Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
День поминовения: в мире отметили 100-летие окончания Первой мировой войны
Репортаж с церемонии международной встречи по поводу 100-летия Первой мировой во...
№18
(351)
20.11.2018
Коммуникации
Феномен «желтой прессы»
(№7 [109] 23.05.2005)
Автор: Евгений Сазонов
Термин «желтая пресса» появился, как известно, в США, когда за рынок боролись крупнейшие монополисты газетного бизнеса Дж. Пулитцер и У.Р. Херст. Жизнь данному выражению дал комикс о «Желтом малыше», судебное разбирательство вокруг которого возникло между пулитцеровской «New York World» и херстовской «New York Journal». В 1896 году Э. Уордмэн, редактор «New York Press», назвал конкурирующие издания «желтыми». Таким образом, термин «желтая пресса» первоначально обозначал периодику, печатающую комикс с конкретным героем. Позднее он приобрел иной, более глубокий смысл, сохранившейся по сей день. Многие исследователи ведут отсчет истории «желтой» прессы с конца XIX века, забывая, что и ранее были газеты, способствовавшие формированию данного вида печати.

После 1830 года, с ростом урбанизации, журналистика стала обращать внимание на запросы иммигрантов и рабочего класса. Появилась «центовая пресса» («penny-press»), предшественница «желтой». Издательский бизнес стал все чаще формироваться по образу и подобию коммерческого предприятия. Образование «центовых» газет стало значимым социокультурным феноменом, связанным с процессами зарождения массовой культуры. Первыми успешными проектами в русле «желтой» тематики стали издания «The New York Sun», «The New York Herald» и «The New York Tribune». Сексуальная тематика, мотивы смерти, освещение скандалов, преступлений, насилия уже тогда заняли господствующее место на полосах «желтых» газет. Эти новые веяния с наибольшей полнотой воплотили в своих изданиях Дж. Пулитцер («The New York World») и У. Херст («The San Francisco Examiner», «New York Journal» и др.). Их газеты быстро добились широкой популярности не только благодаря оперативному сообщению драматических фактов, но и практике создания «human-interest stories» – газетных материалов, которые «...больше ориентируются на пробуждение эмоций (сострадание, пафос, юмор, тревога, любопытство), чем на освещение достоверных событий». Пулитцер (а затем и Херст) ввел особый вид сенсационного репортажа, основным методом которого стало перемещение центра внимания с самого факта на его подачу. Это совпало с развитием парадигмы массовой беллетристики, в частности приключенческого и детективного романов, которые провозгласили занимательность в качестве основной жанровой доминанты.

Для привлечения внимания читателей в газетах Пулитцера и Херста появились крупные заголовки, которые сознательно вводили читателя в заблуждение, и цветные иллюстрации. Для более легкого понимания массовой аудиторией издания использовали большое количество фотографий, схем и карикатур. Херст требовал от своих сотрудников подавать все новости в сенсационном духе. Когда сенсация отсутствовала, ее просто придумывали.

По образу и подобию американской развивалась «желтая» журналистика в Великобритании. С самого начала выпуска первой развлекательной газеты «Tit-Bits» в 1881 году в основу редакционной политики многих изданий была заложена ориентация на массовые вкусы. Особенно преуспели в этом идеологи английской «желтой» прессы братья Хармсворты, начавшие свою деятельность в 1888 году с издания «желтых» журналов, а затем газет «Evening News», «Daily Mail» и «Daily Mirror». В процессе визуализации англичане пошли дальше американцев. В перечисленных газетах стали появляться иллюстрации, не только сопровождающие, но и полностью заменяющие текст.

Многие исследователи считают, что родиной «желтой» прессы являются Америка и Англия. Это не совсем верно, поскольку сходные процессы формирования массовой журналистики проходили и в дореволюционной России. Вторая половина XIX века стала периодом, благоприятным для появления нового типа издания, призванного не сменить сложившийся тип качественной газеты, а занять свою собственную нишу в сфере российской печати. В материалах таких «желтых» газет, как «Петербургский листок» (1864), «Петербургская газета» (1867), «Московский листок» (1881) и «Газета-копейка» (1908) впервые в российской практике встречаются сознательные попытки приукрашивания действительности с целью привлечения аудитории. Вольное изложение репортерами действительных фактов превращало репортаж в беллетризованную интерпретацию события. Полиграфическое исполнение номеров было достаточно примитивным. Однако благодаря низкой цене, высокой информационной насыщенности, сенсационности, наличию иллюстраций, доходчивой форме и броским новаторским способам подачи материалов, умению приспособиться к запросам массового читателя, российская «желтая» пресса быстро приобрела популярность. Возникновение нового типа газет явилось значительным этапом в развитии содержания и формы журналистики. Издания, подобные «Петербургскому листку» и «Московскому листку», не боялись экспериментировать, потому внесли в печатное дело свежую струю, заложили основы законов, по которым живут современные СМИ, приблизили газету к рядовому читателю. Однако приход к власти большевиков в 1917 году не позволил российской «желтой» прессе полноценно развиться.

К началу Второй мировой войны бурное развитие «желтой» прессы затормозилось практически во всех странах, где она существовала. Причиной стали изменения, которые произошли в социуме, во внутренней и внешней политике европейских государств. Ситуация изменилась в 50–60-х годах XX века, когда получили распространение идеи сексуальной революции. На этой волне в 1953 году начинается новый виток развития «желтой» прессы. Появляется журнал «Playboy» (издатель X. Хефнер) – популярное издание, полностью посвященное теме секса. Знакомство с исследованиями полового поведения человека социологов Ч. Рейха и А. Кинзи, а также с разработками У. Херста помогло Хефнеру создать теоретическую основу для издания, в котором интимные темы ставятся на один уровень с выступлениями крупных политических и общественных деятелей. С этого времени гипертрофированное внимание к освещению сексуальной тематики стало характерным для большинства «желтых» изданий.

Характерным признаком «желтой» прессы является специфика ее взаимодействия с аудиторией. Качественная пресса позиционирует себя по отношению к своему читателю как издание, побуждающее к соразмышлению и осмыслению сущностных процессов, протекающих в современной действительности. Массовая пресса ориентируется на описание максимально актуальных социально-бытовых проблем, доступных для понимания массовой аудиторией. «Желтая» пресса ориентируется прежде всего на читателя, которому нужно дать развлекательную информацию, не приглашая к соразмышлению. Взаимоотношения между адресатом и адресантом в «желтой» прессе непаритетны: автор не идентифицирует себя с читателем, он предлагает ему игру, исходя из собственных представлений о том, что нужно этому читателю. При этом уровень авторского представления об аудитории невысок. Опора здесь не на интеллектуальное доверие к аудитории, а на ее готовность усвоить любой предложенный текст. Экскурс в историю формирования «желтой» прессы как типа издания и изучение текстов этого вида печати позволили выделить наиболее характерные типологические черты «желтой» прессы.

1. Одной из характеристик рассматриваемого феномена является эпатирующее освещение табуированной тематики. Оно заключается в отказе от неприкосновенности любых, даже самых скрытых от публичного обсуждения сфер человеческого бытия. Особенно большой интерес «желтая» пресса проявляет к трем видам табуированной информации.

Во-первых, это интерес к интимным отношениям. Изучаемый тип изданий эксплуатирует данную тему особым образом, абсолютизируя ее сенсационную и биолого-натуралистическую составляющую, порой обращаясь к освещению данного тематического пласта только с одной стороны – порнографической. Публикация обнаженной натуры и гипертрофированное внимание к гениталиям преследует цель привлечения внимания непритязательного, но, тем не менее, массового читателя. Ядро иллюстративного материала в «желтых» газетах России и Запада сегодня составляют либо изображения фотомоделей (пионерами использования подобных снимков стали американский журнал «Playboy» и английская газета «The Sun»), либо фото читательниц, присланные на различные «откровенные» конкурсы. Еще ярче данную методику демонстрируют разнообразные текстовые материалы «желтой» прессы, в которых гипертрофируется роль сексуальных отношений в культуре, а частный интерес выдается за общую тенденцию, обусловленную биологическими законами существования (появился отдельный термин, обозначающий подобную практику – «sexploitation»: от соединения двух слов «sex» – секс, пол и «exploitation» – эксплуатация). «Желтая» пресса игнорирует главный постулат культуры по отношению к освещению темы интимных отношений, а именно наличие достаточно веских причин для нарушения табу.

Во-вторых, «желтая» пресса проявляет чрезмерный интерес к личной жизни людей, оказавшихся в центре общественного внимания. Более детальное рассмотрение данной сферы характерно для любого вида печати. В качественной прессе этот прием широко используется для раскрытия характера героя, материала или для журналистского расследования. Необходимо заметить, что если качественная пресса ограничивает глубину проникновения в частную жизнь этическими границами, то «желтая» эти границы смело нарушает. В таком случае часто возникает конфликт между правом публики на информацию и правом человека на личную жизнь и безопасность.

Нами выделены два уровня вмешательства «желтой» прессы в частную жизнь: «мягкое» и «жесткое». Примеры «мягкого» вмешательства – это сообщения о различных официальных и полуофициальных событиях из жизни знаменитостей (свадьбы, разводы, рождения и т.п.). Эту практику мы называем «мягкой», поскольку сведения о таких событиях не являются закрытыми или интимными, хотя часто о них знает только ограниченный круг участников. «Жесткий» тип вмешательства в частную жизнь представляет собой глубокое проникновение в сферу неофициальных, интимных отношений, в сферу здоровья.

В-третьих, в «желтой» прессе наблюдается нездоровый интерес к теме смерти, в особенности когда она сопряжена с аномальными или чрезвычайными обстоятельствами. Много сенсационных материалов на данную тему дает «желтым» изданиям сфера криминала. В этих материалах явно наличествует стремление не разобраться в причинах произошедшего, а напугать читателя, потому особое внимание уделяется описанию натуралистических подробностей. «Желтая» пресса использует метод сочетания несочетаемого. В одном номере, на одних страницах сходятся юмористические и криминальные материалы и, более того, в одном материале – трагические и комические черты. Отсюда отличительная черта практически всех публикаций на тему смерти – легкомысленное или даже циничное отношение к трагедии.

2. Сенсационность является не менее важной чертой «желтой» прессы. Она проявляется в предварительной установке на существование из ряда вон выходящего события, нарушающего эмоциональное равновесие читателя в сторону как положительных, так и отрицательных эмоций. Поиск настоящих сенсаций и скандалов является неотъемлемой задачей любого вида прессы, в том числе и элитарной. Освещение реальных сенсаций в «желтой» прессе практически не отличается от практики их освещения в качественной прессе. Различие заключается только в целях. Во-первых, массовые издания используют сенсации чаще и, как правило, только для привлечения внимания. Во-вторых, специфика изучаемого нами вида прессы проявляется в акценте на эмоциональное, а не иное воздействие. «Желтые» издания почти никогда не призывают читателя к соразмышлению, но всегда – к сопереживанию. Особенность обращения данного вида печати к сенсационной информации заключается в том, что «желтые» издания в основном освещают реальные сенсации, вызывающие (или стремящиеся вызвать) у аудитории в значительной степени тревожные и гневные эмоции и в гораздо меньшей степени – позитивные. В-третьих, сенсационность «желтой» прессы часто представляется ложной. Рано или поздно желание массовых изданий писать о сенсациях вступает в противоречие с ограниченным наличием «волнующих фактов» в реальной действительности. В процессе поиска решения данной проблемы «желтая» пресса пришла к практике обращения не только и не столько к реальным, сколько к ложным сенсациям (сообщениям об ошеломляющих фактах, не имевших места в действительности), которые обладают дезинформационной основой, неправомерно высокой степенью субъективности, «мономерностью». Характерно и обращение к квазисенсациям (сообщениям о сенсациях, полученных в ходе определенной обработки фактов реальной действительности), характерными чертами которых являются субъективность, «мономерность», смещение смыслового акцента на второстепенную деталь (детали), неадекватность значимости события и его эмоциональной подачи. На основании этого можно сделать вывод, что «желтая» журналистика не отражает действительность, а реагирует на нее, и даже допускает инсценировку. Искусственные сенсации – своеобразный журналистский аналог массовой литературы. В «желтой» прессе отсутствует баланс информационных интересов, наблюдается перекос в сторону сенсационной информации в ущерб серьезной. А отсюда парадоксальное следствие – недостаточность информации, с одной стороны, и ее избыточность – с другой. Недостаточность заключается в обращении к однотипным материалам и игнорировании довольно широкого спектра экономических, политических и иных проблем. Из-за этого человек не получает полного, завершенного знания. Благодаря приписываемой сенсациям высокой важности и уникальности, на них концентрируется практически все внимание публики, которого не остается на действительно важные события. Избыточность – усиленное обращение к подобным темам, чем журналист просто засоряет информационное пространство, создает дополнительные потоки информационного шума.

3. Следующая типологическая черта «желтой» прессы – тематический эклектизм. В отличие от «желтых», в качественных газетах соблюдается иерархия тем, которая определяет порядок их освещения в зависимости от информационной ценности. Не допускается вынесение на первые полосы чисто развлекательной информации. В «желтой» же прессе темы распределяются в зависимости от возможности привлечения читательского внимания. Из-за этого в подобных изданиях либо процветает журналистика «нулевой» информации (направленная только на привлечение и развлечение), либо мозаичная смесь самых разнообразных тем из различных сфер человеческого существования (смешение действительно важного и явно избыточного). Одной из причин эклектизма, по нашему мнению, является чрезмерное стремление «желтых» СМИ к эксклюзивности материалов.

Содержание массовой печати также затронула тенденция к специализации. Но данная специализация приняла особый вид. Ее можно обозначить как «специализацию на нестандартном». Не существует какой-либо конкретной сферы, к освещению которой постоянно обращается «желтая» пресса. Ее интересует самый широкий спектр событий разных уровней при одном условии – нестандартности информации. Мы выделили два способа проявления эклектизма в «желтых» СМИ:

а) Нивелирование. Его смысл заключается в достижении равнозначности между важными и незначительными событиями. Рассеяние потока сообщений носит в действительности лишь видимый характер, отбор событий, о которых решают дать информацию, производится определенной социальной структурой. Фактически средства массовой коммуникации сами и определяют «значительность» фактов.

б) Превышение. В этом способе проявления тематической эклектичности наблюдается более жесткое столкновение серьезных и развлекательных материалов. Это приводит к возникновению особой ситуации, когда материалы с низким уровнем общественной значимости вытесняют информационно важные материалы на второй и даже третий план. Серьезные темы, отраженные в таких газетах, как «КП», «Жизнь», «The Sun» и др., написанные на достаточно высоком уровне, часто уступают ведущее положение развлекательным. У потребителя информации складывается такая картина реальной действительности, в которой невозможно выделить важное и второстепенное, что становится одной из причин когнитивного диссонанса.

4. Одним из ядерных элементов системы «желтой» прессы является превалирование визуальной составляющей над текстовой. Визуализация является общей тенденцией всех мировых СМИ, однако в качественных изданиях иллюстративный ряд органично дополняет текстовые материалы. В «желтой» прессе наблюдается экспансия «ярких» оформительских элементов: цвета, иллюстраций, заголовков. Именно «желтые» издания первыми в истории журналистики стали экспериментировать с этими аспектами и прежде всего с цветом, который призван выполнять две функции: во-первых, сигнализировать о значимости конкретных материалов газеты, призванных продать номер, а, во-вторых, визуально выделять саму газету среди себе подобных. Это очень важный момент, поскольку «желтые» издания распространяются главным образом через сеть розничной торговли. Кроме стандартных черных и белых (на выворотке) заголовков в основном встречаются желтые, оранжевые, красные и голубые. Среди цветов окраски полос – оранжевые, желтые и голубые подложки. Эта цветовая гамма характерна практически для всех рассмотренных нами изданий. Использование именно этих красок не случайно, поскольку, как считают психологи, данные тона являются наиболее привлекательными из всего цветового спектра. Что касается иллюстраций, то в «желтых» изданиях они занимают главенствующее положение, поскольку без них также невозможно выполнение основной задачи – привлечение внимания аудитории. Нередко иллюстрации в изучаемых газетах занимают объем до половины полосы и более. Эта особенность демонстрирует воплощение важнейших психологических эффектов любой массовой коммуникации – эмоционального и эстетического. Но особенность «желтой» прессы заключается в том, что эмоциональная составляющая выходит на первый план, нередко в ущерб эстетической. То есть эксклюзивные или сенсационные снимки занимают значительные площади даже при условии низкого качества. Во главу угла массовой прессы поставлена «пресс-фотография», иными словами репортажная иллюстрация, тесно связанная с конкретным фактом, не превышающая уровня частного события, а потому исключающая вариативное истолкование. «Желтая» фотография имеет прикладное значение, так же как и вторая по популярности визуальная составляющая – информационная графика. Основная причина активного использования диаграмм, таблиц, карт кроется в стремлении «желтой» прессы к максимальному упрощению материала. «Желтые» газеты стараются заменить текст информационной графикой, чтобы сделать газету максимально простой и комфортной для потребления. И здесь массовая пресса эволюционирует в сторону идеально простого и наглядного газетного материала – комикса. Для большинства «желтых» газет уже стала привычной «комиксовая» подача материалов. Она проявляется в соединении трех элементов – информативности, доступности и развлечения – важных признаков «инфотеймента».

Именно «желтая» пресса сделала заголовочные комплексы еще в конце XIX века особым оформительским элементом. Также она первой обратилась к эксплуатации такой особенности заголовочных комплексов, как функция сигнала значимости материала. Информативные заголовки с одинаковым успехом используются и в «желтой», и в качественной прессе. Однако в связи со спецификой массовых газет их информативные заголовки имеют определенные отличия. Самое заметное – оформительское. В «желтой» прессе заголовки уже давно используются как полноценная разновидность иллюстраций. Заголовки «желтой» прессы постоянно балансируют на грани правды и лжи. Стремление к привлекательности для читателя достигается за счет игнорирования адекватности заголовка текстовой составляющей. В практику вошли дезинформационные заголовки следующих подвидов:

а) Внетекстуальные заголовки. Они связаны не с конкретным текстом материала, а скорее с внетекстовой ситуацией, которая является более интересной, по сравнению с содержанием текста.

б) Заголовки, представляющие собой один из тезисов публикации. В отличие от содержательных заголовков качественной прессы, бульварные заголовки стараются не выдавать всю суть истории, а лишь привлекают внимание какой-нибудь деталью.

в) Заголовок, представляющий собой прямое искажение, подтасовку содержащихся в тексте фактов.

Нельзя бездумно критиковать стремление «желтых» газет к динамичному, а порой и агрессивному типу верстки, поскольку не подлежит сомнению тот факт, что индивидуальное графическое лицо должно быть у любой газеты. Однако у массовых изданий это лицо получается индивидуальным в отдельно взятом случае и стандартизированным – при общем рассмотрении изучаемого типа прессы. Практически все «желтые» газеты используют крупные иллюстрации, серьезную обработку фотографий, инфографику, большие заголовки (часто не отражающие темы материалов), малообъемные тексты, однотипную цветовую гамму. Таким образом, в стремлении к индивидуальности массовые газеты на самом деле все больше сближаются, склоняются в сторону универсальной модели, наиболее выгодной в процессе привлечения внимания читателя, но для «желтой» прессы более характерна установка на рекламность текста. В повседневной практике массовая пресса стремится к манипуляции скорее не мнением, а желанием – желанием потребителя купить газету, ознакомиться с конкретным материалом.

Вся история XIX века неразрывно связана с развитием капиталистических (рыночных) отношений. На определенном этапе эти отношения проникли в сферу СМИ. В «желтом» тексте все ярче видны черты товара. В «желтой» прессе проявляется тенденция составлять тексты, ориентированные на удовлетворение непритязательных запросов как можно более обширной аудитории, а, как известно, производитель всегда ориентирует товар на массовый сбыт для получения максимальной прибыли. Следствием этого становится стремление продать текст (или газету как совокупность текстов) за максимальную цену, вне зависимости от реальной ценности. Качество содержания текста отходит на второй план. На первый выходит «упаковка» товара – его визуальное оформление, привлекающее читательское внимание. «Желтые» газеты первыми начинают использовать цвет, иллюстрационное сопровождение, крупные заголовочные комплексы. Одной из причин появления «желтой» прессы можно назвать дальнейшее расширение функций журналистики. Наравне с гносеологической функцией все большую роль начинают играть аксиологическая, творческо-созидательная, эстетическая, рекреативная и гедонистическая функции. С появлением последних двух в значительной мере связано начало функционирования «желтой» печати. Рекреативная функция реализуется через предоставление аудитории развлекательных и банализированных материалов, позволяющих читателю расслабиться, отвлечься от личных проблем и работы. Гедонистическая функция реализуется путем выполнения «заказа» читателя, осознания индивидуумом включенности в коммуникационный процесс. Эти функции выполняет любой вид прессы, однако в сфере «желтой» журналистики удовлетворение рекреативных и гедонистических запросов является конституирующей приметой данного типа. Таким образом, третья – основная – причина появления «желтой» прессы объясняется особенностями эволюции массового сознания в индустриальном и постиндустриальном обществе.

В зависимости от наличия типоформирующих признаков и черт, обуславливающих структуру издания, в массиве «желтой» прессы можно выделить определенные разновидности изданий по мере убывания качества анализа действительности. Это:

1. «Промежуточные» издания, которые тяготеют к качественным газетам, но имеют в наличии некоторые основные черты «желтых».

2. Бульварные издания, которые содержат в основном все черты «желтых» изданий. Они более банальны по содержанию, если сравнивать их с качественными, и более «меркантильны», чем «промежуточные».

3. Собственно «желтые». Газеты, которые имеют в наличии все основные типоформирующие особенности, отмеченные выше. Отличаются ярко выраженным пафосом гедонизма, сенсационности и откровенной вульгарности.

4. Полупорнографические и порнографические издания (для них характерно сохранение всех наличествующих черт предыдущих модификаций, но с уклоном в сторону освещения девиантных половых отношений).

Таким образом, становление и развитие «желтой» прессы на Западе и в России свидетельствует о глубоких социокультурных переменах, о смене аксиологической парадигмы массового общества в ХХ веке.
___________________________
© Сазонов Евгений Александрович
На руинах рухнувших иллюзий
Смешались в кучу быт и психбольница... / Не время ль жить на водах и на видах / вдали от потребительской корзи...
Страна мечты в сетях пиара, пропаганды и технологий
Пять статей Г.Г.Почепцова о формировании пропаганды, основанной на политическом пиаре в СССР и дальнейшем ее ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum