Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
История
Ода товарищу Сталину
(№12 [90] 12.04.2003)
Автор: Александр Козлов
Александр  Козлов
По поводу книги В. Карпова "Генералиссимус")

Панегирики "великому полководцу всех времен и народов" (и прочее, прочее) в последнее время стали криком моды. Но первенство среди них, по всей вероятности, займет двухтомник В.В. Карпова "Генералиссимус" (Калининград: ФГУИПП "Янтар. сказ", 2002.-Кн. 1. - 512 с.; Кн. 2. - 528 с., илл.).

По заключению самого автора, известного писателя, "эта книга не роман и не повесть", а мозаика "деяний Сталина". Главную заботу свою, подчеркивается, автор видел в создании "как можно более полной картины жизни нашего именитого соотечественника", тем более отнесенного, кстати заметить, лидером КПРФ Г.А. Зюгановым, духовным наставником современных приверженцев сталинизма, к числу наших великих предков. Писатель при этом заверяет читателей, что воссозданный им лик героя предельно объективен и правдив, а все попытки показать негативные стороны его деятельности он однозначно оценивает как стремление его огульного "развенчания", "ниспровержения" и "очернительства". А чтобы читатели поверили ему, он сообщает им о действительно прискорбной странице своей биографии, когда в 1941 году, перед самой войной, его, курсанта-выпускника Ташкентского военного училища, Военный трибунал осудил за антисоветскую агитацию и пропаганду, выражавшуюся в репликах о том, что Сталин в гражданскую войну не был вторым после Ленина. После этого тем большую смысловую нагрузку обретает его замечание: "на фронте мы ходили в атаки и рукопашные" под призывами: "За Родину! За Сталина!" (Кн. 1. - С. 4-7). В заключение своего пространного повествования В. Карпов рассматривает всех прочитавших "Генералиссимуса" своими единомышленниками и выражает уверенность, что теперь, взглянув на корешок этой книги в своем шкафу, они подумают: "Очень мудрый и прочный был человек. Да, культ личности был, но и личность была! Ах, как нашей многострадальной России-матушке сегодня не хватает такой личности!" (Кн. 2. - С.521. Выделено мною. - А.К.).

Такова в общем и целом философия фолианта "Генералиссимус" объемом свыше 1000 страниц. Эта расхожая "мудрость" не отличается новизной и с давних пор существует на Руси, поскольку соответствует уровню распространенного бытового сознания, примитивно сводящего рецепты разрешения общественных проблем к пресловутому постулату о "всесильной железной руке". Этот предрассудок особенно пышным цветом расцвел на благодатной почве сталинского тоталитарного режима и, как видно, колосится по сию пору, коль исповедуется частью даже элитной интеллигенции.

"Генералиссимус" В. Карпова, действительно, не роман и не повесть, а самое настоящее эссе, то есть очерк, трактующий предельно сложный и противоречивый образ героя не в систематическом виде, а в свободной форме, строящейся на скреплении отдельных фактов-кирпичей, или мозаичных кусков, по определению самого автора. Выхваченные из контекста биографической канвы, они с большим или меньшим искусством скомпонованы таким образом, чтобы представить рассматриваемый персонаж в качестве великого человека, имевшего, к сожалению, отдельные недостатки и допускавшего иногда кое-какие досадные ошибки.

Это в полной мере соответствует въевшемуся до мозга костей социалистическому реализму и сусловской методологии заката советской эпохи, история которой в целом изображалась не какой она была на самом деле, а какой должна была быть в идеале, согласно марксистско-ленинской догматике. Цель оправдывает средства. По всей видимости, также учтено, что нынешнее старшее поколение никогда не знало правды о прошлом страны, а вступающая в жизнь молодежь в средней и высшей школе скачет по истории "галопом по Европам" и тоже имеет о нем самые смутные представления, хотя ныне и раздвигаются рамки познания. И поющие акафисты Сталину торопятся заполнить духовный вакуум.

Рецензируемое произведение писателя В. Карпова, историческое по сути, страдает большими изъянами. Всех их не перечесть. Но о самых существенных читателю необходимо знать. Прежде всего, о том, что документальный материал автором тщательно отсортирован. В соответствии с априори спланированной целью, из него выброшено все, что не отвечает ей. Поэтому он носит односторонний и тенденциозный характер. Даже то, что заключает в себе несомненную новизну, опять-таки подчинено решению сверхзадачи.

Это прослеживается с самой первой главы, носящей название: "Начало биографии". Уточнение в скобках - "Факты без комментариев" - заключает в себе вполне определенный смысл. Автор, видимо, полагает, что такая оговорка вполне позволяет ограничиться пересказом соответствующих разделов краткой биографии В.И. Сталина, выполненной под его личным зорким присмотром. Глава не содержит ничего нового. В ней обходятся стороной важнейшие события в жизни Сталина, выявленные историками в постсоветский период. В частности, ничего не говорится о нем, как агенте царской охранки, предводителе бандитских шаек на Кавказе, грабивших банки и кассы в начале ХХ века. Правда, в книге вскользь констатируется участие Сталина в экспроприациях, но это не разъясняет сути дела и усиливает недоумение читателя, особенно под воздействием ремарки автора: "Здесь, наверное, впервые и проявились его лучшие бойцовские качества" (кн. 1. - С. 10). Возникает вопрос: каких качеств - террориста, головореза? Тем более, что тут же скрупулезно перечисляются все аресты Сталина и его многочисленные побеги из далеких сибирских ссылок. Однако снова не показывается, почему это ему так легко сходило с рук. Других в подобных случаях заковывали в кандалы и бросали в темницы с неодолимыми замками.

Не разъясняется и то, каким образом этот безвестный кавказский провинциал в конце 1905 г. стал делегатом Таммерфорской конференции большевиков, а потом, в 1906 и 1907 годах, - двух партийных съездов в Стокгольме и Лондоне. На какие средства, нигде не работая, он не только жил, но и разъезжал по Европе? А, главное, за какие заслуги его туда посылали? За "эксы", как тогда именовали бандитские набеги на банки? Похоже, что так, ибо только они тогда принесли громадные деньги - по самым приблизительным подсчетам, в пределах 800 тыс. рублей. Это равнялось годовой зарплате свыше 2 миллионов квалифицированных рабочих (из расчета 350 рублей в год). Других заслуг перед именитыми большевиками у Сталина тогда не было. Заметим также, что полиция не хватала его на границе, хотя он, при специфически выраженных чертах лица кавказца, легально пересекал ее с паспортом на фамилию славянина. Потому что была заинтересована в получении через него ценной для себя информации? Примечательно, когда Сталин примерно в 1912 г. отказался от сотрудничества с охранкой, она тут же упекла его в далекую Туруханскую ссылку, откуда многоопытный беглец уже не сумел сбежать.

Исследователь не помогает читателю составить о Сталине всестороннее представление. Тем не менее, в главе заявляется: "Такова правда о начале биографии Иосифа Джугашвили. Я не пытаюсь ни унизить, ни возвысить его, привожу только факты - ни больше, ни меньше" (кн. 1. - 14). Но такая "правда" в "Генералиссимусе", есть сущая кривда. Правда правде - рознь.

Но это еще цветики. Ягодки состоят в выводе на чистую воду подлинных организаторов массовых репрессий 30-х годов прошлого века, затопивших кровью всю страну. Что, спросит читатель, разве это не ясно? В.В. Карпов считает, что теперь это всем ясно именно как глубокое заблуждение, гнусная клевета на Сталина. А кто же виновник? Писатель прямо указывает: это дело рук троцкистов. И никого более! В том убеждены и те, кто не задумывается над законами исторического развития, судит о них по лежащим на поверхности фактам. Были троцкисты? Были. Боролись они против Сталина? Боролись. Что же вам еще надо, вопрошают они? И, оправдывая своего кумира, вешают на них всех "дохлых кошек", не сознаваясь в том, что почерпнули эти "истины в последней инстанции", в "Кратком курсе истории ВКП(б)" 1938 года, созданного по рецептам самого Сталина. В институтах, академиях и училищах больше никаких "историй" они не читали, и чего на самом деле добивались Троцкий и его последователи, до сих пор не знают.

Не вдаваясь в суть тогдашних споров и в выяснение причин победы сталинистов, отметим, что троцкисты потерпели поражение в основном к 1925 году. Ворошилов, клеврет генсека, возглавив вскоре армию, немедленно вычистил из нее, как троцкистов, всех бывших офицеров, руками которых были одержаны победы в гражданской войне. Всех, заподозренных в сочувствии троцкизму, также изгнали из ОГПУ, партийно-советских и хозяйственных организаций. Троцкого в начале 1929 г. выбросили из СССР. Спрашивается, как троцкисты, спустя почти 10 лет, смогли в 30-х годах организовать кровавую вакханалию?

Сталинская ложь уже больше не работает. Поэтому наследники вождя ее упорно подкрашивают и реконструируют. В "Генералиссимусе" троцкисты отождествляются с сионистами и фигурируют под ярлыком "троцкисты (сионисты)", а евреи объявляются сословием (кн. 1. - С. 69, 80). Безоговорочно сообщается: "Троцкисты и сионисты провели настоящий геноцид … по всей стране". На них списываются и 4-5 млн. человек, погибших в коллективизации конца 20-30-х годов. Утверждается: "Троцкий, как выяснилось (кем и когда? - А.К.), был их главный организатор, вдохновитель и опекун". В.В. Карпов категорически утверждает: "И тогда встает вопрос - причем здесь Сталин, на которого навешивают эти миллионные цифры?.." (Там же. - С. 127, 164). Но уместно спросить: а причем тут Троцкий, скитавшийся в ту пору по белому свету? Кто тогда безраздельно правил страной - Троцкий или Сталин?

Сводя концы с концами, В.В. Карпов приводит список руководителей ОГПУ и местных его подразделений с еврейским фамилиями (Там же. - С. 127, 128). Не говоря, каким же образом они "заполонили" этот орган. По велению Троцкого? В книге создается именно такое впечатление. Но Троцкий никогда не имел никакого отношения к ОГПУ, тем более, после смерти Дзержинского (20 июля 1926 г.), занимая в ту пору десятистепенный технический пост, и, находясь в открытой оппозиции к режиму, уже тогда именовавшемуся им термидором. Правда состоит в том, что Генриху Ягоде вручил "обнаженный меч революции" только Сталин, и он же дал ему директивы по подбору карателей.

Высокий процент евреев в ОГПУ в книге объясняется следствием уравнения: троцкисты=сионисты=евреи. Но формула эта невразумительна и примитивна, рассчитана разве лишь на носителей бытового антисемитизма, к сожалению и на беду, довольно распространенного в нашем обществе. В действительности причины этого явления имеют под собой, прежде всего, объективную основу. Предельно кратко они сводятся к следующему. Поставленные самодержавием в унизительное положение, евреи, чтобы выжить, упорно стремились к грамоте и добивались в этом определенных успехов. Погромы против них создавали среду радикализма, порой перераставшего в экстремизм. Выходцы из евреев создавали значительный контингент бунтарей, террористов, революционеров. Они стали активным элементом в организации и осуществлении большевистского переворота. Те, что были пограмотнее, влились во властные структуры, фанатично веруя, что служат делу революции, светлого будущего.

Ни Дзержинскому, ни Ягоде не стоило большого труда рекрутировать в ГПУ (ОГПУ) этих расторопных грамотеев (на безрыбье и рак рыба). Среди них, разумеется, были и поклонники Троцкого, но с середины 20-х годов они подверглись жесткой чистке. Новый набор осуществлялся только по антитроцкитскому признаку. По понятиям того времени, эти новобранцы, как и основная масса погромщиков из других слоев населения, характеризовались классово стойкими, кристально чистыми и честными большевиками-чекистами. Они-то и рубили с остервенением головы тех, кого товарищ Сталин крестил троцкистами (по В. Карпову, троцкисты-сионисты). Вдохновителем и организатором "выучеников Дзержинского и славных сынов Сталина", как их именовали, был Сталин и никто иной, тем более, не Троцкий. Реки крови, пролитые ими, лежат на совести Сталина.

Черного кота не отмоешь добела, какие бы моющие средства не пускались в ход. Автор "Генералиссимуса" выдает за чистую монету политические процессы 30-х годов. В качестве доказательства ссылается на стенограммы трагических комедий. Но даже во времена безраздельного господства КПСС честные историки, пользуясь малейшей отдушиной, убедительно доказали, что они с первой до последней буквы представляют собой грубейшую фальсификацию. Признано это и непосредственными "постановщиками" - следователями, прокурорами, судьями из когорты палачей-исполнителей. Доведенные до отчаяния посредством зверских истязаний, подсудимые (Рыков, Бухарин, Тухачевский, Каменев, Зиновьев, Евдокимов, Бакаев, Крестинский, Розенгольц …) вынужденно исполняли предписанный им сценарий, чтобы избавить от мук и себя, и особенно своих близких. Не вдаваясь в исторический анализ и попросту отметая свидетельства, писатель, вырывая куски из лживых стенограмм, как ни в чем не бывало, вопрошает: "Какие же еще нужны доказательства?". И резонерствует: "Однако недоброжелатели Сталина организовали целый поток публикаций, порождающих неверие к показаниям подсудимых и к самим процессам, заявляя, что все это инсценировка, что обвиняемые давали (?) показания под давлением (?) следователей, может быть (?), даже под пытками или воздействием каких-то психотропных препаратов" (там же. - С. 137-138). Ничегошеньки такого, по В.В. Карпову, не было, все делалось по закону, а растерзанные были подлинными "врагами народа".

Но никаких троцкистских организаций тогда уже не существовало. И Сталин прекрасно знал об этом. Однако он испытывал маниакальный страх перед даже робким инакомыслием, считая, что наиболее развитые его корни гнездятся среди еврейства. Но открыто об этом не говорил, полагая такие заявления "неполитичными". Однако каленое железо в первую очередь направлял против него, готовился к решительным акциям. В феврале 1942 г., в разгар битвы под Москвой, Сталин решил повторить Брест. В четвертом пункте инструкции посланцам на переговоры с генералом Вольфом предписывалось заявить: "СССР готов будет рассмотреть условия об объявлении мира между нашими странами и обвинить в разжигании войны международное еврейство в лице Англии и США …". На переговорах в Мценске 20-27 февраля 1942 г. германская сторона в этой части потребовала "незамедлительно покончить с еврейством", сначала отселив в районы дальнего севера, а затем там их "полностью уничтожить". В этой связи В. Карпов подчеркивает: "Сталин не предал "своих" евреев, не пошел на их истребление… (Вот и задумайтесь, господа, - те, кто по сей день считает его антисемитом)" (Там же. Кн. 2. - С. 12-14). Сталин действительно умерил тогда свой пыл. Но не из-за гуманизма, как указывает В. Карпов. (Он заключает: "… мы (?) воспринимаем это как еще один пример его стратегического мышления". - Там же. - С. 15). А потому, что Гитлер посчитал сталинские уступки слишком незначительными, чтобы идти на "второй Брест", надеясь еще на покорение всего СССР. Однако, как теперь известно, Сталин не отказался от этой чудовищной идеи, намеревался осуществить ее весной-летом 1953 г. Помешала этому замыслу лишь смерть тирана.

"Генералиссимус" - многоплановая книга. Всех ее сюжетов коснуться в короткой рецензии невозможно. Главное место в двухтомнике отводится, естественно, полководческой деятельности Сталина. Изложение при этом строится по принципу: все победы - его заслуги, поражения - вина генералов, офицеров, солдат, а также союзников, тянувших с открытием второго фронта, результат внезапного нападения Германии и т. п. Такого рода объяснения примитивны, представляют собой откровенные натяжки, тиражирование пропагандистских уловок Сталина. Достижения исторической науки, пусть пока еще робкие, незначительные, но уже имеющиеся, отбрасываются прочь. Короткие критические замечания в "Генералиссимусе", формальны по сути, являются игрой в объективность, призваны подменить всесторонний глубокий научный анализ набором эмпирики.

Думающего читателя, прежде всего, волнуют кардинальные вопросы: почему в первые месяцы войны Красная армия при значительном превосходстве в боевой технике потеряла весь свой довоенный состав, а несколько миллионов оказались в плену, объявленных потом поголовно изменниками Родины?; почему гитлеровцы прорвались к Волге и Кавказу?; почему советских людей погибло в три с лишним раза больше, чем немцев, хотя они воевали не только на советско-германском фронте?; почему были расстреляны сотни тысяч бойцов, офицеров, генералов за годы войны?; почему огульным путем подверглись репрессиям и депортациям целые народы?... Что, это не касается Верховного главнокомандующего? На эти и многие другие вопросы читатель ответа не получил.

История Великой Отечественной в "Генералиссимусе" представлена необъективно. Это не позволяет читателю извлечь из нее всесторонние выводы, в том числе и горькие, чтобы ошибки не повторять в будущем. Во все времена, у всех народов в основе оценки полководцев лежали критерии: чего они добились конкретно и какой ценой - сколько потеряли своих бойцов. Словословие Сталина осуществляется вопреки этому. Почти гипнотические экивоки на то, что он имел звание генералиссимуса, ни о чем не говорят. Ибо тогда он и его прихлебатели могли с таким же успехом объявить генсека и Наместником Господа Бога на Земле. Потомкам предстоит отмести всю эту мишуру. Только тогда будет воссоздана подлинная правда о Сталине. А пока этого не получилось. Его приверженцам этого не дано.

По всему "Генералиссимусу" разбросаны ошибки и немотивированные утверждения. Укажем на некоторые из них только из первой книги. Сталин не получал письма от Ленина в 1903 г. в селе Новая Уда Иркутской губернии, как и не состоял с ним в переписке в 1912 г. (с. 10, 11). Это - повторение сталинской выдумки, не имеющей документального подтверждения. Не совершал побега Сталин и из ссылки в 1915 г. (с. 15). В 1918 г. деникинская армия не занимала Украину и "донские хлебородные просторы" (там же). План разгрома Деникина перекочевал из "Краткого курса истории ВКП(б)" (с. 29, 60). Ленин никогда не выезжал в Брест-Литовск во главе делегации для договора с Четверным союзом (с. 59).

В.В. Карпов проделал большую работу. Но из-за откровенной тенденциозности его книга "Генералиссимус", несмотря на содержащийся в ней порой интересный фактический материал, не раскрывает правду о Сталине, а запутывает ее, мешает читателям понять свою подлинную историю.

И, даст Бог, такое чудовище больше у нас не появится.

Классик и правдолюб ХХ века А.Т. Твардовский писал:

Кто прячет прошлое ревниво,
тот вряд ли с будущим в ладу …
Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum