Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Естествознание
История племенного дела в России. В двух частях. Часть I. Прерванный полет
(№2 [320] 20.02.2017)
Автор: Виктор Мадисон
Виктор Мадисон

«Система государственного управления во многом сохраняет советские черты, опирается на старые методы контроля и мотивации и работает по инерции, – написал председатель правительства Дмитрий Медведев президенту Владимиру Путину. – Поменять ситуацию может комиссия по совершенствованию системы госуправления.» Путин на письме написал: «Согласен» (dairynews.ru, 22.04.2016).

Автор тоже согласен с этим заявлением председателя правительства. И на примере истории и состояния племенного дела в современной России намерен показать, что система госуправления разведением отечественного стада в Министерстве сельского хозяйства и региональных подразделениях по племенному делу «во многом сохраняет советские черты, опирается на старые методы контроля и мотивации и работает по инерции». Более того, в существующем виде является пережитком прошлой политической системы и тормозом в племенном развитии отечественного стада. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Автор на телеге времени за племенной истиной. Казань, кремль, 2016

Может быть, в каких-то отраслях система централизованного руководства за прошедшее столетие и дала прекрасные результаты (промышленность, ВПК), но в сельском хозяйстве и, особенно в племенном животноводстве, привела к провалу и отставанию от ведущих стран мира. И если производители с.-х. продукции к концу XX века были освобождены от колхозно-совхозного рабства, то производители российского племени крупного и мелкого скота выбраться из удушающих объятий чиновников МСХ в виде инструкций, постановлений, решений и прочей бумажной «репродукции» пока не в силах. 

История зарождения племенного дела в России и мировой опыт развитых стран, показывают, что не царское (и не министерское) это дело - подбирать коровам кавалеров. Уже в начале прошлого века опыт развитых европейских стран показал, что лучше всего с племенным разведением справляются специалисты в породных объединениях владельцев породистого скота. В начале прошлого века к этой работе по созданию племенных товариществ с энтузиастом подключились животноводы Российской Империи, поддержанные царским правительством. Зачатки отечественной племенной системы рухнули одновременно с самодержавием. И лишь спустя 100 лет, в наше время, появилась возможность возобновить прерванный полет и завершить строительство системы разведения племенного скота в рамках объединений их владельцев.

Прошу считать эту публикацию официальным обращением в комиссию по совершенствованию системы госуправления, о которой упоминает глава правительства. 

 Разведение с «царем в голове»

А так, чтобы по-настоящему — это нет. 

Мучаете сами себя, как при царском режиме.

М. Булгаков «Собачье сердце», 1925

О том, как отечественное племенное дело в СССР в прошлом столетии было доведено большевиками «до ручки», мы писали в серии публикаций еще 5-10 лет назад [1-8]. В этих материалах и в данном повествовании автор намеренно старался удерживаться от собственных оценок происходящих сто лет назад событий, заведших отечественное разведение в племенной тупик и дает их интерпретацию словами участников и свидетелей тех лет.

А всего лишь сто лет назад в племенном строительстве Российской Империи так всё хорошо начиналось... И об этом следует рассказать подробней. Советская зоотехния почему-то ведет отсчет истории племенного дела от Декрета В.И. Ленина 1918 года «О племенном животноводстве». На самом деле Декрет лишь узаконил разорение главных племенников России – помещиков и других зажиточных скотовладельцев. 

Поголовье крупного рогатого скота Российской империи начала XX века было представлено народной селекцией: холмогорской, ярославской, тагильской, сибирской, красной горбатовской, астраханской, серой украинской и казахской. Совершенствованием пород скота занимались неравнодушные к своему хозяйству помещики, зажиточные селянство и казачество России, которые работали над улучшением отечественных пород с привлечением европейских производителей. Государство субсидировало опытные фермы и сельские показательные дворы, земства устраивали животноводческие выставки племенного скота, бычьи случные пункты с производителями европейских пород. Трудно поверить, но в начале прошлого века в отраслевой прессе велись разговоры об успешном опыте Англии (союзницы России в войне) в создании породных объединений и всерьез обсуждался вопрос о применении этого опыта в воюющей (!) России.  (Вышеприведенный абзац текста написан специально для авторов учебников и книг по истории отечественного животноводства, до сих пор убеждающих доверчивое студенчество, что разведение племенного скота в России началось с выстрела «Авроры»).

Первые контрольные объединения, которые осуществляли периодический учет удоев, жирности молока, оплаты корма, введение нормированного кормления и пропаганду племенного дела, возникли в Дании в 1895 г. По итогам этих подсчетов, для размножения оставляли (селекционировали) лучших представителей породы.

Невероятно, но первое контрольное товарищество в России (прообраз современных породных ассоциаций, которые сейчас зарождаются с таким трудом) было организовано спустя всего 10 лет после европейских, в 1905 г. при Северном обществе сельского хозяйства (Петербургская губерния). Первые же годовые отчеты контрольных товариществ показали довольно высокую продуктивность русского скота, что вызвало у владельцев интерес к племенной работе и племенным книгам. Первая из них была издана в России в 1885 г. обществом прибалтийских скотоводов.  Затем книги вышли в 1903 г. — в Курской губернии, затем в Ярославской, Тульской, Архангельской, Харьковской и других. Российское сообщество скотоводов с охотой перенимало европейский опыт отбора и разведения отечественного скота с целью повышения его молочности, шло за ним «ноздря в ноздрю».

       Данные частного контрольного союза по учету молочной продуктивности коров (в ведрах).

Нажмите, чтобы увеличить.

При среднегодовом удое по России ≈1000 кг/гол, коровы контрольных товариществ давали в 2 раза больше молока

Стадо Российской империя к 1914 году было на первом месте в Европе  по численности крупного рогатого скота (≈50 млн голов) и на втором в мире после США (61,4 млн гол) [8].   

Нажмите, чтобы увеличить.

До начала Первой мировой войны в границах прежней России насчитывалось около 500 (!) контрольных товариществ (основа основ селекции), которые после октябрьского переворота 1917 года прекратили свою работу. Важно подчеркнуть, что в царской России всего сто лет назад функционировало полтысячи независимых контрольных товариществ! Много это или мало, если сегодня в РФ их единицы?

В отличие от советских селекционеров, предпочитавших разводить универсальные мясо-молочные породы, в царской России мясное скотоводство было выделено в отдельную отрасль производства (30% поголовья, в основном калмыцкой породы). После завершения великого октябрьского эксперимента отечественное скотоводство вновь вернулось на рельсы специализации производства мяса и молока разными породами скота.

При всей убогости крестьянской жизни, именно в помещичьих усадьбах концентрировались достижения растениеводства и скотоводства. В отличие от сегодняшних бар (т.н. российской «элиты»), потребляющих в основном зарубежную экзотику, русский помещик круглогодичную витаминную продукцию от яблок до лимонов, ананасов и бананов производил сам в трехэтажных оранжереях.

Вот как описана усадьба Ивановское вблизи Подольска  (Московская губерния), которая в конце позапрошлого века принадлежала Софье Бобринской-Келлер. 

«Играли оркестры, гостям подавали экзотические фрукты. …Старинное здание, в котором размещалась оранжерея, было полностью занято под возделывание экзотических растений. …Было посажено много деревьев, плодоносящих круглый год (!), и особенно много цветов. Композиции оранжерей русских бар всегда славились своей продуманностью и соответствием всем правилам агротехнической науки. Чаще всего они были в несколько этажей (!). В первом ярусе росли вишни и персики, во втором – виноград, в третьем – наиболее освещенном – бананы, померанцы и ананасы» (Колосова А.Г., 2004).

 Каждый уважающий себя скотовладелец выписывал специальную литературу, при первой возможности старался завести племенное поголовье и быков европейских пород. Автор уже упоминал в своих публикациях [2] князя Горчакова с Переяславщины (Киевская губ., чистопородный симментал), кубанского помещика Николенко (серая украинская) и барона Фальц-Фейна (Аскания-Нова, шортгорн и мериносное овцеводство). 

Тамбовский дворянин В.В. Давыдов для Кулеватовского имения в 1891 году закупает на московской сельскохозяйственной выставке небольшое племенное стадо швицкой породы. В дальнейшем каждые три года дворяне-селекционеры прикупают быков той же породы «во избежание смешения родственной крови». Метизация старорусского скота (скрещивание с племенным производителем) позволяет получить в имении метисов (3/4 крови) и приступить к метизации крестьянского скота. Тамбовский губернский зоотехник К.К. Вебер, обрусевший немец, дал высокую оценку условиям содержания животных и определил кулеватовцам второе место по губернии за продуктивность племенного стада и «скотозаводческую» работу с вручением малой серебрянной и бронзовой медали за экстерьер двух чистопородных телок швицкой породы.

Профессор московского с.-х. института М.И. Придорогин писал в 1913 году [9]: «Подъезжая к Куливатовскому имению, наблюдаешь в крестьянских стадах улучшение особей швицкой крови, за десяток верст от него глаз уже не отмечает преобладания таких метисов». Московский профессор определяет  Кулеватовское имение как «разсадник» швицкой породы». Примерно таким же путем проводилась метизация местного скота в имении Подостровном и Мокринском, той же губернии. Владелец последнего Н.А. Давыдов сделал ставку на чистопородных молочных симменталов, а в свиноводстве – на выписанных из Англии боровов йоркширской породы. С его же благословения проводилась метизация йоркширами крестьянских свиней. Неутомимый дворянин-селекционер Давыдов возобновил в имении своей жены еще и племенное тонкорунное овцеводство с использованием французской породы рамбулье-негретти. И это краткий обзор только по одной Тамбовской губернии.   

Можно утверждать, что каждый владелец продуктивного скота Российской империи «с царем в голове» заботился о породном совершенствовании принадлежащего ему поголовья. Тем более, что ряд европейских стран, стоявших более высоко в промышленном отношении, уже имел хорошо специализированные породы, приспособленные к интенсивному ведению животноводства и земледелия. Было откуда брать знатное племя. 

В конце XIX века российские скотовладельцы начали широко применять скрещивание местного скота с быками культурных пород (голландской, швицкой, симментальской, ангельнской и тирольской). Для этой цели при земствах были организованы бычьи случные пункты. Кто же давал советы животноводам по грамотному разведению коров сто лет назад? Представителем группы ученых «метизаторов» (агитировавших за прилитие зарубежной крови) был выдающийся биолог академик Александр Федорович Миддендорф (1815-1894), сын крепостной крестьянки и обрусевшего немца.
Нажмите, чтобы увеличить.
Академик Александр Федорович Миддендорф (1815-1894)

В 1883-1884 гг. по инициативе А.Ф. Миддендорфа состоялось первое масштабное обследование состояния животноводства в ряде губерний России, которое выявило все недостатки состояния животноводческого дела того времени: низкую продуктивность и породистость скота, слабую кормовую базу, неудовлетворительные условия кормления и содержания. Академик Миддендорф в крайне резкой форме высказывал свое мнение о безнадежности и бесперспективности улучшения местного скота «подбором в себе». Известна его крылатая фраза, что единственное, как можно использовать местный российский скот – это «взять нож и вырезать его» [10].  

По просьбе правительства академик принимал участие в устройстве сельскохозяйственных выставок. Широкой известностью пользовались изданные в 1872 г. публичные лекции академика Миддендорфа «О способах улучшения нашего скотоводства» в которых автор показал себя страстным поклонником улучшения русского скота выписными иностранными породами (то, чем сегодня активно занимаются новые русские скотоводы). К пропаганде заместительного скотоимпорта его привели, с одной стороны, общеизвестные факты низкой эффективности русского скота, с другой – относительно неплохие успехи подъема продуктивности животных у помещиков в Прибалтийских губерниях (одним из которых он был сам). 

Академик был ярым сторонником замены местного мало молочного скота Прибалтики более выгодной породой. Из многих изученных им европейских пород Миддендорф остановился на голландской породе и на скрещивании её с местным скотом [11]. 

Завоз голландского скота в царскую Россию и рекомендации по скрещиванию с ним местных животных были, по сути,  первой программой голштинизации отечественного стада, за которую на излете СССР стали выступать и советские селекционеры. Но поезд высокой продуктивности уже ушел в страны Северной Америки, где эту работу с голландской породой (без перерывов на великие октябрьские и прочие эксперименты) продолжили североамериканские селекционеры.

Из этого удивительного сообщения следует, что русский академик А.Ф. Миддендорф еще в конце 19-го века ратовал за голштинизацию отечественного скота. Рекомендовал ее внедрять одновременно (!) с канадским фермером-переселенцем Г.В. Клеменсом и американцем У.У. Ченери, которых по разным источникам считают «отцами» современной голштинской породы скота, лидирующей сегодня в молочном скотоводстве. То есть у России 150 лет назад, наравне с Канадой и США, был шанс стать мировым молочным  центром. И опять рекомендации великого умницы прошли мимо ушей царских, а затем и советских «племенных» чиновников, непробиваемость которых не зависит от правящего режима. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Бык голландской породы на сельскохозяйственной выставке (Москва, 1896), один из первых примеров голштинизации российского стада. Выращен в имении обрусевшего немца П.П.Фон-Дервиза (Кирицы, Рязанская обл).

Из других увлечений академика следует назвать географические и геологические исследования, в основном в Сибири и на Дальнем Востоке. Из практической деятельности Миддендорфа в сельском хозяйстве еще известно, что он, кроме благоустройства двух своих обширных имений близ Юрьева (современный Тарту) и Пернова (современный Пярну), много лет состоял во главе обширного хозяйства в известной Карловке Полтавской губернии, принадлежавшего великой княгине Елене Павловне. Той самой Карловке, где в 1898 году в семье крестьян Дениса и Оксаны Лысенко родился злой гений советской науки Трофим Лысенко, будущий президент ВАСХНИЛ, «герой» социалистического труда, могильщик отечественной генетики и селекции! Если бы знал великий биолог, какая змея растет в опекаемой им Карловке! Поистине всю жизнь ученого сопровождали удивительные события, которые всегда сопутствуют неординарным личностям при жизни и после нее.

Еще академик Киевского университета не стеснялся «резать правду матку» и недолюбливал чиновников. Вот лишь два высказывания [11], характеризующих великого русского ученого и актуальные 150 лет спустя:

    – «Все для самого дела и ничего для славы – вот условия истинно-правдивого рассказа».

   – «Главной опасностью, которой подвергается управление…  является рыбье равнодушие, хладнокровная недобросовестность, которая в короткое время овладевает всеми чиновниками».

По своей образованности, страсти к путешествиям с научными целями, кругозору и независимости поступков, а также  по величине и значимости свершенных им открытий А.Ф. Миддендорфа можно сравнить с советским академиком Н. И. Вавиловым. Всего достиг своим умом и невероятной трудоспособностью, с удовольствием пополнял свои знания за границей, стремясь, лучшие достижения Европы в биологии и других науках приспособить к российской действительности.

Эвакуировать нельзя реквизировать

Я схожу с ума, 

когда думаю о перспективах России,

 мы станем самым великим народом, 

самым великим государством

Николай Второй, 1912 

Но вернемся в начало прошлого века. На страницах аграрных изданий, наряду со сводками с фронтов первой мировой войны, публикацией списков погибших и раненых ветеринаров, животноводы России активно обсуждают опыт Англии по созданию союзов скотопромышленников и молочных контрольных союзов. Специалисты воюющей империи (!) примеряли для России опыт Англии и Шотландии по организации объединений владельцев племенного скота и их субсидированию. Почему Англии? Скотоводы этого острова, как установил  Ч. Дарвин, использовали эмпирический отбор для улучшения продуктивности стада уже с XVIII столетия. 

Мы, к сожалению, очень мало знаем о проектах улучшения аборигенного скота России начала прошлого века, по которым прошелся паровоз революции, «вперед летя». А ведь такие (и немалые) племенные достижения плюс первые попытки племенной организации и племенной учебы скотоводов России всех уровней (от крестьян – до помещиков) имели место быть. К этому подтолкнула и отмена крепостного права (1861), которая помогла стать на ноги зажиточным крестьянам. Специализированные издания рассказывали русским скотоводам об успехах западных коллег в разведении высокопродуктивного скота.

Европейской системе селекции уже более 100 лет. Вот как сто лет назад описывал опыт организации племенной работы у союзников англичан журнал «Архивъ ветеринарных наукъ» (Петроградъ, №27 от 1915 года).

«Главная цель этих мероприятий – демонстрировать выгодность употребления в качестве производителей чистокровных, высокого достоинства быков и чтобы устраивать контрольные молочные Союзы для учета молочной продуктивности коров, с целью отбора дающих много молока. Содействие в улучшении животноводства должно выражаться в выдаче денежных премий или субсидий на приобретение высшего качества быков, жеребцов и боровов с таким расчетом, чтобы стоимость подобных производителей уравнивалась со стоимостью обыкновенных животных.

Заведование мероприятиями по животноводству возложено на особый Совет, учрежденный в каждой из 12 провинций, на которые делится Англия и Уэльс. В его состав входят представители с.-х. учреждений провинции, графских комитетов животноводства и министерства земледелия.

Каждый Совет избирает комитет животноводства. Обязанности комитета животноводства при провинциальном Совете заключаются в том, чтобы делать представления министерству земледелия, касающиеся ассигнования субсидий графствам; вырабатывать условия отпуска субсидий.

Стремление к улучшению животноводства в самой энергичной форме было проявлено и в среде частных землевладельцев Киевской губернии. С участием всех наличных специалистов города Киева и Киевской губернии был выработан план улучшения животноводства, причем решено улучшать местный скот путем метизации с чистокровными производителями иностранных пород. ...Само осуществление работы было возложено на профессора В.П. Устинцева».

Эти материалы свидетельствуют, что в развитии отечественного племенного животноводства нами потеряно целое столетие. И если бы «вихри враждебные» миновали бы нас, такие породные ассоциации (на основе которых построено племенное дело во всем мире и о которых мы вспоминаем только сегодня) наверняка были бы созданы на нашей родине еще сто лет назад. Можно также утверждать (на примере той же Англии), что при таком царском финансировании затрат на селекцию и в отсутствии октябрьского переворота Российская империя сегодня была бы в числе лидеров разведения и экспорта молочных и мясных пород. Не мы бы стояли в очереди за импортным племенным молодняком, а совсем наоборот.

В том же источнике 100-летней давности находим информацию: «По распоряжению командующего Петроградским военным округом, породистый племенной скот не подлежит реквизиции для военных надобностей». Это распоряжение командующего позволяет оценить заботу военных властей о племенном золоте страны, правильно поставить запятую в заглавии: «эвакуировать, нельзя реквизировать».

Другие сообщения воюющей Российской империи в 1915 году вызывают уважение к властям и подчеркивают большую заинтересованность государства в сохранении и развитии племенных ресурсов страны (сохранена орфография тех лет).

«Айширское общество въ Финляндіи представило Выборгскому губернатору подробные списки всего имеющагося въ губерніи и внесеннаго в родословные списки скота айширской породі, а также родившагося отъ него скота, какъ полдлежащаго освобожденію от реквизиціи, «Финлянд. Газета».

«В Астраханской губернии уездное земство недавно открыло первую на юго-востоке Россіи показательную молочную ферму. Ферма знакомитъ местное население съ пріемам и ухода за скотомъ и способами переработки молочныхъ продуктовъ, а также снабжаетъ жителей племенными породами скота (выделено автором). Въ будущемъ году при ферме организуются безплатные  курсы по молочному хозяйству и прокатный пункт, «Кіев. Зем. Газ.».

 «Въ Вологодскую губернскую уездную земскую управу поступило извещеніе отъ департамента земледелія объ ассигнованіи на содержаніе домашнего разсадника 4.250 руб., на организацію показательнаго кормления 400 руб., устройство показательныхъ крестьянскихъ скотныхъ дворовъ (!) 600 руб., на содержаніе двухъ инструкторовъ по животноводству 1.200 руб., «Волог. Миръ».

С точки зрения современной бюрократии - странноватые сообщения из государства, второй год ведущего кровопролитную войну. 

Сравним лишь некоторые цифры субсидирования российского племени. На меры по улучшению животноводства Англии и Уэльса правительства этих стран выделило в 1913 г. сумму эквивалентную 370 тыс. в российских рублях. Огромные по тем временам деньги и об этом с восторгом писали российские с.-х. издания. 

Но и правительство Российской империи не отставало от просвещенной Европы в заботах об улучшении племенного скотоводства. Тот же дореволюционный источник по животноводству и ветеринарии свидетельствует, что смета на племенное совершенствование поголовья на 1912 год только по одной Киевской губернии была определена в 108168 золотых рублей. Для сравнения: такое субсидирование только одной губернии было эквивалентно трети бюджета на селекцию в Англии и Уэльсе вместе взятых (!). 

Вот тебе и «кровавый» Николай, благодетель всея «племенной» Руси! Его портрет по праву должен украшать учебники по селекции отечественного скота как образец заботы о племенном деле в своей державе. Нынешнему руководству страны есть с кого брать пример, при том, что финансирование системы племенных товариществ, минуя министерские кабинеты, шло непосредственно в земства, в распоряжение специалистов по разведению скота.

Аграрная инфраструктура, включая составные элементы племенной работы, росли год от года «как на дрожжах».  

Аграрная инфраструктура в царской России (Михалев И.И., 2013) 

Учреждения/год

1909

1910

1911

1912

Показательные хозяйства и поля

309

1737

3114

4854

Показательные участки

313

6281

16368

27724

Показательные сады

8

514

1498

2481

Прокатные станции с.-х. орудий и машин

172

726

1916

2421

Зерноочистительные обозы и пункты

44

602

1055

1587

Пункты случки крупного рогатого скота

153

416

1038

1739

Молочные пункты

-

17

49

113 

 В связи с изложенным материалом возникает вопрос: не пора ли нашим ученым-селекционерам копнуть архивы позапрошлого века и вынести свой вердикт по темам, которые игнорировала Советская власть.

 1. Роль российских помещиков и самодержца всея Руси в создании   отечественного племенного животноводства.  

2. Опыт селекционеров России в устройстве первых породных товариществ.

3. История голштинизации отечественного стада в дореволюционной России.

Приведенные отголоски событий столетней давности свидетельствует, что селекционеры советского периода не смогли должным образом использовать царский (в прямом и переносном смысле) потенциал Российской империи в улучшении отечественных пород через метизацию скота. Бездарно распорядились отобранными у помещиков и зажиточных крестьян гуртами племенных животных, превратив их в «пролетарские» породы и типы скота. Не добавили племенной ценности и колхозные стада, которые формировались за счет добровольно-принудительного отбора буренок у бедноты.

Квасной патриотизм

Когда ты без мозгов, 

куда бы ты ни шел, получается — вперед.

Жить без мозгов не только легче, но и коллективнее.

М. Жванецкий

Ярым противником метитизации с зарубежным участием, представителем т.н. «патриотов», был профессор И.Н. Чернопятов. Ему принадлежит один из первых подробных курсов общего животноводства – и раздел «Скотоводство» в «Настольной книге русских сельских хозяйств» (1875). В работах, посвященных вопросам животноводства, профессор выступал горячим сторонником улучшения местного скота путей правильного воспитания и рационального кормления животных. (Не из этих ли источников напитался будущий «гений» советской селекции академик Трофим Лысенко?). Крайне скептически относился к улучшению отечественных пород зарубежным племенным материалом. «Способ улучшения породы в себе следует признать наиболее рациональным и соответствующим современным требованиям самих крестьян, состоянию выгонов и пастбищ и средствам продовольствия в зимнее время» [10]. 

Появление и быстрое распространение контрольных товариществ, и объединение вокруг них наиболее продвинутых скотоводов России могло бы быстро свести на нет старания «патриотично» настроенных ученых, в пользу метизации скота с зарубежными производителями. В таких независимых организациях для владельцев породного скота главное не ученые споры, а продуктивность и выгодность содержания разводимых пород, благосостояние их владельцев и в конечном итоге племенная состоятельность государства. Но случилась беда в виде октябрьского переворота, последствия которого гениально предвидел и описал М.Е. Салтыков-Щедрин («История одного города», 1870). Русский писатель-сатирик за 50 лет до установления советской власти в России как будто предвидел приход коммунистической беды, которая почти столетие «кутила и мутила» на просторах отечества. 

«У Глупова нет истории, потому что невозможна такая история, которой содержанием был бы непрерывный, бесконечный испуг. …Самое крайнее, что дозволялось ввиду идущей навстречу беды – это прижаться куда-нибудь к сторонке, затаить дыхание и пропасть на все время, покуда беда будет кутить и мутить. Но и это уже считалось строптивостью; бороться же или открыто идти против беды – упаси Боже!».

 С подробностями строительства коммунизма и технологией оглупления масс (к которым автор относит и себя) можно подробно ознакомиться в трудах классиков марксизма-ленинизма, которые усердно (но без энтузиазма) преподавались в вузах будущим специалистам-аграриям наравне с кормлением, разведением и фармакологией.  

Советская власть на дух не переносила таких слов, как независимые породные товарищества, выгодность и прибыль, которых у колхозного крестьянства не могло быть априори. В племенном деле Советской России воцарился «патриотизм», разбавленный умилением и восхищением старорусским поголовьем, совершенствованием которого всерьез никто не занимался. Такую показательную «любовь» ко всему отечественному в ущерб здравому смыслу князь Вяземский еще в 1827 году впервые назвал квасным патриотизмом. Об истоках советского «патриотического» разведения и тех бедах, которые он принес отечественному разведению, автор писал ранее [2-7,12]. 

Главное, что квасной «патриотизм» советских разведенцев «имени т. Лысенко» подкреплялся изоляцией страны от мировых племенных ресурсов и привел советское крупное рогатое стадо на излете СССР до суточных надоев 8 кг молока на корову, в 3 раза ниже чем, например, в Канаде, стартовавшей в племенном развитии одновременно с нами [1].

У «патриотов» дореволюционного разведения при советской власти появились горячие сторонники, тем более что эта теория разведения продуктивного скота «в себе» наиболее полно отвечала идеалам борьбы с капитализмом в преддверии мирового пожара и изоляции советской России [12].

«Какими легкомысленными кажутся стремления во что бы то ни стало вытеснить и поглотить эти богатства (разные расы животных) небольшим количеством уже имеющихся рас западно-европейского происхождения». Это цитата из выступления Е.Ф. Лискуна в 1928 г на Первом съезде по племенному делу в СССР [14].

Академик Лискун (1873—1958) занимался изучением и совершенствованием отечественных пород сельскохозяйственных животных. На основе экспериментов с красной степной, киргизской и астраханской породами он доказывал, что качество породы зависит от условий содержания и кормления. Это «доказательство» сегодня кажется нелепым, но очень пришлось ко двору академику Лысенко, с его переделкой природы животных и растений путем направленного воспитания. На самом деле от кормления и содержания животных зависит лишь степень реализации признаков продуктивности, заложенных умелой селекционной работой. А качество породы при грамотном разведением определяет комплекс генов собранных и «отшлифованных» селекционером в одной породе на протяжении десятков и даже сотен лет.

 «Патриоты» советского периода утверждали, в частности, что создание хороших условий при содержании скота не просто повышает привесы, надои и даже жирность молока, но и позволяет рассчитывать на закрепление этих свойств в потомстве. Результаты, конечно, были ужасными для сельского хозяйства, тем более что внедрение рекомендаций лысенковцев сопровождалось забоем зарубежных животных-производителей, уничтожением чистопородных стад и т. п.» [15].

Чем еще отметился в истории советской зоотехнии академик Лискун? Первый директор ВИЖа (1929 год) дал подробную характеристику местных пород крупного рогатого скота СССР. Выдвинул принцип «гнездовой» племенной работы и стал автором первого плана породного районирования животных (утвержден на секции животноводства ВАСХНИЛ в 1939 году).

По этим «лысенковским» схемам и по инерции рисуют свои тематические планы современные ученые-селекционеры, продолжают «гнездить» и районировать не востребованные на производстве породы, типы, подтипы, линии и семейства вместо того, чтобы заниматься серьезной селекционной работой общепризнанных молочных и мясных пород. Кому сегодня нужен этот ложно понимаемый патриотизм, не связанный с разведением экономически выгодных для владельца пород животных?  

Поддакивал «патриотам» и ученый зоотехник М. Ф. Иванов (1871-1935). Специалист по разведению свиней и овец отстаивал ту точку зрения, что в нашей стране должны создаваться новые породы на базе своих же отечественных, а не импортироваться «голубая кровь» из-за границы. Он писал: «СССР чрезвычайно велик и разнообразен по своим условиям, поэтому нам нельзя ограничиться одной универсальной породой, одинаково пригодной для всех без исключения районов. Для каждого района с определенными климатическими, почвенными, кормовыми и хозяйственно-бытовыми условиями необходимо создать свою породу свиней, овец, коров, наиболее приспособленную и выгодную для наших условий». Эта социалистический принцип «районированного» разведения пород шел и до сих пор идет в разрез с селекцией, основанной на принципах экономической целесообразности. Не районирование – а повсеместное использование экономически выгодных для человека пород. Голштин – он и в Африке, и на Сахалине -  голштин!

Профессор М.Ф. Иванов и его последователи замалчивали тот факт, что их опытной базой в Аскании-Новой являлась бывшая усадьба баронов Фальц-Фейнов. Страстных поклонников метизации и использования лучших зарубежных производителей мелкого и крупного рогатого скота.

«Численность поголовья овец в 1861 году составила 340 000 голов, а в 1867 году — достигала 400 000 овец. Вот тогда, очевидно, слава овцеводов Фейнов определилась в России двумя словами — "короли овцеводства». Правительство в те времена поддерживало большинство овцеводов Южной России очень щедро. Им отдавали пастбищные земли, а зачастую — и животных-производителей, которые доставлялись преимущественно из Германии» [16].

Будущий узурпатор власти Владимир Ульянов, работая над известным трудом «Развитие капитализма в России» не без желчи писал в 1899 году: «В Таврической губ. Фальц-Фейн имеет 200 000 дес... О размерах хозяйства может дать представление тот факт, что, например, у Фальц-Фейна работало в 1893 г. на сенокосе 1100 машин...». 

Нажмите, чтобы увеличить.

Брат Александра Фридрих Эдуардович за создания вольного зоосада в Аскании получил прозвище «Асканийский Дарвин» а также дворянский титул от императора Николая. Территория заповедника насчитывает 11000 гектар, он был знаменит своим зоопарком, дендропарком и огромным участком ковыльно-типчаковой степи, которого никогда не касался плуг. Его необычайно богатая растительная коллекция насчитывала более 750 видов деревьев из разных частей света. В Асканийском зоопарке содержалось более 45 видов копытных (мощные буйволы, лошади Пржевальского, полосатые зебры, стройные сайгаки, нежные лани, сердитые бизоны), около 68 видов птиц (степные орлы, африканские страусы, гордые ястребы, ослепительные павлины и множество других) [17].

Семейство Фальц-Фейнов и в собственных генеалогических запросах оставалось на высоте: через детей Софьи Богдановны Фальц-Фейны породнились с Достоевскими и Набоковыми (!). Целеустремленность и сила воли этой женщины поражают. После смерти мужа баронесса нашла утешение в бизнесе. Её не покидала мысль о создании своего порта, благо земли ее находились у моря. Официально Порт Хорлы был открыт в 1903 году, а к 1907 г. с него на 29 судах было вывезено в Англию, Грецию, Германию, Италию и Голландию  2,2 млн. пудов груза. Поставки становились все больше и больше. На протяжении 1909−1911 гг. список держав, которые получили грузы из Хорловского порта значительно расширился. В него добавились Франция, Норвегия, Дания, Бельгия, Швеция, Австро-Венгрия.

Софья Богдановна гордилась поселком-портом как своим детищем. И было чем! По зеленым улицам бегали счастливые дети, в аккуратных белых домах портовиков жили довольные и благодарные люди. Было высажено множество диковинных растений, между домами тут и там разлились небольшие пруды. Действовали устричный завод, мельница и метеостанция. По выходным жители и гости городка могли наслаждаться выступлением хора и оркестра, был открыт кинотеатр «Иллюзион». Баронесса Фальц-Фейн организовала  бесплатные гимназические трехгодичные классы для детей. Особенно талантливую молодежь она отправляла учиться дальше, оплачивая обучение. 

В 1919 году младший сын Софьи Богдановны Владимир и дочь Лидия,  покидавшие Россию, решили забрать с собой за границу и мать. Однако баронесса пожелала остаться, считая, что красные не сделают ей ничего дурного. Она говорила [18]: «Ничего со мной не случится, я старая женщина и никому не сделала зла. Кто меня, старуху, тронет. Я людям делала только добро. Они не дадут меня в обиду. Оставьте меня здесь с Богом». 

В ночь с 16 на 17 июня 1919 года 84-летнюю помещицу, водившую дружбу с Иваном Айвазовским, Львом Толстым и Фёдором Достоевским, расстреляли большевистски настроенные солдаты.

Нажмите, чтобы увеличить.
«Скромная» усадьба баронов Фальц-Фейнов в Аскании-Нова, Таврической губернии, 1914

   Сейчас на месте усадьбы существует только обновленный на деньги Фальц-Фейна Фридриха Эдуардовича (младшего) фундамент. Поговаривают, что остальные взносы барона Фальц-Фейна на восстановления усадьбы были украдены украинским подрядчиком-реставратором

  Почему автор много внимания уделяет немецким колонистам, поселившимся в диких таврийских степях? Одно семейство трудолюбивых и свободных животноводов сделало для освоения юга Российской Империи больше, чем все профильные советские институты овцеводства за последующее столетие.

Несколько известных фамилии обрусевших немцев (Миддендорфы, Фон-Дервизы и Фальц-Фейны), подлинные патриоты России, своим горячим участием и личным примером направляли отечественное племенное разведение как слепого котенка в нужном (как оказалось) направлении. Спасибо им…

 Куда завел нас квасной «патриотизм» в разведении? В 2012 году поголовье овец мало кому интересных пород отечественного разведения во всей Херсонской области не превышало 40 тысяч голов, в 10 раз меньше, чем в одной усадьбе барона Фальц-Фейна сто лет назад (!).  

В связи с этим у автора родился афоризм: «Что для русского  «патриота» разведение – то для немца смерть!»

Царя на них нет

Вы можете сказать, что им придет в голову?

- Все, что угодно, - уверенно молвил тяпнутый.

- И я того же мнения,- добавил Филипп Филиппович

М. Булгаков, «Собачье сердце», 1925

«Патриотический» волюнтаризм (волевое управление развитием общества или природой) в отечественную селекцию пробрался незаметно, но пришелся ко двору новой власти. В почете и сегодня. Поначалу с 1919 года в советской России продолжали функционировать специальные государственные зоотехнические комиссии и многочисленные кооперативные организации: Госплемкультура, союзы молочной кооперации, контрольные товарищества, коллективные рассадники племенного скота.

Эти организации (по инерции дореволюционных правил разведения) проводили регистрацию племенных животных, оценку и подбор производителей для случных пунктов, показательные кормления коров, конкурсы молочности, конкурсы выращивания племенного молодняка, краткосрочные курсы по вопросам животноводства, выставки и выводки племенного скота, запись животных в книги «одобренного скота» и в государственные племенные книги [19].

К примеру: до начала коллективизации молочно-контрольные союзы Советской России ежегодно прирастали численностью и охватывали 25-30 хозяйств, по 80-100 коров в каждом [20].

Но к 1925 году Сталин окончательно определился с принципом организации управления страной. Решающее значение для поворота отечественного животноводства в племенной тупик имела коллективизация скота и  централизация управления племенным делом. Управление племенным делом от породных объединений владельцев скота  передали «патриотично» настроенной с.-х. науке, которую вскоре возглавил народный академик Трофим Лысенко. И, как говорится, понеслось…

За разработкой перспективных планов работы с имеющимися породами, последовало внедрение первого в мире плана породного районирования поголовья, комплексного плана выведения новых пород, породных групп, типов, линий и семейств животных. Причем - в самые короткие сроки. Позднее эту породную гонку назовут «крупномасштабной селекцией». Если судить по скудным прилавкам советских магазинов эта крупномасштабная племенная суета закончилась ничем. Суть племенной работы в СССР стала меняться к концу 80-х годов прошлого столетия в сторону крупномасшабной метизации и голштинизация молочного скота (как в начале века). А вскоре, с появлением «новых» скотоводов, в Россию потянулись корабли, вагоны и автопоезда с импортным скотом. Вот какую цену приходиться платить за ученые и политические ошибки в организации племенной работы.

Но вернемся во времена наших дедов. Чтобы управлять этим породным многообразием (а правильней сказать – безобразием), в начале 30-х годов прошлого столетия в советской России была создана система командно-административной селекции, т.н. племенная «вертикаль».

  Историю организации племенной работы по типу административной пирамиды (им т. Сталина), раскопал доктор с.-х. наук  Рубан Ю.Д. [21]. Эту  племенную вертикаль построили горячие большевистские парни (Потемкин Н.Д. и др., 1926 г), когда формировалась вся командная система управления с.-х. наукой и производством советской России. Спустя 90 лет простенькая «племенная» пирамида превратилась в неповоротливую бюрократическую структуру с круговоротом исходящих инструкций и указаний, обросла малоэффективными дополнительными структурами, висящими на шее налогоплательщиков. И, самое главное – оказалась бесплодной, как вол Мазун из имения барона Фальц-Фейна. 

«Пролетарская» селекция в СССР полвека шла под девизом:  «Больше пород хороших и разных!». Поощрялось разведение «районированных» типов и «областных» пород скота. Метод прост: берем известных зарубежных производителей, добавляем отечественной «кровушки» и — фен готов. Его можно «навешивать на уши» ученому совету, занести в племреестр, вписывать в наградные документы. 

Главное зло племенной структуры советского образца для современного производителя мяса и молока в том, что в этой пирамиде-пузыре его интересы находятся в самом низу племенной иерархии. При решении задач племенного строительства (в т.ч. за государственный счет)  о нем, владельце племенного стада, часто забывают или попросту об него вытирают ноги. Что разводить, в каком объеме, на каких условиях и для кого проводить дотирование решают чиновники МСХ, «Головного центра воспроизводства» (ГЦВ) и далекие от производства ученые-селекционеры. Они же выдают свидетельства не на животных, а почему то на коровники и конторы (племрепродукторы и племзаводы). Это и есть т.н. «племенное крепостничество», сохранившееся в нашей стране до настоящего времени. Царя на них нет…

Нажмите, чтобы увеличить.
Племенная вертикаль для управления разведением в колхозно-совхозных стадах и нынешний «пузырь» племенной системы (по версии МСХ)

«Патриотический» настрой в разведении российских коров «им. т. Лысенко»  просуществовал вплоть до начала 70-х годов прошлого века. На протяжении полувека последователи «народного» академика Т.Д. Лысенко с ученым видом пресекали тягу крестьянства к лучшей генетике, к лучшей жизни. Не давали животноводам прикоснуться к шедеврам мирового скотоводства. В итоге - более полувека советская репродукция «варилась в собственном соку», в основном без привлечения зарубежных производителей. Ходила «строем» по указке «лысенковской» аграрной академии -  ВАСХНИЛ.

В селекции животных господствовал  метод «вегетативной гибридизации»: из малоудойного отечественного материала выбирались лучшие экземпляры и они, потихоньку толкало рост продуктивности всего советского стада. Шлифовать отечественные породы (по примеру канадцев) в долгосрочном периоде оказалось некому и некогда. Административная племенная система была неспособна на этот упорный творческий труд, а ученое большинство селекционеров колебалось синхронно с линией партии на отрицание генетики. Следовало по особому пути пролетарского разведения (больше пород хороших и разных в революционно короткие сроки), где настоящей селекцией и не пахло.

Поставить точку в этой грустной истории отечественного разведения «в себе» помог рынок, который сопровождался массовой вырезкой никчемного колхозно-совхозного стада и появлением свободных скотовладельцев – энтузиастов племенного импорта. Под них сегодня вынуждены подстраиваться и непримиримые «патриоты» советского разведения: от известных академиков, до директоров племпредприятий. Они уже смирились с повсеместной голштинизацией и даже отдают должное успехам зарубежных селекционеров. 

«Радует, что сегодня появилась и «другая» отечественная селекция. Успех придет к тем специалистам, которые не боялись учиться заново у «проклятых» капиталистов. Смирив гордыню, постигали науку рентабельного ведения животноводства и сами становились проводниками передовой науки и практики» [5]. Они не читали перед обедом советских зоотехнических журналов (по совету Филиппа Филипповича) и легко отвернулись от отечественного «му-му», способного приносить своему хозяину только убытки.

Разведение без царя в голове

Дедушка умер, а дело живет,

 лучше бы было наоборот.

Прибаутка о Ленине пионеров времен перестройки

 

Почему автор так много внимания уделяет становлению российской системы разведения племенного скота начала XX-го века? Приведенные факты свидетельствуют, что дореволюционная Россия шла в ногу с просвещенной Европой и Северной Америкой в организации  племенной работы на основе частных контрольных товариществ (прообраза современных ассоциаций владельцев породного скота). На базе земских «разсадников» и показательных дворов была организована работа по улучшению аборигенных пород с использованием европейских производителей, регулярно проводились сельскохозяйственные выставки с выводками племенных животных. Их задача спустя столетие не меняется: племенная оценка и селекция животных по продуктивности и типу.

В лихие годы красного террора были ликвидированы эти зачатки товариществ европейских и отечественных пород, центры независимого контрольного тестирования и оценки животных. Лишь за 15 лет красных реформ было «уполовинено» 68-миллионное стадо крупного рогатого скота Российской империи, так бережно опекаемое царским правительством.

Изведя племенное поголовье помещиков и зажиточных крестьян «до основанья», колхозная беднота осталась «за тем», за что боролась – ни с чем. Без земли и скота, обобществление и сведение которых в колхозную (ничейную) собственность не заставило себя ждать. 

Пришедшие к власти большевики не знали, что делать с этим мычащим наследием. «Начиная социалистическую революцию, её организаторы не имели сколько-нибудь продуманной социально-экономической программы. Была программа захвата власти, революционного слома старого государственного аппарата, программа установления диктатуры пролетариата. Что же касается экономики, то она имела значение лишь постольку, поскольку российскому пролетариату нужно было продержаться до победы социалистической революции на Западе. А для этого, как представляется, достаточно просто умело организовать всеобщее принуждение к труду, наладить строжайший учет и распределение созданного, превратить всю экономику в единый, централизовано управляемый механизм». 

«Мы ставим карту на победу социализма в Европе,- утверждал Ленин в феврале 1918 года. Может она победит через несколько недель, даже через несколько дней. Но уж когда она начнется, нас не будут мучить сомнения, а будет одно сплошное триумфальное шествие. Это будет, это неминуемо будет» [22] Так и хочется сказать спустя столетие – да будет тебе…

«Рабочий класс не может не понять, что Ленин на его шкуре, на его крови производит только некий опыт. Вот куда ведет пролетариат сегодняшний вождь, и надо понять, что Ленин не всемогущий чародей, а хладнокровный фокусник, не жалеющий ни чести, ни жизни пролетариата... Но более всего меня поражает и пугает то, что революция не несет в себе признаков духовного возрождения человека, не делает людей честнее, прямодушнее, не повышает их моральной самооценки»,— писал буревестник революции (!) А. М. Горький в 1917 году» [14]. Чья бы корова мычала...

В надежде на мировой пожар освобождения пролетариата и была создана полувоенная централизация всей экономической жизни, включая племенную организацию животноводства. Столетие спустя освободившееся от чар великого кормчего Ульянова-Ленина и его последователей российское племенное дело продолжает «ходить строем» под командованием и управлением племенных генералов. Живет по уставу, разработанному оторванной от реальных потребностей разведения наукой. 

С появлением свободных скотоводов стало ясно, что толку от командно-административной системы разведения скота не будет, сколько бы она ни обрастала «улучшающими» подразделениями и инструкциями. Сама суть чиновничества несовместима с успешным хозяйствованием, и племенники из нынешних ученых–«патриотов», судя по массовому скотоимпорту, получились никчемные. 

Вот что пишет «матерый» советский чиновник И. Овсянников (г. Москва) в своих воспоминаниях «Кого мы обманывали?», всю жизнь (с 1929 года) проработавший в системе сельскохозяйственного управления [23].

По данным ЦСУ на начало 1928 года в СССР было более 60 млн голов крупного рогатого скота, а к началу 1934 года осталось лишь 33,5 млн. За этот период в стране было потеряно 124 млн голов (56%) продуктивного скота и лошадей. 

«Должного порядка и дисциплины при Сталине не было, был страх, и, несмотря на это, обман. Жизнь людей явно приукрашивалась, а в деловой сфере укоренились массовые приписки, очковтирательство, показуха и ложьФальсифицировались урожайность и продуктивность животноводства. Вранье пропитало всю систему управления сельским хозяйством, стало абсолютной нормой… Вот и спрашивается: кого мы обманывали?»

В этом откровении бывшего представителя сельскохозяйственной номенклатуры указана главная причина краха племенной работы под управлением «лысенковской» науки, наркомзема и его чиновников. Не может быть эффективной селекции, основанной на бездумных указаниях, ложных научных постулатах и племенной работе, замешенной на всеобщем обмане.

Воспоминания о беспомощности советской номенклатуры в разведении животных могут дополнить «вести с мест» 1931 года. Рассказ журналиста Б. Векова [24], который по заданию редакции журнала «Скотоводство» окунулся в атмосферу выживания мясосовхоза (племхоза в нынешней квалификации) «глуповских» времен, специализирующегося на разведении мясных животных.

Директор хозяйства, товарищ (тогда все были товарищами) И.К. Слагода, воспитанник Тимирязевской академии, поведал корреспонденту журнала, что откормочное хозяйство (Армавирский район, Северный Кавказ) разбросано на площади 75,4 тыс. га. Дистанция между крайними точками хозяйства превышает 300 км и на нее уже покушается сосед – совхоз им. Сталина, находящийся в ведении Госпромтреста РСФСР. 

На фоне неприглядного аборигенного откормочного стада всего в 4207 голов (директор называет их «коровняком») хорошо смотрелись 27 мясомолочных симментальских быков, привезенных из-за границы. Но были и животные, от которых у местных скотоводов захватывало дух. Дадим слово директору: «Исключение составляет превосходный элитный гурт серого украинского скота (так называемых «белых лебедей»), который будет разводиться в «чистоте», с применением вольной случки. «Белые лебеди» - краса и гордость совхоза. О «белых лебедях», об их племенных качествах, об их упитанности, об их нежной (белой с легкими сероватыми переходами) окраске, об их мощных ветвистых, как у тура, рогах говорят здесь с романтическим восторгом, едва ли не с сентиментальной влюбленностью. Таких во всем Союзе не сыщете!».

«Агроном-организатор (так в тексте) т. Карякин не без пафоса добавляет:«Белые лебеди» впервые стали здесь разводиться в районе станции Отрады-Кубанской помещиком Николенко. После революции перешли они …через Кубживсоюз в наш совхоз. Я положил немало энергии, чтобы отвоевать их для нас, и отсюда они, - нажимает он на все голосовые педали,- никуда не уйдут. «Белые лебеди»,- поддерживают гуртоправы – что и говорить, скотина – ять!

Нужно отдать справедливость армавирцам: гурт «белых лебедей» (250 голов), выпасаемых на Невинномысском участке, вполне заслуживает их восторгов: могучие рослые животные с телятами, которые свободно сойдут в крестьянском хозяйстве за полновозрастную корову, производят неотразимое впечатление своей упитанностью и экстерьером. В сравнении с ними бледнеют даже импортные симменталы».

А теперь автор просит читателей сравнить и удивиться – как за 100 лет можно было извести историческую породу. Если специалисты-скотоводы молодого советской страны восторгались серой украинской породой, отобранной у помещика Николенко, и ставили её выше заграничного симментала, почему же не была продолжена работа по улучшению породы в чистоте, о которой говорил директор, и её селекция на повышение продуктивных качеств? Сравните и судите сами…

Нажмите, чтобы увеличить.
Бык Красавец серой украинской породы, выращенный в имении барона Фальц-Фейна, Москва-1896

Нажмите, чтобы увеличить.
Современный бык серой украинской породы из опх «Поливановка» Днепропетровской обл. на Агро-2008 (Киев, фото автора). За 110 лет порода заметно измельчала и из белого лебедя превратилась в серую мышь.

Что еще волновало скотоводов племхоза молодой советской республики 90 лет назад и какими бедами они поделились с корреспондентом? Хорошего мало, «безнадега» – кругом. 

  – Ветродуи - сухие бешеные ветровые ураганы. Старший зоотехник Анисим Брусникин рассказывает: «…На первом участке семидесятиведерную бочку с водой несло ветродуем на протяжении семи километров. Сельскохозяйственные орудия срывало с мест и таскало ветром на десятки сажен… вот тут-то и начался сумасшедший падеж скота».

    – Пироплазмоз - им охвачен весь скот. На одном отделении от этого заболевания погибли 68% поголовья. «Вся работа ведется на волах. Волов не хватает, и сверх того, они служат рассадником самой страшной в этих краях эпизоотии – пироплазмоза, или, как здесь его называют, «чихирем». 

    – Скверное питание рабочих. «…Сельпо, ухищряющееся не только по неделям не доставлять овощей и прочих продуктов, но и вздувать до безобразия цены на обеды (с 40 коп они повысились в начале августа до 60 коп). Даже обрат выдается рабочим редко».

Комментарий автора. «Обрат» рабочим совхоза выдавали, по-видимому, вместо молока? Из этого печального факта у автора родился афоризм №2: «Социализм – это советская власть плюс нехватка обрата для пролетариев всех стран!».

  – Бесхозяйственность и бестолковость социалистического хозяйствования в совхозе откормочнике. (О «прелестях» колхозно-совхозной системы на молочных фермах со слов самих доярок мы писали ранее [3,4]). «…На фоне столь острого недостатка тяговой силы тем большей бессмыслицей выглядит обилие в совхозе совершенно не нужных ему орудий: 48 присланных правлением сошниковых сеялок, 2 картофелесажалки, 70 «рандалей».

…Имеется восемь силосных ям, но все они оказались до самой поверхности залиты водой… грунтовые воды – почище любого кулака – срывают здесь силосное строительство.

…Ссылаясь на недоговоренность с правлением Скотовода об оплате передержки, краснодарский филиал Союзмяса отправляет под нож с пунктов передержки около 1 тыс. голов великолепного  производственного стада метисов-симменталов и красного немецкого скота. (Вот это по-нашему, по-социалистически!). 

    – Признаки начала компании по поиску виновных. «…Этого самоотверженного молодого специалиста долго и дубинноголово обвиняли во всех смертных грехах – от халатности, вплоть до вредительства, его травил и робочком, а т. Кузавка тем временем добивался и добился перевыполнения плана по молоку». 

Комментарий автора. Обратите внимание: «Ветродуй» мировой революции в головах лидеров большевизма уже требует жертв – в неумении хозяйствовать виноваты природа, кулаки, вредители и слишком энергичный т. Кузавкин. Все, включая рабочком, только и ждут команду «фас», которая прозвучит через несколько лет. Т. Кузавкину, по-видимому, недолго оставалось добиваться перевыполнения плана по молоку.

    – Нелады с воспроизводством скота. «К тому же, по словам осеменителя (так в тексте), из 17 быков, в начале августа крыли только 7. Все надежды возлагались на их подкормку овсом, подвоз которого ожидался со дня на день».

    – А еще недоумение по поводу предприимчивости помещиков. На площадях в 75,4 тыс. га, где советский мясосовхоз с трудом  содержит 4 тыс голов откормочного скота, «…барон Штейнгель держал 160 тыс. голов мериносной овцы, обитали 120 тыс. овец крупнейшего помещика Меснянкина, 200 тысяч овец помещика Мазаева и Макеева и 40 тыс. овец помещика Цветкова». 

Комментарий автора. Полмиллиона (!) овец, как залог процветания Российской империи, умело содержали 4 помещика и барон на землях едва выживающего мясосовхоза. Четыре помещика плюс барон – как немой упрек хозяйственной беспомощности новой власти, всей колхозно-совхозной системе организации труда. Четыре помещика + барон =  альтернатива советскому мясосовхозу.

Корреспондент «Скотоводства» не сказал ни слова о племенной работе и других хозяйственных приоритетах в мясосовхозе, дай Бог выжить и получить пайку «обрата». Ради чего столетие назад надо было затевать грандиозный октябрьский майдан в России? Умом Россию не понять… 

Дух тех революционных времен передал писатель Михаил Веллер (2015): "Свобода приходит нагая. А также злая, голодная и растерянная». Так и прожили 70 лет под знаменем марксизма-ленинизма: злые, голодные и растерянные. А миллионы безвинных еще и в лагерях НКВД.

Впереди планеты всей

Зато мы делаем ракеты,

 Перекрываем Енисей,

А также в области балета

 Мы впереди планеты всей.

Визбор Ю.И., 1964

   А что в это время происходило за океаном? Голштинская порода США и Канады ведёт своё происхождение от чёрно-пёстрого скота Западной Европы (Нидерланды, Бельгия, Люксембург и частично северная часть Германии). Именно оттуда в начале прошлого века переселенцы из старой Европы завезли родоначальниц современного голштина. В Канаде голштинская порода победила в соревновании с другими породами благодаря семье переселенцев  фермера Г.В. Клеменса.

    Первая информация о появлении этой породы на американском континенте относится к середине XIX в. Голландцы, не последние специалисты в скотоводстве, не разглядели в голштинке будущую королеву молочного бизнеса. Спустя сто лет она вернулась к ним уже в новом качестве — звездой мирового масштаба. Чем не голливудская история про голштинскую «золушку»?! [1].

Пионером разведения голландского скота в США является У. У. Ченери из Бельмонта (штат Массачусетс). История американской «золушки» начинается с 1852 года, когда Ченери купил голландскую корову у капитана нидерландского судна. В связи с высокой продуктивностью и хорошими адаптационными способностями этот скот получил широкое распространение в границах нынешних США. Там его совершенствовали главным образом по величине удоя и живой массе при слабом отборе по жирномолочности.

Идею русского академика Миддендорфа по крупномасштабной метизации стада России голландской породой воплотили в жизнь североамериканские селекционеры, в большинстве своем бесшабашные ковбои. Они  перенесли законы «дикого капитализма» на отбор животных: выживает сильнейшая, более продуктивная и рентабельная европейская особь. В результате жесткого отбора лучших из лучших, победу в этом соревновании «на выживание» в молочном скотоводстве одержали голштины, имеющие голландские корни.

Для выращивания «мяса» более высокие привесы и рентабельность показали шотландские абердин-ангусы и их помеси. Именно они, а не местные бизоны, оказались «своими» в непростых условиях необустроенной континентальной Америки. После селекционной доработки, за период отгонного откорма, парнокопытные американизированные европейцы были обязаны приносить своему хозяину-ковбою до 50 кг нагулянного мяса на «каждое копыто». 

В 1871 году в США было организовано Общество селекционеров по разведению голштино-фризского скота, президентом которого стал Уинсроп Ченери. К этому времени чёрно-пёстрый скот европейского происхождения разводили уже в 12 штатах. В том же году была выпущена первая племенная книга голштино-фризской породы крупного рогатого скота. С 1883 года в США и Канаде породу стали называть голштинской.

Получается, что две семьи фермеров, которые в Северной Америке считаются  первыми и главными селекционерами голштинской породы, «умыли» всю советскую селекционную науку из 236 институтов (!) по животноводству. Коровы поистине народной селекции на начало тысячелетия плюсовали по центнеру молока в год, тогда как буренки отечественной научно-обоснованной селекции прибавляли ежегодно лишь по два ведра молока в год или по стакану молока (!) на каждый уважаемый НИИ в год [6].

Следует подчеркнуть, что такая разница в итогах советского и североамериканского разведения продуктивного скота – не в умственных способностях наших и зарубежных селекционеров (упаси Боже от такого толкования!). Главный двигатель и критерий селекции «по Клеменсу-Ченери» – целесообразность и рентабельность производства молока, а далее и мяса, разными исходными породами скота. В этом главная фишка и отличие их «капиталистической» селекции от нашего «пролетарского» крупномасштабного разведения фенов.

В породном разнообразии скота, завезенного из Европы, переселенцы-скотоводы сумели уловить признаки, сцепленные с рентабельностью производства молока и мяса. Новоявленные ковбои селекционировали животных до гипертрофированного состояния этих признаков у сегодняшних заводских пород. 

Проще говоря, более 80 европейских пород скота, по прибытию в Америку подвергались жесткой эмпирической (основанной на описании продуктивности и экстерьера) селекции и отбирались по способности животного давать прибыль владельцу. Ясно, что строителям коммунизма такие критерии не подходили. Вопрос только в том – когда же наконец отечественная селекция в сложившихся четверть века назад рыночных отношениях начнет выводить рентабельные, а не «диссертабельные» породы и типы сельскозяйственных животных? 

Использованные материалы

  1.  Мадисон В. Возвращение голштинской “золушки” // Животноводство России.- 2005.- №6.- С.2-6     madison.pp.ua/vozvrashchenie-golshtinskoi-zolushki
  2.  Мадисон В.В. Отечественное разведение: от советского бамбука до ассоциаций племенного скота //Ефективне тваринництво.-2010, №3-7; 2011, №1-2  madison.pp.ua/otechestvennoe-razvedenie
  3. Мадисон В.В. Селекция отечественного скота: разведение под знаменем марксизма // Ефективне тваринництво.-2008.- № 6,7.- С.3-7  http://madison.pp.ua/selektsiya-otechestvennogo-skota-pod-znamenem-marksizma
  4. Мадисон В.В., Мадисон Л.В. Коровы из пробирки: прошлое и будущее //Химия и жизнь – XXI век, 2008.- №10.-С. 28-35 madison.pp.ua/kategorii/istoriya-otechestvennoi-te
  5. Мадисон В.В., Мадисон Л.В. Селекция отечественного скота: Мифы и реальность. «Задумайтесь о будущем» // Животноводство России. 2008.- №2.- С.6-8 http://madison.pp.ua/zadumaites-o-budushchem
  6. Мадисон В.В. Проблемы селекции и трансплантации на постсоветском   пространстве // Наше сельское хозяйство.- 2011.- №5.- С.84-90
  7.   Мадисон В.В., Мадисон Л.В. Селекция отечественного скота: мифы и реальность. Народный селекционер // Животноводство России. 2008.- №3-4  http://madison.pp.ua/pereyaslavskii-selektsioner
  8. Россия 1913 год, статистико-документальный справочник, СПб, 1995 г.
  9. Шуваев Д.А. Рационализация животноводства в имении тамбовских дворян Давыдовых в конце VIII - начале XX в.// Вестник Тамбовского ун-та. Серия: гуманитарные науки.-2011.- №3.- С. 198-202
  10. Глазко В.И., Глазко Т.Т. Новый феномен пролетарской науки — научное киллерство // Історія науки і біографістика, 2008. — № 2
  11. www.yakutskhistory.net/наука-в-якутии/миддендорф/
  12. Мадисон В. Товарищи ученые...// Наше сельское хозяйство.-2012.-№5,7.-С.2-5 http://madison.pp.ua/tovarishchi-uchenye
  13. Рубан Ю.Д. Нигилизм и незнание отечественной истории // Животноводство России.- 2007.-№9.- С.11-12
  14. Глазко В.И. Николай Иванович Вавилов и его время. Хроника текущих событий.- Киев, РА Nova,2005.- 448с.
  15. http://scepsis.ru/library/id_1794.html
  16. http://runo.ks.ua/dorev/91-ist2.htm
  17. http://askania-nova-zapovidnik.gov.ua/index.htm
  18. http://shkolazhizni.ru/culture/articles/50921/
  19. http://p.120-bal.ru/biolog/9637/index.html
  20. http://krai-pskovsky.ru/meropriyatiya-po-uluchsheniyu-krupnogo-rogatogo-skota/
  21. Рубан Ю.Д. Породы и племенное дело в скотоводстве: эволюция и прогресс.-К: Аграрная наука, 2003.- 394 с. 
  22. Шишков Ю. Теория империализма: ретроспективный взгляд в конце столетия// Наука и жизнь, 1990.-№10.-С. 16-24
  23. И. Овсянников И. Кого мы обманывали?// Наука и жизнь», 1990, №10, С.32-33
  24. Веков Б. Без формы// Скотоводство.-1931.- №10.- С.56-63

Еще немного иллюстраций:

Нажмите, чтобы увеличить.
Илья Репин, «Барышни на прогулке среди стада коров», 1896.
Принимая гостей, помещик нередко вел их на скотный двор, псарню, птичник или конюшню, чтобы продемонстрировать свои успехи в животноводстве.
На картине стадо представлено красной степной (ангельнской?), ярославской и симментальской породами.

Нажмите, чтобы увеличить.
Павел Филонов. Доярки

Нажмите, чтобы увеличить.
Корова Шорнгорнской породы, выращенная в имении барона Фальц-Фейна. Выводка племенного рогатого скота, Москва-1896).

Нажмите, чтобы увеличить.
Вол Мазун шорнгорнской породы, выращенный в имении барона Фальц-Фейна.

Поприсутствовать на выводке животных в Москве конца 18-го века и получить удовольствие от племенного скота России и не менее экзотических погонщиков можно по ссылке: http://www.liveinternet.ru/users/5219213/post345492067/

Нажмите, чтобы увеличить.
Переселенцы привезли в Америку из Европы 80 пород крупного рогатого скота, через 200 лет основу стада ковбоев составила голштинская и несколько мясных пород

____________________________

© Мадисон Виктор Владимирович

Ранее опубликованный вариант:

http://dairynews.ru/news/plemya-rossii-100-let-nazad-i-prervannyy-polet.html

Часть 2 см. в следующем номере

 

Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Мир в фотографиях из соцсетей
Подборка фотографий из соцсетей, в основном, твиттера и фейсбука за август-сентябрь 2020
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum