Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Два двухсотлетия. Некрасов и Достоевский. | Александр Балтин

Статья о духовной близости и судьбоносном предназначении двух гениев рус...

№11
(389)
07.11.2021
Общество
Белгородский катарсис
(№5 [308] 05.05.2016)
Автор: Алия Нуруллина
Алия Нуруллина

  Межрегиональный Ерошенковский форум «Человек мира» проводится в Белгороде с 2010 года. Целью этого мероприятия является популяризация культурного наследия писателя и тифлопедагога Василия Яковлевича Ерошенко. В 2016 году состоялся IV по счету форум, который проходил 20-21 апреля на различных площадках Белгорода. Программа форума включала, наряду с докладами, посвященными наследию Ерошенко, выступления, касающиеся социальной адаптации и реабилитации инвалидов. В отличие от подавляющего большинства докладчиков, я отправилась на форум как частное лицо, не представляя какую-либо организацию. Тема моего выступления – «Жизнь Ерошенко как пример». Моей задачей было рассказать о Ерошенко не как о памятнике, мертвой скульптуре, которой все должны поклоняться, а как о живом, работающем опыте, который можно и должно воспроизводить. К сожалению, до текущего момента все выступления о Ерошенко на конференциях и в СМИ сводились в большинстве своем лишь к его мифологизации, но Василий Яковлевич жил не для того, чтобы им только восхищались и героизировали его. Он жил, чтобы быть примером. И именно эту мысль мне хотелось донести в первую очередь той аудитории, которая знает, кто такой Ерошенко. Поэтому мы с моим супругом Ильей Овсянниковым решили отправиться в Белгород. 

Нажмите, чтобы увеличить.

  Многие знакомые удивляются, когда я говорю, что ездила в Белгород: почему туда? Что я там забыла? Год назад это нельзя было даже представить. Но слава Богу, многое поменялось.

   О своем знакомстве с Ерошенко я писала уже в одном из постов. Это знакомство оказалось очень знаковым для меня. Наряду с работой в библиотеке, с пониманием важности демонстрации личного примера для незрячих людей и нахождения и популяризации примеров других, я вдруг еще зимой, когда была травмирована, получила информационное письмо о IV-м Ерошенковском форуме «Человек мира», который должен был проходить в Белгороде в апреле. Город этот был выбран потому, что Ерошенко родом из Белгородской области. Но тогда я ограничилась лишь тем, что разослала это письмо по соцсетям и рассылкам, надеясь, что кто-то заинтересуется и поедет. Сама я ещё не знала, что со мной будет и оставила мысли об этом на потом. Но слава Богу, восстановление после травмы прошло успешно. Однако про форум я помнила. И однажды знакомый пишет мне благодарность за то, что я прислала когда-то письмо в рассылку с информацией о форуме. И тогда я поняла, что Бог не зря привел этого парня в виде некой напоминалки, и на форум всё же нужно съездить.

   Изначально я хотела просто поехать как слушатель, пообщаться, посмотреть город. Но вёе сложилось иначе. Как я уже писала, меня и мою очень хорошую подругу довольно сильно зацепила идея популяризации жизни Ерошенко в качестве примера для других. И постепенно пришло понимание, что об этом надо говорить. И так сложилось, что пока говорить об этом некому, кроме меня. И пришло осознание, что нужно выступать с докладом.

  Тут проявилась очень серьезная проблема, с которой я не справилась до сих пор и понимание которой открыло глаза на многое. Я поняла, что у меня существует какой-то внутренний ступор на написание чего бы то ни было. Когда ты понимаешь, как нужно ходить, но не можешь, потому что больно, и организм отключает эту возможность. Только в данном случае тебе не больно, а ощущения те же. Ты технически понимаешь всё, но сделать ничего не можешь. И я тогда поняла, что именно эта проблема всегда мешала мне завершить учебу в нескольких вузах...

  Я опомнилась уже тогда, когда был конкретный deadline для заявок на форум. Нужно было срочно писать текст, а я чувствую, что не могу. Попробовала написать что-то и поняла, что получается нечто вымученное, неживое, не то, что я хотела сделать. Я дошла уже до такого состояния, когда все пофигу, и ничего не хочется.

   Благодаря Богу и моим друзьям текст всё же родился, причем такой, каким и должен был быть. При этом довольно быстро, хотя досталось это тяжело. Тем радостнее было потом читать отклики на него и понимать, что основная цель – достучаться даже не до умов людей, а до их сердец – хотя бы отчасти выполнена. И это круто. И колоссальная ответственность.

   Там еще был такой момент, что изначально я написала только о Ерошенко. Но библиотека продлила мое испытание и потребовала написать также о моем собственном опыте. Это тоже откладывалось на последний момент, но тоже удалось что-то такое написать, хотя это уже получилось не так монолитно, мне показалось, сумбурно, однако всех устроило.

   В итоге мою работу приняли и поставили не куда-нибудь, а на пленарную, самую главную часть форума. И тогда были куплены билеты на поезд, забронирована гостиница, и 19 апреля мы с Ильей отправились в Белгород.

 

     День первый

   Питер уже традиционно провожал ветром. В поезде удалось выспаться, всё было мирно и спокойно. Утром была Москва. Я, естественно, вышла на перрон, чтоб хотя бы несколько минут на её посмотреть, подышать московским воздухом. Москва вновь встретила солнышком и теплом. Видимо от общего перенапряжения было безумно тяжело и невыразимо тоскливо. Так было плохо, что я тупо расплакалась стоя на перроне Курского вокзала, потом долго ещё не могла успокоиться. Но после этого пришло понимание, что это всё неправильно, ибо превращать что бы то ни было в навязчивую идею, в идола, — это чревато негативными последствиями для меня и моих близких. За этим кроется непринятие происходящего, а это никогда ни к чему хорошему никого еще не приводило.

    Ну а дальше был Белгород. В других городах мы не выходили. Нас там встретили, что было очень здорово. Белгород встретил теплом - плюс 13 градусов, но по ощущениям были все 20. Сразу стало ясно, что это совершенно другой климат. Ну и другой город. Не было привычной суеты и беготни на вокзале, да и сам вокзал был совсем другой. По городу особо пройтись не удалось, да и был вечер уже, но пришло ощущение, что здесь всё иначе – тихо, спокойно, будто в деревню приезжаешь. Ну и встречались люди с незабываемым южным говором, что отлично дополнило общую картинку.

     Приехав в гостиницу, мы столкнулись суровой реальностью провинциального города. То, что в гостинице принимается только наличка, было уже известно. Но выяснилось, что о брони нашей никто не знает. Причем тетенька на reception говорила это, попутно листая обычный бумажный журнал! Однако, к нашему счастью, подходящий нам по условиям номер был в наличии, и нас заселили. Удивило, что к нашей слепоте отнеслись довольно спокойно. Помогали, где надо, но фраз типа «а как вы тут жить будете?» – не было. Видимо, люди в так называемой провинции с более крепкими нервами, жизнь их изрядно потрепала, и их сложно чем-то поразить.

   Номер оказался очень уютным. Две кровати, столик, крохотный холодильник, который сначала не работал, но потом пришел человек, что-то там дернул и он заработал, шкаф и телик. При этом было очень тепло. Я изначально была настроена на хостел и имела крайне негативное мнение о российских гостиницах, но у Бога свой план, и хостел забронировать не удалось: либо не было мест, либо телефоны не отвечали. В итоге был номер с общими удобствами, но дешевле. Естественно, ни тебе бесплатного чая, ни прочих плюсов хостела. Зато был wi-fi, причем без пароля, и он даже работал, и работал весьма неплохо. Потом уже я поняла, что этот опыт тоже был крайне полезным и нужным. Ну и чисто жлобское мнение о гостиницах нашей страны меня отнюдь не красило, и оно изменилось, конечно.

   Дальше ждал еще один сюрприз. В гостинице есть буфет, но он работает до 8 вечера. А мы приехали уже после восьми. Есть хочется. Ехать куда-то в незнакомом городе вечером не было ни сил, ни желания. В итоге начался квест «закажи еду с доставкой». Опять во многих конторах не отвечают телефоны, где-то они не указаны. В итоге нашлось что-то, где было решено, не мудрствуя особо, заказать KFC. Ну привезли, все в порядке, в плане доставки цены примерно те же, что и здесь. Может, чуть дешевле. Вместо обеденного стола, был журнальный столик, но это лучше, чем ничего.

   Потом хоть и было поздно, но нужно было всё же принять душ. Надо сказать, что приятно порадовало состояние душа и туалета. Все было вполне чисто и аккуратно. Вряд ли идеально, но вполне сносно для общего пользования. В душе и мойке старого типа краны, но все функционирует и ничего не отваливается. Душ – это площадочка такая метр на метр, где ты раздеваешься, развешиваешь одежду, с занавесочкой, всё, как положено. Да, все это очень минималистично, но опять же приемлемо и работает. И этим можно пользоваться. Тем вечером со мной произошло приключение – я обсчиталась дверью и начала ломиться в чужой номер. К счастью, никто не вышел разбираться, я надеюсь, что там в ту ночь никого не было. Иначе мне жалко этих людей, но ничего не поделаешь.

    Спала я в гостинице хорошо, было спокойно, никто не буйствовал. Белье, кстати, тоже было в хорошем состоянии. И что порадовало: полотенце дали большое. 

     День второй

   Ну, а на следующий день нас ждал форум. Пленарная часть проходила не где-нибудь, а в городской филармонии. Сотрудники библиотеки, которые всё это организовали, встретили радушно, взяли нас под свою опеку, провожали везде, всё показывали, угостили чаем/кофе и пироженками. Развиртуализировались с незрячими ребятами, один из которых приехал из Екатеринбурга, а другой из Новосибирска. Потом нас интервьюировал местный телеканал, в итоге в репортаж включили не всё, но для меня это была возможность лишний раз сказать главную мысль о Ерошенко. 

   Ну а потом начался собственно форум. Я нормально не подготовилась. В последний момент решила не выступать, имея под рукой текст. Во-первых, в программе было обозначено, что под мой доклад дается всего 8 минут. Ну и во-вторых, наличие текста не очень красит докладчика. Я в поезде один раз пробежалась по докладу, а вечером накануне я устала настолько, что не было сил ни на что. В итоге по ходу форума я поняла, что время никто не ограничивает. У меня даже плана не было. Мне показалось, что сказать всё, что хотелось, мне не удалось. Сказалось волнение и много еще чего. Но для той аудитории, как я сейчас понимаю, было достаточно и этого. В итоге я выступила так, как выступила. Главное, я всё же смогла сказать эти слова и, надеюсь, хотя бы частично донести то, что хотела.

Нажмите, чтобы увеличить.

    К сожалению, крайне мало на ерошенковском форуме говорили о Ерошенко. Очень много было, конечно, общих слов, которые я как раз и клеймила в своем докладе. Но порадовало то, что не было ура-патриотизма и прочих нелепостей. Большую часть выступлений, скажу честно, я прослушала, переписываясь в различных мессенджерах. Но если сравнивать этот форум и конференцию по IT, которая проходила в Питере в начале апреля, то формализма в Белгороде было меньше. И людей, которые читали по бумажке, здесь тоже было меньше. И это очень порадовало. Да, было много общих слов, но они были хотя бы как-то пропущены через докладчика, а это очень важно.

    Меня тронуло, что другие выступающие, после меня, стали цитировать мой доклад. Кто-то подходил и благодарил. Как незрячие, так и зрячие люди. В частности, уже во второй день подошла девушка – педагог, которая благодарила за мое выступление и сказала, что ей стало чуть более понятно, какие потребности есть у людей с ограниченными возможностями. А так как она работает с детками, это для неё очень важно. И опять же порадовало, что есть люди, работающие не для галочки.

   Ну а если говорить об оценке моего доклада, я получила массу добрых откликов и слов о том, что мой текст всколыхнул сердца людей, помог кому-то. Это меня безумно радует. Но в то же время я осознаю свою ответственность перед Богом и перед этими людьми.

   После пленарной части был перерыв, нас повезли в театр кукол, где была вторая часть первого дня. Накормили обедом, незамысловатым, но вполне вкусным. Вообще, я стала проще ко многому относиться, и это радует. Большим впечатлением оказался местный хлеб. Настоящий, нормальный хлеб, а не то, что под видом хлеба мы покупаем в магазинах.

  Самым ярким моментом второй части был спектакль, поставленный ребятами с множественными нарушениями речи и, по-моему, ещё каких-то функций организма. Порадовало то, что все остались смотреть, никто не ушел, и маленький зал был набит почти до отказа. Это было очень важно для этих ребят – увидеть много людей, их интерес, услышать аплодисменты. В принципе, это было последнее в этот день, и многие могли уйти, но не сделали этого. И это здорово. Там мало что было понятно без тифлокомментария, но в данном случае это не имело принципиального значения. Причем понравилось то, что ребята, во-первых, преодолели себя и вышли на сцену. А во-вторых, видно, что с ними реально работают педагоги. То есть, ребят не выводят на всеобщее жаление и плач, а понятно, что с ними ведется колоссальная работа.

   По окончании всего нам предложили автобусную экскурсию по городу, но мы отказались, решили покорять город сами, пешочком, тем более погода была хорошая. Было не то что по-весеннему, но по-летнему тепло. Хотя белгородцы говорили, что им холодно, но нам, на всем протяжении нашего пребывания в городе, было классно. Даже как-то утром мы вышли на улицу, когда было +5, и было вполне комфортно. Всё же отсутствие нашей ужасающей питерской влажности кардинально меняет дело. Поэтому мы постоянно восторгались теплом, тем самым дико удивляя белгородцев.

  Нашли по навигатору какую-то кафешку и пошли примерно по направлению, указываемому устройством. Можно было шариться самим, но это не так интересно, поэтому мы спросили чу прохожих, как пройти на нужную нам улицу. Сразу бросилось в глаза, насколько открытыми и осведомленными о своем городе являются белгородцы. Если в Питере спрашиваешь, как пройти куда-либо, во-первых, далеко не сразу кто-то отзовется, а во-вторых, мало кто знает в принципе город. А в Белгороде не так. Если ты спрашиваешь человека и если он даже идет в другую сторону, он развернется подойдет к тебе и будет с тобой разговаривать. Но самое главное: они прекрасно знают свой город. Они с радостью расскажут, как пройти, покажут и проведут. Я подумала, что при желании можно было бы кого-то из местных попросить показать город, и они бы согласились. Опять же порадовало отношение к незрячим. Они помогали, если попросить, могли провести куда-то, но без фанатизма и излишней суеты. А как-то просто, будто они каждый день видят слепых.

     В итоге мы спросили про эту кафешку у какой-то девушки, которая согласилась нас до нее проводить. Пока шли, поинтересовались подробнее. К нашему удивлению, она с большой охотой рассказала, что там хорошее, а что не очень, что дешевле, что стоит попробовать и пр. Даже порекомендовала еще одну кафешку, которая расположена чуть дальше. У нас такое вряд ли встретишь. В крупных городах люди не привыкли к такому. А тут девушка даже совершенно честно сказала, что отравилась в этой сети кафешек когда-то, но не в той, куда мы идем. То есть, мы получили максимальное и объективное представление об этом заведении под названием «Потапыч». Мы решили рискнуть и не пожалели. Во-первых, потрясло то, что поесть, причем не перекусить, а поесть, на двоих нам обошлось где-то в районе 600 рублей. И всё при этом было безумно вкусным. Ну и в плане обслуживания опять же все было отлично. Никто не шарахался от наших особенностей, прочитали меню, все рассказали и объяснили.

     Потом по навигатору нашли Магнит и пошли туда, чтоб купить попить и другую бытовую мелочь. Там тоже было всё отлично: по магазину провели, причем даже ждать не пришлось, были крайне вежливы и учтивы. Пока искали Магнит, спросили у дядьки какого-то, как пройти туда. Ради интереса спросили, не может ли он порекомендовать какое-нибудь нормальное такси. Он сказал, что такси не пользуется, но тут же начал перечислять несколько на выбор номеров хороших, как он сказал, такси. Затоварившись, мы воспользовались одним из номеров. Неудобно было только то, что приходит смс с номером машины и нельзя позвонить водителю. Чтобы не тратить деньги на объяснение оператору и просьбу связать с водителем, мы просто спросили у прохожих, где нужная нам машина и без проблем нашли её. Следующим культурным шоком было 80 рублей за такси до гостиницы. В Питере я за такое расстояние платила около двухсот. В то же время можно представить, какие у них там заработки, с такими ценами…

    День третий

  В четверг нас ждал второй день форума и заключительное занятие курсов по соцсетям. Позавтракали в буфете и поехали в городок под названием «Строитель», где в детской библиотеке проходил второй день форума, который был всецело посвящен работе с детьми. Про Ерошенко был фактически один доклад, по сказкам, но доклад был потрясающий. Нас уговаривали поехать в Прохоровку, в главный музей Белгородчины. Но не очень хотелось, и нужно было вернуться к пяти в гостиницу, поэтому отказались. И не пожалели. После череды докладов было несколько мастер-классов. Один из них, по пескотерапии, был понятен не до конца, так как там было много визуалки, но зато мастер-класс по работе с детками, имеющими глубокие нарушения речи и движения, был на удивление понятен полностью. Не нужно было вообще никаких пояснений, ибо их умудрялась делать ведущая мастер-класса. Было очень приятно видеть, как она, во-первых, чисто интуитивно делает так, что понятно всё всем, а во-вторых, было видно, что ей не наплевать на то, что она делает. И это самое замечательное.

   Если суммировать про форум, то после питерской конференции я поняла, что главное зачастую на подобных мероприятиях не доклады и презентации, а возможность познакомиться с новыми людьми и встретиться с теми, с кем давно хотелось или с кем давно не виделись. Но опять же повторюсь, отрадно было видеть, отсутствие формализма, отблески человеческого, живого.

   После завершения программы нас повезли в ресторан, где было что-то наподобие фуршета, как это часто бывает после таких мероприятий. Кухня была домашняя, но очень вкусная.

   Я уже писала, что нам нужно было к 5 часам быть в гостинице и вести занятие. А находились мы за городом. И тут я увидела еще одну черту нестоличных городов. Если мы вечно спешим куда-то, стараемся всё распланировать и успеть, то они никуда не торопятся. И им сложно в свою картину мира даже уложить то, что люди реально могут спешить. Довольно забавное наблюдение. Но мы таки успели. Всё обошлось. Я боялась за Интернет, так как сеть работала, но как-то странно и временами. Более или менее всё прошло нормально, совсем уж критичных разрывов не было. Я была на эмоциях и впечатлениях, и только поэтому, наверное, более или менее спокойно перенесла завершение курсов с первым нашим потоком. 

   Вообще, этот опыт дал мне очень многое. Обо всем писать и непедагогично, и вообще ни к чему, но обучение этих замечательных людей соцсетям вылилось в итоге в то, что я сама научилась очень многому и очень важному. Было безумно приятно слышать море теплых слов от наших студентов, которые за 6 недель стали уже родными. Мне в свое время безумно нравилось преподавание, я стремилась к этому, были даже какие-то попытки. И это действительно моё. 

    День четвертый 

  В этот день я изначально планировала поехать в музей Ерошенко в Обуховку, но не сложилось. В программу форума посещение музея не входило, и вообще было видно, что сотрудники библиотеки как-то негативно настроены к нему. Иных путей попасть в музей я не нашла. Я поняла, что раз всё так складывается, значит, так тому и быть, возможно, еще удастся побывать в этом замечательном городе. Желание посетить музей у меня есть, теперь нужен только еще один повод для посещения Белгорода. Раз уж был целый свободный день, мы решили прогуляться по городу.

   Я помнила, что главная площадь Белгорода – соборная. Вызвали такси и попросили довезти до этой площади. Попросили водителя высадить где-нибудь, где можно погулять. Ну и пошли. Гулять по Белгороду безумно приятно. Широкие улицы, причем довольно прямые, без диких поворотов непонятно куда. Но главное — широкие! Прошлись по этой площади, судя по навигатору, проходили памятники разные, театр, вечный огонь. По сравнению с Питером, конечно, в центре людей практически вообще не было. Потом возникла идея пойти в музей. Опять же по навигатору я посмотрела – первый в результатах поиска был художественный, но потом нашелся краеведческий. Вот туда-то решено было идти. Большую часть пути прошли по навигатору, благо пять же улицы прямые. Ближе к подступам уже спросили более конкретное направление.

     Вызвалась помочь бабушка, которая начала диалог с фразы: «Боже, ребята, как вы живете!» Оказалось, что у нее муж – насколько я помню, преподаватель, человек, связанный с наукой, который работал до последнего, был самостоятельным и не привык от кого-то зависеть – ослеп. Было ему тогда 82 года. Причем до слепоты он уже не мог ходить, но это его не сломило. А слепота сломила. И человек отказывался есть, принимать лекарства и умер. Через неделю где-то после того, как ослеп. Случилось это около полугода назад. Жена его, что естественно, до сих пор не может оправиться от этого. Было очень тяжело смотреть на эту женщину, которая пережила ужасы войны и много еще чего, а теперь осталась одна. Она все пыталась найти в нас какую-то поддержку, ей явно не хватало общения, какого-то сочувствия. Глядя на нее, я готова была разрыдаться, но было нельзя. Как могли, поддержали. Это все натолкнуло на мысль о том, что таких примеров много. 

   Люди опускают руки, умирают — кто-то физически, а кто-то душой. А всё от того, что многие просто не знают, что инвалидность, причем любая, не ставит крест на жизни, не осведомлены о безграничных возможностях людей с так называемыми ограниченными возможностями. Особенно вот в таких небольших городах. Люди получают инвалидность и закрываются, теряют себя, гаснут, решив, что жизнь их закончилась. А всё могло быть иначе, если бы было вокруг больше живых примеров, которые бы то и дело мелькали там и тут, и для людей стало бы вполне привычной картина мира, в которой люди с инвалидностью не беспомощные неудачники, а такие же люди, со своими особенностями. И это наша задача – быть таким примером, по мере сил, чтобы поменьше было подобных историй. Это звучит слишком пафосно, но тяжело слышать о таких эпизодах и хочется сделать все возможное, чтобы их не было вовсе.

    Дошли до музея, он оказался классным. Прежде всего, в отличие от многих питерских, там были индивидуальные экскурсии. В итоге для нас двоих дали экскурсовода, отличную девушку, которая рассказывала всё от души, ей явно было интересно то, о чем она говорит. Не было ощущения, что она в тысячный раз повторяет когда-то прочитанное и заученное. В результате было безумно интересно слушать даже о том, что в принципе было мне известно или в другой ситуации вряд ли бы заинтересовало. А видя с нашей стороны живой интерес, она начинала рассказывать с ещё большим воодушевлением. На экспозиции о Ерошенко я побыла в роли ведущего и чуть-чуть рассказала о нем. Это тоже очень примечательно. Часто экскурсоводы не любят, когда кто-то знает больше, чем они. Но здесь был иной случай. Она сама выразила желание послушать. Стремление к развитию и отсутствие жлобства – это здорово и приятно.

   В целом опять же такое ощущение, будто они каждый день проводят экскурсии для незрячих. Не было впечатления, будто мы стали еще одним экспонатом. Как-то спокойно они отнеслись, без излишней суеты. Спросили только, как нам удобнее и лучше, и всё. В результате я не знаю, сколько длилась экскурсия, но показалось очень быстро всё прошло, хотя обошли мы немало и останавливались подробно у каждой витрины. Появилось желание и в Питере сходить в краеведческий музей.

   После музея нужно было поесть. Поискали по навигатору кафешку, нашли вроде, а это оказался ларек. В итоге опять помог опрос прохожих, которые всё знают. Я уже давно хотела попробовать хинкали, да всё как-то не пришлось, и вот в Белгороде случилось. Оказалось, что там, на площади, есть хорошая хинкальная, которая оказалось крайне уютной. Всё было в духе национального колорита. Разве что официант был славянской наружности.

  В итоге хинкали оказались потрясающими. Здесь же был еще один культурный шок: оказалось, что их нужно есть руками. Но потом стало понятно, что иначе никак нельзя, ибо теряется весь смысл блюда. Напоследок мы даже перебросились парой слов с официантом, который оказался родом с Харькова, очень хорошо отзывался о Питере, а провожая нас, он выразил надежду, что мы еще как-нибудь обязательно встретимся. Вот этой душевности у нас часто не хватает. Можете ли вы представить, что в принципе заведете диалог на отвлеченные темы с официантом?

    Потом на очереди был опять Магнит, где мы накупились в дорогу и поехали в отель. 

        День пятый. Отъезд

    Утром в субботу собрали вещи, позавтракали напоследок в буфете и отправились на вокзал. Тепло попрощались с работниками гостиницы, которая, конечно, по форме не хостел, а по содержанию вполне. Меня поразило их отношение к постояльцам. Они нас всех реально воспринимают как гостей, приехавших к ним домой. Причем это отношение проецировалось на всех. Помню, в один из вечеров они ходили с кем-то из жильцов, которому было холодно в его номере и искали ему подходящие апартаменты. Причем они это делали с неподдельной заботой, это было заметно, и это по-хорошему поразило.

   В поезде попутчики оказались разговорчивыми, поэтому мы в основном общались. Вечером была Москва. Я конечно, опять вышла на перрон. Илья с соседкой курили, а я просто стояла. Попутно выяснилось, что попутчица тоже безумно любит Москву. Вот мы с ней стояли и делились своими эмоциями по отношению к столице. А вечерняя Москва была по-особенному очаровательна. И тут же наконец-то удалось увидеть проезжающий поезд, в этом тоже что-то есть прикольное. Не могу объяснить. Но, слава Богу, эту вылазку в Москву я перенесла уже спокойней. Ночью снова все было спокойно, чинно и благородно. Так что я нормально выспалась. Я хотела специально пораньше встать, чтоб успеть попить чаю. Чай в поезде – это отдельная романтика. Стук колес, подстаканник… Это то, что надо самому прочувствовать. А уже в 9 утра мы были в Питере.

      Постскриптум

    Если подводить итоги, эта поездка меня, как и все предыдущие, многому научила, многое дала понять. Так сложилось, что до этого я не сталкивалась с настоящей провинциальной жизнью. Ведь родная Казань всё же давно уже не провинция. Тем более, сейчас. Я теперь отчетливо поняла, что каждый город имеет свою уникальную атмосферу. И еще больше захотелось путешествовать по стране и миру. Но главное – как раз эта так называемая провинциальность, которая многими отождествляется с невежеством и еще чем-то негативным. 

   На самом же деле нам у жителей небольших городов нужно многому учиться. Они открытые, они по-хорошему простые, без понтов и попыток строить из себя непонятно что, они более настоящие, естественные. Они просто живут, как могут, не пытаясь что-то кому-то показывать. Они любят свой город, причем без особого противопоставления с другими. Оно наверное, есть, безусловно, но не такое явное. Это реальный, здоровый патриотизм, такой, каким он должен быть. Они реально радуются, причем неподдельно, когда хвалишь их город. Ощущение, будто ты приходишь к ним домой и расхваливаешь приготовленный ужин или интерьер. Для них гости города – не пустая фраза, сказанная для приличия. Они умеют жить без особо повышенного комфорта и быть вполне довольными жизнью. По-настоящему радоваться мелочам. Причем далеко не всегда потому, что им не с чем сравнивать. Они просто немного другие. И вот этого всего многим из нас не хватает. Почему-то мегаполисы на многих нацепляют маски, лишают человечности, душевности. Понятно, что это всего лишь защитные реакции и способ выжить. К счастью, это относится не ко всем, но очень бы хотелось и здесь, в больших городах, больше этой простоты и открытости.

__________________

© Нуруллина Алия Илхамовна 


Бессмертное пространство памяти
Очерк о роли и значении русской песни как жанра, воплощающего в себе историю жизни и судьбы народа, населяющег...
Путь к большому молоку
Очерк о руководителе фермерского хозяйства, учредителе сельхозпредприятия «Хрящевка» и его достижениях в живот...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum