Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Естествознание
Спасти Жигулевский заповедник
(№5 [308] 05.05.2016)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Юрий Краснобаев уже пятнадцать лет возглавляет одну из крупнейших в России и сложнейших особо охраняемых природных территорий, получившую не так давно новый, ко многому обязывающий международный статус. Федеральное государственное бюджетное учреждение «Жигулёвский государственный природный биосферный заповедник имени И.И. Спрыгина» так полностью теперь называется заповедная земля. Но уникальное место на Самарской Луке стало настолько популярным, таким «брендовым», что экологам приходится прилагать немало усилий, чтобы сохранить его природную заповедность. И даже в какой-то мере учиться овладевать «искусством компромиссов» так, кажется, кто-то из великих назвал политику.

- Юрий Петрович, с недавних пор Жигулёвский заповедник входит в мировую систему биосферных резерватов по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера». Средне-Волжский комплексный резерват так, вроде бы, это называется? Что дает этот статус заповеднику? В чем отличие от прежнего? Насколько тесно взаимодействие с экспертами уважаемой организации?

Нажмите, чтобы увеличить.

- Во-первых, как вы правильно сказали, это статус. Биосферные резерваты, в том числе Жигулёвский заповедник, должны соответствовать международному статусу, определенному документами ЮНЕСКО. Как бы громко это ни звучало, но мы говорим об устойчивом развитии человечества с минимальными потерями для природы. И если Россия взяла на себя обязательства, что биосферный заповедник должен соответствовать этому уровню, – за это она отвечает перед мировым сообществом. И тем самым создается определённая степень защиты для заповедника, для природы. От тех же чиновников, бизнесменов... А что касается взаимодействия – да, оно есть. В этом году наша сотрудница ездила на международное совещание по биосферным резерватам. 7 декабря я побывал в Сочи: Минприроды России собирало руководителей резерватов, чтобы понимать, что государству с ними со всеми делать. 

- А что, государство ещё не понимает, что с ними делать?

- Вообще-то говоря, нет. И я не понимаю (смеётся).

- А как же «степень защиты» она действительно повысилась? В чём это выражается?

- Появилась определённая защита заповедников, когда дело касается взаимоотношений с субъектами местной власти. Начиная с губернатора и опускаясь ниже по всем ступеням, отношение меняется. Это, кстати, способствовало тому, что при строительстве объектов в Сочи практически не пострадал Кавказский заповедник – он тоже биосферный. ЮНЕСКО, Париж заступился за него перед местными чиновниками.

- Какова судьба поправок в закон об особо охраняемых природных территориях, согласно которым может быть введен запрет на изъятие земли с территорий заповедников? 

- Действительно, предлагается полностью запретить изъятие земель с территорий национальных парков и заповедников под любым предлогом – например, что земли, якобы, утратили природоохранную ценность. Поправки приняты Госдумой, пока в первом чтении. Причём, тот вариант, который безоговорочно ужесточает режим. Во втором, более либеральном варианте, говорилось, что «корректура» территории заповедников возможна, а там уж сами понимаете... Но принят жёсткий: нельзя изымать – и всё!

- Вы думаете, этот закон будет принят окончательно?

- Уверен категорически.

Нажмите, чтобы увеличить.
 
- Ещё одна старая проблема: предприятия вблизи заповедника. Как руководителя особо охраняемой природной территории вас, наверное, должно отчасти радовать, что в связи с экономическим кризисом закрываются заводы? Скажем, закрылся Жигулёвский комбинат строительных материалов...

- Знаете, у меня двойственное отношение к этому вопросу. В самом деле, десятилетиями идут разговоры о необходимости закрыть на территории Самарской Луки, к примеру, нефтедобычу, карьеры – по закону всё это, по большому счету, запрещено. С другой стороны, я понимаю, что социально-экономическое развитие самого города Жигулёвска невозможно без этих предприятий. А закрыть – людей куда девать? Ещё со времен губернаторства Константина Титова мы по этому поводу не раз встречались, обсуждали на рабочих группах. «А куда людей денете? – спрашивал Константин Алексеевич. – Вы сначала создайте рабочие места с достойной зарплатой...» Вот и нефтяники давно готовы закрыть – они в убыток работают, но их просто сдерживает исполнительная власть: людей-то некуда девать. А создать им места в том же туристическом бизнесе – честно говоря, я очень слабо верю, что чистой воды нефтяник пойдет работать в гостиницу, он просто не умеет это делать. 

  Вчера на заседании комиссий в думе мы обсуждали бюджет города (Ю. Краснобаев — депутат Жигулевской городской думы. – С.М.). Бюджетных поступлений нет – и не на что жить городу. Средства, которые зарабатывает город, – а это лишь 50 процентов от доходов физических лиц, – практически все идут на содержание администрации, думы, муниципальных предприятий. А чтобы хотя бы эти деньги шли, нужны действующие предприятия... Так что я могу и как думец рассуждать. Поэтому я не категоричен. Я за то, чтобы предприятия существовали – но чтобы при этом они становились экологически чистыми. Но в это нужно вкладываться, как-то заинтересовывать предприятия, налогами поменьше давить...

Нажмите, чтобы увеличить.

- В одном из интервью вы заметили, что у властей «появилось понимание того, что Жигулёвский заповедник может стать «туристической Меккой» и приносить доход в государственную казну». А действительно ли так важно, чтобы он стал «Меккой»? Как тогда решить извечное противоречие между особым природоохранным статусом и «заантропогаженностью» территории, как выражаются экологи?

- Не зря же туристический бренд области – сердце и Самарская Лука. Я встречался с разными людьми от нашей областной власти, и они всегда открыто говорят: отечественных гостей, зарубежных нужно везти только на Стрельную гору и в Каменную чашу. По большому счёту, в Самарской области других таких эффектных природных объектов больше нет. Это уже брендовые объекты Самарской Луки. А развивать познавательный туризм – наша обязанность, с 2011 года прописанная в законе. И на научно-техническом совете мы с коллегами приняли решение: из шести экскурсионных маршрутов по территории заповедника, которые были раньше, оставили только эти два – остальные закрыли. Всё, на остальную территорию мы туристов не пускаем! Вы знаете, мы уже начали оборудовать Стрельную гору. И Каменную чашу скоро оборудуем для экскурсий, как только финансы найду. И здесь для нас главное даже не деньги заработать – обустроить так, чтобы люди шли чётко по маршруту. 

  Потребность, конечно, есть, и растет год от года. Сотрите, в 2012 году мы открыли настил на Стрельной. До этого территорию заповедника посещало 4-5 тысяч туристов в год – а в прошлом году посетителей было уже 43 тысячи. В этом году ещё больше выйдет. Денег, конечно, заработаем больше – но уже не справляемся с потоком, придётся регулировать. 

- Наверное, в том числе, и в целях сберечь природный ландшафт?

- Судя по многолетним наблюдениям, с увеличением потока экскурсантов тропы действительно начали «разрастаться». А на закрытых маршрутах – наоборот: и тропы заросли, и зверя стало побольше – его меньше пугают... 

  Вообще, мое глубокое убеждение, что организацией массового туризма и отдых должен заниматься национальный парк «Самарская Лука». Заповедник – это эксклюзив, он не для большого количества людей. 

- Какова ваша позиция по поводу проекта «Жигулевская жемчужина», который вынашивает и активно презентует и продвигает региональная власть? Затронет ли он заповедные территории? 

- Я являюсь членом рабочей группы по этому проекту с первого дня, и всё знаю доподлинно. Так вот, мы с коллегами из национального парка добились того, что территория заповедника не затрагивается абсолютно. Разве что, когда построят дорогу от Подгор до Ширяево, это косвенно заповедник затронет... 

  Сейчас, кстати, этот проект затормозился в силу экономической ситуации. Но, думаю, пройдёт Чемпионат мира по футболу – 2018, может, в России появится побольше денег, может быть, к тому времени санкции снимут, - и к этому вернутся. И, как я для себя решил: это неизбежно, мы с этим ничего не сможем сделать, а значит, нам самим нужно предлагать какие-то экскурсионно-туристические программы, чтобы заповедник не оказался изгоем в этой ситуации...

  Нам, в общем-то, некуда деваться. В Жигулях и на Самарской Луке в целом заповедности всё меньше и меньше в – и приходится как-то лавировать. Вот, Стрельную гору отдали, так сказать, на откуп познавательному туризму, Каменную чашу оборудуем – и все, хватит, про остальное просто забудьте. Я вот так решил – и получается, по большому счету. Нужно искать варианты, а не быть упертым бараном, иначе быстро найдут другого руководителя, более сговорчивого.

Нажмите, чтобы увеличить.

- Если поговорить об участии в работе местной думы: зачем вам это? Статус депутата на пользу природоохранной деятельности? Муниципальная власть может поддержать заповедник финансово?

- По закону – может. Правда, сейчас ситуация такая, что в городе просто денег нет, Жигулёвск сидит на областных дотациях. 

- Кстати, насчёт дотаций. Насколько мне известно, согласно проекту регионального бюджета (который отражает тенденции федерального) на 2016 год, и без того маленькие затраты на охрану окружающей среды должны быть уменьшены на 20 с лишним процентов. В процентном отношении это, конечно, меньше, чем на культуру и физкультуру, где вообще наполовину срезали, но тем не менее... 

- Экология, охрана природы всегда была по остаточному принципу. Но это в рамках муниципальных и областных бюджетов. А если говорить про федеральный, конкретно про заповедники и национальные парки, – нам финансирование на 2016 год не сокращают вообще. Не увеличивают, конечно, но и не сокращают. Хотя у других структур, подведомственных Минприроды России, часть денег забрали. 

- О чем это говорит?

- В моем понимании, это говорит о том, что наш президент Владимир Владимирович поездил по заповедникам и...

Понятно: тигры и прочее?

Да-да. И, думаю, не сокращать финансирование заповедников и национальных парков –это его прямое указание.

______________________ 

© Мельник Сергей Георгиевич 

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum