Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Творчество
Не перевёрнута страница… Стихи
(№6 [309] 01.06.2016)
Автор: Вадим Молодый
Вадим Молодый

               *  *  *

Хищник задирает морду к небу.

Преосуществление. Но как

причаститься Телу, а не хлебу,

не вино, а Кровь вдохнуть. Мастак

превращений или извращений

сеет ложь. Но что мне западня?

Мой Господь и мой чудесный Гений,

Ангел мой, спасающий меня…

 

               *  *  *

«…вся тревога вечного покоя…»

                 Владислав Пеньков

Помнишь, как вела Тебя ко мне

вся тревога вечного покоя? 

На песке дворец беспечно строя,

я оставил душу в западне.

Я стою, судьбу свою кляня,

на коленях перед образами.

Девочка с печальными глазами

с темных досок смотрит на меня.

 

                *  *  *

Как розы чуть увядший лепесток 

прекраснее невинного бутона,

как дух вина, отбывшего свой срок,

ласкает вкус. Когда, во время оно…

О, нет, ведь время – сказка для глупцов,

а Ты была. И есть. И будешь вечно.

В преданиях пророков и отцов.

И в непристойных снах моих, конечно…

 

*  *  *

А земля горела под ногами...

и не разговаривала с Богом

Владислав Пеньков

Безмерность непростительной вины,

Бессрочность наказания. И всё же,

в слепую явь вытаскивая сны,

я Ей молюсь. Ты понимаешь, Боже?

И вот играет Ангел на трубе,

и я шепчу, разделавшись с азами:

«Господь, позволь приблизиться к Тебе

И на Тебя взглянуть Её глазами».

 

                   *  *  *

на очной ставке с нашею виной… 

Shakespeare. The Tragedy of Hamlet, Prince of Denmark

Пер. Михаила Лозинского

 

Предавший и обрекший сам себя

по шею вмерзнуть в бесконечный лёд,

смотрю, как третий Ангел, вострубя,

звезду бросает на источник вод. 

Бегут слова по извести стены,

сменяют явь запутанные сны.

Моя душа за каменной стеной

на очной ставке с собственной виной. 

 

                      *  *  *

                                   … и захлебнется собственной тоской

                                                                  Борис Корнилов

 

Смерть, как всегда, запаздывает. Сон

её небезуспешно замещает.

Обогатившись, снова обнищает

бедняк убогий. Как же он смешон

безумный архитектор, на песке

свою мечту упорно возводящий,

во мне живущий и меня манящий,

захлебываясь в собственной тоске…

 

                   *  *  *

Надежда на смерть умирает последней.

Печальные слуги толпятся в передней.

Печальные вдовы, печальные гости

печально бросают печальные кости,

печально пытаются вытянуть карту,

а им бы, печальным, усесться за парту

в той школе, где каждая жертва – мучитель,

и лупит по пальцам линейкой учитель…

 

                      *  *  *

Моя душа бродить обречена

девятым кругом, не вмерзая в лёд.

Моя вина, угрюма и скучна,

ей в круг восьмой подняться не даёт.

Мои попытки вырваться из пут – 

не мастерство, а просто ремесло.

В поток моих веков, годов, минут

Харона погружается весло...

 

               *  *  *

Когда умру, оплачь меня
слезами ржи и ячменя.
Прикрой меня словами лжи
и спать под землю уложи.

                                                      Сергей Петров 

Когда умру – сожги мой труп,

а пепел по ветру развей,

за то, что был при жизни глуп,

а в смерти стал еще глупей,

но всё же понял под конец

земного полубытия,

что расплетая Твой венец,

его сплетал на деле я…

 

              *  *  *

Не требуя ни счастья, ни любви,

и даже не вымаливая ласки,

я Господа молю: благослови

мою любовь, пришедшую из сказки

про Чудище и Аленький Цветок,

и дай мне, Боже, нежности в избытке.

Старик. Ладья. Подземных вод поток.

И про?клятого прошлого ошибки…

 

                  *  *  *

Как мысь бежит по лапчатым ветвям,

скрываясь от бездушного прицела,

как воин хана, мчащий по степям,

в награду ждёт нетронутое тело,

как Ярославна плачет над рекой,

как Игорь-князь зализывает раны,

так серым волком я меняю страны,

в надежде тщетной обрести покой…

 

                     *  *  *

                                       Теперь мы видим как бы сквозь тусклое стекло…

                                                                                           1 Кор. 13:12

Там, за тусклым стеклом, чьи-то тени застыли.

То ли сон, то ли явь, то ли мёртв, то ли жив

Волк угрюмый, от звёздной седеющий пыли,

замер, лапу Тебе на плечо положив.

Полусон-полуявь расплывается, тая,

в этом тусклом стекле я себя узнаю,

а вокруг, завывая, беснуется стая,

побивая каменьями душу мою…

 

                  *  *  *

Духи прошлого с воплями рвутся на волю,

выползает из тьмы непристойный порок,

и летит над стерней по туманному полю

старый Волк, до конца отмотавший свой срок.

Ошарашенный зверь, изумленная птица,

онемевшее дерево, вихря полёт…

А навстречу ему молодая Волчица, 

опускаясь с небес, величаво плывёт.

 

                        *  *  *

Смертной тени долина мне больше не снится, 

под ударами рухнули стены тюрьмы,

и летя над травой, молодая Волчица

мою грешную душу выносит из тьмы.

И душа облекается плотью железной,

мы бок о бок бежим потаённой тропой

над землёй, над водой, над туманом, над бездной,

и взлетает в зенит мой ликующий вой. 

 

                    *  *  *

Упираются лапы в холодную землю,

рассыпается времени тусклый песок.

Я призыв из былого с восторгом приемлю,

вырывая из жизни ненужный кусок.

Ничего не боясь, ничего не желая,

сам, но волей Твоей покидающий тьму,

с грозным воем, летящим до волчьего рая,

я к Тебе вознесусь и в объятьях сожму.

 

                      *  *  *

                          Надмирные струи не гасят смертной жажды…

                                                                 Вячеслав Иванов

 

Тяжесть души неподъёмна для тела,

тела темница душе надоела,

и разбежаться желают они,

скучно считая последние дни.

Тело ласкают надмирные струи,

липнут к холодному лбу поцелуи.

Мрачен и грязен Харон. Не спеша

в ветхую лодку садится душа.

 

               *  *  *

Сжимает горло ржавое кольцо,

чужая смерть выходит на крыльцо,

оркестр играет траурную муть.

Подите прочь! Мне нужно отдохнуть…

Горят зрачки невиданных зверей,

пугает скрип несмазанных дверей,

и снова смерть выходит на крыльцо,

и снова душит ржавое кольцо…

 

                 *  *  *

                           Неужели вон тот – это я?

                                Владислав Ходасевич

Тень чужой судьбы меня накрыла,

рушатся подпорки бытия.

Мелких бесов пакостные рыла

в зеркале кружат, а где же я?..

И лишенный собственных желаний, 

без Софий, Любовей, Вер, Надежд,

я впускаю боль воспоминаний

в пыльный склеп несбывшихся надежд… 

 

                    *  *  *

                                   И ты — хлопок одной ладони...

                                                       Илья Будницкий

Коан. Достиженье сатори.
Хлопок одинокой руки.
Высокой античности зори.
Налитые кровью белки
вдохнувших дыхание Этны,
лизнувших обугленный лёд…
Попытки забвения тщетны,
и тщетно движенье вперёд.

 

                  *  *  *

Печальные глаза и нежные изгибы,

прохладные тела русалок и ундин…

Забытые судьбой во мгле янтарной глыбы

застыли на бегу, а я бреду... Один.

Наперекор судьбе. Не ведая закона.

Времён, пространств и тел стряхнувший кандалы.

…Оболганная дочь Ехидны и Тифона

пытается взлететь с крошащейся скалы…

_________________________

© Молодый Вадим Амиадович

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum