Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Творчество
Игра в четыре руки. Новелла о Времени и Любви
(№12 [300] 05.10.2015)
Автор: Елена Зуева
Елена Зуева

  Где бы ни пришлось мне побывать – в путешествии или по делу, по каким асфальтам, паркетам и проселкам ни довелось бы пройти, налегке ли, с тяжелой ли ношей, сколько бы туфель, попутчиков и маяков ни сменить, никогда не забуду эту тропинку навстречу счастью, и эту картину из середины Лета, на которую со снисходительной усмешкой глядело Время, зачем-то всё же остановившееся на мгновение. А мы то думали…

  Неожиданный сквозняк исподтишка подкрался к Королю и бросил на бумаги горсть песка. Белый Король поморщился и буркнул в адрес сквозняка что-то с досадой, но без злобы. Новый порыв ветра, уже более резкий и свежий, ворвался в вечно открытые ворота Белого Королевства, захлопнул рукопись, опрокинул закипавший кофейник, обрушил здоровенную стопку книг в углу парадной залы, и кто знает, что бы еще натворил, если бы не запутался в королевском плаще. 

  Теперь Белый Король рассердился не на шутку. Он встал, приосанился (а росту в нем было верных два метра – вместе с короной) и грозно повел глазами: «Это что еще за ветер?»

  Синий хвост ветра торчал наружу между двумя складками плаща. Король ухватил этот хвост и стал наматывать ветер на кулак. Ветер не сопротивлялся. Он был похож на диковинную синюю пряжу, слегка прихваченную морозцем, при этом с хвоста пах пролитым кофе, а с головы – чем-то незнакомым, но приятным.

  За воротами королевства простиралась привычная черно-белая картина. Правильное чередование светлых и темных клеток. Глубокомысленно обнюхав ладони, король повертел ветер в руках и выбросил его вон. Воздух дрожал от зноя. Казалось, жизнь полностью замерла. И даже время остановилось. Только одна фигура в отдалении – наверное, какая-то пешка – двигалась едва-едва… е6 ...е5...

- Что же это за ветер? – уже не подумал, а сам у себя спросил Белый Король.

- Ветер перемен, ваше величество, - раздался вдруг негромкий голос.

- Кто здесь ещё?!

  Никого не было. Никого и ничего такого, по крайней мере, что могло бы издавать это вкрадчивый, с придыханием, голос, полный подчеркнутого уважения и тончайшего ехидства.

  «Что за бес-искуситель?» - подумал Белый Король, изумившись внезапно возникшей ассоциации. Король покосился вправо – никого, влево – пусто. Только за левым плечом на стене криво ухмылялись большие, как на заводских проходных, часы, стрелки которых замерли на цифрах «2» и «4».

   ***

  А мы-то думали, что Время и Провидение, разомлев от жары, проморгали новые рокировки на вверенной им шахматной доске судеб, опустили руки …И тогда потянулись друг к другу наши руки, в предчувствии встречи, естественной и неизбежной.  Но если Время и Провидение бездействовали – что же тогда нас сблизило? Какие силы? Правила? Ветры? случайность? закономерность? 

 Чашка кофе вернулась на блюдце... руки навстречу... свечи погасли... ветрено, очень ветрено…  это окраина города…  какие ладони теплые, я в них до рассвета пробуду…  

  Прохладная и тяжелая рука отечески похлопала Время по плечу. «Так-так, притормози немного, посмотрим – что у этих двоих получится. Далеко ли уйдут…» И стрелки остановились на знаковых цифрах «2» и «4». Это был сильный ход! Откровенный шах! А мы то думали, что эта игра в четыре руки – только наша. Мы ничего не заметили и сделали шаг навстречу.

   ***

  Девичья фигурка двигалась среди огородов, разбитых живыми изгородями на более-менее правильные квадраты и напоминавших из-за этого веселенькое, лоскутное шахматное поле. Девушка вела себя странно – то и дело воздевала руки к солнцу, посылала вдаль воздушные поцелуи...   Сторонний зритель с невооруженным глазом вряд ли бы догадался, кому предназначены эти широкие жесты. 

  На окраине города, где еще оставались огородные участки – скромная частная собственность бывших работников какого-то малоизвестного завода, недавно вознеслась жилая многоэтажка бесхитростной, типовой архитектуры – предвестница нового микрорайона. Панельный параллелепипед, украшенный мелкой белой облицовочной плиткой, стоял среди кустов и грядок словно тяжело груженый корабль, севший на мель. Из-за того, что часть многочисленных окон строения попала в тень, а часть – оставалась на солнце, здание выглядело таким же клетчатым, как огородное поле. И где-то, в районе 7-8 этажа, в открытом настежь окне, виднелась такая же одинокая, как девушка в огородах, человеческая фигурка, очень маленькая, едва различимая, не разберешь лица, возраста, одежды... Но девушке совсем не обязательно было видеть такие мелочи. Достаточно было чувствовать взгляд, предчувствовать встречу. Девушка явно старалась идти как положено, напрямую, но из-за бурьяна, грядок и изгородей приходилось петлять, делая неожиданные ходы. 

       ***

  Выпустив ветер на волю, Белый Король, все еще пребывая под впечатлением голоса ниоткуда, взялся приводить в порядок свой плащ. В складках некогда ослепительно белого куска парчи набилось много чего. На землю полетели пухлые фотоальбомы и открытки с видами, пудовая гиря, эспандер, автомобильная аптечка, дюжина разнокалиберных мобильных телефонов, дрель и поварской нож, погремушки и детские книжки, десятки ручек и карандашей, какие-то старые визитницы, стопки газет, мятые записные книжки, зубочистки и почетные грамоты, разрозненные сервизы, кредитные карты, футбольный мяч, ласты, полупустые флаконы парфюма, женская бижутерия, велосипеды, санки, удочки, сейф и значок «ГТО»… Король очень ловко, отработанными движениями, запихнул все это добро куда-то в недра плаща, расправил ткань красивыми волнами и занял исходную позицию над рукописью. 

  Может, кого и смутили объем и содержание плаща, но Белого Короля волновала лишь только медленно и неуклонно прибывающая длина – 50 метров по последним подсчетам.  «Материя, что ли, растягивается от груза всякого барахла?» - думал Король.

  Самое обидное, что по собственной инициативе Короля в удивительный «загашник» попала всего пара-тройка вещей. Остальной скарб прилепился как-то исподволь, или был оставлен многочисленными верноподданными.   Что уж скрывать - большинство так и стремилось сгрузить на плечи или за плечи Королю часть своей крестной ноши. А Белый Король был прирожденным королем – мудрым, щедрым и рассудительным. Многое брал на себя, никогда не строил воздушных замков, только – карьеру; никогда не мечтал – только действовал; никогда не ездил на красный – только по правилам; никогда не делал, как хочется – только как надо … Он был надежен, успешен, порядочен, знал меру и – свое место.

 Сегодня вот только что-то никак не получалось сосредоточиться на рукописи…Мысли то кувыркались, то путались и пульсировали едва-едва… е4…е3…е2...  На страницы рукописи легла чья-то тень.

    ***

 Дамка-самозванка в дразнящих взгляд красных туфлях и новенькой, шелковистой красной мантии (не более 20-22 метров длиной) стояла у входа, на черной клетке, и не отрываясь, смотрела на Белого Короля. Здесь, на краю поля, было удивительно тихо. Солнце висело над самой макушкой, среди мраморных белых руин застыло летнее марево. Король – полноватый, волосатый, да еще и с трехдневной щетиной, едва прикрытый собственным плащом, лежал прямо на теплом песке, и, опираясь на локоть, что-то читал. Иногда по строкам пробегал муравей, василек робко тыкался Королю в ухо. 

  Едва переведя дух, дамка сделала полшага вперед и на страницы рукописи бесшумно вползла её, дамская, тень. Король вздрогнул и повернул голову. Сначала в глазах загорелся красный свет – наверное, туфли отразились.

  - Никто не мешал, и я сделала ход…- пролепетала дамка, улыбаясь при этом совсем не испуганно. – Меня съедят?

  Резко, словно собравшись нырнуть, Король глотнул горячий воздух, вскочил и предстал перед дамкой во всей красе: лоб – потный, парадные туфли в песке, корона – набекрень… Дамка смотрела на него, как зачарованная.

  Воздух звенел от тишины. Какие-то растения пытались зацепиться за ослабленную шнуровку королевских туфель.  Часы стояли. Солнце бессильно, словно распятое, корчилось в самом зените, изнывало, сочилось густым, как прошлогодний мёд, зноем, и вместе с часами и солнцем всё вокруг млело и томилось в неподвижности. Никто не мешал… И едва-едва двигавшаяся где-то на дальних клетках пешка решительно прыгнула в дамки – прямо под бок чужому Белому Королю. Никто не узнал, не разгадал коварного плана… Да ведь никакого плана и не было.

  - Наверное, вы скажете, что это не по правилам, я знаю, в вашем королевстве так не играют. Все должны ходить традиционно. Простите за беспокойство, ваше величество. Я так бесцеремонно вошла. Вы, вижу, никого не ждали…- тараторила юная дамка, делая вид, что отступает. Так тоже ходить не полагалось, но дамке было уже наплевать.

  - Ждал, - сипло сказал Король. Он порывался избавиться от удавки плаща, скинул, наконец, туфли, не беспокоясь о правилах и приличиях. На нем ведь всё-таки оставалась корона! Король пожирал фигурку в красном, пока еще только – взглядом, и его светлые васильковые глаза потемнели, как море в грозу, и приобрели магнетический блеск. 

  - Ждал... и какое же это счастье, что ты не побоялась и пришла, - король шагнул вперед, но плащ будто зацепился и не давал хода. И тогда шаг вперед сделала дамка, еще и еще один, и король едва не лишился чувств, когда выскользнувшие из-под красной мантии, прохладные, как синий ветер, ладони, двинулись по его горящим вискам, щекам и плечам, отерли вспотевший лоб, бережно поправили корону.

  - А я знаю, что вы меня ждали, - тихо сказала дамка.

  Король удивленно выгнул бровь. 

  - О чем ты? Брось, брось!.. 

  Красный шелк послушно упал на песок, и дамка не потянулась поднять, а торопливо шептала.

  - Тут – Белое Королевство, там – Черное, всюду – клетки, но мы не могли не заметить друг друга. Потому что мы - другого цвета. Я – красная, а вы - …

  Король посмотрел в глаза своей гостье, и, прежде, чем это сделала бы чья-то иная рука, сам потянулся и впервые за бог знает сколько лет снял  свою, тускло блеснувшую белым золотом, покрытую похожим на ДНК чеканным орнаментом,  массивную корону.

  Посреди руин Белого Королевства, босой, почти нагой и усталый, стоял обыкновенный человек. Он был не черный и не белый. Он был седой. 

   ***

  Было уже никак не меньше девяти вечера. Солнце как-то особенно быстро сползало в закат – наверное, освободившись от внезапного паралича, наверстывало упущенное. Далеко внизу, на земле, шла девушка в красных туфлях - медленно, очень медленно, и все-таки постепенно исчезая из поля зрения. Почти у горизонта чей-то невидимый радиоприемник передавал сигналы точного времени. Кое-где на огородах, поднимались дымки костров – дачники жгли сухую ботву и бурьян. В зыбких пока еще, ранних сумерках, в дымке костров, силуэты предметов смягчались, даже массивная панельная коробка преобразилась и стала похожа на грубо сработанный воздушный замок. Седой мужчина в расстегнутой рубашке в одном из окон восьмого этажа,  смотрел на опустевшее поле, а синий вечерний ветер трепал у него за спиной длинную светлую штору, похожую то ли на сказочный королевский плащ, то ли на призрак воспоминаний, то ли на призрачный парус надежды. 

_________________________

© Зуева Елена Александровна

Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum