны были появиться на немецком языке, то даже во время существования СССР и блока его сателлитов подобную роль стали играть издания на английском языке.

  Однако, почти до наступления нового века в школьном образовании развитых стран иностранные языки были на вторых ролях, а хорошее овладение ими было не слишком распространенным явлением. Да и зачем было юным англичанам и американцам прилагать усилия к достижению свободного владения чужим языком, если это умение почти не влияло на их заработки и карьерный рост? Французы, в свою очередь, не слишком увлекались иностранными языками по политическим и экономическим причинам. 

  Радикальные изменения в массовом овладении иностранными языками принесло в Европу открытие границ, введение единой валюты, возможность конкурировать за привлекательные места труды за рубежом и др. Английский язык постепенно становился не просто желаемым инструментом для чтения интересных фэнтэзи или детективов, а средством жизнеобеспечения. 

  Первыми это уяснили граждане малых стран, где создание всего комплекса национальных учебников для всех высоких уровней образования было слишком затратным, а применение англоязычных изданий в вузах университетского уровня стало желательным по множеству позиций. Страны Скандинавии (по примеру Швеции) были среди первых, кто потребовал от абитуриентов свободного владения английским языком уже в момент подачи документов. В Швеции для повышения уровня владения английским языком запретили дублирование фильмов на этом языке и ввели только лишь текстовый перевод на шведский. Разумеется, обратили внимание и на кадровое обеспечение преподавания английского языка в школе, стимулирование и поддержку компьютерной и другой техникой. 

 Европейский Союз в своих центральных органах почти с момента своего образования рассматривал мультилингвизм важной частью политики сближения стран-участников и вкладывал соответствующие ресурсы для решения языковых проблем [8; 9; 10]. С каждым годом росли и теоретическое исследования, были созданы службы мониторинга, а в комплекс стандартных требований к выпускникам системы среднего образования постепенно вводится требование свободного владения английским языком и минимум среднего уровня знания по другому важному языку - испанскому, французскому, немецкому и др. [6; 7]. Важно подчеркнуть, что в Европе были созданы профильные специализированные словари (тезаурусы), устранившие бытовавшие недоразумения вследствие различной трактовки основных терминов в разных странах. В сфере образования этот Тезурус имеет более десяти различных версий [11], но пока ни русской, ни украинской не существует (Украина создала только тезаурус политических терминов и понятий).

Для экономии времени приведем самые новые данные о рейтинге активного населения возрастной группы 18 лет и старше в разных странам мира по владению английским языком (табл. 1) и какой процент демонстрирует достаточный уровень компетентности (табл. 2)

Таблица 1 

Рейтинг уровня владения английским языком населения стран Европы и мира (данные 2014 г.) [3]

Уровень владения

Позиция страны в мировом рейтинге

Очень высокий

1. Дания. 2. Нидерланды. 3. Швеция. 4. Финляндия. 5. Норвегия. 6. Польша. 7. Австрия

Высокий

8. Эстония. 9. Бельгия. 10. Германия. 11. Словения. 12. Малайзия. 13. Сингапур. 14. Латвия. 15. Аргентина. 16. Румыния. 17. Венгрия. 18. Швейцария.

Средний

19. Чехия. 20. Испания. 21. Португалия. 22. Словакия. 23. Доминиканская Республика. 24. Южная Корея. 25. Индия. 26. Япония. 27. Италия. 28. Индонезия. 29. Франция. 30. Тайвань. 31. Гонконг

Низкий

32. Объединенные Арабские Эмираты. 33. Вьетнам. 34. Перу. 25. Эквадор. 36 Россия. 37. Китай. 38. Бразилия. 39. Мексика. 40. Уругвай. 41. Чили. 42. Колумбия. 43. Коста-Рика. 44. Украина.

Очень низкий

45. Иордания. 46. Катар. 47. Турция. 48. Таиланд. 49. Шри Ланка. 50. Венесуэла. 51. Гватемала. 52. Панама. 53. Сальвадор. 54. Казахстан. 55. Марокко. 56. Египет. 57. Иран. 58. Кувейт. 59. Саудовская Аравия. 60. Алжир. 61. Камбоджа. 62. Ливия. 63. Ирак.

 

Таблица 2

Распределение стран Европы по уровню владения английским языком как иностранным [3]

Страна

Процент населения, владеющего английским языком

Дания

69,30

Нидерланды

68,98

Швеция

67,80

Финляндия

64,39

Норвегия

64,32

Польша

64,26

Австрия

63,21

Эстония

61,39

Бельгия

61,20

Германия

60,88

Словения

60,59

Латвия

59,43

Румыния

58,63

Венгрия

58,54

Швейцария

58,29

Чехия

57,42

Испания

57,18

Португалия

56,83

Словакия

55,95

Италия

52,80

Франция

52,68

Россия

50,43

Украина

48,50

Турция

47,80 

  Данные этих двух таблиц не требуют особых комментариев. Небольшое отставание Украины от России легко объясняется тем, что во времена существования СССР ее молодежь и даже взрослое населения рассматривалось не столько "ненадежным", сколько "малопригодным" для участия в зарубежных контактах не только с капиталистическими, но и с социалистическими странами. Этому перекосу в отстранении вузов Украины от взаимодействия с зарубежными аналогами способствовала централизация управления высшим образованием и научными исследованиями СССР в его столице Москве. Следствием этого явления стало значительное запаздывание развития международного образовательного сотрудничества в Украине по сравнению с Российской Федерацией, а многие наши инновации происходили после того, как те или иные новшества внедрялись в России. 

  В Украине по ряду причин сравнительные исследования индивидуальных предпочтений населения и студентов в выборе профилей обучения в ВНЗ несколько отстают от российских, где группа всех социологических дисциплин развивалась гораздо быстрее. Большая вовлеченность в глобальные процессы, распространение Интернета и связанных с ним социальных сетей, повышенный уровень жизни и частые поездки граждан за рубеж для отдыха и по деловым вопросам привели к быстрому распространению убеждения в необходимости не просто хорошего, а отличного знания английского языка. То, что происходило и происходит в Украине в сфере образования весьма подобно событиям в России: присоединение к Болонскому процессу, введение внешнего независимого тестирования школьников, информатизация и компьютеризация почти всех учебных заведений и т.д. 

  Но самым заметным и весьма неоднозначным последствием развала СССР, исчезновения "железного занавеса" и участия России в глобальных экономических процессах мы считаем потерю лидирующей позиции в образовании, в профессиональной подготовке и в местах на рынке труда точных наук, инженерии и высоких технологий. Мечты молодежи о своем жизненном пути почти полностью изменилось, что и констатируют российские ученые. Москвич Р.А. Готлиб, используя надежные данные коллег [4; 5], подводит некий итог изменений жизненных планов молодых россиян:

  "Наиболее предпочтительными сферами профессиональной деятельности у российской молодежи в первой декаде XXI в. выступают предпринимательство, коммерция, финансы, юридические службы, а основными задачами являются достижение успеха в обществе и возможность иметь высокий заработок. Выявлены наиболее искомые работодателями и популярные среди молодых выпускников специальности: "менеджмент организации", "юриспруденция", "финансы и кредит", "бухгалтерский учет, анализ и кредит", "мировая экономика" и "маркетинг". Очевидно, сегодня наиболее востребованы именно те виды деловой активности, в которых без адекватного знания иностранного языка - будь то в связи с работой на совместном предприятии, анализом котировок ценных бумаг на иностранной фондовой бирже пли выяснением юридических нюансов международного права - им будет сложно добиться намеченного успеха. С другой стороны, той части молодежи, которая решила приобрести не столь востребованные гуманитарные знания, - историков, культурологов, литературоведов, и.т.д. - можно ориентироваться на то, что, если "в чистом виде" их профессия найдет малый спрос на рынке груда, то, вооружившись иноязычным знанием, они могут успешно работать в смежных, но лучше оплачиваемых областях - рекламе, PR, переводе литературы и т.д." [2, с. 124].

  К этому полезно присовокупить напоминание о том, что социальные сети продолжают свое быстрое развитие, расширяются возможности общения с любым современником в произвольной точке планеты, усложняют свой национальный состав группы исследователей или исполнителей важных проектов, что создает дополнительные побудительные причины для овладения самым важным современным мировым языком на максимально высоком уровне.

  Не только в Украине, страдающей от военного конфликта и экономических неурядиц, но и в России с ее почти вдвое более высоким уровнем жизни населения, быстро возрастает стремление молодежи уехать за рубеж или навсегда, или на очень продолжительное время. Готлиб Р.А. указывает, что если среди студентов вузов России в начале 1990-х годов таких было чуть больше 11%, то на пике ускоренного экономического развития в первой декаде нового столетия не-патриоты составили почти половину всего контингента студентов (вообще игнорирует работу за рубежом лишь каждый четвертый студент). Есть много оснований утверждать, что показатели жизненных предпочтений студентов Украины близки к приведенным данным (хотя могут оказаться ниже из-за понимания слабости своих знаний английского или другого важного иностранного языка). Главное же в том, что последующие слова Р.А. Готлиба на 100% пригодны и для Украины 2015-2020 гг.:

  "Итак, становится очевидным, что большому количеству российских граждан сегодня или в ближайшем будущем потребуется продвинутое знание иностранного (в основном - английского) языка в 3-х основных областях социальной коммуникации: семейно-бытовой (для успешного общения российских граждан с иностранными в период проживания первых за рубежом и в процессе социальной адаптации вторых в российском социуме), общеделовой (для успешного осуществления официальных социально-деловых контактов) и узкопрофессиональной (для квалифицированного выполнения профессиональной работы, включающей интерпретацию узкоспециализированного иноязычного материала). Многие российские учащиеся и их семьи сегодня начали осознавать, что такой уровень языкового знания для многих из них в родной социально-культурной среде пока труднодостижим. Среди них растет число интересующихся возможностью обучения за рубежом" [2, с. 125].

 Придерживаясь основной цели этой статьи, откажемся от анализа чужих и собственных методов и средств повышения эффективности преподавания английского или другого удаленного от украинского иностранного языка и рассмотрим наиболее вероятный сценарий особенностей лингвистического образования в будущем. Особый акцент на английский язык.

 Пока для него наступили "звездные" времена, а поэтому на рынке преподавательского труда филологов англоязычные будут иметь больше вакансий, чем все остальные вместе взятые (для обнаружения такого неравенства мы воспользовались несложным интернетным анализом банка рынка труда в современной Украине). Это преимущество будет сохраняться долго, но вовсе не вечно. 

 И угроза будет исходить вовсе не от Китая в случае его своеобразного возвращения на тысячу лет назад, когда он производил чуть ли не половину мировых товаров такого качества, что они приносили прибыль даже в Европе тем отважным людям, кто рисковал пройти весь невероятно длинный и опасный "шелковый путь". У китайского языка и письменности так много уникального и особенного, что нет ни малейших шансов на постепенное превращение китайского на главный язык международного общения. 

 Мы считаем главной угрозой сочетание прогресса в информационно-коммуникационной технике в виде появления суперустройств синхронного перевода на языки всех двух или даже большего количества участников диалога или "круглого стола" и радикальные изменения рынка труда и всей системы мировой торговли и обменов. Это означает закат глобализации, а не ее расцвет и подавление всего национального и уникального на планете. Это изменение начнется с распространения исключительно дешевых и удобных комплектов из пленочных фотоэлементов и конденсаторов для хранения энергии в ночное время. Даже сейчас они готовы к постепенному вытеснению традиционных энергетических систем с огромными электростанциями и протяженными линиями передачи и распределения энергии. В будущем они сделают "семейные электростанции" единственным и - главное - экологически чистым источником энергии для всего населения Земли. 

  Этот переход к почти бесплатной и общедоступной энергии уже сопровождается быстрым прогрессом в 3D-принтерах, способных в домашних условиях изготовить почти все те товары, из-за которых мы посещаем большие и малые торговые точки. Подобное сочетание неминуемо приведет к постепенному переходу от концентрированного индустриального производства на громадных предприятиях к локальному и даже мини-локальному (семейному). Распадутся на части не только подобные России империи, до и чрезмерно большие государства со слишком неоднородным составом населения. Человечество, совершив огромную спираль технического прогресса, на гораздо более высоком уровне возвратится к временам сосредоточения жизни, производства и потребления в очень малой по численности группе людей. 

  В данный момент еще слишком сложно прогнозировать уровень интереса к иностранным языкам через 20-40-60 лет, следовательно, высказывать предположения о соотношении лидерского влияния и т.д. Но один прогноз мы считаем не просто вероятным, а почти неизбежным: высокое качество и безопасность существования распространится на всю планету, ведь исчезнут современные проблемы в жизнеобеспечении. Поэтому нашей молодежи следует с максимальной энергией включиться в производство фотоэлементов и 3D-принтеров на Родине, вообще отказавшись от затрат времени на не очень полезные и перспективные усилия уехать за горные хребты или океан и пытать счастья в иной культуре в условиях совершенно иных правил поведения и жизни, следовательно, совершенно необычной культурно-языковой среды и отсутствия поддержки и тепла близких людей.  

Литература

1. Воспоминания о Совке. О самом лучшем образовании http://newsland.com/news/detail/id/1600474/ 2-09-2015

2. Готлиб Р.А. Социальная востребованность знания иностранного языка // Социологические исследования. 2009. № 2. С. 122-127. (URL: http://www.isras.ru/files/File/Socis/2009-02/Gotlib_14.pdf)

3. Индекс владения английским языком EF EPI. (URL: http://www.ef.com/wwru/epi/) 30-08-2015

4. Контарева Н. А. Совершенствование организационно-экономического механизма подготовки кадров высшей квалификации в вузах России. Автореферат дисс... канд... экономических наук. Москва, 2007.

5. Сорокина Н. Д. Перемены в образовании и динамика жизненных стремлений студентов // Социологические исследования. - 2003. - N 10

6. Competences cles. En concept en developpement dans l’eseignement general obligatoire. – Bruxelles, Eurydice, 2002. – 188 p. 

7. Ernesto Macaro Teaching and Learning a Second Language: a Guide to Recent Research and its Applications. // British Journal of Educational Studies. – 2004. – №3. – P. 325-327

8. Kallen D. L'enseignement secondaire en Europe: problèmes et perspectives. – Strasbourg, Cons.de l’Europe, 1997. – 250 p.

9. Language across the Curriculum: Network Processing and Material Production in an International Context. – European Centre for Modern Langues, Council of Europe, 2000. – 155 p

10. Teaching Reading in Europe: Contexts, Policies and Practices. - Brussels: Eurydice 2011. - 224 p. (URL:  http://eacea.ec.europa.eu/education/eurydice)

11. TESE – Thesaurus for Education Systems in Europe – English version. - Brussels: Eurydice 2009. - 1038 p. (URL:  http://eacea.ec.europa.eu/education/eurydice)

__________________________

© Ляшенко Лариса Николаевна

 

 

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum