Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Конституция идет на поправки
Президент Владимир Путин внес законопроект о поправках к Конституции РФ. Поправ...
№01
(369)
20.01.2020
Общество
Снос торговых павильонов в Москве: факты и мнения
(№2 [305] 20.02.2016)

http://www.kommersant.ru/doc/2911918 

9 февраля 2015 г.

«Этой ночью Москва вернулась в 90-е»

Столичные власти начали сносить торговые комплексы у метро 

Ночью в Москве начался массовый снос торговых павильонов. В частности, были демонтированы объекты у станций метро «Чистые пруды», «Марксистская», «Аэропорт» и «Сокол». Мэрия Москвы в декабре прошлого года признала эти здания самостроем. Всего в списке — 104 объекта. В перечне есть и крупные торговые центры — например, ТЦ «Пирамида» рядом с метро «Пушкинская» и «Альбатрос» у Щелковской. До 8 февраля владельцы должны были добровольно снести здания. Член палаты адвокатов Москвы Артур Айрапетов ответил на вопросы ведущей «Коммерсантъ FM» Анны Казаковой.

Собственники и арендаторы пытались помешать началу работ. Некоторые запирались внутри помещений, другие буквально бросались под бульдозеры.

Нажмите, чтобы увеличить.

— Некоторые объекты построены еще в 1990-х. Как они вообще получили разрешение на строительство, если сейчас выясняется, что они незаконно построены?

— Вообще надо сказать, что этой ночью Москва вернулась в 1990-е годы. Потому что то, что сделал Сергей Семенович Собянин, называется одним словом — бандитизм. Это фактически надругательство над здравым смыслом, надругательство над правом. Все эти объекты недвижимости, капитальные объекты недвижимости, которые снес Сергей Семенович Собянин в эту ночь, имеют право собственности. Они защищены статьей 35 Конституции, которая говорит о том, что никто не может быть лишен права собственности, кроме как по решению суда.

Господин Собянин, к сожалению, и правительство Москвы фактически подменили собой многочисленное решение судов, вынесенное именем Российской Федерации по указанным объектам. В частности, вы назвали торговые центры — тот же самый торговый центр у метро «Сокол», торговый центр у метро «Беговая» «Ануш», торговый центр «Пирамида», другие торговые центры, «Альбатрос» — являются серьезными, крупными объектами недвижимости, которые невозможно просто так прийти и демонтировать, снести. Необходимо на это получить решение суда.

Господин Собянин в 2015 году проиграл абсолютно все решения судов по сносу объектов недвижимости. Когда он проиграл эти суды — хочу отметить, что он проиграл не только суды первой инстанции, а суды вплоть до Верховного суда — он издал незаконное постановление. Фактически лишив тем самым возможности судебной защиты собственников помещений, инвесторов Москвы. Фактически сегодняшние бизнесмены осиротели — в Москве больше нет хозяина, который их бы защитил, понимаете, что произошло?

— Московские власти ссылаются на Гражданский кодекс, когда можно сносить, если эти строения на коммуникациях находятся. Как в этом смысле быть?

— Абсолютно верно делает Москва, на самом деле, потому что, действительно, в 2015 году вступили в силу изменения в Гражданском кодексе, согласно которым городские власти вправе сносить объекты, признанные самостроем. То есть закон говорит о том, что, если какой-либо объект признан самостроем, Москва либо другой город вправе в одностороннем, в административном порядке его снести. Однако статья не наделяет правом кого бы то ни было, кроме как судебные органы, признавать объекты самостроем. То есть сначала суд должен признать ваш объект самостроем, лишить вас права собственности, лишить вас права аренды на эти земельные участки, а уже потом Москва может спокойно вас сносить.

Позвольте, я просто отмечу такие важные детали: все эти объекты недвижимости, которые вы сейчас назвали, которые прозвучали в эфире, я повторюсь, имеют право собственности. Лишать их права собственности росчерком пера вне судебного решения — это просто не вписывается в нормальные рамки. Я вам скажу, что сейчас произойдет: в ближайшее время, насколько мне известно, уже пойдет вал исков к Москве о компенсации реального серьезного ущерба предпринимателям и инвесторам города. Среди них есть и иностранцы, которые буквально несколько лет назад приобрели эти торговые центры — я общался с ними ночью, буквально в пять утра вернулся с последнего объекта, который сносили на «Кропоткинской», и могу вам сказать, что, конечно, они просто в шоке. Они не понимают, что делать.

RSS Link

Некоторые высказывания по поводу публикации:  

- Эта ночь войдет в мировую историю, как "Ночь длинных ковшей" в Москве. Мы ведь не фашисты, чтобы бороться с торговцами с помощью длинных ножей. Мы - Русский мир. Бессмысленный и беспощадный. 

- Суд придумали умные люди, придумали вовсе не ради торжества справедливости а лишь ради того чтобы споры не кончались резней. Игнорирование этого института (а оно на лицо) группой лиц именующей себя московской мерией опасная глупость. Видимо они считают себя бессмертными но боюсь что это лишь заблуждение, и мы в этом вскоре убедимся .. 

- Поставить за взятки, в нарушение действующего законодательства сарай и вести в нём активную торговлю — это, оказывается, нормально. Это у нас называется малый бизнес. А снести незаконно поставленый сарай и навести в городе порядок — это, оказывается, беспредел. Это нападение на малый бизнес.

- Отдельно следует отметить недовольство "возвращением в 90-е". Оказывается, 90-е малому бизнесу не нравятся. А ведь именно тогда можно было строить не пойми что где попало, чем они и занимались, наплевав на законы. Непонятно — откуда тогда постоянные восторги периодом правления Ельцина? И что же теперь делать? Жить по закону. А не как привыкли в свои счастливые 90-е. И что будет дальше? Дальше на месте снесённых сараев построят новые сараи, но уже по закону. И аренда в новых сараях будет втрое выше — ничего личного, просто бизнес.

- Даже особо не напрягаясь можно назвать с практически абсолютной гарантией одну из тех групп, что лоббировали данную катавасию. Это хозяева крупных ТЦ, которые всё пустеют, пустеют и пустеют. А сколько всего было лоббистов - это пальцев не хватит сосчитать. 

- На Войковской снесли палатки, которые торговали нужными качественными продуктами. Было очень удобно по пути домой отовариться. Только ведь никто не думает о жителях района. Что за люди сидят в управе? Им приказали снести, они бегом кинулись исполнять. Почему бы не провести опрос по поводу сноса палаток? Позор таким руководителям! Около метро уже много лет существует забор, который загораживает площадку. На этой площадке когда-то хотели строить торговый центр, но не построили. Теперь красуется страшный забор, мешающий пассажирам и не несущий никакой функции. Просто забор. И управа района Войковский никак не реагирует на это обстоятельство. Потому как команды не было. А палатки снести - была. Вот и расстарались. Вот такие люди руководят районом! Откуда они берутся? Противно становится от этого бездушия.

Нажмите, чтобы увеличить.

https://meduza.io/feature/2016/02/09/snesli-vse-otnyali-da-esche-i-pobili?utm_source=t.co&utm_medium=share_twitter&utm_campaign=share 

Снесли, всё отняли, да ещё и побили. Монолог московской предпринимательницы, лишившейся своих магазинов 

В ночь на 9 февраля по приказу мэрии в Москве снесли десятки торговых павильонов в центре города и на окраинах. По заявлению властей, все они были построены с нарушением закона; и это при том, что у многих владельцев малого бизнеса были разрешительные документы. Специальный корреспондент «Медузы» Илья Жегулев записал монолог Марии Антоновой, совладелицы магазинов, находившихся возле станции метро «Сокол». Она рассказала, что война вокруг них тянется еще со времен Юрия Лужкова, и ни один выигранный суд не спас бизнесменов от сноса магазинов прямо вместе со всем товаром. 
Нажмите, чтобы увеличить.

 Я расскажу всю историю этой любви. Изначально здесь, у метро [«Сокол»], просто была площадь. Торговать мы начали в 1993 году, тогда здесь стояли обычные торговые палатки — киоски. В 1995-м взяли в аренду землю и поставили маленькие легковозводимые павильончики. К 850-летию Москвы в 1997 году управа района Сокол обязала нас, предпринимателей, эту площадь застроить. Нам поручили заняться оформлением документов, потому что мы были самыми ответственными — у метро стояла не только наша цветочная палатка. Кроме того, мы вывозили мусор — в общем, следили за территорией.

В 1997 году мы переоформили землю еще на пять лет, начали готовить документацию на строительство капитальных сооружений — и сумели подготовить её только в 1999-м. Нужно было получить разрешение на строительство, на остальное. У нас пакет документов, если положить на пол, будет выше метра. Там, поверьте, было все — вплоть до измерения уровня радиации на Соколе. Три года собирали. Мы получили разрешение на строительство, переоформили землю — в разрешении было написано: «Под стационарный торговый комплекс». Построили, приняли в собственность.

   Вчера у нас снесли два помещения: одно — 85 квадратных метров, второе — 112. В одном был продуктовый магазин, а в другом магазин «Евросеть», цветы и тоже продукты. Мы очень много за эти торговые места заплатили. Земля очень дорого стоила, согласования; всего около 500 тысяч долларов мы вложили.

Нажмите, чтобы увеличить.

   Давить на нас начали, когда началось строительство Алабяно-Балтийского тоннеля в 2007 году. Тогда под горячую руку уже сносили один наш магазин — тоже варварским способом, и дали в итоге копейки. По беспределу приехали и снесли. На словах пообещали, что дадут бумажку, по которой после строительства туннеля вы якобы заново возведетесь. Еще и добавили: арендованная земля остается вашей, поэтому денег за нее не дадим. Чуть ли не сами вам все построим, только развернем ваш магазин геометрически. Ничего не построили, землю не дают, а тоннель строился сколько лет! Восемь лет мы платили налог на землю, которая по факту нам не принадлежала. А вы представляете себе ее цену? В земельном комитете долго мы спрашивали, с какого перепугу это происходит. Они каждый раз говорили: подождите, надо разделить, размежевать — словом, мутотень.

  Не думайте, что вся эта история со сносом торговых мест началась сейчас. Нас периодически хотели снести на том основании, что под нами проходит газовая труба, и это опасно. Хотя на самом деле труба была отрезана еще в 2005 году. Мосгаз подавал на нас в суд, проигрывал, но не сдавался. Один раз проезжаю я мимо магазина на дачу, смотрю, а у меня у меня там целая бригада — Мосгаз, тогдашний префект Северного округа Олег Митволь. Перед магазином выкопали яму, перед ней стоит аж сам гендиректор Мосгаза Гасангаджиев. Говорит: у вас утечка, сейчас будем сносить ваш магазин. А сам стоит и курит над ямой. Я ему говорю: «Что же вы, господин Гасангаджиев, стоите и курите, сейчас же мы все взлетим ко всем чертям!» Он сразу сигарету бросил. Я говорю, мол, всё вы врете, какой газ, когда его там и близко нет. Начался скандал, все орут как ненормальные. Меня даже побили немного тогда. Митволь сказал: «Мы вас все равно танками снесем». И они уехали. 

   Давление на нас продолжилось. Мытьем, катаньем, проверками. В суд на нас опять подали. Хотели отнять землю для государственных нужд. Один раз мы выиграли, потом апелляционный суд решение отменил. Мы единственные в Москве с нашими несчастными магазинчиками — дошли до Высшего арбитражного суда. На меня то и дело нападал ОМОН, охранники на строительстве туннеля. Судились мы в общей сложности пять лет. Как принесем кипу разрешительных документов — все стороны в обморок падали. Как раз ко вступлению в должность [мэра Москвы] Сергея Собянина нас окончательно признали законным строением. У нас написано, что мы и земля под нами — стационарный торговый комплекс. Мы же не дураки — в Москве, да еще и на федеральной трассе делать самострой. Аренду земли нам продлили на 20 лет.

И вот недавно прислали одному из владельцев соседнего магазина уведомление на бумаге формата А4. Там было написано: «Собственнику! В связи с постановлением таким-то вы будете снесены тогда-то, срок выезда у вас до 23 января 2016 года». И внизу подпись — инспекция по контролю за недвижимостью города Москвы. И все. Ни печати, ни подписи. Куда с этим идти? В какой суд?

  8 февраля до меня просто слухи дошли, что где-то кого-то будут сносить. Я с утра начала звонить в эту инспекцию по недвижимости — спрашиваю: нас-то сносите или не сносите? Товар-то убирать или оставлять? Как это вы не знаете, если я стою под объявлением, а там написано: по всем вопросам звонить к вам? Мне отвечают: сейчас у руководства спросим. Выясняется, что и руководство тоже ничего не знает. Звоните в префектуру. А там тоже неведение. В итоге пришли сносить ночью — прямо с товаром, с людьми. Товара было полно. Мне по почкам дали. Арендатор мой, Дмитрий Кабанов, просил дать ему хотя бы полчаса — товар забрать. В итоге его скрутили и шьют ему чуть ли не 319-ю статью УК РФ — оскорбление представителей власти.

  По поводу компенсационных выплат я ничего не знаю, и никто нам пока ничего не дает. Всего, как я знаю, 330 миллионов рублей в бюджете за каждый объект заложили. Да дайте мне 330 миллионов, я свой объект сама вручную разберу. И забуду, как вас зовут. Дайте мне хотя бы 300, а 30 — так и быть — берите себе на мороженое.

  Караул. Хуже бандитов. Я работаю на Соколе ровно 30 лет, но даже в 1990-е такого не видела. Снесли, все отняли, да еще и побили.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

https://meduza.io/feature/2016/02/09/gorod-snova-v-osade  

Город снова в осаде. Снос палаток в Москве: за и против 

В ночь на 9 февраля в Москве снесли или отключили от коммуникаций 97 торговых павильонов и ларьков. По заявлению мэрии, палатки подлежат сносу, поскольку были построены незаконно. При этом многие сооружения были возведены в соответствии с требованиями законодательства, и их владельцы, недавно подтвердившие свои права в суде, жалуются на незаконность сноса. Московские власти борются с палатками уже несколько лет, и далеко не все жители города поддерживают мэрию в этой борьбе. «Медуза» собрала основные аргументы за и против масштабного сноса ларьков. 

За снос палаток: 

- Они были построены незаконно. Разрешения на постройку если и выдавались, то в 1990-е, когда многие документы можно было получить за взятку. Всевозможные проверки владельцы проходили тоже с помощью коррупции. Строить палатки рядом с памятниками архитектуры — например, павильонами станций метро «Кропоткинская» или «Чистые пруды» — по закону запрещено. Основная масса ларьков — и вовсе самострой. 

- Они были некрасивые. Несмотря на то, что некоторые торговые павильоны пытались «стилизовать под окружающие здания», это все равно была отвратительная застройка. Теперь палатки — лишнее напоминание о варварской лужковской архитектуре. Городу нужно вернуть нормальный облик.

- Они мешали пешеходам. Вокруг торговых павильонов все время толпились люди. Палатки перегораживали улицы, затрудняли выход из метро и проход в районе остановок наземного транспорта.

- Они мешали городским службам. Незаконные конструкции возводились без учета линий подземных коммуникаций. В результате ларьки и палатки строились непосредственно над телефонными линиями, теплосетями, газопроводом, электросетями и другими коммуникациями, затрудняя доступ городских служб к ним.

- Они угрожали жизни людей. Торговые павильоны возводились наспех и без соблюдения требований, предъявляемых к строительству. В итоге к 2015 году многие пришли в аварийное состояние, и находиться в них было попросту небезопасно. 

Против сноса палаток: 

- Снос палаток — удар по малому бизнесу. Владельцы торговых павильонов — это те самые малые предприниматели, которых власти при любом удобном случае обещают защищать и оберегать. Отделка небольшого кафе могла обойтись владельцу павильона в несколько миллионов рублей, которые теперь просто пропали. Не говоря о том, что владельцы ларьков и палаток обеспечивали людей работой и платили налоги в бюджет.

Люди в кризис остались без работы. В московских палатках и ларьках работают тысячи людей, которые в одночасье лишились заработка. При условии, что в стране кризис, и найти новую работу смогут далеко не все, действия властей выглядят по отношению к ним просто враждебно.

Снос палаток так же незаконен, как их строительство. Вместе с незаконными палатками и ларьками сносились те, на которые были выданы разрешения. Владельцам некоторых павильонов отказались по их требованию предоставить документы, разрешающие снос. Судебной процедуры, которая установила бы законность сноса каждого ларька, не проводилось. 

- Жителям центра негде покупать еду. В центре Москвы, где не так много продуктовых магазинов, ларьки у метро оставались единственной возможностью купить еду по дороге с работы. Матери с коляской значительно проще купить товары первой необходимости в нескольких палатках рядом с домом, чем ехать в большой магазин, расположенный, как правило, в двух—трех остановках общественного транспорта. 

- Город стал менее удобным для всех. Палатки у метро — это не только магазины, но и возможность положить деньги на телефон, заплатить за квартиру, постричься, сфотографироваться на документы. Теперь на месте свежеснесенных палаток — груды строительного мусора, а их место потом займут какие-нибудь парковки (или даже храмы). В итоге — ни удобства, ни красоты. 

- Ночной снос палаток выглядит как акция устрашения. Во многих павильонах во время сноса находилась продукция; жители близлежащих районов жаловались на шум, который не смолкал до утра. В общем город, еще не оправившийся после единовременной замены плитки, снова оказался на осадном положении.

http://su.epeak.in/frame/?url=aHR0cDovL3d3dy5hYm91dHJ1LmNvbS8yMDE2LzAyLzIzOTAzLw==&id=575369  

Антон Носик 

Послесловие к ночному погрому 

Погромы, прошедшие в Москве минувшей ночью, иллюстрируют ранее уже констатированный факт: малый и средний бизнес в России не нужен. Его можно давить бульдозерами, разгонять ОМОНом, разорять муниципальным рэкетом.

Никому не интересно, сколько тысяч российских семей оставил без пропитания вчерашний погром. Не имеет никакого значения, что уничтоженные постройки были возведены на совершенно законных основаниях, что их строительство было утверждено мэрией Москвы, с уплатой всех необходимых отчислений в городскую казну. И уж совсем нет никому дела до того, что если эти палатки функционировали, безо всякой господдержки — то их выручку обеспечивали горожане, которым удобно было покупать здесь лекарства, шварму и зарядники для своих мобильных телефонов.

Если и была от этого погрома какая-то польза, то не для Москвы, а для тех наивных людей, которые вчера ещё верили, что в столице возможна такая вещь, как легальный бизнес без коррупционной крыши. Минувшей ночью они увидели собственными глазами, что любой бизнес, сколько угодно согласованный с мэрией Москвы, защищённый решениями судов, может быть ликвидирован в одночасье, одним росчерком пера безымянного чиновника.

По-моему, нужно быть полным идиотом, чтобы после этого прецедента вкладывать хоть рубль в проекты, требующие согласования с мэрией Москвы. Вчерашним погромом она доказала, что её согласие на любой проект не стоит бумаги, на которой оно зафиксировано. Впрочем, при нынешней экономической ситуации это не слишком большая потеря: и так ни один нормальный человек не вложит свой доллар в рублёвую зону. В любом шреддере доллар будет сохранней.

http://su.epeak.in/frame/?url=aHR0cDovL21lZHV6YS5pby9mZWF0dXJlLzIwMTYvMDIvMTMvc29ieWFuaW5za2l5

LXVyYmFuaXptLXVtZXI=&id=617665  

Григорий Ревзин

«Собянинский урбанизм умер». О сносе палаток как акции устрашения.

  В ночь на 9 февраля в Москве снесли десятки торговых павильонов у станций метро. Их уничтожили по решению городских властей без санкции суда — более того, во многих случаях владельцам палаток удалось доказать в суде свое право собственности. Архитектурный критик Григорий Ревзин называет «ночь длинных ковшей» акцией устрашения: московская мэрия перестала договариваться с владельцами магазинов, поскольку у нее больше нет денег для выплаты компенсаций.

  Градостроительную политику московских властей с 2010 года Григорий Ревзин называет «собянинским урбанизмом». В нем соединились идеи модернизации и отказа от теневой экономики времен Юрия Лужкова. С начала третьего президентского срока Владимира Путина в России модернизация сменилась архаизацией, но столичному мэру Сергею Собянину, по словам Ревзина, удалось отстоять специфику Москвы.

  «До известной степени это напоминает существование городов в феодальной Европе — „воздух Москвы делал свободным“. Формула была следующей — вместо того, чтобы стать европейскими гражданами, вам предлагается стать европейскими горожанами», — пишет Ревзин.

   По словам Ревзина, в Москве имитировали принципы, по которым устроены общественные пространства Барселоны и Нью-Йорка, Сингапура и Копенгагена. При этом на экономическую основу существования этих пространств внимания не обращали: «Малый бизнес, торговля, городские сообщества, вовлечение граждан, процедуры согласия — это как-то у нас не шло. Да и не надо было, когда так красиво все получалось».

Московские власти сносили киоски, уничтожали Черкизовский рынок и «зачищали» парки без какого-либо сопротивления общества. «Причины элементарны — никого не пугали, всем все компенсировали, со всеми договорились», — пишет Ревзин. Когда денег на компенсации стало не хватать, в городе провели акцию устрашения. «Под ковшом экскаватора договариваться дешевле», — отмечает Ревзин.

  Издержки не просчитали. Хотели напугать торговцев — напугали весь город. Бывают европейские горожане без свободных выборов императора, без свободы совести, без права агитации и т. д. Не бывает европейских горожан без права собственности и свободы торговли. Это так с XII века повелось и вряд ли отменимо. Без этих прав бывают только идеальные советские граждане — девушки с веслом в парке культуры и отдыха. И в этом смысле собянинский урбанизм умер.

Твиттер, 13 февраля 2016

...Центр Лондона, сквер Рассела, киоск с чаем и булочками. 

Стоит 100 лет. У меня всё!...

Нажмите, чтобы увеличить.

Шри Ланка. Страна для отдыха и впечатлений
Фотоочерк о поездке в приморский городок Бендота в Шри-Ланка
Эмбриотрансфер коров
Опыт организации лаборатории ТЭ в условиях молочной фермы племзавода. Возможности репродуктивной биотехнологии...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum