Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Наука и техника
Мераб Мамардашвили: «Философия – это размышления о смерти».
(№11 [314] 01.10.2016)
Автор: Герман Цверианишвили
Герман Цверианишвили

    Мераб Константинович Мамардашвили ещё при жизни был признан величайшим философом современности. Его ставили в один ряд с такими гениями прошлых эпох, как Платон, Сократ, Кант и другие.               

    В «Российской философской энциклопедии», изданной в Москве в 2002 году, о нём говорится следующее: «Мамардашвили преподавал философию в вузах Москвы, Ленинграда, Ростова-на-Дону, Тбилиси, Риги, Вильнюса, Праги и Парижа в форме живых бесед, как это делал великий Платон. Работал в Институте философии Академии наук Грузии, затем в Москве в должности заместителя главного редактора академического журнала «Вопросы философии». Блестяще владея многими европейскими языками, мог успешно реализоваться в любой стране Запада, но предпочёл жить и трудиться в СССР. Оставил глубочайший след в современной философской науке».

   Из мыслителей новейшей эпохи рядом с Мамардашвили можно поставить лишь голландца Кьеркегора, немца Хайдеггера и француза Пруста. Кстати, анализу творчества последнего Мераб Константинович посвятил солидный труд - «Лекции о Прусте».

    По признанию компетентных специалистов, каждая лекция Мераба Константиновича была высокотворческим актом и представляла подлинное событие. Латиноамериканский учёный Густав Пита Сеспелес в своём докладе на философских чтениях в Москве охарактеризовал Мераба Мамардашвили как гиганта философской мысли, а отечественный учёный доктор философских наук Б.А.Грушин заявил, что Мераб Константинович вмещал в себя всю вселенную и сам представлял целую вселенную. 

   Тесно общавшийся с Мамардашвили  научный сотрудник Института философии Академии наук СССР доктор философских наук Анатолий Валерьянович Ахутин в посвящённой памяти Мераба Константиновича статье поставил его в один ряд с такими деятелями, какими были Андрей Дмитриевич Сахаров и отец Александр Мень. Общими для всех них были высочайший нравственный слух, чувство личной ответственности и способность острее остальных людей осмысливать происходящее и вразумлять тех, кто не наделён такими способностями.          

    Мераб Константинович призывал «…жить так, чтобы жизнь была проявлением твоего человеческого достоинства». Основным же проявлением этого достоинства он считал нравственность – как в большом, так и в малом. Есть правила поведения, - говорил он, - которые никому, никогда и ни при каких обстоятельствах не дозволено нарушать, к примеру – читать чужие письма.

  Доктор философских наук, заведовавший одним из отделов Института философии Академии наук СССР, Владимир Александрович Смирнов в статье, посвящённой памяти Мераба Константиновича, отмечал, что когда к нему, Смирнову, однажды обратились с вопросом – есть ли в нашей стране оригинальные мыслители, которых можно было бы поставить рядом с такими философами современной Европы как Рассел, Бергсон, Сартр, Ясперс, он ответил «есть» и назвал Мамардашвили.

      Мераб Мамардашвили родился в 1930 году в небольшом грузинском городе Гори (в том самом, в котором полустолетием раньше появился на свет Сосо Джугашвили). Судьбе, вероятно, было угодно, чтобы Мераб родился именно в этом городе во искупление грехов его предшественника.

      Отец Мераба был кадровым военнослужащим. Семья его обосновывалась то в одном, то в другом месте необъятной страны (Тбилиси, Гори, Ленинград, Киев, Винница и т.д.). 

     В 1941 году Константин Мамардашвили ушёл на фронт, а семью отправил в Грузию.

     Мамардашвили-старший очень любил свою «малую родину» – Лечхумский край в Грузии. Он не упускал случая побывать, когда выпадала такая возможность, в родном Лечхуми. Любовь к нему пробудилась и в Мерабе. Хотя формально родным его городом был Гори, настоящей своей родиной он всё-таки считал Лечхуми. 

     Откуда бы к Мерабу Константиновичу ни приезжали гости (последние десять лет своей жизни он провёл в Грузии), он обязательно возил их в Лечхуми. Сам не уставал любоваться этим краем и гостей заражал любовью к нему.    

   Мать Мераба – Ксения Платоновна, происходила из старинного грузинского аристократического рода Гарсеванишвили. Её предки служили при дворе царя Вахтанга VI.  Царь доверил им воспитание своих детей. Один из сыновей царя – Вахушти, стал выдающимся для своего времени учёным и сооснователем (вместе с Ломоносовым) Московского университета. Георгий и Евсей Гарсеванишвили осуществили по поручению Вахтанга VI первое издание гениальной поэмы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре». В 1724 году они вместе с Вахтангом VI переехали в Москву, где участвовали в основании Грузинской слободы, на территории которой находятся нынешние Большая и Малая Грузинские улицы и Грузинский Вал.

   Талант воспитателя Ксения Платоновна, видимо, унаследовала от своих именитых предков. Будучи европейски образованной женщиной, она пробудила в сыне широту интересов и любовь к языкам. Мераб с детства свободно говорил на грузинском, русском и английском языках. Позже он самостоятельно овладел немецким, французским, итальянским и испанским языками. Кроме того мог неплохо изъясняться по-гречески и по-чешски.

   Общеобразовательную школу Мераб окончил в Тбилиси в конце 40-х годов и поступил на философский факультет Московского университета. Там, как и повсюду в стране, философию в те годы преподавали, отталкиваясь от четвёртой главы пресловутого «Краткого курса истории КПСС», написанной Сталиным. Мамардашвили не смог всерьёз воспринимать этот «труд» и стал постигать достижения европейской философской мысли самостоятельно. Этому благоприятствовало знание им основных европейских языков.

    Мераб Константинович пришёл к выводу, что та диалектика, которой его учили в МГУ, не выдерживает серьёзной научной критики. В итоге он создал свою собственную философию, которую затем и стал преподавать студентам, когда стал сперва доцентом, а впоследствии (в 42 года) – профессором того же МГУ.

        Мерабу Константиновичу не простили (время было такое) его резких высказываний о марксизме-ленинизме. «Это, - говорил он, - до предела упрощённая концепция, предназначенная для того, чтобы запихнуть весь мир в мозг человека, не пытающегося думать». Не простили ему также и высказываний о советском режиме, который он характеризовал эпитетами «тоталитарный и бесчеловечный». Его последовательно изгоняли сперва из МГУ, затем – из Института философии и ряда других вузов, в которых он преподавал. Он был выведен из состава редколлегий журналов «Вопросы философии» и «Проблемы мира и социализма», в которых состоял. Его редко и мало печатали в Советском Союзе. Но охотно печатали за рубежом.

     Переехав в 1980 году из Москвы в Тбилиси, он получил там должность главного научного сотрудника Института философии Академии наук Грузинской ССР. Здесь он с головой окунулся в любимую науку, проводил научные семинары по самым актуальным проблемам философии, логики и психологии - сперва в Тбилиси, затем – в Боржоми и других живописных местах республики. На эти семинары съезжались крупнейшие советские и зарубежные учёные. Он был признан ими подлинным авторитетом и мэтром  во всех названных выше науках. Но и в Грузии той поры его не слишком чтили. Во всяком случае в выходившей в ту пору «Грузинской советской энциклопедии» для него не нашлось ни строчки. Лишь после его смерти пришло осознание его величия. В Тбилиси воздвигли памятник Мерабу Константиновичу, безвозмездно выполненный великим скульптором современности Эрнстом Неизвестным, а в Гори установлена в честь Мамардашвили стела с его скульптурным изображением.

      Мамардашвили не был академическим «сухарём». Ничто человеческое ему не было чуждо. Близко знавшие его утверждали, что он был человеком хлебосольным. Любил созывать к себе гостей и угощать их собственноручно приготовленным пикантным грузинским блюдом сациви. Умел непринуждённо шутить и острить. Был мягок, по-интеллигентски терпим и обаятелен.

     В академических кругах Москвы учреждён фонд философских и междисциплинарных исследований имени  М.К.Мамардашвили.Фонд ежегодно, начиная с 1992 года проводит философские чтения, в которых участвуют крупнейшие отечественные и зарубежные учёные. Из публикуемых на этих чтениях материалов мир узнаёт о глубинных проблемах науки о мышлении. «Только теперь мы понимаем, - писал академик В.П.Зинченко, - что Мамардашвили олицетворял собой новое сознание и новое мышление». Да, время всё расставляет по своим местам.

    Таким Мераб Константинович остался в памяти тех, кто был знаком и сотрудничал с ним. И таким он останется для всех ценителей ясной человеческой мысли! Он скончался в московском аэропорту Внуково от острого сердечного приступа. Его сердце, подорванное перенесённым ранее инфарктом, не выдержало перегрузок и нервных стрессов.

       До боли обидно, что он ушёл из жизни в расцвете творческих сил и возможностей.  Он прожил всего 60 лет. Как много он мог бы ещё успеть сделать!

 _____________________________

© Цверианишвили Герман Константинович

 

Хроника последнего года жизни из официального сайта:

http://mamardashvili.com/chronicle.html ; 

1990 – читает курс лекций «Беседы о философии» в Тбилисском государственном университете (последняя лекция прочитана 10 ноября 1990 г.). Опубликована книга «Как я понимаю философию», тексты «Сознание как философская проблема», «Культура и мысль», интервью «Другое небо». Участвует в «Круглом столе», посвященном А. Сахарову. Принимает участие в семинаре «Философские проблемы дискурса постмодерна» в Дубровнике. В программе «Откровенное мнение» («А voix nue») радиостанции France Culture транслируется беседа М. К. с Анни Эпельбуэн (беседа будет опубликована издательством Editions de l’Aube в 1991 г. под названием «La pensee empechee» – «Мысль под запретом»). Выступает перед членами Союза кинематографистов Грузии с докладом «Время и пространство». Выступает с лекцией «Вена на заре XX в.» в Музее изобразительных искусств им. А. С. Пушкина. Вновь встречается с Бернардом Мерчлендом в США (на основании бесед с М. К. Бернард Мерчленд опубликует в 1991 г. монографию «The Mind of Mamardashvili»). В июле 1990 г. принимает участие в Кавказско-Среднеазиатской конференции, проходившей в Лондоне. Встречается с А. Пятигорским. В преддверии выборов в Верховный Совет Грузии в публикации «Верю в здравый смысл» (21 сентября 1990 г., газета «Молодежь Грузии») открыто выступает против Звиада Гамсахурдиа: «Крики улицы нельзя принимать за мнение общества, народа, который решает какие-то весомые задачи. Улица, конечно, увлекает, вооружает надеждой обывателя. А в качестве обывателя выступаем все мы, особенно горожане, интеллигенты, не обладающие политическим опытом. (…) Если мой народ выберет Гамсахурдиа, тогда мне придется пойти против собственного народа в смысле своих взглядов и настроений. Я не хочу в это верить. (…) Если мне будут обещать, что Грузия снова будет украшена грузинскими тостами «Да здравствует Грузия!», то это я слышал из уст палачей сорок лет назад, и она для меня не Грузия, как и для тех, у которых есть чувствительность и совесть. (…) Мы должны научиться ощущать нарушения своего человеческого достоинства. К сожалению, многие мои сограждане больше чувствительны к оскорблениям национальной чести, но не унижению человеческого достоинства, наносимого рабством и несправедливостью, ложью и низостью. (…) Защищая достоинство абхаза, армянина, осетина – защищаешь свое достоинство, иначе для меня не существует высокое понятие грузина. (…) Я не приемлю тех лозунгов национального движения, которые обещают мне новую рабскую жизнь. Хочу не веры, она может быть только свободным внутренним актом, хочу свободы вероисповедания, моя борьба не за грузинский язык, она выиграна, а борьба за то, что говорится на грузинском языке». В октябре 1990 г. входит в состав Национального конгресса, представительского органа наиболее радикальных грузинских партий, большинство из которых бойкотировало выборы в Верховный Совет Грузии (выборы состоялись 28 октября 1990 г.), на которых к власти пришел блок «Круглый стол – Свободная Грузия», возглавляемый Звиадом Гамсахурдиа.

25 ноября 1990 г. – умирает от разрыва сердца в аэропорту Внуково. Похоронен в Тбилиси.

 

Некоторые цитаты из высказваний М.Мамардашвили:

http://cpsy.ru/cit1261.htm 

Бытие - это то, чего никогда не было и никогда не будет, а есть сейчас!

В философии свободой называется внутренняя необходимость. Необходимость самого себя.

Лишь будущее сохраняет прошлое и лишь хранимое прошлое позволяет меняться (а не повторяться). Если вчера что-то не ушло в бытие, то не будет бытия сегодня. И если мы сегодня не изменимся, то ничто не сохранится.

Мир не есть. Мир происходит

Независимость нам нужна и для того, чтобы себя увидеть

Природа не делает людей, люди делают себя сами.

Свобода - это когда свобода одного упирается в свободу другого и имеет эту последнюю своим условием

То,что необъяснимо(т.е без причины) болит, и есть "душа", по определению. И человек испытующий есть человек в поисках своей души

Философы считают, что человек, человеческое существо свободно в абсолютном смысле слова. Почему? Потому что если оно зависимо или является рабом, то только - рабом своих собственных привидений, которые выросли из его собственной души. Это не мир делает его рабом - по отношению к миру человек свободен абсолютно, - корни его рабства уходят в него самого.



Символ Веры. Рассказы
Шесть новых рассказов нашего автора Николая Ефимовича Ерохина
Фейки соцмедиа: конструирование, трансформация, внедрение в массовое сознание
Пять статей цикла о функционировании фейков в современном социальном пространстве с использованием различных ф...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum