Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Посткоронавирусный социальный синдром: регулируемый капитализм и кризис дем...
В статье изложены представления автора о том, какими будут социально-экономическ...
№06
(374)
23.05.2020
Общество
Последние из крестьян
(№4 [307] 10.04.2016)
Автор: Сергей Мельник

 

Как-то всё удивительно совпало. «Вот о ком — о Дериновых бы написать, — мечтательно сказала на днях моя коллега по редакции, перебирая фотографии победителей прошлогоднего областного конкурса «Хозяйка села». — О Людмиле Николаевне и её муже. Ну кто, если не эта фермерская семья, достоин очерка?» Буквально в тот же день случайно встретил главу сельского поселения Большая Рязань, что в Ставропольском районе Самарской области, Алексея Вовченко: «Вот есть у нас хорошая трудовая семья...» Слово за слово, выяснилось: и он о них же, о Дериновых. И куда, скажите, после этого «бедному крестьянину податься», коль уж двое сразу, да не сговариваясь?                                  

                                         Где пригодился – там и родился?

   Насчет «податься» — это я не просто так, ради красного словца, вспомнил. Перед поездкой навёл справки: оказалось, Дериновы уже не фермеры: в феврале этого года «закрыли» свое крестьянско-фермерское хозяйство, и теперь у них просто личное подсобное. Немаленькое, надо сказать: полсотни коров, включая молодняк, и свиней с поросятами столько же. Что побудило (или вынудило) «закрыться» — и об этом хотелось узнать на месте...

   В общем, сборы были недолги, и через пару дней мы оказались в Большой Рязани. Глава поселения сам отвёз меня в скромный, но приметный дом, на котором словно было написано крупными буквами: здесь живёт Хозяйка. Можно представить, как уютно выглядит палисад летом — ну просто «оранжерея», похвалил Вовченко. Да и в дом войти — радость: умения встретить гостей Дериновым точно не занимать. И главное, всё просто и естественно.

   В Большую Рязань они приехали в 1979 году, окончив Сергиевский зооветеринарный техникум. Сами родом из тех мест, а  сюда попали как молодые специалисты. Сначала работали ветеринарами в колхозе «12 лет Октября», который в итоге превратился в агрофирму «Рязанскую», а потом и вовсе развалился. Как-то звали их перебраться в Красный Яр того же Ставропольского района — там всё же райцентр, перспективнее по их специальности, — но подросшие к тому времени дочки ни в какую. Да и сами уже прикипели. «Здесь хорошо, мы уж привыкли. Как будто здесь родились», — говорит Людмила Николаевна.

   В колхозе было четыре сотни голов скота. Их личное хозяйство началось в 1981-м — с одной коровы, «выбракованной» из колхозного стада. А где одна — там две, три. В общем, «так с нарастающей и пошло». Коллективное хозяйство в итоге трансформировалось в частное предприятие ООО «Стан-Агро», которое занимается зерновыми. И у Дериновых с ним сложились вполне деловые отношения: можно и силос докупить, и главное — простаивающие фермы использовать без арендной платы. В общем, великое подспорье, за что они очень признательны руководству компании. 

Как встарь

   Они вообще умеют быть благодарными (редкое нынче качество) — и конкретным людям, и абстрактному «государству», которое хоть что-то предпринимает для облегчения их труда. «Адского труда», — подчеркивает главный зоотехник Ставропольского районного сельхозуправления Светлана Пысина. С ней мы побеседовали накануне о проблемах, с которыми сталкиваются фермеры. Собственно, она и сподвигла Дериновых в 2012 году открыть КФХ — у них к тому времени было 9 дойных коров.

  — Светлана Григорьевна — вот молодец... Я же работала в «Стан-Агро», — рассказывает Людмила, — вела отчёты — ветеринарный, зоотехнический. Ездила сдавать в администрацию (райадминистрация находится в 65 километрах от села — на противоположном берегу Волги, в Тольятти. — С.М.). Она мне и говорит: «А что вы сами-то не открываете? Давайте, государство сейчас помогает». Хорошо помогало, конечно, государство: один раз в квартал субсидия на реализованное молоко — 2,5 рубля за литр (и это кроме того, что мы сами продаём). Оно и сейчас помогает, только вот бумажной волокиты прибавилось. В то время, когда я открывалась, бумаг меньше было, а сейчас добавились справки из налоговой, из пенсионного... Ну как всё успеть: или работать надо — или ездить с бумагами. Или кого-то нанимать.

   Нанимать — это не для фермеров, только лишние расходы. Тем более, что Дериновы сами, практически без посторонней помощи, справляются со своим хозяйством. «Как встарь» — потому что деревенские оба, сызмала привыкшие к «адскому», но от того не переставшему быть любимым труду. Владимир Николаевич — и вовсе ветеринар в третьем поколении, и нужен не только своим подопечным — еще и участковым ветврачом служит в сельском поселении Большая Рязань. Именно служит, а как иначе это назвать, если не служением?

    Сын Дериновых тоже служит — в уголовным розыске Ставропольского района. Часто из Тольятти приезжает, понимая, сколько хлопот у родителей — хоть чем-то помочь.

   — Порой приедет только — звонок, и назад поехал. Говорит: мама, мне тоже надо было идти ветеринаром. Я ему — какая разница: что у тебя выходных нет, что у нас. Просто мы в грязи, а ты хоть в чистоте.

   У них всё, как встарь: встают в четыре, чтобы подоить своих Красуль, Жданок и Зорек. И тут же — в Жигулёвск (летом еще и на дачи). Ездят с молоком, сметаной и творогом по дворам, заходят к своим постоянным клиентам.

   — Есть бабушки, которые не ходят, у кого глаза плохо видят — так прямо в квартиру, — рассказывает Людмила Николаевна. — Они говорят: вы нас не бросайте, пожалуйста. А как бросишь — они уже как свои. Каждый раз звонят, спрашивают: как дела? Как своя семья...

   А потом снова: накормить кормилиц, убраться, вечерняя дойка. И так — без выходных-проходных, без праздников.

   Старшие, дочери, живут в Самаре, гостят реже. Но Дериновы довольны: всех выучили, а когда попереженились — и с жильем подсобили. «Чем могли, помогли по мере возможности. Они у нас сами все молодцы». И внуки радуют. Старший, тринадцатилетний Ярослав, когда приезжает на каникулы, встает чуть свет с дедом — и с молоком в город. Тому ведь не просто уже подняться на четвертый этаж, а мальчишке не в тягость. И даже в радость, опять же.

   Вот только продолжить их дело, похоже, ни дети, ни внуки пока не планируют. Да и самим уже, как говорится, пора и честь знать.

    «Дальше расширяться собираетесь?» — спрашиваю. Оба вздыхают:

    — Нет, закругляться надо. Болеем уже. Дети ругаются, говорят, давайте внуками заниматься. Но коровы три-четыре всё равно оставим. Как мы без них?

Каждый выбирает по себе

   В Большой Рязани есть еще две семьи, которые держат не по одной — по 10-12 коров. Всего же в поселении 120 буренок. Это сравнительно много, учитывая, что оно не самое большое в Ставропольском районе — во многих, куда населённее, коров по пальцам уже пересчитать можно...

    В общем, особое это место.

   — Что уж тут удивительного: на коровах в России и выжили, — говорит Людмила Николаевна, откликаясь на мой очередной пафосный монолог.

   — Такими людьми и должна держаться Россия, — это уже глава поселения Вовченко добавляет. — Надо таким людям помогать, а у нас забюрократизировано всё...

Общие, вроде бы, фразы — но ведь это чистая правда. Кто с этим поспорит?

   — Когда после распада Союза посчитали, что колхозы — дело ненужное, все должны вернуться к фермерству, к крестьянскому хозяйству, не учли одного, — рассуждает Алексей Васильевич. — Когда в тридцатые годы делали коллективизацию, у нас на селе жили семейные «кланы». Было кому возделывать землю, заниматься этим как крестьянским хозяйством. Их раскулачили, выселили... Даже в конце шестидесятых — начале семидесятых у нас в селе ещё оставались крестьянские династии, которые уцелели после всего этого. А уже к восьмидесятым-девяностым их практически не осталось.     

    Колхозы-совхозы развалились, работы нет, дети начали уезжать в город. Да и условий для ведения крестьянского хозяйства у нас не создано. Кто успел, как-то приспособился — у тех пошло дело. Но ведь таких — единицы... Думали, вот колхозы-совхозы развалят, дадим землю — и все оно пойдет. Нету! Быков нет, лошадей нет, волов... И самое главное, нет таких семей. Мы крестьянство как класс подрубили. Сейчас выращивать надо.

   — А как выращивать-то? — вопрошает Вовченко.

     Вопрос этот волнует и Светлану Пысину. Как главный зоотехник района, она, что называется, на переднем крае проблем, с которыми сталкиваются КФХ. И подтверждает: история с Дериновыми, решившими «закрыться», — мягко говоря, не единична.

    — Закрылись в основном «мясники», — говорит Светлана Григорьевна. — Потому что пасти негде. У нас специфический район — пригородный. В отдаленных сёлах еще есть где пасти, поэтому скот и держат. Хотя там другая проблема — рядом с национальным парком «Самарская Лука» тоже не напасёшься. И получается, фермеры наоткрывались, а земель нет, техники нет. Поэтому они стараются покупать у сельхозорганизаций корма. Но представьте: прокормить весь год покупными! Очень дорого...

   По словам Пысиной, когда зашла речь о создании фермерских хозяйств, в той же Большой Рязани нашлись люди, которые посчитали: овчинка выделки не стоит. А тут еще нововведения: в прошлом году для получения субсидий с фермеров вдруг начали требовать справки из пенсионного фонда и соцстраха. Ну разве наездишься по инстанциям?

   «Короче, есть свои неудобства, — подытоживает главный зоотехник района. — Мягко выражаясь...»

   Пожалуй, слишком мягко.

_____________________________________

© Мельник Сергей Георгиевич - текст и фотографии 

 

Мир в фотографиях из социальных сетей и фото наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в апреле-мае 2020 года и фото наших авторов.
Девять мер красоты. Путевой очерк
Очерк о поездке автора из Мельбурна через родной город Одессу в Израиль. Автор делится своими впечатлениями от...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum