Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
От ФБ к ФСБ
Статья об угрозе Роскомнадзора заблокировать Фейсбук и последствиях, к которым м...
№11
(329)
30.09.2017
Естествознание
История племенного дела в России. Часть 2. Товарищи ученые
(№3 [321] 15.03.2017)
Автор: Виктор Мадисон
Виктор Мадисон

Продолжение. Часть 1. Прерванный полёт - см.: RELGA, №320 от 20.02.2017 

   В предыдущей публикации у автора родились четыре афоризма, поясняющие историю и суть провала в отечественном разведении домашних животных России в прошлом веке.

     1) «Что для русского «патриота» разведение – то для немца смерть!».

     2) «Социализм – это советская власть плюс нехватка обрата для пролетариев всех стран!».

     3) «Четыре помещика и барон как альтернатива советскому мясосовхозу».

     4) «Разведение серой украинской породы по-советски: из белого лебедя до серой мыши».

  Было сказано, что в 30-х годах прошлого столетия приглядывать за «пролетарским» разведением колхозно-совхозного стада была назначена «красная» профессура. Во второй части невеселого экскурса в историю отечественного племенного дела будем пытаться разобраться в причинно-следственных связях научной направляющей советского и постсоветского разведения животных. Опираясь на свидетельства очевидцев, попробуем копнуть так называемые гносеологические корни (историю познания) трухлявого древа «мичурино-лысенковской» селекции, буйно процветавшего в СССР до середины 70-х годов (!) прошлого столетия.

Когда чукчу спросили – чья космонавтика самая лучшая, он ответил - НАСА. В отличие от находчивого чукчи, некоторые селекционеры советской закалки до сих пор уверены, что лучшая племенная школа – наша. На самом деле то породное селекционное «одеяло» из сотни пород и типов крупного рогатого скота, «скроенное» специалистами разведения в СССР в прошлом столетии по «лысенковским» лекалам (других не было) не стоит того, чтобы о нем печалиться.

Царь прикажет – дураки найдутся

Несогласные шли мишенями в тир,

 Для любого была готова стенка.

Нас учил изменять окружающий мир

Академик - товарищ Лысенко.

А. Макаревич, «Бурьян породил бурьян», 1991

    Что же это за новая беда – отечественное племенное скотоводство, которым строители коммунизма (и автор в том числе) гордились большую часть сознательной жизни в СССР?

    Почему это важно прояснить? «Современная высшая и научная школа не учат молодого человека быть порядочным. Никто, кроме церкви и родителей, не подскажет юному созданию, что мораль в науке превыше всего — слишком велика цена ученой непорядочности»[1].

   Молодым специалистам разведения скота (а это повествование в основном для них) трудно представить, что всего 50-80 лет назад в биологических науках полностью отсутствовало здравомыслие. Тех, кто призывал к здравомыслию, ждала судьба Н.И. Вавилова и сотен других репрессированных селекционеров и генетиков. О каких же успехах в разведении отечественных пород скота сегодня могут говорить мэтры советской зоотехнии? Конюшни царя Авгиевы не чистились 30 лет, завалы отечественного «квасного» разведения им. т. Лысенко ждут своего Геракла в три раза дольше.

   Всем тоталитарным режимам во главе с их лидерами, по мнению академика В.П. Глазко, присуща ненависть к людям умственного труда. Неслучайно подавляющее большинство казненных за первые два года советской власти были представителями интеллигенции. Массовая миграция в Европу и Китай в основном была представлена образованными людьми [1].

   Ленин, обдумывая устройство государства рабочих и крестьян («Государство и  революция», 1917 г.) считал, что никаких хлопот с «господами интеллигентиками» не будет. Они поголовно и без сопротивления перейдут в услужение к новой власти (в качестве социальной  прослойки) и будут работать еще лучше, подчиняясь вооруженным рабочим. Но власть и её главный «интеллигентик» Ульянов ошиблись – безропотной поддержки от «царскосельской» профессуры большевики не дождались. Большинство из них отлично понимали, с каким режимом они имеют дело, могли даже для вида «поглупеть» на время (вступить в партию), держа в кармане две фиги для т. Лысенко и т. Сталина. Вот такая вынужденная игра в поддавки с кровавым режимом.

  Академик Б.П. Эфроимсон (1905-1989), выдающийся генетик и ученый необыкновенной смелости, фронтовик, неоднократно подвергавшийся арестам и ссылкам в лагеря вспоминал [2]: «Я авторитетно заявляю, что не было ни одного образованного биолога в 30-40е годы, кто мог бы вполне серьёзно воспринимать лысенковское "учение". Если грамотный биолог стоял на позиции Лысенко - он врал, выслуживался, он делал карьеру, он имел при этом какие угодно цели, но он не мог не понимать, что лысенковщина - это бред!

  …Честно говоря, более убедительной школы антисоветизма мне никогда больше проходить не приходилось. При мне прошло несколько «вредительских» процессов, которые строились на пустом месте путем шантажа и обмана».
Нажмите, чтобы увеличить.
С началом войны Борис Эфроимсон на фронте,
в 1943 награжден боевым орденом Красной Звезды

  В то время, не соглашаясь с устройством политической системы, ее вмешательством в научную деятельность, важно было не скатиться до откровенного антисоветизма, не предать родину в трудное время. В какой-то степени смириться с выбором народа. И это была жизненная установка большинства интеллигенции.

  В Советской стране выпало жить и творить представителям «царскосельской» науки, которые приняли эстафету русских ученых селекционеров: Н.К. Кольцову, Н.И. Вавилову, М.М. Завадовскому, А.С. Серебровскому, С.С. Четверикову, Г.Д. Карпеченко, Г. А. Левитскому, Н.В. Тимсофееву-Рессовскому, А.Р. Жебраку, И.А. Рапопорту и сотням других биологов, которые не захотели эмигрировать (иногда кажется, что зря). Большинство из них были  в почете у зарубежной биологической школы, но не уехали и старались честно служить этому лукавому строю, иногда балансируя на грани «фола».

   Директор института экспериментальной биологии (1917-1939 гг) Н.К. Кольцов в годы шельмования генетики заявил: "...великая ответственность ложится на нас... если мы в такой тяжелый поворотный момент не поднимем своего голоса в защиту науки. С нас, прежде всего, спросит история, почему мы не протестовали против недостойного нападения на науку». 

    Самые непокорные и принципиальные из них лишались работы, свободы, а то и головы, но не смогли смириться с научным шулерством, как, например, академик Николай Вавилов: «Пойдем на костер, будем гореть, но от своих убеждений не откажемся» [1]. Академик В. Глазко писал в 2005 году: «Только теперь стало ясно, что страна, которая убивает своих гениев, потом гибнет сама».

   Еще партийное руководство не хотело долго ждать результатов классического разведения растений и животных. Член-корреспондент АН СССР В.Е. Грум-Гржимайло писал в 1924 году [1]: «На нас, интеллигентах, или спецах (на нынешнем жаргоне), лежит трудная обязанность убеждения «товарищей», что для богатства существует только один путь – труд. «Товарищу» это, конечно, не нравится, и он, как дурно воспитанный ребенок, устраивает своему учителю всякие пакости». Пакости товарищей для «царскосельской» профессуры через 10 лет после этих слов обернулись массовыми репрессиями.

  К этому году коллектив главного института животноводства страны ВИЖа (как и большинство НИИ разведения) уже был подчищен от ученых, сторонников классической («вавиловской») генетики и разведения. В период с 1936 по 1943 гг (за 7 лет!) сменилось 6 директоров ВИЖа (Г.Е. Ермаков, С.Г. Азаров, Н.Г. Беленький, Е.А. Арзуманян, А.А. Малофеев и А.Н. Николаев), фамилии которых можно поискать в «расстрельных» списках [3].
Нажмите, чтобы увеличить.
Григорий Ефимович Ермаков, директор ВИЖа в 1936-1937 гг
 

  Так, Григорий Ефимович Ермаков 1900 г.р., работавший после ВИЖа начальником животноводческого управления Наркомзема СССР, арестован 6.11.1937 года. «Приговорен ВКВС СССР 15.03.1938 по обв. в участии в к.-р. террористической организации. Расстрелян 15.03.1938. Место расстрела: Московская обл., Коммунарка. Реабилитирован 20.10.1956.» [4].

   Шла крупномасштабная селекция сотрудников и директоров ВИЖа (и других с.-х. НИИ) на преданность «лысенковской» теории вегетативной гибридизации скота, которая в первую очередь коснулась сторонников «метизации» отечественного скота. Без мозгов становилось жить не только легче и «коллективнее» (по Жванецкому), но и веселее (как заверял т. Сталин). И какое же могло быть разведение скота в период «лысенковщины» (с 30 по 70-е гг. прошлого столетия), когда селекционерами (и всей страной) руководил постоянный страх и желание «… прижаться куда-нибудь к сторонке, затаить дыхание и пропасть на все время, покуда беда будет кутить и мутить» (Салтыкову-Щедрин, 1870). В такой ситуации не только за разведение «пролетарских» пород возьмёшься, но и черта лысого выведешь, если будет указание вышестоящих товарищей ученых. Не все же, как Николай Вавилов были готовы идти на костер. 

  Через лагерную «отсидку» прошел и первый руководитель отдела скотоводства ВИЖа импозантный профессор О.В. Гаркави.
Нажмите, чтобы увеличить.
Осип Владимирович Гаркави, 1929

   В 1930 году был арестован в связи с делом «Общества сельского хозяйства» и по постановлению ГПУ от 8 февраля 1931 года приговорен к 10 годам лишения свободы. Был сослан в Казахстан, где работал в совхозе. В 1932 году освобожден в связи с пересмотром дела и изменением статьи (58.10), но реабилитацию получил лишь в 1956 году. Не имея права проживания в Москве, продолжал научную работу в Оренбургском НИИ молочно-мясного скотоводства (1933-1936). Далее заведовал кафедрой разведения сельскохозяйственных животных в Саратовском зооветинституте (1936-1939). С 1939 года вернулся в Москву, во Всесоюзном институте животноводства [5]. 

   Разведенцы-«патриоты» ВИЖа, успешно прошедшие проверку мичуринско-лысенковской теорией разведения участвовали в выведении алатаусской, сычевской, красно-пестрой, аулиекольской и казахская-белоголовой пород скота. Являются соавторами 20 заводских и породных типов. 14 селекционеров ВИЖа за свою деятельность на ниве разведения были удостоены государственных премий и званий заслуженных деятелей [3]. 

   Как заметил проницательный читатель, автор старается вспоминать селекцию и селекционеров, которых мы потеряли. О деятелях официальной «наградной» селекции, которая довела отечественное разведение до состояния униженной побирушки западных селекционных ценностей и так много написано в официальных учебниках и изданиях [3]. Там, в этих фанфарных изданиях нет даже простого извинения перед загубленными коллегами, как будто эта кровавая история их, выживших товарищей ученых, не касается. В изданиях нашего времени (2009 год), нет даже обычных слов сожаления типа  «трагическая судьба», «несправедливо пострадавшие» и т.д. [3]. Видимо у «пролетарского» поколения ученых они отсутствуют в лексиконе. «Мне нужны только такие люди, которые получали бы то, что мне надо», – говорил Лысенко о своих молчаливых сторонниках (ru.wikipedia.org/wiki/Лысенко). Стоило ли за такую науку идти «на костер»?

  В этой племенной суматохе «им. т. Лысенко» никто из лауреатов и рядовых сотрудников ВИЖа не обратил внимания на голландок, имеющих тысячелетнюю историю и которых в свои поместья завозили еще российские помещики. В первой части повествования мы сообщали, что её рекомендовал использовать на российских просторах еще великий академик-«метизатор»  А.Ф. Миддендорф. Ко времени октябрьского переворота, в Северной Америке попавшие из Европы «голландки» уже получила название голштинской породы и начали покорять мир [7].

   Кто же в ответе за нынешнее состояние племени России? По большому счету – устроители октябрьского переворота, «партноменклатура» и новоиспеченная «красная» профессура. По призыву тов. Сталина на ХVII съезде партии (1934): «Дело животноводства должны взять в свои руки вся партия, все наши работники, партийные и беспартийные», рогатое стадо страны было взято «на партучет», который продолжался до окончания строительства социализма. Специалисты того времени, помнят, как сводки об удоях, отелах и падеже ежедневно ложились на стол секретарей райкомов и отправлялись выше.

  Английская пословица гласит - каков хозяин, такие и слуги.  Русский аналог -  каков поп, такой и приход. Современная версия – царь прикажет, дураки найдутся.

 Разведение под знаменем марксизма 

Атавизм – наличие у потомков признаков, 

свойственных его отдаленным предкам. 

Обычно о явлениях вырождения, уродства.

                      Толковый словарь Ожегова

    Селекция растений и животных со второй половины 30-х годов должна была стать «сознательной», соответствовать аграрной линии ВКП(б) и колебаться вместе с ней. Выборов академиков и член-корреспондентов с тех пор не проводилось вплоть до 1956 года, академиками – назначались. Назначенные в 1948 году 35 сторонников Лысенко (П.П. Лукьяненко, М.А. Ольшанский, Н.Г. Беленький, С.Н. Муромцев, И.Ф. Василенко, Н.А. Димо, П.П. Лобанов, В.С. Нечинов и др.) с генетикой не церемонились, объявили её вне закона. Её защитников, уцелевших в годы репрессий - чуждыми марксистско-ленинской идеологии («Вестник РАСХН», 2004, №3).

  «С Лысенко весь советский народ, тысячи специалистов и колхозников, которые под его руководством творят замечательные дела… Нет группы Лысенко, а есть оторвавшаяся от практической жизни небольшая отжившая группа генетиков, которая совершенно себя дискредитировала в практике сельского хозяйстве» (журнал «Под знаменем марксизма», 1939, №11). Эта гневная цитата - о Вавилове, Завадовском, Кольцове и других ученых, которых сегодня считают гордостью советской генетики.

  Самое поразительное, что это горячее выступление принадлежало талантливому ученому, не менее почитаемому сегодня автору открытия возможности криоконсервации спермопродукции, академику В.К. Милованову. Автор лично встречался с ним в п. Быково Московской области, когда обучался в аспирантуре ВИЖа, но об этих нелицеприятных выступлениях ученого стало известно позже. Как говорится, – и на академика бывает проруха...

  Какое могло быть разведение продуктивных пород во времена разгула «лысенковской» ученой шпаны (выражение академика Валерия Глазко), если одаренный ученый академик В.К. Милованов был вынужден подпевать полтавскому «шарикову»? Только - под знаменем марксизма-ленинизма. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Пересадки эмбрионов канадского абердин-ангуса под знаменем марксизма-ленинизма на родине Трофима Лысенко, Великие Сорочинцы Полтавской области, 1997 г.На фото: предс. ксп «Зоря» А. Татарчук, проф. Л. Голы (Чехия), Л.Мадисон, М. Фиала (Чехия), В. Мадисон

   Сегодня этот атрибут любого колхоза вызывает улыбку, а тогда в эти игры с серьезным видом играла вся страна. Автора иногда обвиняют в отсутствии патриотизма, в недооценке истории советской зоотехнии, ее успехов, приоритетов и прорывных технологий (так пишут оппоненты). Может быть, автору повезло, что он вовремя увернулся от чар отечественных селекционных кудесников (см. эпиграф в начале статьи). Не попал в лавину прорывов и приоритетов нашей лукавой зооинженерии. Но осадок остался: неприятно чувствовать себя обманутым после 25 лет слепой веры в эти самые приоритеты и успехи советской селекции, которые неокрепший отечественный капитализм развеял в пух и прах. Оказалось, что успехи липовые, командно-административные. А короли нашей селекции – голые и растерянные. 

  Где же эти великие породные достижения, о которых нам пели все годы строительства коммунизма и продолжают славить как достижения отечественных селекционеров?

   В конце 80-х у автора, молодого аспиранта ВИЖа, к академику Милованову был только один вопрос: как получилось, что имея приоритет в открытии техники криоконсервации спермопродукции, мы допустили, что почти все инструменты по искусственному осеменению коров и других с.-х. животных имеют зарубежное  происхождение? Почему патентованное открытие (№103 от 1947 г.) уплыло к французскому коммерсанту, у которого и было воплощено в жизнь в виде всемирно известной технологии ИО Кассу. Вернулось к нам в виде зарубежного семени в соломинах его имени. Пришлось даже провести собственное небольшое расследование   [8].

Нажмите, чтобы увеличить.
Известный французский ученый-коммерсант Робер Кассу в гостях у В.К. Милованова (п. Быково 1967 г.). Результатом этих встреч явилось появление всемирно известной французской технологии фасовки и хранения спермопродукции в пайеттах
 

Нажмите, чтобы увеличить.
Спустя 20 лет автор вручал Роберу Кассу альбом с видами Кремля.Школа эмбриологии, Лэгли, Франция, 1986
 

  Перенеся методы гибридизации растений И.В. Мичурина на животный мир, «народный» академик пытался влиять на продуктивные качества животных с использованием ошибочной, отвергнутой ученым миром и уже подзабытой теории Жанна-Батиста Ламарка о возможности «воспитания» растений и животных условиями внешней среды. Сталин в молодые годы сам увлекался теорией превращения антилопы в жирафа путем вытягивания шеи за высоко расположенным кормом. В ходу была даже такая байка – что хобот у слона вытянулся благодаря борьбе слоненка со злым крокодилом.

  «Народный» академик предложил легко осуществимый метод ускоренной селекции растений и племенного совершенствования стада через «вегетативную гибридизацию», воспитание нужных человеку признаков под влиянием внешнего воздействия,  которое якобы способно порождать другие виды и породы.  И самое невероятное, что большинство красной профессуры поверили (или сделали вид что поверили) в возрожденную теорию Ламарка.

  Чего стоит один пример скармливания бракованного шоколада опытным коровам в ОПХ «Ленинские Горки» (под Москвой) для «привития» им повышенной жирности молока! На кондитерской фабрике им. Бабаева по указанию Трофима Лысенко закупили две тонны отходов какао-бобов. Но сладкая жизнь опытных коров, как и следовало ожидать, не повысила жирность молока ни на одну десятую долю процента (mk.ru., 16.09.2002).   

  С точки зрения биологии XX века такие «опыты» – полная чушь.  По поводу такого примитивного мировосприятия академик М.М. Завадовский писал: «Попытки возрождения ламаркизма на фоне биологии звучат так же, как, если бы были сделаны попытки восстановить представление о том, что не земля вращается вокруг солнца, а солнце вокруг земли»[1]

   Немецкий зоолог А. Вейсман,первоначально разделявший идею Ламарка о наследовании приобретенных признаков, решил экспериментальным путем проверить, насколько верно предположение о передаче приобретенных признаков по наследству методом «воспитания». Вейсман стал рубить хвосты крысам. Бесхвостых крыс он скрещивал между собой, а у детенышей также отрубал хвосты. Ученый изувечил 22 поколения крыс и убедился, что хвосты у потомства не только не исчезли, но даже не укорачиваются.Таким образом, еще в позапрошлом веке была доказана необоснованность теории наследования приобретенных признаков через «воспитание». Вейсман стал решительным противником теории воспитания наследственности и основателем неодарвинизма, в котором предвосхитил современные представления о носителях наследственной информации и их связи с хромосомами.

   Но что «красной профессуре» научные доводы – «вейсманисты» попали в личные враги Сталина и Лысенко. Сегодня любой ветврач со стажем знает, что от постоянного выжигания рогов у месячных телят, «рогатость» молочного стада фермы на протяжении десятилетий не уменьшается. 

   Даже такая небольшая ветвь биологии воспроизведения, как трансплантация эмбрионов с 1890 года наглядно демонстрировала, что выводы Ламарка ошибочны, и пересаженный эмбрион под влиянием матки реципиента не приобретает ни 1% признаков приемной матери. Такая категоричность в отрицании влияния среды матки реципиента на приплод обошлась советской трансплантации боком. Работы по эмбриологии в СССР были прекращены на четверть века, хотя профессор А.В. Квасницкий из полтавского ВНИИ свиноводства был в числе первооткрывателей с.-х. эмбриологии и в 1950 году выполнил первую в мире трансплантацию зародыша свиньи[9]. 

  Опыты Вейсмана над крысами лысенковцев не убедили. Критики «лысенковщины» приобретали репутацию врагов прогресса и социалистического обновления деревни, идеалистов  или хуже того - прямых вредителей, пособников мировой буржуазии. Их увольняли с работы, сажали, ссылали. На волне репрессий честных, творческих, ищущих деятелей заменяли преступные активисты коллективизации, настоящие враги народа и страны. А вот революционные методы перевоспитания интеллигенции (в отличие от рубки хвостов) давали свои результаты. Лысенковские «смотрящие» в НИИ безжалостно калечили судьбы несогласных с ними ученых и с помощью ОГПУ иногда «рубили» им головы. Растили беспринципную научную поросль, которая довела «вавиловскую» с.-х. академию в 2013 году до позорной ликвидации как самостоятельного учреждения и ее присоединения к большой Академии.

   Так на деле в СССР претворялись в жизнь идеи Ламарка о «перевоспитании» наследственности у свободомыслящих ученых, популяция которых ко времени смерти Сталина значительно поубавилась.

Блаженный из ВАСХНИЛ

Будущий свой гибрид Гладышев назвал 

"Путь к социализму", или сокращенно "ПУКС"

В. Войнович, «Жизнь и необычайные 

приключения солдата Ивана Чонкина», 1975

   ПУКСом советской с.-х. науки оказался уроженец Полтавской губернии, п. Карловка академик Трофим Лысенко. Он выскочил как черт из революционной табакерки, с легкостью встроился в окружающую  околонаучную среду и стал подгонять под диалектический материализм законы биологии развития. За сто лет до появления «лысенковщины», представителей этой научной «школы» гениально описал А.С. Пушкин (1827): «Ученый без дарования подобен тому бедному мулле, который изрезал и съел Коран, думая исполниться духа Магометова». Перефразируя великого поэта, - Трофим Лысенко изрезал и съел «Краткий курс ВКП(б)» (редакция И. Сталина, 1938), пытаясь познать закономерности «пролетарского» разведения. В итоге, какой курс – такое и разведение правило бал в СССР. 

   В селекции продуктивных животных академик-мужик Лысенко (ему самому нравилось такое словосочетание) агрессивно продвигал теорию вегетативного разведения «мичурина-лысенко». Ее суть в том, что сознательное получение изменений под влиянием измененных условий внешней среды, способно непосредственно порождать другие виды и породы. Главный инструмент советских селекционеров того времени – «расшатывание» наследственности и применение целесообразных режимов воспитания, включая кормление.

   Наследственные изменения, оказывается можно получать (по Лысенко) гораздо быстрее, благодаря прививкам, кормлению, яровизации (воспитания семян холодом). Причем получать не уродливые формы, а именно нужные нам изменения и сразу! И даже межвидовые гибриды! 

   Сейчас теория разведения воспитанием кажется нелепой и смешной, но в эпоху соединения пролетариев всех стран она подкреплялась неприязнью «народного» академика ко всему непонятному, в виде гена, «если его нельзя на зуб попробовать». Селекция растений и животных должна была быть простой и понятной как линия ВКП(б).

   Отечественная селекция в прошлом столетии не только не смогла довести до ума несколько исторических пород, но налепила за годы советской власти около 100 пород и типов скота, большей частью уже забытых и невостребованных современным производством. Масштаб и удаль разведения «по-лысенко» (больше пород хороших и разных) – главное зло советского и постсоветского разведения скота по типу «веника».

Нажмите, чтобы увеличить.
Селекция молочного скота по типу веника
 

   Этот племенной «веник» связали ученые-селекционеры и специалисты разведения 236 институтов животноводства во времена СССР, современные их последователи рукодельничают над ним до сих пор. В печати то и дело появляются сообщения о регистрации новых типов мясного и молочного скота с невиданными ранее достоинствами, «ПУКСов» (по Войновичу). В основе такого разведения метод вегетативной гибридизации фенотипических признаков животных. По-простому, школярский синдром нерадивого ученика, готового на уроке химии смешать разные реактивы в надежде на красивый осадок.

   По призыву народного академика по всей стране были созданы хаты-лаборатории (520 только в 1936 г. - «Правда», 7.01.1937),  в которых по заданию мужика-академика трудились селекционеры-энтузиасты. Академическая наука заменялась массовой народной наукой, химией «с колен».

   Кто восполнил поредевшие ряды академической «царскосельской» науки? 

«Призывы Лысенко «выбиться в ученые», смело идти в науку, не остались без ответа. И пошли в науку безграмотные люди, читающие по слогам, минуя систематическое образование. …Новая генерация таких пролетарских  ученых быстро сообразила, чего ждет от них система: эти «ученые» начали строчить ложные доносы (освобождать места) на своих более образованных коллег …и сотни и тысячи высокообразованных специалистов оказались в тюрьмах и лагерях».

   В мае 1931 года член Коллегии Наркомзема Бурский выступал на президиуме «большой» академии с планами наркомата: «Мы сейчас выдвигаем лозунг: призыв 10 тыс. рабочих – в науку сельскохозяйственную, дальше – примерно 15 тыс. и подготовку из них ученых»[1].

  Главная причина неудач «красной» профессуры, особенно в сфере животноводства и племенного дела в том, что молодые биологи страны советов не имели за плечами настоящей «царскосельской» школы подготовки и воспитания ученых кадров, прошли ускоренную научную подготовку и тщательную «селекцию» на происхождение и преданность идеям ВКП(б).

  После устранения «царскосельской» профессуры, юные кандидаты и доктора покорно, а некоторые и с энтузиазмом перестраивались под лозунги лысенковской агробиологии, в основе которой лежали устаревшая теория Ж.Б. Ламарка «воспитания» и привития животным нужных признаков. Плоды этой ускоренной «пролетаризации» науки, без отбора и конкурса по уму и порядочности, мы пожинаем до сих пор.

  Будни одной такой «хаты» описал сатирик Владимир Войнович в упомянутой книге об Иване Чонкине. Те, кто читал, с удовольствием потешались над ученым-самоучкой Кузьмой Гладышевым. Селекционер-«лысенковец» безуспешно пытался использовать метод воспитания растений навозом для получения гибрида двух пасленовых: картофеля и томата.

«Происходит, как бы это сказать, круговорот дерьма в природе. И, скажем, зачем же нам потреблять это дерьмо в виде мяса, молока или хотя бы вот хлеба, то есть в переработанном виде? Встает законный вопрос: не лучше ли, отбросив предубеждение и ложную брезгливость, потреблять его в чистом виде, как замечательный витамин? Для начала, конечно, можно удалить естественный запах, а потом, когда человек привыкнет, оставить все, как есть. Но это, Ваня, дело далекого будущего и успешных дерзаний науки. И я предлагаю, Ваня, выпить за успехи нашей науки, за нашу Советскую власть и лично за гения в мировом масштабе товарища Сталина.

…Из хлеба или из свеклы? - поинтересовался Чонкин.

- Из дерьма, Ваня, со сдержанной гордостью сказал Гладышев.

- Рецепт, Ваня, очень простой, - охотно пояснил Гладышев. - Берешь на кило дерьма кило сахару...

…О господи! с беспросветной тоской высказалась вдруг Афродита.

- Еще одного дерьмом напоил, ирод проклятый, погибели на тебя нету».

    Как теперь оказалось, писатель зря обидел своего героя-селекционера и его кумира – Лысенко. Спустя 30 лет после написания романа ученые генетики действительно научились получать нужные изменения и сразу, путем модификации генома. Мечта Гланышева и академика Лысенко по внутривидовому скрещиванию пасленовых осуществилась.

Нажмите, чтобы увеличить.
Компания Thompson&Morgan из Великобритании
 со своим томатокартофелем (2013)
 

     Блаженным на Руси всегда приписывали ясновидение. Вот и разберись тут, кем был Лысенко на самом деле: ученым – проходимцем или его устами говорил Господь. 

   После одного из таких докладов Лысенко изумленный Вавилов воскликнул: «Это  же  какая-то религия!». Не разглядел Вавилон (прозвище Вавилова у недоброжелателей) божьего посланника! Отсюда главный вывод – относиться к убогим в науке осторожно, как к мессии. Кто знает, чем обернутся их бредовые идеи в следующем веке?

   Если бы Трофим Лысенко знал, что нелюбимая им генетика, а точнее - генетическая инженерия позволит «прививать» растениям и животным требуемые человеку признаки, он бы стал ее преданным почитателем, а не гонителем.

«Но лысенковщина – это не только Лысенко. …Было достигнуто огосударствливание, обюрокрачивание науки, полное подчинение ее тому, что теперь мы называем административно-командной системой. Казарменные методы, коими пытались и пытаются по сей день руководить наукой, – это гибель. Они, эти методы, по существу, и являются главной причиной деградации науки» [1]. От себя добавим: деградацией и в разведении домашних животных. Будем надеяться, что сегодняшнее «облысение» отечественной науки– состояние всё-таки временное.

Как понять это? Зачем это?

Знаете ли, профессор, если бы 

вы не были европейским светилом

 и за вас не заступились бы самым 

возмутительным образом, вас 

следовало бы арестовать!

— За что?!

— А вы не любите пролетариат!

— Да, я не люблю пролетариат.

М. Булгаков «Собачье сердце», 1925

   Не было за что любить пролетариат и его диктатуру здравомыслящему человеку, который знал или догадывался о размерах трагедии, постигшую Россию сто лет назад. «С 1918 за неполные два года по приблизительным данным М.И. Лациса, ВЧК расстреляла 8389 человек без суда и следствия, в основном интеллигенцию - за происхождение. За 100 лет  борьбы царских правительств (включая революцию 1905 г.) с террористами смертная казнь против них была применена всего 894 раза (в среднем 9 террористов в год!)» [1]. «Кровавый» царский режим, который так ненавидели большевики, оказался ласковой овечкой на фоне их революционных преступлений. А затем восторжествовала «классическая форма насилия, «расстрельные тройки», ссылки «без права переписки» (завуалированные расстрелы) и ГУЛАГи, где заключенного использовали всего три месяца, а затем отправляли догнивать в лагеря. В такой стране выпало творить советским селекционерам в начале прошлого века.

   История свидетельствует, что любая революция — зло. Будь она в красных пролетарских штанах или оранжевых штанишках. Каких высот достигла бы Российская империя к началу нынешнего тысячелетия, если бы пуля революционера не оборвала жизнь реформатора П. Столыпина в киевском театре? Сколько исторических пород скота могли бы сегодня давать молоко на равных с европейскими и североамериканскими, если бы уважаемые ученые-разведенцы прошлое столетие имели возможность заниматься настоящей селекцией, а не распевать в стенах НИИ и ВАСХНИЛа революционные гимны под дирижирование полтавского «шарикова». 

   Да и за что вождям было любить «царскосельскую» профессуру, когда великий физиолог И.П. Павлов (1849-1936) открыто иронизировал по поводу новой власти и строительства общества (как оказалось) без будущего. Что мы знали об академике И.П. Павлове из курса физиологии? Чудаковатый «…русский физиолог, создатель материалистич. учения о высшей нервной деятельности, …его учение об условных рефлексах послужило фундаментом для последующего материалистич. подхода к изучению высших функций мозга животных и человека… Работы П. высоко ценил В.И. Ленин» («Ветеринарная энциклопедия», 1973).

  На обращение лауреата Нобелевской премии (1904 г.) советское правительство, по распоряжению Ленина, пытается предпринять меры, которые должны изменить ситуацию для всемирно известного физиолога и его сотрудников и в 1921 году строит институт под Ленинградом, где Павлов проработал до своей загадочной смерти (историки подозревают отравление) в 1936 году. К началу 30-х гг. в Ленинградском НКВД уже скопилось пять томов с данными наружного наблюдения за домом академика. На всякий случай – вдруг на вольнодумца Павлова прозвучит команда «фас!».

  Кстати, некоторые биографы писателя Михаила Булгакова считают, что в романе «Собачье сердце» иронизирующий по поводу новой власти профессор Преображенский во многом списан с академика Павлова, включая его увлечение собаками.

  В отличие от профессора Преображенского, академик Павлов послал Вячеславу Молотову пять писем с обличением большевизма, требованием спасти от него родину и с многочисленными личными ходатайствами за невинно задержанных сотрудников, знакомых и друзей.

   Вот самые сильные выдержки из первого письма, в котором он отхлестал своими фразами Председателя совета народных комиссаров, а в его лице всю советскую власть и диктатуру пролетариата вместе взятые [10]:  «Революция застала меня почти в 70 лет... И потому я смело и открыто критиковал революцию. Я говорил себе: «Чорт с ними! Пусть расстреляют. Все равно, жизнь кончена, а я сделаю то, что требовало от меня мое достоинство… Вы – террор и насилие. Разве это не видно всякому зрячему! Сколько раз в Ваших газетах о других странах писалось: «час настал, час пробил», а дело постоянно кончалось лишь новым фашизмом то там, то сям. …Не один же я так чувствую и думаю?! Пощадите же родину и нас». Ленинград 21.12. 1934 г.

  И далее (12.03.1935) – «…Сейчас около меня происходит что-то страшно несправедливое и невероятно жестокое. Как понять это? Зачем это?». (На машинописной копии письма Павлова стоит резолюция: «т. Сталину. Сегодня СНК получил новое чепуховое письмо академика Павлова. Молотов»).

  Выводы великого физиолога, что большевизм, как пациент безнадежно болен и «не имеет будущего», подтвердились спустя всего 55 лет после постановки академиком диагноза бесчеловечному общественному устройству.

  Свое короткое эссе о знаменитом биологе-бунтаре закончим важным признанием академика (1929), которое к сожалению нельзя отнести к сегодняшним управляющим страной, а жаль. «Вы должны отдать должное нашим варварам в одном — они понимают ценность науки» [11].

Завяли «лютиковы»

Дети вейсманистов похожи на своих родителей, 

дети лысенковцев - на окружающую среду.

М. Жванецкий

   Продолжим упоминать ученых биологов так или иначе пытавшихся придать пролетарскому разведению скота научный блеск. Одним из первых отечественных мечтателей и экспериментаторов в области искусственного осеменения (ИО) был И.И. Иванов (1870-1932). Еще в начале прошлого века он видел в новой биотехнологии размножения не только средство терапии бесплодия, но и возможность рационального использования племенных производителей. Он впервые опробовал разбавление семени в синтетических средах и его хранение в охлажденном до 0ºС состоянии. Создал первые инструменты для ИО и успешно применил их на организованной им в 1910 году зоотехнической станции в Аскании-Новой [12]. Казалось бы, таких самородков Советская власть и коллеги должны были носить на руках.

   Но нелегок оказался путь к признанию патриарха российской и советской племенной школы. Это сейчас отечественная зоотехния поет дифирамбы пионеру-биологу, а 100 лет назад бывшие босяки подвергала российского интеллигента И.И. Иванова ученой опале, насмешкам и гонению.

 «Тематика увела ученого из среды биологов в область зоотехнии, но зоотехническая  среда не хотела принять его и считала его идеи бредом, его самого авантюристом, в лучшем случае прожектером, которого не следует подпускать к животным. 

   …Который, вопреки традициям, сложившимся в среде биологов, вопреки тяжелому и самоуверенному консерватизму, массе обывательских предубеждений профессионалов-животноводов с поражающим упорством вел борьбу за правое дело»

   И еще об И.И. Иванове: «Судьбу открывших что-либо пытаются сделать одинаковой, сначала уверяют, что открытие вздор, а затем заявляют, что все это давно известно каждому дураку»

   Эти теплые воспоминания об ученом принадлежат академику М.М. Завадовскому [13], который в 1910 г. познакомился с ним в Аскании-Новой. Уроженец Херсонской губернии Мих-Мих (как его называли ученики и друзья) всю жизнь (1891-1957) занимался эндокринологией с.-х. животных и в том числе гонадотропной стимуляцией многоплодия – основы основ современной трансплантации эмбрионов. С легкостью превращал курочек в петушков и обратно. Использовал гормональную стимуляцию для повышения многоплодия овец, производства смушки (каракуля), которые украшали воротники и шапки высшего командного состава. И самое главное – был другом и верным соратником Н.И. Вавилова.

Нажмите, чтобы увеличить.
Академик М.М. Завадовский (1891-1957)
 

   Это только несколько наиболее ярких фамилий советских ученых, из ВАСХНИЛовской элиты, которые во главе с Н.И Вавиловым сохранили «царскосельское» отношение к научному творчеству в «лысенковский» период.

  Хронология становления пролетарской ученой элиты и советской с.-х. бюрократии в начале прошлого века описаны в книге академика Глазко о Н.И. Вавилове [1]. Причины, по которым отечественное разведение крупного рогатого скота и выведенные им породы оказались не востребованы в современных рыночных условиях производства мяса и молока можно также прочитать в наших публикациях [14,15,16].

  «Когда тоталитарная власть активно контактирует с наукой, кризис развития науки неизбежен. Научные лидеры, по сути, не формируются, а назначаются властью, причем на первое место выходят, как правило, далеко не профессионалы, а деятели, которые умеют отвечать обещаниями на запросы власти и, в конечном итоге, выталкивают истинных научных лидеров». Эта цитата из статьи академика В.И. Глазко [17] может пояснить провал в организации племенного дела в советский и постсоветский период. Если в ней слово «наука» заменить на «племя», можно обрисовать причину сегодняшнего «бардака» в отечественном племенном разведении.

  Итак: «Когда власть активно контактирует с племенниками, кризис развития племенного дела неизбежен. Лидеры племенного дела, по сути, не формируются, а назначаются властью, причем на первое место выходят, как правило, далеко не профессионалы, а деятели, которые умеют отвечать обещаниями на запросы власти и, в конечном итоге, выталкивают истинных племенников». В таком виде точно схвачена суть нынешних управленцев племенного дела в России. Должности большинства из них не завоеваны старательным отношением к разведению скота, а лишь старательным подчинением вышестоящим чиновникам и «квасным» патриотам от науки. Старательным написанием руководящего мусора в виде постановлений, распоряжений, инструкций, приказов и прочих исходящих бумаг. Старательным и не всегда прозрачным распределением дотаций государства на племенную работу по ими же установленным правилам.

  Приведем еще одну выдержка из исторического повествования академика Глазко о прошлых и нынешних «лысенковцах» [1]: «Поскольку главный монополист представлял собой личность серую, посредственную, то его ставленники являли собой поголовно скопище унылых, еще более посредственных личностей, сильных лишь корпоративностью  и  непомерной амбициозностью. ...Сегодня происходит такой же вынос в правящие круги деятелей, аналогичных Лысенко, учеников его учеников, хотя они и пожиже будут, и не столь сильны и колоритны. Но они сделали (и делают) непоправимое: заложили мировое отставание во всех без исключения сферах науки».

  В чем еще особенность ведения племенного дела по-советски? Никому из уважаемых профессоров Российской империи, имевших разные взгляды на развитие отечественного скотоводства, не могло прийти в голову, писать доносы на своего оппонента на Высочайшее имя или в тайную канцелярию. Зато спустя полвека ученая «шпана» пролетарского происхождения вовсю строчила доносы на ученых, составлявших золотой фонд страны.

  В дискуссиях с «кухаркиными детьми», которые часто проигрывали в интеллектуальных спорах, как аргумент, часто рождался донос, который превращался в статью уголовного кодекса. Был бы профессор, а статья найдется. Для остальных оппонентов пролетарского разведения, избежавших ареста, самым легким наказанием было лишение работы.

  Забыть «лысенковщину» как страшный сон – не получится. Её призрак до сих пор бродит в умах последователей. «Как  известно,  Лысенко  продержался до начала 60-х годов, а его ученики и последователи востребованы до сих пор» - пишет биограф Н.И. Вавилова [1]. Академику РАСХН В.И. Глазко, должно быть, видней…

Такой племенной вакханалии под знаменем марксизма-ленинизма, конечно, не могло быть в дореволюционных племенных товариществах и не может быть в современных породных ассоциациях, свободных от централизованного прессинга. В них каждый свободный специалист-селекционер как на ладони и отвечает перед товариществом за результаты своего труда. Без указаний, инструкций и прочей макулатуры из Москвы знает как селекционировать доверенную породу по продуктивным и другим нужным владельцу признакам.

   Но продолжим примеры травли ученых-селекционеров. В журнале «Проблемы животноводства» №9 за 1936 г. автор наткнулся на статью Полякова И.И. и Ланиной А.В. «Вредные» гены и вредные дела». Суть её в том, что известный селекционер К.М. Лютиков задался целью закрепить выдающиеся признаки коровы ярославской породы по кличке Золотая путем близкородственного скрещивания. От этой союзной рекордистки в колхозе «Красный коллективист» Большесольского р-на Ярославской области был получен внук Золотой, его дочери дали приличные надои 4753 и 3500 кг молока. Энтузиаст Лютиков для закрепления этих показателей использовал в своих племенных схемах инбридинг между Золотой и ее внуком Золотистым. Прием известный в современном разведении. Эта главная особенность гомогенного подбора выражается формулой, предложенной позднее П.Н. Кулешовым (1947): "Лучшее с лучшим дает лучшее". Как это иногда бывает при близкородственном скрещивании, появился урод. 

   Может быть, экспериментатор был не прав и использовал слишком большой коэффициент инбридинга, но обвинить бедного Лютикова во вредительстве – это веление времени. Что-то в теории селекционера «не срослось» с мнением академика Лысенко по этому вопросу. Обличители Лютикова пишут, что его схема племенной работы «…является чрезвычайно вредной, объективно ведущей к подрыву нашего животноводства. Не это реакционное, а новое революционное направление …двинет быстрыми шагами вперед наше животноводство». Коварные планы «подрывника» Лютикова коллеги пресекли.

Нажмите, чтобы увеличить.
Профессор К.М.Лютиков
На этом примере прослеживается дух того времени, торчат уши «лысенковщины» черты которой угадывались в советской селекции вплоть до 70-х годов прошлого столетия. Главный постулат «мичуринцев» – догнать и перегнать, получать сразу и много (яровизация, разведение скота комбинированных пород, увлечение эффектом гетерозиса при получении новых породных комбинаций). В подтверждение этому авторы упомянутой статьи с умилением пишут: «Известно, что работами акад. Лысенко произведена подлинная революция в растениеводческой селекции. Если раньше требовалось для выведения  нового сорта пшеницы 10-15 лет, то академик Лысенко сейчас  выводит новые сорта в течение полутора лет».

   Чистопородное разведение животных (одним из приемов которого является гомозиготное разведение - инбридинг) революция не использует. Так Лютиков стал контрреволюционером.

   Продолжим листать «Проблемы животноводства» 80-летней давности. Заботы зоотехников-селекционеров в середине 30-х годов сводились к следующему: 

     – как скрестить сибирскую породу скота с симментальской, калмыцкую с шортгорном и герефордом, кавказский скот с симменталом  и швицом; 

     – как повысить удой герефордов (в  среднем 1500 кг), хотя было известно, что в Англии герефордов не доят;

   – в число культурных входило пока лишь 7 пород: холмогорская, тагильская, красно-немецкая, ярославская, бестужевская, красно-горбатовская и белоголово-колонистская. Для их улучшения использовались пять зарубежных пород: симментальская, восточно-прусская, швицкая, шортгорнская и герефордская.

   Сегодняшние селекционеры-мичуринцы с легкостью продолжают выводить скороспелые «суперинтенсивные» породы, типы, линии и семейства скота. Бедный Лютиков, твоя жертва была напрасной... Революция продолжается? Отряд селекционеров не заметил потерю бойца, а журнал «Проблемы животноводства» допел свою песню до конца. Стр.2-6: «Выше большевистскую бдительность!». «Быть начеку! Усилить  бдительность, постоянно помнить, что оголтелый враг, чувствуя свою  неминуемую гибель, не имеет предела тех преступлений, на которые он готов пойти. Он будет искать места, где притуплена бдительность, где сидят гнилые либералы, любители громких фраз, где сидят слюнтяи, подменяющие подлинную бдительность пустой болтовней, и тем самым дающие возможность орудовать врагам народа». И такая пропагандистская «хрень» печатается на первых страницах специализированного зоотехнического журнала (!?).

   Бедный Лютиков, бедная советская генетика! А через 5 лет – война с фашисткой Германией и  десятки лет преодоления разрухи. Какое уж тут разведение?

   Может быть нашим ученым животноводам пора выйти из плена 100-летних самолюбований собственными «достижениями» (см. эпиграф ниже), спасать оставшееся поголовье за счет льготного завоза высокопродуктивной спермопродукции и эмбрионов из стран — лидеров молочного и мясного скотоводства? Им-то (с мизерными зарплатами), в отличие от «племенных» чиновников, терять нечего. А свои знания, если они соответствуют целям породных товариществ, можно с полной отдачей применить в возрождающихся племенных ассоциациях.

Он сам обманываться рад

Пора, пора мне быть умней!...

Ах, обмануть меня нетрудно

Я сам обманываться рад!

«Признание», А.С. Пушкин, 1826

  «Нужно ориентироваться не столько на международный опыт, сколько на прошлые заслуги отечественного животноводства», - вдруг заявил Николай Савенко, президент Нацплемсоюза [18]. По совету высокопоставленного чиновника, особо приближенного к Департаменту животноводства МСХ, попробуем еще раз освежить в памяти «прошлые заслуги отечественного животноводства». Копнем «старенькое» и еще раз пороемся в заслугах отечественных племенников – вдруг что-то пропустили? Чтобы дать заключение - в чем принципиальная разница североамериканской и советской школы породообразования, продолжим наш экскурс в историю, с привлечением свидетелей и экспертов той поры. 

  Такую попытку мы впервые предприняли 10 лет назад [7]. Еще об итогах полувекового идейно-политического руководства советской наукой и в целом об итогах пролетарского разведения мы писали в других публикациях [8, 9, 14, 15, 16].

  Может быть, нынешние управляющие племенной системой и вправду не знают истории отечественного скотоводства, не ведают о народном академике Трофиме Лысенко, под руководством которого разведение племенного скота в стране Советов было доведено «до ручки»? 

  Ученый-выскочка из Полтавщины 70 лет назад буквально раздел молодую советскую  генетику, обозвал её продажной девкой империализма, но так и не смог побороть её страсть к постижению научных истин (в том числе и с использованием микроскопии хромосом). Надо добавить, что сам академик Лысенко, по воспоминанию очевидцев, боялся микроскопа как огня.

  Научный «стриптиз», устроенный народным академиком и его идейными сторонниками красочно описал В. Дудинцев в романе «Белые одежды» (1987). «Огромная страна содрогалась от этой дури. Где-то объявился странный человек с круглыми глазами, в галстуке того типа, который не выделяет человека, а налагает мертвящую печать невзрачности… Это было сенсационное самозарождение новых видов, диалектический скачок… Этому безумию суждено было однажды растаять, оставив после себя изломанные судьбы и тщательно скрываемое чувство вины и стыда».

  По чистому совпадению в год издания этого социально-философского романа о Лысенко и лысенковском разведении, итог «пролетарского» разведения скота подвел академик Л. Эрнст в журнале «Химия и жизнь» (1987, №9). «За годы советской власти исследователи и практики вывели 87(!) новых пород скота, только за две последние пятилетки — 10 пород, 26 типов, более 70 линий… Развивая животноводство страны, мы десятилетиями преимущественно делали это экстенсивными методами: наращивали поголовье, подгоняли под него кормовую базу… Экстенсивный путь развития животноводства принес свои печальные плоды».

  А 20 лет спустя в интервью «Крестьянским ведомостям» (15.01.2008) академик заявил: «Для российского стада магистральный путь — это специализация. То есть основная селекционно-племенная работа должна быть направлена на получение мясных и молочных пород. Почему голштинская порода так активно «шагает по свету»? Потому что американцы четко выводили типичный молочный скот с высоким удоем, хорошо развитым выменем, приспособленным для машинного доения, и другими высокими показателями молочности». 

Нажмите, чтобы увеличить.
Академик Л.К. Эрнст в ВИЖе, 2003
 

   Какое важное признание ошибок отечественного разведения из уст вице-президента ВАСХНИЛ, отвечавшего в СССР и РФ за научное обеспечение племенного скотоводства не один десяток лет. Тщательно скрываемое чувство вины и стыда (по В. Дудинцеву) за своих коллег-предшественников, за печальные плоды их и своей деятельности.

  Нет разведения печальнее на свете! Ни один скотовод в мире не разрешит удалой науке таких экспериментов со стадом своих кормилиц, которые проводила отечественная зоотехния в «ничейных» колхозно-совхозных стадах [15, 16].  

  Приводя высказывание академика Эрнста, хотелось бы донести до отечественных селекционеров «лысенковской» закалки мысль, что признание собственных ошибок, это уже половина пути к созданию настоящей и уважаемой  селекционной школы, которая, наконец, начала бы обслуживать производителя мяса и молока.

  И такое высказывание выдающегося ученого, принявшего селекционную науку от лысенковских «генералов», вызывает уважение, чего мы желаем и президенту Нацплемсоюза, если, конечно, академик Л. К. Эрнст для него авторитет.

  Какие такие «прошлые заслуги отечественного животноводства» и особый путь развития помогут нам вдруг выкарабкаться из племенной ямы, в которой мы благодаря этим «заслугам» и особому пути оказались? В наших прошлых дискуссиях с доктором наук Ю.Д. Рубаном, последний так и не смог привести ни одного примера в отечественном породоразведении, которым можно было сегодня гордиться [19].

 Возможно, господин Савенко знает, что из наработанных парнокопытных «заслуг» отечественного происхождения мы можем предложить нашему разборчивому скотовладельцу в качестве импортозамещения или продавать на экспорт? Может быть, ленинградский тип голштина, круто замешанного на успехах североамериканской селекции?

  Наше поколение, по итогам роста продуктивности советского стада за прошедшее столетие уже имеет возможность сравнить результаты этого научно-политического соревнования «метизаторов» и «патриотов», где победу над здравым смыслом одержали последние. Эти итоги мы иллюстрировали 10 лет назад [7]. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Сравнительная продуктивность коров в Канаде и СССР в прошлом веке

  Получается (см. график), что если бы не залп «Авроры», то кривая продуктивности отечественных коров в прошлом столетии стараниями специалистов породных ассоциаций России росла бы параллельно канадским показателям, а, может быть, и догнала их.

  А фото с итогом разведения исторической серой степной породы за тот же период мы приводили в первой части статьи. Внимание! Такой прием разведения отечественных селекционеров еще не имел аналогов в мировой истории: как за сто лет из «белого лебедя» вывести «серую мышь».

  Идя навстречу пожеланию Николая Савенко, еще раз подчеркнем  заслуги российских животноводов в дореволюционный период. К сожалению, достижениями «царскосельской» школы разведения не смогли воспользоваться «пролетарские» последователи, ни в мясном, ни в молочном скотоводстве. 

  Ссылки на войну, репрессии, голод и прочие напасти, которые большевики буквально притягивали к стране победившего социализма, не могут служить оправданием низких удоев и привесов, если оценить успехи племенного развития в странах бывшего социалистического лагеря. Те же Венгрия и Чехия, перейдя на разведение племенного скота через породные ассоциации, за прошедшие 25 лет показали в этом деле невиданные ранее успехи, превратились из импортеров  в экспортеров племенной продукции.

  Повторим, что за годы Советской власти было выведено около ста новых пород и типов скота. Каждый уважающий себя разведенец считал необходимым отметиться в истории селекционной науки собственным породо/типо изобретением. Поголовье крупного рогатого скота в бывшем Союзе достигло 120 млн, из них 42 млн коров. Однако это лидерство по рогам и копытам не избавило страну от молочного дефицита. Средний надой в СССР к началу 90-х годов составил 2600 кг/год, а к 1995 г. упал в странах СНГ до 1500–2000 кг. При том, что схожая с Россией  по климатическим условиям Канада к этому времени обходилась 1 млн высокопродуктивных коров. Два государства, одинаковый срок научных изысканий и такой разный финал селекции пород своим особым путем. Вполне заслуженный результат и в этом мы согласны с мнением президента Нацплемсоюза.

  Автор подозревает, что большинство всё понимающих «доцентов с кандидатами», их начальство, и прочих «нацплемов» в душе согласно с приводимыми доводами, обманываться рады и даже не против реформирования отрасли, если это не коснется их лично. Но срабатывает рефлекс двух «К» (корпоративность и кормушка), который обязывает их охранять помеченную племенную территорию.

  Поэтому неудивительно, что с приходом рыночных отношений, сначала отечественные скотоводы отвернулись от «достижений» советского породоразведения, а затем и правительство задумалось о неэффективности ученых разработок в этой сфере.

Разведение типа ГТО

 Очень тяжело менять, 

ничего не меняя, но мы будем!

М. Жванецкий

   В первой части мы рассказывали о стремлении продвинутых скотовладельцев царской России в начале прошлого века не отстать от передовых в племенном разведении европейских стран. По примеру Англии владельцы племенного скота объединялись в породные товарищества, посредством которых налаживали объективную систему оценки племенного поголовья. Царское правительство и земства помогали зажиточным животноводам приобретать в Европе племенных производителей. Для остальных скотовладельцев было создано 2 тысячи случных пунктов с производителями, оцененными квалификационными комиссиями. Все, казалось бы, шло путем…

  Но в 1918 г., когда Ульяновым-Лениным был подписан Декрет о племенном животноводстве, – мы пошли другим путем. С тех пор селу не было предложено ничего путного в области разведения пород. Чтобы вывести новую породу, например, голштинскую, канадским селекционерам понадобились десятилетия упорного труда. В это самое время руководство страны Советов 70 лет морочили голову населению красивой сказкой о светлом будущем. Плюс две страшные войны, индустриализация, коллективизация сельского хозяйства, строительство социализма, потом коммунизма, затем перестройка и переход на рыночные отношения, «прелести» дикого капитализма. В селекционной науке — революционные методы в породоразведении и «танцы лысенковщины» на костях советской генетики. 

   «Пролетарская» селекция в СССР почти полвека шла под девизом:  «Больше пород хороших и разных!». И до сих пор поощряется разведение «районированных» типов и «областных» пород скота за государственный счет. Метод прост: берем известных зарубежных производителей, добавляем отечественной «кровушки» и — фен готов. Его можно «навешивать на уши» ученому совету, заносить в государственный племреестр, вписывать в наградные документы.

   Важно, что сегодня ностальгия разведенцев «лысенковской» школы (а другой не было) по сотням выведенных за годы советской власти пород чужда и непонятна современному мясному и молочному бизнесу. И даже вредна, так как вводит в заблуждение слишком доверчивых производителей с.-х. продукции, путает правительство в выборе племенных приоритетов.

   Итак, стране Советов не случилось удивить мир рекордными удоями и привесами, а вот чтобы прокормить 52-миллионное, но малопродуктивное стадо, огромный кормозаготовительный комплекс работал на пределе сил. 

   Из-за низкого коэффициента полезного действия отечественного скота, не превышающего 40%, основная энергия корма (60%) затрачивалась на поддержание жизнедеятельности животного и, по сути, уходила в навоз. Таким образом, в производстве молока было задействовано лишь 40% от заготавливаемой энергии кормов. Между тем у зарубежных голштинов пропорция КПД оказалась обратной: тщательно отселекционированная молочная машина тратит на производство молока 60% с таким трудом добываемых кормовых единиц. 

   Благодаря причитаниям квасных патриотов в первой половине прошлого века советская власть все силы бросила не на улучшение породности молочного и мясного скота, а на обеспечение малопродуктивного поголовья кормами [15]. Старожилы зоотехнической службы помнят, с чего начинались совещания на производстве и в партийных кабинетах разного уровня (от парткомов до областных комитетов КПСС): с вопроса обеспечения скота кормами. После развала огромной страны кормодобывающий комплекс в странах СНГ надорвался, и последовал массовый забой нерентабельного скота «лысенковской»  селекции.

   Из этого предположения у автора родился пятый афоризм: «Единственное достижение коров большевистского разведения в том, что они съели социализм». Уже за это им можно поставить памятник, взяв за основу коров холмогорской селекции: с нее и лепить. Вот как с гордостью и странной любовью описывают возможности выживания «холмогорки» пролетарской селекции для ученые-селекционеры В. Матюков и В. Михайлов  в журнале «Молочное и мясное скотоводство» (2007).

   «Холмогорской корове, чтобы выжить и принести приплод необходимо иметь запас питательных веществ на случай бескормицы. Ей  нужно быть готовой (!) на лесном  пастбище  обглодать ивняк, в болоте выпасаться по хвощу, преодолевать в поисках пищи расстояние по 8-12 км в день. В зимний период вместо сена, довольствоваться его плесневелым (!) рулонным суррогатом, силосом и сенажом сомнительного качества, белым мхом, хвойной лапкой и ивняковыми стружками, в течение 8-9 месяцев стоять  на привязи в темных, холодных и сырых коровниках» [20].

Нажмите, чтобы увеличить.
Академик Л.К. Эрнст в ВИЖе, 2003
 

   Можно добавить: в случае окружения – рогатый терминатор готов взорвать себя гранатой. Господа селекционеры, война закончилась 70 лет назад, разоружайтесь! Начинайте оценивать коров по обильномолочности и рентабельности, а не по способности выживать в тылу врага.

  Повторим, что своим вкладом в развал Страны Советов нынешнее отечественное разведение может по праву гордиться. Тем временем истинная селекция для блага человека примененная североамериканскими фермерами к голштинской породы, до сих пор поит молоком весь мир, включая разработчиков отечественных пород скота. Ну и на здоровье!

  И лишь с появлением у российского молочного и мясного стада настоящих хозяев, причитания квасных патриотов от селекции сегодня стали немодны и их советы – не востребованы. И в самом деле, человек разводит домашних животных не для любования их многообразием (для этого существуют зоопарки), а чтобы вкусно и недорого поесть. Сегодня чаяния академика Миддендорфа сбываются. Свободный завоз лучших зарубежных пород и крупномасштабная «метизация» отечественного скота возвращает здравомыслие в селекцию отечественного стада и способствует росту его продуктивности. 

РАСХН: чужие на празднике жизни

Но вообще,– тут голос кота обидчиво дрогнул,

– я вижу, что ко мне применяют кое-какие придирки, 

и я вижу, что передо мною стоит серьезная проблема

 – быть ли мне вообще на балу?

 М. Булгаков, «Мастер и Маргарита»)

  Мэтры отечественного разведения всё реже получают приглашение от серьезного бизнеса на бал производства продуктов питания для населения. Этот интерес к «приоритетам» отечественной зоотехнии падает пропорционально снижению государственного субсидирования научных программ.

 Вот что по этому поводу говорила начальник «Укрплемобъединения» И.С. Воленко четверть века назад: «Наша предыдущая селекция была нацелена на выживание скота, а не на качество мирового уровня. К тому же грешила учетной недостоверностью при оценке продуктивности. Наш учет на 99% сфальсифицирован, в любом хозяйстве можно доказать, что достоверный учет отсутствует»

  Чтобы показать, что такое настоящая народная, а не «дутая» селекция, И.С. Воленко (о которой будем вспоминать в следующих материалах) приводила фрагмент объявления из журнала «Сiльский господарь», вышедший из печати в буржуазном Львове в 1935 году. В нем сказано, что любой собственник быка, барана, хряка или жеребца должен в обязательном порядке предоставить своих производителей специальной квалификационной комиссии и получить разрешение на использование этих улучшателей для воспроизводства, если таковыми они будут признаны. Собственник, который покроет маток непроверенным производителем, будет оштрафован на 300 злотых (корова стоила 150 злотых). 

  На этом примере особенно заметна разница в сути «пролетарской» и народной селекции в буржуазной стране. В те годы, когда в Москве на четвертой сессии ВАСХНИЛ происходил разгром отечественной генетики и травля наиболее талантливых ученых, включая физическое уничтожение некоторых из них, маленькая Галичина осуществляла свою приземленную селекцию производителей в интересах владельцев животных. Без криков на трибунах, истерики в газетах, шаг за шагом, но в обязательном порядке».

  Почему-то советских и нынешних разведенцев не задевает, что «успехи»  крупномасштабной селекции отечественного разведения не привели к росту продуктивности стада, особенно на фоне продуктивного скачка у фермеров Канады и США, упорно работавших над шлифовкой одной голштинской породы.

  Чувства вины и стыда за деятельность бывшего президента ВАСХНИЛ (1938-1962 гг) академика Т. Д. Лысенко у нынешней ученой элиты тоже напрочь отсутствует, или ее демонстрировать не принято, что было – то было. В Интернете уже появились оправдательные статьи в защиту «народного» академика! Некоторым  ученым-«мичуринцам» и сегодня импонируют лихие преобразования Лысенко и Кº. К примеру: 25 июня 2004 года в Санкт-Петербурге было проведено 75-летнее юбилейное собрание ВАСХНИЛ/РАСХН. Отличный повод встряхнуться, покаяться за грехи своих «злых гениев», воздать должное авантюристам в науке и попросить прощение у незаслуженно гонимых и репрессированных коллег. Попытаться понять причины аграрного провала по всем статьям. В конце концов - присвоить РАСХН имя великого Николая Вавилова. Автор по своей наивности ждал от академиков РФ такого честного разговора. 

  Не читайте отчета об этом заседании, там – всё путем, всё путем. И наше официальное разведение племенного скота по-прежнему идет своим путем. История ничему не учит? 

А короли-то селекции - голые

Я ускользнул от Эскулапа 
Худой, обритый — но живой; 
Его мучительная лапа 
Не тяготеет надо мной.

А.С. Пушкин, 1819

   Резюмируя экскурс в историю разведения отечественного скота, следует признать, что прошедшее революционное столетие оказалось потерянным для селекционного отбора и совершенствования исторических пород России. Целое столетие (и по сегодняшний день) животноводам и научной общественности высокопоставленные чиновники и ученые от селекции морочат голову мифами об успехах отечественного разведения. 

   Печальнее всего, что, по мнению академика В.П. Глазко, шулерские приемы разведения (по Трофиму Денисовичу) скороспелых типов милы и по сердцу некоторым сегодняшним организаторам науки и производства. Метастазы «лысенковщины» поразили нынешнюю «племенную» бюрократию и науку, которые живут в параллельных мирах с владельцами животных. 

   Одни наивно верят (или притворяются?), что посредством усердного написания инструкций, распоряжений, методических рекомендаций и прочей макулатуры работают над племенным прогрессом, вторые принимают правила этой около племенной игры, ради жалких дотаций на племя, которое таковым не является, а идет на поддержание гнилой системы «пролетарского» разведения и «штанов» самих разведенцев. 

   Ситуация на местах усугубляется непониманием сути племенной работы и необходимости ее неформального проведения у самих владельцев животных (как, например, в довоенной Галичине). Зачем тратиться на грамотных селекционеров, когда Москва за нас всё решает? Тем временем на некоторых племзаводах и племенных репродукторах Татарстана, на которых побывал автор, до сих пор в ходу вольная случка племенного поголовья (!) с быками-производителями мутной родословной. (Кстати Трофим Лысенко не признавал искусственного осеменения). И это современная российская селекция? Царя на них нет!

   Настоящую работа над совершенствованием мирового племени проводят небезуспешно и не без прибыли, специалисты зарубежных породных ассоциаций, взяв «на буксир» Россию и другие развивающиеся страны мира поставками в них спермопродукции, эмбрионов и племенного скота.

   Автора иногда обвиняют в отсутствии патриотизма, в недооценке славной истории советской зоотехнии, её успехов, приоритетов и прорывных технологий (так пишут оппоненты). Может быть, автору повезло, что он вовремя увернулся от чар отечественных селекционных кудесников (см. эпиграф в начале главы). Не попал под лавину прорывов и приоритетов нашей лукавой зооинженерии, хотя проработал в системе племзаводов СССР, Украины и РФ более 30 лет. 

   Но осадок остался. Неприятно чувствовать себя обманутым после слепой веры в эти самые успехи советской селекции, которые окрепший отечественный капитализм развеял в пух и прах. Оказалось что успехи липовые, командно-административные. Короли нашей селекции в своем большинстве голые и растерянные. А лучшее поголовье, как результат правильного разведения, оказалось  у наших заклятых друзей за океаном.

   Если уж история так рассудила и подкинула нам такие племенные испытания, почему бы научным «верхам» новой России не заявить о банкротстве «пролетарской» племенной системы «им. Трофима Лысенко», а низам - вернуться к общемировой и нашей дореволюционной практике добровольных объединений владельцев породного скота в товарищества. Сама история подсказывает, что усердная и усидчивая работа по улучшению породности и продуктивности отечественного стада возможна только в рамках «клубов по породным интересов», а не в «пекарнях» НИИ и МСХ, где выпекаются горячие породные и типовые пирожки аккурат к банкетам соискателей ученых степеней.

   Ликвидация сегодняшней племенной вертикали (от МСХ до «оплемененных» хозяйств) и перевод её в горизонталь – к членам породных ассоциаций и непосредственно к племенным животным – это всего лишь продолжение дореволюционного пути России в племенном совершенствовании отечественного поголовья. Возвращение заблудшего в красный тупик отечества на путь общемировой (в т.ч. и племенной) цивилизации.

  Автор давно и настойчиво призывает сообщество животноводов к реформированию отечественной племенной системы и приведению её к мировым стандартам.

   Позволю себе привести цитату из своей работы более чем шестилетней давности: «Что мешало и мешает до сих пор начальникам МСХ РФ, докторам и академикам от селекции создать (хотя бы скопировать) современную стройную племенную систему (по примеру той же Венгрии или Чехии)? Ведь в своем большинстве они — разумные специалисты и понимают, что отечественное разведение оказалось в тупике. 

  …Что предполагает реформирование племенной системы? Владельцам племенного скота необходимо «дозреть» до объединения в независимые породные ассоциации. В самом правительстве и руководстве страны должны появиться аграрники-реформаторы, которые благословят реорганизацию племенного дела и вернут всю «племенную» власть ассоциациям племенного скота.

  Нынешняя организация племенного обслуживания современному производителю мяса и молока не нужна. Попытка приспособить советские принципы ее организации под новых собственников скота оказались бесплодные. Как сказал В.С. Черномырдин: «Какую бы общественную организацию мы ни создавали - получается КПСС». Остается лишь ждать решительных шагов по реформированию самой племенной системы. Доколе спать-то будем?» [14]. 

  Напомню, что эти строки были написаны больше 6 лет назад и остались без ответа, разве что автора перестали печатать в одном уважаемом журнале с редакцией в Орликовом переулке. Это очень хороший знак, значит, призывы попали точно не в бровь… 

  Главные выводы из прочитанного. 

      – Основа европейского и североамериканского племенного триумфа в молочном и мясном скотоводстве – это отбор (селекция) пород крупного рогатого скота по продуктивности и рентабельности производства продукции, а позднее по типу. 

  – Этот отбор по силам осуществлять только специалистам независимых ассоциаций породного скота.

  – Такие ассоциации работают на владельцев племенных животных и позволяют им переложить заботу о продуктивном совершенствовании стада на высококвалифицированных селекционеров сообщества.  

   – Племенную вертикаль, которая разрослась до неприличия и удобно подпирает кресла «племенных» чиновников за государственный счет, пора переводить в горизонталь, на благо владельцев породного скота. 

В заключение вновь прибегнем к любимому классику и, перефразируя Михаила Булгакова, обратимся с вопросом к мифическому чиновнику из Депжива МСХ: 

« Позвольте узнать, что вы можете сказать по поводу прочитанного?

— Да не согласен я.

— С европейским  или американским опытом разведения?

— С обоими, — ответил чиновник.

—  А что бы вы со своей стороны могли предложить?

— Да что тут предлагать... Взять все дотации, да и поделить...»

При написании статьи использованы материалы

  1.  Глазко В.И. Николай Иванович Вавилов и его время. Хроника текущих событий. - Киев, РА Nova, 2005.
  2. Кешман Елена. Интервью с В.П. Эфроимсоном // Огонек, 1989, №11
  3. ВИЖ – флагман зоотехнической науки. – Дубровицы, 2009. – с. 236

http://new.vij.ru/images/institut/info/vij-flagman.pdf

4. Расстрельные списки. - Коммунарка http://www.memo.ru/memory/communarka/index.htm

5. Расстрельные списки. - Сахаров-центр 

 6. http://www.sakharov-center.ru/asfcd/auth/?t=page&;num=10754

7. Мадисон В. Возвращение голштинской “золушки” // Животноводство России.- 2005, №6. – С.2-6     madison.pp.ua/vozvrashchenie-golshtinskoi-zolushki

8. Мадисон В.В. Изобрести колесо для племенного скотоводства. К 100-летию со дня рождения ученого-биолога, профессора И.В. Смирнова // Тваринництвосьогодні. - 2011,№4. - С.16-27

       agroday.ru/uploads/files/+kolesoistorii,k100letiyu.pdf

9. Мадисон В.В., Мадисон Л.В. Коровы из пробирки: прошлое и будущее // Химия и жизнь – XXI век, 2008,  №10. – С. 28-35 madison.pp.ua/kategorii/istoriya-otechestvennoi-te

10. http://russcience.euro.ru/document/letters/pav95ist.htm

11. http://www.ihst.ru/projects/sohist/papers/viet/1998/3/26-59.pdf

12. Национальная технология замораживания и использования спермы племенных быков производителей.- Москва, 2008

13. Завадовский М.М. Страницы жизни. - М., Московский университет,  1991

14. Мадисон В. Отечественное разведение скота: былое и думы. // Животноводство России. -2010, №10. – С. 6-8 

http://madison.pp.ua/sites/madison.pp.ua/files/ZZZ_10-2010_Billoe_i_dumi.pdf

15. Мадисон В.В. Отечественное разведение: от советского бамбука - до ассоциаций племенного скота // Ефективнетваринництво, 2010, №3-7, 2011, №1-2 http://madison.pp.ua/otechestvennoe-razvedenie

16. Мадисон В.В. Селекция отечественного скота: разведение под знаменем марксизма // Ефективне тваринництво.-2008, № 6,7. – С.3-7 

 http://madison.pp.ua/selektsiya-otechestvennogo-skota-pod-znamenem-marksizma

17. Глазко В.И., Глазко Т.Т. Новый феномен пролетарской науки — научноекиллерство  // Історія науки і біографістика. – 2008, № 2

18. http://sdexpert.ru/stats/1578

19. Рубан Ю.Д. Нигилизм и незнание отечественной истории // Животноводство России. - 2007,№9. – С.11-12

20. Матюков В., Михеев В. О сохранении холмогорского скота // Молочное и мясное скотоводство, 2007, №1.- С.8-11

____________________________

© Мадисон Виктор Владимирович

Ранее опубликованный вариант:

http://dairynews.ru/news/plemya-rossii-1oo-let-nazad-2-tovarishchi-uchenye.html

Мир в фотографиях из соцсетей. Сентябрь 2017
Фотографии, опубликованные в соцсетях, в основном, в Твиттере, в сентябре 2017 г. Редакция выражает благодарно...
Салагин и другие. Герои и сюжеты книг Салавата Вахитова
Рецензия на три книги башкирского писателя Салавата Вахитова, изданные в Уфе в 2014-2017 гг.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum