Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Культура
Интерактивное хамство
(№22 [76] 28.11.2001)
Автор: Наталья Смирнова
Наталья  Смирнова
Дразниться лучше из окна:
С восьмого этажа.
Из танка тоже хорошо,
Когда крепка броня.
Но если хочешь довести
Их безопаснее всего
Людей до горьких слез,
По радио дразнить.
Григорий Остер


По телевизору шла передача "Антропология". Гость, известный врач-сексолог Андрей Акопян, отвечал на звонки зрителей. Речь шла о разнице в возрасте сексуальных партнеров. Позвонила девушка и сказала, что ей 16 лет, а парню, с которым она встречается - 30; сейчас она ждет ребенка; неужели ей придется выходить замуж за такого старика? И тут ведущий Дмитрий Дибров почему-то принял вопрос на свой счет (как раз перед этим ему стукнуло сорок, в честь чего одну из "Антропологий" он посвятил лично себе). "Знаете ли вы, девушка, что мужчина в любом возрасте остается мужчиной, а женщина после тридцати для мужчин интереса уже не представляет?!" - примерно такой текст выдал обидчивый Дима на всю многомиллионную аудиторию.

Знаю, что очень многие зрители в этот момент подумали то же, что и я. Во-первых, это неправда: практически все женщины старше тридцати скажут, что именно в этом возрасте начинается самая интересная женская жизнь: и расцвет, и успех, и уверенность, и активность. Во-вторых, у мужчин после тридцати, напротив, начинается постепенный спад. В-третьих, в шестнадцать лет и двадцатипятилетние кажутся пожилыми, так что вопрос девочки вполне естественен. Но в данном случае главное не это. Ведущий оскорбил ни за что ни про что сразу всех своих зрительниц старше тридцати, а заодно и тех мужчин, которые их любят.

В другой раз я включила радио - "Эхо Москвы". Опять интерактивное. Не помню, о чем говорили ведущие, но вдруг один из них сказал: "Нам на пейджер пришло сообщение. Иван Петрович пишет - "народ загибается от нищеты, а вы ему рассказываете про "Формулу-один"!". И тут ведущий выдал в адрес слушателя такое: "Я вам, Иван Петрович, желаю как можно скорее загнуться от своей собственной глупости". Услышав это, я почувствовала плевок в лицо лично себе. Первым движением было выключить поганое радио и больше никогда на эту кнопку не нажимать. Но профессиональное любопытство заставило дослушать передачу до конца, чтобы узнать - хамил в прямом эфире не рядовой журналист, а заместитель главного редактора Сергей Бунтман!

Мне говорят, да ты послушай другие станции, там еще не так хамят. Именно поэтому я их не слушаю. Только в автобусе, где водители включают радио во всю мощь, и пэтэушные голоса "ди-джеев" вместе с их интерактивными слушателями льют такой словесный понос, что задумываешься об эпидемии слабоумия. Интерактивно хамят на таких станциях запредельно. Своими ушами слышала (едучи в автобусе) обращение ведущего к кому-то из слушателей, звонивших в эфир: "Засуньте себе телефонную трубку в одно место" (!!!).

Хамства в нашей жизни хватает с перебором.

В городе Ростове-папе - в особенности. Он с давних пор держал первенство по этому виду речевой деятельности. В последние же годы выходцы из Ростова активно осваивают новые города и пространства, включая эфирное, но, примерно зная, где оно нас может подстерегать, мы встречаем его в боевой готовности. А вот когда респектабельный джентльмен, весьма убедительно изображающий интеллигентного человека, без всякого основания внезапно вас оскорбляет, потрясение бывает сильным.

То же - с теле- и радиоканалами. Мы выбираем те, которые считаем для себя подходящими. И уж, конечно, не такие, где нам в лицо будут хамить. Ни от НТВ (предыдущего), ни от "эха" я такого не ждала.

Мне не нравятся так называемые интерактивные передачи - ни как слушателю, ни как журналисту. Как правило, ничего интересного случайные люди в эфир не выдают. Но если уж нам сообщают номера прямого эфира и предлагают звонить и высказываться, то здесь отношения зрителей (слушателей) и профессионалов не равны. Первые могут позволить себе что угодно - в меру своей воспитанности. Вторые обязаны сохранять корректность при любых обстоятельствах.

Чего Сергей Бунтман ожидал? Что ему на пейджер пришлют свои соображения гиганты мысли? У интеллектуалов есть более увлекательные занятия, чем дозваниваться до радио. А этого Ивана Петровича, которому журналист открытым текстом в прямом эфире пожелал загнуться от своей глупости, легко представить и понять. Человек немолодой, скорее всего, плохо обеспеченный пенсионер, зря он, конечно, слушает станцию, адресующую передачи "среднему классу". Его раздражает и реклама абсолютно недоступных ему вещей, и снисходительно-развязный тон ведущих, и дурацкие слоганы, и мельтешение: новости-музыка-болтовня-клип - как будто слушатель не способен сосредоточиться на серьезном разговоре. В общем, достали его. И он, как умел, выразил чувства в коротком сообщении. Но при этом не хамил. А вот поведение журналиста заслуживало высшей меры наказания - отстранения от эфира навсегда. Ничуть не бывало! Видимо, это позиция редакции. Вскоре после того слышала, как главный редактор "Эха Москвы" Алексей Венедиктов в ночном многочасовом диалоге со слушателями обосновывал свое право "говорить идиоту, что он идиот".

Допустим, таково ваше кредо, господа Венедиктов и Бунтман. Но тогда осуществите это самое право в прямом эфире с кем-нибудь из депутатов Думы, например (там подходящих персонажей навалом). Что-то не слыхала ничего подобного. Тех, кто у власти, подхалимскими голосами расспрашивают про "их первый рубль". Лучше бы спросили, как при зарплате в 150 долларов они стали такими богатенькими. Объектами свободы слова в виде хамства избираются слушатели заведомо беззащитные.

Я за свободу слова. И против вмешательства государства в дела прессы. Но если журналисты какой-то компании постоянно подчеркивают, что они - "профи" (так объясняя свои невероятные зарплаты в долларах), что они вообще самые лучшие, то спрос с них по гамбургскому счету. А хамство и профессионализм - две вещи несовместные.

О профессионализме вообще отдельный разговор. Знаете, есть такие выражение: "Настоящий джентльмен - тот, с которым любой человек чувствует себя джентльменом". Мое представление о профессионализме в эфире сложилось на основе многолетнего слушания западных радиостанций на русском языке. "Би-би-си", "Голос Америки", "Свобода" - "джентльмены", с которыми чувствуешь себя достойным собеседником. Во-первых, там обычно правильная и красивая речь - это ведь тоже элемент уважительного общения. На отечественных станциях в последние годы язык вульгарный, полуграмотный, жаргонный. Нарочно снижают стиль для демократичности? Но если журналист говорит "пара дней", "представляет из себя", "одеть" (вместо "надеть"), "беспренцендентный" и тому подобны перлы, ставит несуразные ударения, употребляет слова, не понимая их смысла,- это говорит только о невладении языком - основным профессиональным инструментом. Однако те, кто его выпускает в эфир, вероятно, имеют представление о нормах языка. Значит, не уважают слушателей?

Во-вторых, как журналистов, так и их собеседников на упомянутых западных станциях отличают ум, глубокая образованность, компетентность, интеллигентность, при этом нет и тени высокомерия или снисходительности по отношению к слушателям, которые, естественно, менее информированы. Предполагаемого слушателя считают равным и уважают. Наши журналисты и их гости как будто считают свою аудиторию умственно отсталой и разговаривают с нами с учительской интонацией превосходства, для которого, по большей части, оснований не имеется. Либо устраивают в эфире наполненный пустым трепом междусобойчик, иногда подключая слушателей. Это гордо называют интерактивным вещанием, а на самом деле засоряют эфир и мозги. Это и есть "профи"?! Только в их собственном представлении. Манера общения с собеседником (слушателем) как со стоящим ниже тебя - по положению, по уму, по уровню и прочее - тоже элемент хамства.

Но есть еще одна разновидность эфирного хамства, не столь очевидного.

Начинается телепередача "Женские истории", и закадровый голос Оксаны Пушкиной повествует о героине, которая обратилась в суд, "доведенная до отчаяния". Появившаяся в кадре простая провинциальная тетка, которую оставил муж с ребенком, рассказывает о своем бедственном положении. О, ужас! Бывший совслужащий, а ныне "олигарх" и миллионер платит ей в месяц на ребенка всего 650 долларов! Зарыдать от сочувствия аудитории помешало умножение в уме шестисот пятидесяти долларов на тридцать рублей по курсу. Девятнадцать с половиной тысяч в месяц! Три четверти аудитории получает за работу (а не сидя дома, как несчастная жертва миллионера) в семь, а то и в десять раз меньше. Знает ли об этом ведущая передачи или ей кажется, что все живут так, как она и ее окружение, исчисляя доходы в тысячах долларов? Понимает ли экс-супруга "олигарха", какие эмоции, далекие от сочувствия, вызывает своим трагическим рассказом о том, как она хотела сделать в квартире ремонт, но бывший муж издевательски сказал, чтобы она сэкономила на ремонт из алиментов, а этих денег ей, конечно, не хватило?! И какие выражения приходят в голову миллионам одиноких и разведенных матерей, которые тоже "хотели быть просто домохозяйками", но должны кормить ребенка, папаша которого не миллионер и вообще знать не хочет о своем потомстве?! Вы считаете, не хамство - рассказывать нам в эфире, от чего плачут наши богатые?

Каждый день на "Эхе Москвы" в полдень идет передача (и что интересно - не под рубрикой "Реклама"!) о квартирах, которые продаются в Москве в строящихся домах. Квадратный метр в них стоит - "ну, очень недорого!" - от 400 до 600 долларов. "Кто же может купить квартиру в этом доме?" - спрашивает ведущий наивным голосом. "Средний класс. Например, успешные предприниматели или просто люди, которые хорошо работают",- отвечает собеседник. Во как! Ну ладно, я, никому не нужный журналист, получаю сорок долларов в месяц, а в прошлой жизни была не нужным государству (судя по нашим зарплатам) вузовским преподавателем с окладом в тридцать долларов. Но вот хирург городской больницы скорой помощи, который делает уникальные операции, возвращая с того света как раз "людей, которые хорошо работают", когда они сталкиваются лбами на своих джипах и "мерсах". Оклад врача - шестьсот рублей; с дежурствами и прочим набегает восемьсот. Значит, все, кто лечит, пашет, строит, учит, просто плохо работают, если их годовой зарплаты хватает как раз на один квадратный метр в доме для "хороших людей" (как умильно формулирует реклама на том же радио)?!

В "Куклах" Шендеровича был сюжет "Скупой рыцарь". Там "рыцарь" - Черномырдин - недоумевал по поводу "социально неимущих": "Ума не приложу - зачем им жить?" Эта интонация, да еще с раздражением, часто звучит в голосах ведущих, когда их "интерактивные" слушатели пытаются напомнить о реальной жизни. Скрытое хамство в эфире не осознается многими - как авторами, так и аудиторией. Но подспудно оно вызывает раздражение, злобу. До поры до времени они копятся. А потом выливаются. Хорошо, если на виноватых. Чаще - на беззащитных.

_______________________________________
© Наталья Смирнова
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum