Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
История
Рамиро де Маэсту: «Испания - дуб, обвитый плющом»
(№4 [307] 10.04.2016)
Автор: Анатолий Ягодкин
Анатолий Ягодкин

  Всем известно, что историю творят люди. В каждую историческую эпоху появлялись персонажи, которые создавали своё время, становились его героями. Страницы научных монографий, исторических хроник, школьных и университетских учебников сохранили имена Александра Македонского, Наполеона, Ленина, Гитлера, Рузвельта. Безусловно, эти великие люди оставили свой след в истории, стали героями того времени, в которое им довелось жить. Наряду с политиками историю творили и деятели культуры, искусства и науки, музыканты, философы, ученые. Лицом своего времени стали такие выдающиеся личности как Мигель Сервантес, Леонардо Да Винчи, Исаак Ньютон, Федор Достоевский, Хосе Ортега-и-Гассет и другие. Эти имена известны каждому образованному человеку в мире. В мировой истории немало личностей, достойных также считаться лицами эпохи, в которую они жили, однако их имена известны намного меньше,  ими не пестрят страницы энциклопедий и исторических сочинений. Одним из таких персонажей, безусловно, является Рамиро де Маэсту – испанский писатель, философ и публицист, автор  концепции «Испанидад», внесший своими сочинениями значительный вклад в политическую философию и общественную мысль Испании первой трети XX века. В его творчестве отразились различные грани исторической судьбы этого пиренейского государства. Это был человек, сердце которого искренне болело за будущее своей страны, он впитал в себя элементы различных философских концепций и идеологических систем и стал создателем доктрины, на которую смогли опереться испанские правые, создавая модель нового государства, получившую своё воплощение в диктатуре Франсиско Франко, просуществовавшей тридцать шесть лет. Именно связь де Маэсту с непопулярной в СССР темой испанского национализма явилась причиной того, что его имя не стало широко известно российскому читателю. Даже на родине журналиста в Испании в последние два десятилетия XX века всё, что связано с именем Франко неоднократно предавалось анафеме. В годы премьерства Филипе Гонсалеса многие работы де Маэсту и других правых были помещены в специально созданный в доме де Маэсту в Виктории «Архив испанских правых». 

  Рамиро де Маэсту-и-Уитни родился 4 мая 1875 года в городе Витория, в стране Басков на Севере Испании. Несмотря на то, что Маэсту станет ревностным патриотом, искренне болеющим за судьбу Испании, в нем текло очень мало испанской крови, по происхождению он был англо-баском. Его мать, Хуана Уитни была англичанкой, а отец Мануэль де Маэсту имел кубинские корни, однако считал себя баском. Примечательно, что баском был и другой выдающийся испанский философ, ставший безусловно лицом и символом всей испанской философии Мигель де Унамуно, современник и один из главных оппонентов Рамиро де Маэсту.  

  Мануэль де Маэсту и Хуана Уитни  познакомились в Париже, там же сыграли свадьбу. В начале  1870-х годов вернулись в Испанию  и осели  в  Стране Басков, где и появился на свет их первенец  Рамиро.  Он был старшим из пятерых детей в семье Маэсту-и-Уитни, и не единственным в своём большом семействе, кто оставил след  в испанской истории и культуре. Его сестра Мария, ученица Хосе Ортеги-и-Гассета – довольно известный испанский педагог начала века, а брат Густаво снискал славу художника. 

  Беззаботное детство аристократа, проведенное Рамиро на Кубе, во владениях своего отца-плантатора закончилось рано. Семью постигло разорение [1]. Большое семейство де Маэсту, привыкшее к шикарной жизни теперь еле сводило концы с концами, тогда старший брат, чувствуя свою ответственность перед семейством отправляется в Париж с целью заработать денег и пытается работать в торговле, однако терпит неудачу, коммерция оказалась не по нутру будущему мыслителю и он возвращается на родину  и поселяется в Бильбао. Здесь продолжаются его поиски жизненного пути. Перепробовав массу профессий, он остановил свой выбор на журналистике, на тот момент Рамиро исполнилось двадцать лет [2, с 108] Стартом его журналистской карьеры стала публикация его первой статьи в журнале «Будущее Басконии», с которой началось плодотворное сотрудничество с этим изданием. В своих статьях Маэсту обращает внимание читателя на проблемы социально-экономического и политического развития страны. Читателей привлекала смелость автора, его обращение к реалиям испанской жизни, критическая направленность его статей. Довольно быстро талант Рамиро де Маэсту был замечен другими изданиями по всей стране. 

  В 1897 году Рамиро де Маэсту переезжает жить в Мадрид и начинает активно печататься в столичных газетах. Здесь начинается период его жизни, связанный с так называемым «Поколением 1898». «Поколением 1898» называют разношерстную группу писателей и философов, остро переживавших в своём творчестве проблему дальнейшего развития Испании, обнажившуюся после поражения Испании в испано-американской войне 1898 года.  В «Поколение» входили литераторы разных возрастов и разных политических взглядов. Некоторые исследователи характеризуют «Поколение» как «либерально-националистическое объединение» [3] Уже из этого определения можно вывести основные принципы, на которых строилось творчество представителей «поколения»: непринятие современной испанской действительности и осознание необходимости либеральных реформ, и сетование за возрождение былой «великой Испании», а точнее говоря, тоска по ней». Большинство представителей поколения, в том числе и Р. Де Маэсту в этот период придерживались либеральных взглядов и мечтали о европеизации Испании и осуществлении социальных реформ. В конце 1890-х годов Маэсту с большей определенностью, чем другие участники «поколения» пишет о социальных проблемах Испании, пытаясь выявить причины отсталости родной страны. Он остро выступает против «мертвой традиции», мешающей поступательному движению испанского общества. Статьи де Маэсту данного периода, их обличительный стиль, неприятие лицемерия и ханжества, царящих в «правящих кругах» перекликаются с творчеством «названного учителя» «поколения 1898» испанским сатириком Мариано Хосе де Ларрой.  

  В конце 1901 года Р. Де Маэсту вместе с Пио Борохой и Хосе Аугусто Мартинесом Руисом (известен под псевдонимом Асорин), с которыми его связывала искренняя дружба создает так называемую «группу трех», развернувшую активную деятельность по пропаганде либеральных идей, изложенных в программе «Возрождение Испании», составленной одним из лидеров «Поколения 1898» года Хоакином Костой. 

  С «Поколением 1898» связан первый ранний этап творчества де Маэсту, после которого (считается что «поколение» как единая группа перестало существовать в 1902-1903 гг.) началась трансформация его взглядов. В конце жизни Рамиро де Маэсту станет католическим философом, сторонником правого консерватизма. В поздних статьях, посвященных поколению, он отрекается от идей своей юности, ставит под сомнение существование «Поколения 1898» года как особой группы, так как считает, что события 1898 года, а именно поражение в испано-американской войне не оказали на творчество тех, кого причисляли к поколению решающего влияния. Самого же себя до последних дней де Маэсту считал «Человеком 1898»[4] (Autobiografia). Почему? 

  Чтобы ответить на этот вопрос нужно освятить дальнейшую биографию Рамиро де Маэсту и проследить трансформацию его взглядов. 

  После разрыва с поколением 1898 года Рамиро де Маэсту оказался в поиске путей выхода из кризиса, в котором находилась Испания в первые годы XX века. Инструментом на этом пути для него стало слово.  Это время, как и всю свою оставшуюся жизнь Рамиро де Маэсту посвятил поиску истины. В статье, с характерным названием «Юность», вышедшей в 1904 году, Рамиро де Маэсту пишет о себе самом от третьего лица следующие слова: “Есть в Испании писатель, у которого появилась устойчивая идея подобно поплавку посвятить себя ветру и морю,  и явиться источником активности, который ориентирован на то, чтобы сделать перо инструментом достижения эффективности. Этого писателя зовут Рамиро де Маэсту» [5]  Воистину можно сказать, что эти слова характеризуют жизненный путь Рамиро де Маэсту. Следующий значимый этап в его жизни начинается в 1910 году, когда он переезжает жить в Лондон. Почти перед самым отъездом в Туманный Альбион судьба сводит его с Хосе Ортегой-и-Гассетом, которого считал своим личным другом. Он продолжает поддерживать связи с Ортегой, находясь за границей, активно публикуется в журнале «Эспанья», который издавал Ортега и участвовал в созданной философом «Лиге политического воспитания». В годы революции и гражданской войны Ортега и Маэсту окажутся по разные стороны баррикад (Ортега, как известно был либералом, а де Маэсту в конце жизни становится активным участником правоконсервативного движения), тем не менее в поздних работах Рамиро де Маэсту наблюдались явные переклички с идеями, изложенными Ортегой в его главном труде «Восстание масс». 

  Огромное влияние на де Маэсту оказала первая мировая война, которая застала его в Англии, активно участвовавшей в этом международном военном конфликте. В разгар первой мировой войны, в 1916 году,  Рамиро де Маэсту пишет одну из своих главных работ, английское название этой работы переводится на русский «Власть, свобода, обязанности сквозь призму войны», позже, в 1919 году де Маэсту напишет эту книгу на родном языке, дав испанскому варианту лаконичное название «Кризис гуманизма».  На страницах этой книги происходит окончательный отход де Маэсту от идеалов его юности, которые он исповедовал в период существования «Поколения 1898». В книге отражено разочарование де Маэсту идеалами капиталистического общества, которое он считает виновником разгоревшейся первой мировой войны. Де Маэсту отмечает до крайности обострившиеся противоречия между рабочими и буржуазией. Свобода и либерализм, провозглашенные Французской революцией и разнесенные из Франции во все уголки Европы и мира, остались не реализованы. Более того, де Маэсту считает их губительными.  Губительным он считает и индивидуализм, провозглашенный эпохой возрождения. Он, по мнению автора, привел человека к деградации.  «Кризис гуманизма, – заявляет Рамиро де Маэсту, – это кризис государства». [6]  Осознав, что общественное развитие с началом первой мировой войны зашло в тупик де Маэсту начинает поиск нового пути общественного развития. Он не признает ни капитализма, который называет исторической случайностью, ни советского социализма,  названного им нелепой альтернативой этой случайности. Де Маэсту считает несправедливым существование «правящего класса», власть по его мнению не может принадлежать представителям одной социальной группы.     Он вводит понятие «общего блага», которое призвано разрешить возникшие экономические, социальные и политические проблемы. «Само по себе народовластие, по-гречески прозванное демократией, не может быть благом, оно может быть лишь направлено на служение благу» - убежден писатель [7] 

  Так, шаг за шагом, Маэсту приходит к идее авторитарного, даже тоталитарного государства.  Более того, на страницах его книги встречается понятие «estado totalidad», что можно перевести с Испанского как тотальное (или тоталитарное) государство (при этом известно, что само понятие «тоталитаризм» в политической риторике и научном дискурсе появилось только в тридцатые годы, то есть спустя более чем десять лет после выхода книги де Маэсту). 

  В книге «Кризис Гуманизма» Маэсту впервые озучивает идеи, которые позже заложат основу идеологии испанского правого консерватизма и испанского фашизма, ставшего одним из его вариантов, для самого де Маэсту идеи, изложенные в «Кризисе гуманизма» станут фундаментам, на котором будет позднее стоится его консервативная философия, вершиной которой станет концепция «Испанидад».  

  Следующий яркий этап жизни Рамиро де Маэсту связан с его пребыванием в Аргентине, куда он был отправлен после установления в Испании диктатуры генерала Мигеля Примо де Ривера в качестве посла. Здесь Рамиро де Маэсту налаживает связи с консервативно настроенными кругами аргентинского общества, в частности с аргентинским духовенством.  Его ярким представителем был испанский эмигрант Сакариас де Вискарра. Он ввел в научный оборот понятие Испанидад, которое в последствии легло в основу концепции, основным автором которой стал Рамиро де Маэсту.  Чтобы подробно осветить содержание концепции, созданной Маэсту и Вискаррой, важно разобраться с тем, что же такое «Испанидад». У этого термина существует несколько значений. Во-первых, это сообщество всех народов, говорящих на испанском языке, во-вторых, это «испанизм», то есть любовь к испанскому, а, в-третьих, особый «испанский дух», свойственный населению испаноязычных стран. «Испанидад» в понимании Рамиро де Маэсту и Сакариаса де Вискарры включает в себя все эти три значения[8]. Это испанская особость, испанский характер, основы которого заложены в испанской истории, испанском культуре и испанском менталитете, объединяющий между собой страны и народы, исторически связанные с великой испанской империей. Важно отметить, что Сакариас де Вискарра не был автором этого термина, в своей статье 1928 года он вскрывает истоки этого понятия и находит его ещё у древних римлян, датируя первым веком нашей эры. 

  Взяв в свой арсенал идеи аргентинских консерваторов и емкое словечко, добытое в недрах истории его другом Сакариасом де Вискаррой Рамиро де Маэсту возвращается в Испанию. Происходит это в 1930 году, когда диктатура Примо де Ривера была свергнута и, соответственно, закончилась дипломатическая миссия де Маэсту в Аргентине. 

  В 1931 году происходит важнейшее событие в истории Испании – установление Испанской республики. В этот период де Маэсту был уже убежденным консерватором, он был уверен, что процветание Испании связано с монархическим правлением, а республика, демократия и либерализм губительны для Испании и испанцев и не соответствуют её историческому пути. Он становится активным противником республики, занимая видное место в лагере контрреволюции. После свержение монархии начинается консолидация консервативных сил в Испании, начальным этапом которой было возникновение и активизация деятельности различных организаций правоконсервативного, а позже фашистского толка. Одной из таких организаций было «Испанское действие», основанное в 1931 году. Рамиро де Маэсту стал одним из лидеров этой организации. Продолжая служить своему призванию журналиста и выбирая своим основным орудием слово, Рамиро де Маэсту начинает издавать одноименный журнал, являясь автором большинства статей публикуемых в «Испанском действии» [9]. Кроме него в этом журнале публиковались и видные представители испанского консервативного движения, единственной статьей там отметился основатель испанской фаланги и лидер испанского фашизма, сын свергнутого в 1930 году диктатора, Хосе Антонио Примо де Ривера.  

Нажмите, чтобы увеличить.
Именно на страницах журнала «Испанское действие» в статьях, написанных Маэсту, излагаются основы его концепции «Испанидад». В 1934 году, систематизируя и анализируя всё ранее опубликованное, Маэсту издает книгу «Защита испанидад»[10], которая становится последовательным изложением его концепции. В предисловии к этой книге Рамиро де Маэсту дает свою интерпретацию так называемой «темы Испании».   Находясь в поиске истины, светлого будущего для своей родины де Маэсту четко ощутил противоборство двух тенденций в общественно-политической жизни Испании – либеральной и консервативной. На страницах своей книги он создал яркий поэтический образ Испании. «Испания есть дуб, обвитый плющом»[11], - писал Маэсту. Дуб в этой аллегории – это традиционная монархическая католическая Испания, та Испания, которая была великой и стала создательницей огромной Империи, создавшей культурное пространство, объединенное общими традициями и общим духом, который де Маэсту и назвал словом «Испанидад». Эту Испанию де Маэсту считал истинной. Ей противостояла вторая – ложная Испания – либеральный плющ, обвивающийся вокруг ствола мощного дуба испанского консерватизма. Привнесенные французской революцией и наполеоновскими войнами либеральные идеи по мнению де Маэсту сбили Испанию с истинного пути, предопределив гибель великой империи, способствовали распаду союза «Испанидад». В одной из своих первых статей в журнале «Испанское действие», опубликованной в 1931 году, которая так и называлась «Испанидад» де Маэсту формулирует основное ядро своей концепции, потом эта статья стала основой первых нескольких глав его книги «Защита Испанидад».  Он рассуждает над тем, что же такое Испанидад и приходит к выводу, что это не географическая и не политическая, а духовная общность народа, построенная на общих традициях и предопределенная тем, что именно Испанская монархия подарила цивилизацию странам Нового света.  Распад империи и «рассеивание Америки» де Маэсту связывает с разгулом либеральных идей, после французской революции распространившихся по всей Европе и попавших за океан. Именно на идеях изложенных в энциклопедии, как указывает де Маэсту, формировалась личность Симона Боливара, ставшего великим освободителем Америки. Однако и среди Испанцев было много политиков, писателей, ученых «коснувшихся статей энцилопедии», которые способствовали разгулу либерализма в Испании и «рассеиванию Испанского духа», как писал де Маэсту. «Кризис Испанского мира начался в Испании»[12] убежден автор.  Маэсту взывает к возрождению «Испанского духа», именно в этом он видит спасение своей страны и возвращение её былого величия. «Сегодня Испанидад рассеян, но он существует», - пишет автор, именно поэтому он и нуждается в защите. Категория защиты – одна из основных в философии де Маэсту, для него защита – есть образ жизни и естественная форма существования, одна из наиболее известных фраз де Маэсту звучит так: «Жить, значит защищаться»[13]. 

Нажмите, чтобы увеличить.

  Испанидад для Маэсту – это особый испанский дух, испанские консервативные традиции, объединяющие все народы, затронутые испанской культурой, в основе этих традиций лежит католическая вера и монархическая власть. Де Маэсту строит свою концепцию вокруг известной испанской консервативной триады «Бог, Родина, Король», очень напоминающей триаду, разработанную русским консерватором С. С. Уваровым, которая легла в основу русской имперской государственности («Православие, Самодержавие, Народность»). 

  Важнейший элемент «Испанского характера» по мнению де Маэсту – это католическая религиозность. Испанец есть католик по своей сути. Доказательства испанской религиозности де Маэсту ищет глубоко в недрах испанской истории, ссылаясь на стоицизм Сенеки, считая его первым испанским философом, и обращаясь к эпохе Реконкисты, когда именно христианская вера подняла испанцев на борьбу с маврами, что способствовало объединению государства под властью католических королей Фердиданда и Изабеллы и начала новой эпохи в истории Испании – конкисты, в результате которой образовалась Великая Испанская империя.  Особое отношение у Рамиро де Маэсту к институту церкви, который он считает носителем истинной веры испанского народа, именно поэтому церковь и духовенство должны занимать особую роль в государстве. Многие исследователи называют концепцию «Испанидад», созданную Рамиро де Маэсту «политической теологией». Ярким эпитетом наградила консервативное наследие де Маэсту советский литературовед Инна Тертерян, назвав концепцию «Испанидад» воинствующим католицизмом[14].  

  Воплощением испанской религиозности, по мнению де Маэсту, является особый испанский дух, в основе которого лежит идеал служения «богу и государю», как высшему воплощению родины. Испанец, по мнению Маэсту, существует не в обыденной, а в сакральной реальности, стремясь к вере в абсолют. «Испанец верит либо в абсолютные ценности, либо не верит вовсе», - пишет де Маэсту. Здесь просматриваются параллели между концепцией Р. Де Маэсту и известной дилеммой русского писателя Ф. М. Достоевского (абсолютные ценности или ничего)[15]. 

  Духовную общность испанских народов, составляющую понятие «Испанидад» Рамиро де Маэсту дополняет «испанским типом», который определяет основные черты Испанского характера, основными среди них являются «постоянный духовный поиск» и «идеал служения высшему». Воплощением «испанского типа», ярко демонстрирующим эти черты для де Маэсту, как и для многих испанских философов его современников стал образ Дон Кихота, созданный великим Мигелем де Сервантосом. Дон Кихот де Маэсту – это истинно верующий подданный монарха, сражающийся за абсолютный идеал, за абсолютную веру, как воплощение величия своей родины. 

  Таковы в общих чертах основные положения концепции «Испанидад», ставшей основным итогом жизни и творчества Испанского интеллектуала Рамиро де Маэсту. Теперь пришло время ответить на вопрос, заданный в самом начале этого повествования: Почему же де Маэсту до конца жизни считал себя «Человеком 98 года» и что он вкладывал в это понятие. 1898 год – год поражения Испанцев в последней для этой страны империалистической войне против США стала олицетворением конца эры испанского колониализма и окончательного крушения Испанской империи (так как результатом этой войны стала потеря Испанией Кубы и Коста-Рики). Логично, что де Маэсту волновал вопрос «Какое значение для представителей «поколения» имела потеря колоний в 1898 г». Для самого же него 1898 год стал олицетворением Великой трагедии, сигналом к тому, что необходимо возродить старые традиции, необходимо встать на защиту испанского духа, чтобы вернуть величие Испании, именно поэтому де Маэсту можно с полной уверенностью назвать человеком 1898 года, так как события испано-американской войны и их интерпретация в философских кругах Испании заложили основу эволюции его взглядов. 

  Рамиро де Маэсту оказал огромное влияние на развитие испанской общественно-политической мысли и испанской консервативной идеологии. Он предложил вариант национальной идеи, ставший ядром политической философии правых и заложивший основу идеологии «национал-католицизма», ставшей официальной государственной идеологией в годы правления диктатора Ф. Франко.  

  Жизнь Рамиро де Маэсту оборвалась в самом начале Гражданской войны 29 октября 1936 года, он был расстрелян республиканцами после трехмесячного заключения в мадридской тюрьме Лас Вентас. Последними словами де Маэсту были: «Вы не знаете, за что меня убиваете, зато я знаю за что умираю: чтобы ваши дети были лучше, чем вы».

                                   Литература и источники:

1. Sanchez, A. - Itroduccion // Maeztu, R. de -  Don Quijote o un amor – Salamanca, 1964 – P. 11. 

2. Кулешова, В. В. Проблема Испании в полемической публицистике Рамиро де Маэсту 1896-1936 годов // Проблемы испанской истории. – М, 1979  - с. 106 – 134.

3. Kостюкович, Е. А., Тертерян, И. А. "Поколение 1898 г." и модернисты: [испанская литература]// История всемирной литературы: в 8 томах / АН СССР; Ин-т мировой лит. им. А. М. Горького. - М.: Наука, 1983—1994. Т. 8. -1994.-  С. 276—279.

4. Maeztu, R, de  El poder de la mentura y la generacion del 98// Maeztu R, de – Autobiografia. Madrid.: Editora national, 1962.  – P. 65 

5. Maeztu R. de.  Juventud menguante. Autobiografías  [Электронный ресурс]  URL: http://www.filosofia.org/hem/190/alm/ae1214.htm   ( дата обращения 20.02.2014) 

6. Maeztu, R. de. La Crisis del Humanismo. – Buenos Aires: Ed. Sudamericana, 1951. – 457 p. 

7. Ibid – P. 274 

8. Vizcarra, Z. de. Origen de nombre, concepto y Fiesta de la Hispanidad. [Электронный ресурс] // URL: http:// www.plataforma2003.org/sobre_ja/28_sja.html ( дата обращения 11.07. 2013).

9. Accion Española  - Madrid (1931-1937) [Электронный ресурс] URL: http://www.filosofia.org/hem/193/acc/ ( дата обращения 20.01.2014) 

10. Maeztu R, de. Defensa de la Hispanidad [Электронный ресурс] // URL: http://hispanidad.tripod.com/maezt.html ( дата обращения 10.07. 2013) 

11. Ibid

12. Ibid

13. Ibid 

14. Тертерян, И. А.  Испытание историей: очерки истории испанской литературы. - М., 1971 — С. 49 

15. Тулаев П. Стрелы Фаланги [Электронный ресурс]  URL: http://www.sensusnovus.ru/analytics/2013/10/19/17325.html (дата обращения: 22. 03. 2014) 

_______________________________

© Ягодкин Анатолий Александрович

 

Страна мечты в сетях пиара, пропаганды и технологий
Пять статей Г.Г.Почепцова о формировании пропаганды, основанной на политическом пиаре в СССР и дальнейшем ее ...
На руинах рухнувших иллюзий
Смешались в кучу быт и психбольница... / Не время ль жить на водах и на видах / вдали от потребительской корзи...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum