Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Технологии будущего освободят политику от всего, чем она сегодня гордится
Интервью киевского профессора "Независимой газете" о влиянии технологий будущег...
№02
(335)
15.02.2018
Культура
Живая душа музыки
(№1 [334] 20.01.2018)
Автор: Илья Буркун
Илья Буркун

Ушёл в прошлое 2017 год. Но многие события этого года останутся в памяти одесситов. Одно из них – уникальный скрипичный фестиваль «Золотые скрипки Одессы», проходивший  уже в третий раз, что стало уже доброй традицией. Бесспорно, это не может не повлиять на возрождение одного из главных достояний города – прославленной скрипичной одесской школы. Об этом и о многом другом, не менее интересном, связанным со скрипичной музыкой, хочу познакомить вас в этой публикации.   

Золотые скрипки Одессы 

   Ни для кого не секрет, что музыка занимает важное место в нашей жизни и предназначена не только для развлечения. Музыка обладает способностью оказывать заметное воздействие на психическое, эмоциональное и физическое состояние человека. Ведь не зря, чтобы узнать о человеке побольше, его спрашивают: «Какую музыку вы любите?».

   Учёные давно доказали,  что мелодия способна различно влиять на нервную систему и настроение человека. Так, музыка Баха развивает интеллект, произведения Бетховена пробуждают в каждом сострадание, мелодии Шумана приближают нас к пониманию мыслей ребёнка. Вот она, роль музыки в жизни! 

    В слаженном оркестре каждый инструмент несёт свою смысловую нагрузку. И среди других инструментов скрипка по праву признана королевой оркестра, являясь одним из самых  романтических музыкальных инструментов в мире.

   Так уж случилось, что скрипичная музыка ещё в середине прошлого века стала достоянием Одессы.  Поколения  прекрасных скрипачей, разъезжаясь  по миру,  имеют адрес рождения: Украина, г. Одесса. Если спросить любого музыканта, какой инструмент он назвал бы символом Одессы, он обязательно ответит: скрипка. По количеству выдающихся известных исполнителей, лауреатов самых престижных конкурсов, Одесса не знает себе равных. Это удивительный феномен мирового масштаба. 

    Неслучайно профессор Петербургской консерватории Леопольд Ауэр ещё в начале ХХ века признал: «На 90% мои ученики не идут ни в какое сравнение с приехавшими с юга». Одесситов можно было сразу узнать по богатому и свободному звучанию скрипок.

   И вот через сто лет, в начале 21 века, Одесса вновь стала инициатором удивительного музыкального события, которому, пожалуй, нет равных в мире.

  Третий год подряд в Одессе проходит уникальный музыкальный фестиваль скрипичной музыки «Золотые скрипки Одессы». Третий год в Одессу приезжают талантливые скрипачи со всего мира, те, чьи первые музыкальные навыки закладывались в этом городе, их дети и внуки, некоторые рождённые уже вдали от Одессы, но продолжающие традиции старших поколений. 

     Живя в Австралии,  я с огромным интересом следил в FB за постами моих друзей – Игоря Покровского, Натальи Хохловой-Покровской, их дочери Арсении, посвящённые этому грандиозному событию.

Нажмите, чтобы увеличить.
Игорь Покровский

  Звание отца-создателя и организатора фестиваля по праву принадлежит Игорю Покровскому, заслуженному журналисту Украины, его музе и соратнице, журналисту, телеведущей, Натальи Хохловой – Покровской. 

   По первой профессии Игорь Николаевич – музыкант, скрипач, окончивший колыбель одесских скрипачей, школу им «Столярского», после чего – Одесскую консерваторию по классу скрипки. Отсюда его пристрастие к скрипичной музыке. Третий сезон в Одессе по зову Игоря собираются те, кто рождён был у моря, чьи корни генеалогического дерева взращены в этом замечательном городе. Те, с кем он дружил, будучи студентом Одесской консерватории, с кем продолжается связь и поныне.

      Один из именитых участников третьего фестиваля «Золотые скрипки Одессы», известный теперь уже во всём мире, скрипач Захарий Зорин. Окончив знаменитую школу им «Столярского», затем одесскую консерваторию, он поступил в московскую аспирантуру. После окончания получил приглашение в Новосибирскую консерваторию на должность профессора. Эмигрировав в Израиль, стал первой скрипкой Израильского национального оркестра. Сегодня профессор Зорин, продолжая сольную карьеру, одновременно – ректор музыкального института в г. Бордо, во Франции.

    Вместе с Зориным старшим в фестивале принял участие его талантливый сын – скрипач Макс. Прилетела и дочь Леонида Когана и Елизаветы Гилельс – Нина Коган с сыном  Даниилом, молодым скрипачом 22-х лет, продолжателем великой династии музыкантов. В одном из интервью, он сказал: «Дух Одессы всегда присутствует в нашем доме». 

Нажмите, чтобы увеличить.
Кирха Св. Петра и Павла, где проходил сольный концерт Захария Зорина
   Участницами фестиваля также стали продолжательницы знаменитой одесской династии скрипачей Мордковичей –  внучки, живущие в Англии, сестры Джульетта и Татьяна Русс. В этом сезоне принимал участие и внук доцента Одесской консерватории Вениамина Пронина – Стас Пронин. В качестве концертмейстера он играл в известном оркестре Орхус в Дании. С триумфом выступал в Латинской Америке. Недавно совершил гастрольное турне в качестве первой скрипки по приглашению выдающегося музыканта современности, израильского дирижёра и пианиста Даниэля Баренбойма. Музыкальная Одесса в дни фестиваля стала Меккой скрипичной музыки. Скрипка звучала на многих подмостках. В школе Столярского прошёл сольный концерт Даниила и Нины Коган памяти Елизаветы Гилельс. В одесской кирхе выступил с сольным концертом в сопровождении органа Зорик Зорин. Так его называют близкие друзья. Своё выступление он посвятил памяти своего учителя, а впоследствии близкого друга Артура Зиссермана. В рамках фестиваля прошёл концерт внучки и правнучек профессора Мордковича. Горсад стал местом проведения violin-феста «Танцы со скрипкой». Завершился фестиваль главным музыкальным событием – гала-шоу в знаменитом одесском Оперном театре «Призрак скрипки в опере». 

  Впервые в мировой практике на одной сцене исполнены все скрипичные фантазии. Поскольку их авторы скрипачи, эти произведения относятся к сверхвиртуозным, и  исполнять их по силам лишь избранным.

    В исполнении Сергея Кравченко прозвучала вариация на одной струне Паганини на тему оперы Россини «Моисей». Алексей Семененко и Татьяна Русс представили вариации на тему оперы «Кармен» Бизе-Ваксмана и Сарасатэ. Даниил Коган исполнил фантазию на тему оперы Гуно «Фауст» Венявского. В концерте прозвучала фантазия на тему мюзиклов «Скрипач на крыше». Станислав Пронин, не только талантливый исполнитель, но ищущий  свой путь в композиторском мастерстве, виртуозно исполнил сложную собственную композицию по мотивам «Нотр-Дам». В этот вечер звучали музыкальные произведения: «Вестсайдская история»,  «Отелло», «Порги и Бесс», «Золотой петушок». 

   Во время фестиваля сюрприз участникам преподнёс Захарий Зорин. Он подарил школе имени «Столярского» одну из своих скрипок. Теперь на ней будут учиться лучшие ученики школы. В завершение гала-концерта все участники исполнили гимн города Одессы.

Нажмите, чтобы увеличить.
Музыкальная школа имени Столярского
 
Нажмите, чтобы увеличить.
Одесский Национальный академический театр оперы и балета

 

 

 

 

 

 

    Третий фестиваль отличился ещё одним новшеством. Вместе со скрипкой звучали оперные голоса. Руководитель ансамбля «Виртуозы Тель–Авива», одессит Александр Поволоцкий после выступления с оперной певицей Олиной Ворох сказал: «Никогда ещё голос и скрипка не звучали так гармонично, дополняя друг друга. Это был мой первый подобный эксперимент, и он оказался столь удачным. Это колоссальная находка организаторов. И впервые реализация такого масштабного проекта произошла именно в Одессе». 

   Дирижировал  оркестром Игорь Шаврук, один из лучших учеников Николая Дмитриевича Покровского. Разъехались участники фестиваля, а праздник музыки продолжался. 19 октября на сцене знаменитой Одесской филармонии выступил с сольным концертом виртуозный скрипач и композитор, золотая скрипка Европы, Станислав Пронин. Внук и ученик профессора Одесской консерватории Вениамина Пронина, лауреат многих престижных фестивалей, ставший звездой фестиваля «Золотые скрипки Одессы». В программе прозвучали собственные произведения Станислава Пронина, классические и современные композиции. 

     В одной из своих телевизионных передач, объясняя одесский феномен, Игорь Покровский, сказал: «Начиная с ХVIII века, когда черта оседлости на юге заканчивалась в Одессе, сюда переселялось много еврейских семей. Единственным занятием, которое могло в будущем обеспечить выходцу из такой семьи профессионально благополучную жизнь, было занятие музыкой. Маленькие скрипочки стоили недорого, да и выпускала их фабрика музыкальных инструментов.  Но уже тогда одесситы не забывали пошутить. На скрипках скромно писали: «копия Страдивари». И далее продолжал:

  «Наверное, ничего нет лучше, чем вновь видеть на улицах Одессы ребятишек со скрипочками. Потихоньку их становится все больше, особенно мальчишек, у которых играть на скрипке получается всё-таки лучше. Это так здорово! Вот бы Петр Соломонович порадовался!”. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Одесская консерватория
Нажмите, чтобы увеличить.
Интерьер зрительного зала Одесской консерватории

 

 

 

 

 

 

 

 

  Мне остаётся поздравить с грандиозным успехом инициаторов  музыкального события, всех участников фестиваля, отложивших свои дела, для того чтобы прилететь и поддержать родную Одессу. Пожелать его продолжения, ставшего уже доброй традицией. 

 

Город скрипичных мастеров Кремона и тайна Страдивари 

    Бесспорно, главное действующее лицо в музыкальном ансамбле – исполнитель. Но очень важно, какой инструмент в руках музыканта, ставший частью его самого. Не зря Игорь Покровский пошутил о «копии Страдивари»...

  О скрипках Страдивари слагают легенды. Сегодня имеются подробнейшие чертежи уникальных инструментов, их описание, есть масса учебников, но никто не может повторить творение великого мастера. 

    Как узнавал мастер, держа в руках кусок дерева, каково будет звучание инструмента? Как ему удается услышать волшебный голос будущей скрипки?

    Как из куска дерева рождается произведение искусства, проживающее века, звуки которого заставляют смеяться и плакать, радоваться и грустить? 

   Человек сам по себе – совершающая колебания струна, а жизнь каждого из нас – музыкальный тон. И нет абсолютно никаких человеческих отношений или историй, которые нельзя было бы выразить в музыке. В свою очередь, музыкальный инструмент – неотъемлемая часть процесса рождения звука.

    Историки, как правило, не бывают свидетелями описываемых ими событий. Информацию о прошлом они получают через посредников, в роли которых выступают письменные источники, государственные архивы, художественные произведения, письма, мемуары и многое другое. О прошлом рассказывают и предметы материальной культуры: от обломков глиняных сосудов до пирамиды Хеопса. К сожалению, время беспощадно. Но существуют и исключения, когда предмет культуры с возрастом становится не только дороже, но и по прошествии столетий его свойства улучшаются. К таким, в полном смысле слова, культовым предметам можно отнести смычковые инструменты, созданные несколько веков назад руками великих мастеров и сохранившиеся до наших дней.

     Музыкальный мастер из Трансильвании Клаудиу Палл утверждает, что он раскрыл секрет знаменитых скрипок Страдивари. Полвека он бился над разгадкой тайны уникального звучания инструмента мастера из Кремоны. Открытие румынского исследователя при всей необычности выглядит вполне правдоподобно.

       Своими исключительными свойствами инструмент великого мастера обязан особой грибковой культуре, присутствующей в древесине, которую он использовал для изготовления скрипок.

   Клаудиу Палл, сам посвятивший жизнь этому искусству, изучил массу литературы и однажды наткнулся на записи ученого, который исследовал материалы для изготовления скрипок, в том числе и те, что применял Страдивари. При химическом анализе он обнаружил присутствие редкой разновидности грибка. Культура эта живет только в горных реках с особыми свойствами воды. Клаудио Палл сообщает: "Зная, что Страдивари работал с деревом, которое сплавлялось из Тирольских Альп, причем только из определенной зоны, я начал свои опыты. Все имело значение: где и когда вырублено бревно, сколько времени находилось в реке, как сушилось - все, вплоть до химического анализа воды. Результаты многолетних исследований оказались удивительными. Скрипка, сделанная из материала, на котором развилась грибковая культура, имела замечательный резонанс и неповторимое звучание".

     Если признать Одессу скрипичной Меккой,  как выразился Игорь Покровский, то родиной скрипки по праву считается итальянский город Кремона. В чём же феномен маленького города Кремоны, подарившей миру плеяду великих скрипичных мастеров? Этот секрет остаётся до сих пор неразгаданным. Однако истоки величия уходят корнями в далекое прошлое. В 1626 году в итальянской семье родился мальчик. Его назвали Андреа Гварнери. Он прославил Италию, став родоначальником семейного клана скрипичных мастеров. Сыновья Пьетро и Джузеппе, а затем и внуки – Пьетро 2-й и Иосиф, прозванный Гварнери дель Джезу, продолжили дело своих знаменитых предков. Джезу, прозванный в честь Христа, и скрипки помечал знаком Христа – J. Скрипки действительно отличались божественным звуком. На инструментах Гварнери играли Н.Паганини и Ф.Крейслер.

  В Кремоне родился знаменитый итальянский композитор Клаудио Монтеверди, автор всемирно известной оперы «Орфей». Но главную мировую известность небольщому итальянскому городу принесли мастера – изготовители различных скрипок, семейства Констанцо Порта, Николо Амати, Антонио Страдивари, чьи скрипки ценились ещё при их жизни. И только Джузеппе Гварнери дель Джезу прославился после смерти, благодаря своему знаменитому земляку Николо Поганини. После триумфальных гастролей Николо Паганини в 19 веке скрипка приобрела особую популярность в Европе.

          

* * *

    А я в продолжение темы приглашаю уважаемый читатель, за кулисы, в мастерскую замечательного мастера Бена Пиглиши, реставратора и изготовителя смычковых инструментов в Австралии, где мне посчастливилось проработать 13 лет. Он был моим наставником, позволившим освоить новую для меня профессию реставратора скрипок, виолончелей и контрабасов. Он открыл многие секреты в познании уникальной профессии. 

  Наше знакомство началось с того, что мне позвонил знаменитый контрабассист Юрий Фролов, много лет проработавший в Большом театре в Москве, а после эмиграции выступавший с концертами во многих странах мира. Мы с ним дружили, и однажды он позвонил: «Запиши телефон мастера- реставратора музыкальных смычковых инструментов Бена Пиглиши. Он ищет себе помощника» Я ответил: «Юра, я никогда не держал ни одного инструмента в руках, что за шутки?». «Это не шутка, позвони, встреться с ним. Я уверен, у тебя получится»

    Признаюсь, не сразу решился звонить. Решив, что ничего не потеряю, позвонил. Мы встретились. Фролов оказался провидцем. Я стал осваивать совершенно новую для меня специальность. Шаг за шагом, и в итоге проработал у Бена 13 лет. Ремонтировал виолончели, скрипки, контрабасы. Участвовал в изготовлении новых инструментов. Кропотливая, тонкая работа. А Бен оказался не только удивительным человеком, замечательным профессионалом, но и прекрасным педагогом, заслуженно признанным одним из лучших профессиональных мастеров Австралии. 

   Многому научил меня Бен. Вскрывать деки, восстанавливать грифы, изготавливать гребёнки, подставки, ремонтировать сломанные шеи инструментов, покрывать их лаком, полировать и многому другому. Изготовленные в его мастерской инструменты неоднократно завоёвывали призовые места в конкурсах Австралии. Италии, Америке. В его мастерскую стремятся попасть не только музыканты Мельбурна, специально приезжают музыканты из других городов Австралии. Раз в два месяца он отправляется в Сидней, где принимает заказы. Грузит инструменты в специально оборудованный прицеп. Здесь мы их ремонтируем. Его помощник отвозит их заказчикам. Его любимый инструмент – контрабас. Именно поэтому чаще всего самые известные гастролёры, прилетая с концертами в Австралию, берут напрокат инструменты в его мастерской. 

    В заключение предлагаю читателям мою беседу с Беном Биглиши, записанную в Мельбурне. Уверен, что она откроет много нового о замечательном мастере и его редкой профессии... 

           

   Мастер смычковых инструментов Бен Пиглиши.  Интервью в Мельбурне

      Однажды Австралию посетил руководитель, дирижер и солист созданного им в 1992 году камерного ансамбля "Солисты Москвы" Юрий Башмет. С его именем связаны удивительные в истории мирового исполнительства альтовые сольные концерты в крупнейших залах мира. В Мельбурне он солировал на альте в фестивале музыки Гии Канчели, в произведении "Стикс", написанном специально для него.

   Никто в зале, слушая музыку короля альта, наверняка не задумывался, на каком инструменте играл русский виртуоз. А ведь башметовский альт, которому исполнилось к моменту моей встречи с Беном 244 года, приходится "старшим братом" альту Моцарта, хранящемуся в музее Зальцбурга.

  Журналист Николай Ефимович, бравший интервью у Юрия Башмета, так описывает встречу с маэстро и его альтом: "Я не раздумывая согласился на время стать его "альтоносцем", сопровождая маэстро повсюду: на репетиции, на телесъемку... Он не рискует ни на минуту оставлять свой драгоценный - 1758 года - инструмент, так что мне и впрямь пришлось присматривать за альтом". 

    В чем же секрет чуда появления скрипки, виолончели или контрабаса, которые славят своего создателя в течение многих веков? Какими качествами должен обладать мастер, вкладывающий часть души в новый инструмент?

    Меня всегда интересовала эта тема. И вдруг, оказавшись внутри необычного процесса, я не мог не обратиться со своими вопросами к одному из лучших мастеров Австралии, Бену Пиглиши, посвятившему свою жизнь этой уникальной профессии.

    Когда Мариинский театр приехал на гастроли в Австралию, с ним прибыл весь состав оркестра. С собой привезли все музыкальные инструменты, кроме контрабасов. Громоздкие, негабаритные, дорогая перевозка, дорогая страховка. Поэтому решили инструменты взять на прокат на месте. Им порекомендовали нашу мастерскую. Бен доверил мне подготовить пять контрабасов для оркестра и быть для него в качестве переводчика. Что я с радостью исполнил. 

    Не стану описывать процесс подготовки. Но музыканты, апробировав контрабасы, остались довольны. А в качестве благодарности пригласили Бена и меня на все три спектакля, на гостевые места. Это действительно было праздничной феерией музыки танца и голоса, достойная благодарность за труд.

   Сегодня, лучшие музыканты Австралии ремонтируют и приобретают инструменты в мастерской Пиглиши.

Нажмите, чтобы увеличить.
Бен Пиглиши настраивает контрабас

   В 2014 году Бен поставил своеобразный рекорд: в его мастерской было закончено изготовление шести контрабасов, специально к приезду в Австралию Штутгартского симфонического оркестра (Christop-horus Symphonie Orchester). Два года назад контрабас изготовленный в мастерской Бена, был удостоен серебряной награды на конкурсе, проходящем в Америке. 

   Итак, интервью: 

Бен, когда вы нашли себя? Когда решили сделать своей профессией – мастер смычковых инструментов?

В школе я не задумывался об этой специальности, хотя музыка всегда была частью моей жизни – и когда я был ребенком, и когда подрос. Мои родители не были профессиональными музыкантами. Отец – инженер, разработчик генпланов, мать – бухгалтер, но они всегда поощряли мои музыкальные увлечения. Я научился играть на гитаре, затем стал осваивать контрабас. Почему-то именно контрабас, этот мощный во всех отношениях инструмент, вызывал у меня наибольшую симпатию. В студенческие годы играл на различных инструментах, но исполнительская карьера меня не увлекла. Меня всегда интересовала загадка звука: как звучит тот или иной инструмент, от чего зависит звучание. Я поступил в Box Hill College, а позднее в Latrobe University, где изучал физику музыки, то есть, науку о звуке.

  Однажды мой старый друг, гитарист, принес мне сломанную гитару. Порядочно повозившись, я ее отремонтировал. Тогда и возникла мысль превратить это в профессию. Начал искать место ученика и очень скоро нашел.

     Мой первый учитель, скрипичный мастер, окончил одну из лучших школ в Европе - Mittenwald Schule в Германии. Первые полгода я не прикасался к инструментам. Ремонтировал самые дешевые смычки. Если  ошибался, мастер заставлял всё начинать сначала. Шесть лет я учился и работал. Понимая, что этого недостаточно, я уехал в Лондон, где поступил в частный класс Джульет Барбер (Juliet Barber) – первой женщины, ставшей скрипичным мастером и великолепным педагогом. 

     В 1994 году я вернулся в Австралию. С собой привез набор инструментов для работы и дешевую китайскую скрипочку за 25 долл. Главным багажом были полученные за рубежом опыт и знания.

   Сразу открыть мастерскую я не решался. Получал заказы от других мастеров и работал на них. А через три года решился всё-таки и открыл свое дело. Взяв в аренду помещение бывшего кафе, собственными силами всё лишнее выломал, оборудовал мастерскую и магазин. Постепенно приобретал инструмент, станки. Со временем появились и помощники. Тим Килл (Tim Kill) профессионально занимался изготовлением гитар. Сегодня он может отреставрировать любую виолончель, контрабас, изготовить новый инструмент. Он прекрасно чувствует материал. Уже несколько лет со мной работает Ива Рэнкин (Eva Rankin), очень хороший скрипичный мастер. Специальное образование она получила в Швейцарии и Англии. Джулия Райан (Juliya Ryan) - профессиональная виолончелистка, у меня она специализируется на изготовлении смычков, настройке инструментов. А теперь я обучаю Вас. Надеюсь, всё получится.       

Нажмите, чтобы увеличить.
Илья Буркун в мастерской
 
                                                                               

  – Спасибо Бен, постараюсь оправдать вашу надежду. Ваше образование включает и колледж, и университет, где вы изучали физику звука. Необходимо ли такое широкое образование для мастера смычковых инструментов?

  – Бесспорно, понимание того, как рождается звук, например, при игре на трубе или на скрипке, помогает в работе. Я имею в виду не только частоту звука, но и то, какие факторы влияют на звучание инструмента. Здесь все важно: возраст дерева, когда и на какой почве оно росло, как заготавливалось, как долго хранилось. И конечно же, искусство мастера и его опыт. Сложная и увлекательная работа. Учиться постигать секреты профессии нужно всю жизнь. Поэтому инструменты - как люди - всегда отличаются друг от друга, даже созданные одним мастером.

    Альберт Эйнштейн когда–то решил вывести формулу звука для скрипки. Почему одна звучит прекрасно, а другая – как будто бы точная копия – звучит весьма посредственно. Через три месяца он прекратил свои исследования, так как понял бесполезность своего занятия. Даже в самой сложной формуле, оказалось, невозможно учесть все факторы, влияющие на качество звучания.

   – Поделитесь с нами своими секретами. Как же вы определяете, какое дерево будет звучать, а какое - нет?

   – Дерево - живой организм. У каждого свой характер. Где, в какой стране оно выросло? На какой почве, в каком климате, каковы были условия в годы его произрастания? Если вы возьмете в руки заготовку, то по цвету, текстуре дерева, по его годичным кольцам можно сказать, например, следующее: "Это клен альпийский, это - канадский, это тасманийский". Холодная зима, сухое лето – кольца чаще, дождливое лето – кольца реже. От этого зависит твердость дерева, а значит, и его звучание. Сегодня мастерам намного легче, ведь форму инструмента, его параметры когда-то нашли такие мастера, как Страдивари. Есть точные чертежи, по которым изготавливают инструменты. А дальше уже  – вопрос мастерства. Инструмент нужно чувствовать. И не всегда эти ощущения можно выразить словами. Но если инструмент зазвучал, значит, чудо совершилось.

  – Какие породы дерева используют для изготовления смычковых инструментов ?

  – Страдивари оставил подробное описание этого, и большинство мастеров мире пользуются его рекомендациями. Это же относится и к выбору породы дерева. Используют несколько пород, в зависимости от назначения деталей. Верхнюю деку, внутренние блоки, к которым крепится весь каркас, делают из альпийской ели. Это высокое, мощное, прочное дерево. Прямой ствол, без искривлений, что очень важно для инструмента. При всей его прочности, дерево достаточно мягкое. Правильно изготовленная дека из выдержанного дерева хорошего качества всегда будет хорошо звучать. Нижняя дека делается из клена. Она более прочная и усиливает резонанс верхней деки. Из клена же делают и обечайку (боковину), из него вырезаются шея и голова. Клён – красивая, твёрдая порода и хорошо поддается обработке. А вот гриф, гребёнку, колки делают из самой твердой породы – эбонитового дерева. Колки ещё изготавливают из слоновой кости.
      Именно такая комбинация пород в скрипках Страдивари.

    В Австралии используют прекрасную породу, не уступающую альпийской ели – тасманийскую королевскую ель. На твердые детали вместо эбонитового дерева идет западно-австралийский эвкалипт (Jarrah)

   – Прежде чем дерево пускают в дело, его нужно выдержать и высушить. Как долго длится этот процесс?

   – В работу берут только дерево, которое минимум семь лет сушилось в естественных условиях в специальных помещениях.. Но это, минимальный срок, для самых дешёвых инструментов.  Сушка продолжалась 10, 20, 30 лет. Чем дольше готовится дерево, тем лучше звучит инструмент. Известно, что Страдивари использовал дерево, заготовленное сто лет назад. Для того, чтобы подготовить такое дерево, не хватает жизни одного поколения.

  Семьи заготовителей древесины передают секреты своего ремесла из поколения в поколение. Имена заготовителей так же хорошо известны среди профессионалов, как и имена изготовителей музыкальных инструментов.

   – Бен, я понимаю что звучание инструмента зависит и от качества смычка (Бен признан в Австралии лучшим изготовителем смычков) Какие требования предъявляются к ним?

    – Безусловно, смычок – неотъемлемая часть процесса извлечения звука, а значит, он во многом определит и качество звучания. Лучшие смычки изготовляются из древесины дерева фернамбук, растущего в Бразилии, во влажных тропических лесах. Они должен быть прочными, не менять форму со временем, несмотря на постоянное натяжение волос. Не менее важным элементом смычка является волос. Лучшим считается волос монгольских лошадей, специально выращиваемых для этой цели. Длина его – около метра и он не должен растягиваться. На изготовление одного смычка у профессионального мастера уходит 30-40 часов. Тем не менее, смычки, как и инструмент, бывают разные, и цена их может колебаться от 200 до десятков тысяч долларов. Всё зависит от выбора музыканта, от его профессионального уровня. Хотел бы добавить, что из-за хищнической вырубки тропических лесов фернамбука в Бразилии практически не осталось. 

   – Бен, скажите, пожалуйста, зачем в инструменте в верхней деке вырезают два отверстия, формой напоминающие букву f?

 – Их форму, размер и место расположения нашли итальянские мастера. Сегодняшнюю форму и размер использовал и Страдивари. Он чисто эмпирически определил, какие отверстия обеспечивают наилучшее  звучание. А мы все – его ученики. В центре струны опираются на подставку, по-английски она называется "мостик". Сама по себе подставка – произведение искусства, но, кроме того, она играет и важную функциональную роль.

    Подставку изготовляют из твердых пород европейского клена, так как она должна выдерживать большие нагрузки. Например, у контрабаса давление каждой струны на подставку – более 100 кг. Каждая опора подставки давит на деку с силой в 200 кг. К ней предъявляют определенные требования: место её установки, возвышение над грифом, расстояние до грифа, точность сопряжения её опор с декой и т.п. Допуски определяются десятыми долями миллиметра. А главные инструменты мастера – нож и собственные глаза. И у каждого свои секреты. По "мостику" можно определить почерк мастера. Кстати, именно на нём мастер ставит свою подпись.

    – Вы упоминали, что верхняя дека изготовляется из мягких пород. Как же она выдерживает такое огромное давление? 

  – Между верхней и нижней декой для стабилизации давления устанавливается специальная деталь: soundpost. По-русски она именуется "дужка", но музыканты называют её душа. Это действительно душа инструмента: сместись она всего на 1-2 мм – и инструмент перестает звучать. Звучание смычковых инструментов также зависит от вибрации верхней деки, но дужка упирается в нее изнутри в строго определенном месте. Торцы дужки должны точно соприкасаться с деками, повторяя их кривизну.

     – Может ли сам музыкант правильно установить дужку?

  – К сожалению, нет Это значительно сложнее, чем настройка инструмента. Возможно, кто-то и научился выполнять эту операцию. Но обычно этим занимается опытный мастер. Тем более, что для установки дужки требуются специальные инструменты. 

    – Нельзя не сказать о струнах – ведь они-то и звучат! Когда-то их делали из кишок животных. Кстати, в старой литературе почему-то писали, что из кошачьих. Неужели это правда?

    – Нет, это кем-то выдуманная легенда. Действительно, до 1920 года струны изготовляли из овечьих кишок. Но струны из животных продуктов имеют много недостатков. Они пересыхают, теряют эластичность, а значит, страдает и звук. Сейчас используют синтетические струны, они намного прочнее. Качество зависит от применяемых материалов. Внутренний сердечник из очень прочной синтетики, оплетка – из разных сплавов алюминия, хрома, нержавеющей стали, серебра и даже золота. 

   – Вы, вероятно, видели кинокартину "Красная скрипка". История о том, как метод покрытия скрипки повлиял на судьбу её владельцев. А как покрытие влияет на качество инструмента?

  – Выбор лака, техники покрытия очень важны для качества звучания, от этого же во многом зависит и долговечность инструмента. У многих мастеров были свои секреты, начиная от приготовления жидкого лака и до технологии его нанесения. Важно, чтобы лак не впитывался в дерево, для чего производится предварительная подготовка поверхности. Я использую рецепт лака, известный в Германии с 18 века. Рецепт был исследован в Кембриджском университете и считается одним из лучших. Предполагается, что им пользовался и сам Страдивари. Бесспорно, и здесь есть множество вариантов. Вы, наверное, обращали внимание, что инструменты бывают разного цвета. Это потому, что кроме вариантов оттенка дерева вы видите и разные лаковые покрытия.

Нажмите, чтобы увеличить.
Бен Пиглиши настраивает скрипку

   – У вас в мастерской множество музыкальных инструментов с различными повреждениями, в том числе и со сломанной шейкой. Нужно немалое усилие, чтобы сломать шейку, особенно контрабаса, сделанную из твёрдой породы дерева... Как лучше сохранять инструменты?

   – Очень часто подобные повреждения происходят в школах. Мне кажется, студентов нужно приучать к тому, что инструмент хрупок и нежен. Хотя он тоже из дерева, но это не крикетная бита. Очень уязвимо лаковое покрытие. Лучше всего хранить инструменты в специальных жестких футлярах, а доставая - размещать в безопасном месте. Помещение должно быть не сырым, без существенных перепадов температуры. Нужно помнить, что любое повреждение влияет на звук, да и ремонт довольно дорого стоит. Очень важно вовремя чистить инструмент специальным составом с последующей полировкой, иначе он долго не прослужит.

    – Какими вам видятся дальнейшие перспективы вашей работы? Сейчас мастеров по ремонту и изготовлению смычковых инструментов намного больше, чем их было сто лет назад. 

  – Но ведь и желающих научиться играть на этих инструментах тоже стало значительно больше! Существует множество школ, где учатся игре не только для того, чтобы сделать это своей профессией. Учатся, так как нравится умение владеть инструментом, лучше понимать музыку, а процесс этот бесконечен. Каждый находит в нем что-то свое. Думаю, недаром играют все, включая и президентов. Я был в Англии, Германии, Франции, Италии, в том числе и в её "скрипичной столице" – Кремоне. Видел, какое количество прекрасных мастеров – и никто не сидит без работы. Поэтому инструмент с историей, с именем стоит очень дорого.

  – Вы, в основном, специализируетесь на изготовлении контрабасов. Почему именно контрабасы?

   – Почему кто-то симпатичен тебе больше, а кто-то - меньше? В молодости играл на контрабасе. Этот инструмент мне очень нравится своей мощью, глубиной звука, широкой амплитудой звучания. Бесспорно, на изготовление контрабаса уходит значительно больше времени и в 10 раз больше дерева, чем на скрипку. Но мне нравится эта работа. Приятно, когда инструмент удался, когда он звучит в руках у хорошего мастера.

  – У вас в магазине большое разнообразие инструментов. А какие преобладают ?

      – Закономерность одна: дешевые инструменты для массового потребления привозят из Кореи и Китая. Те, что получше, поступают из Румынии, затем идут венгерские мастера. Хорошего качества инструменты из Италии, Германии, Франции, особенно старые инструменты. Сейчас в мастерской есть скрипка мастера Альберто из Мексики. Есть даже скрипка и альт с Украины неплохого качества. Их сделал одесский мастер Вячеслав Багинский. Так что, как видите, география весьма обширна.                                                     

  – Только что вы, впервые в истории Австралии завершили выполнение огромного заказа: изготовили сразу шесть контрабасов. Почему именно шесть и сколько времени потребовалось на всю работу над заказом?

    – На один уходила примерно тысяча часов, значит всего, приблизительно 6 тысяч часов, другими словами, один человек должен трудиться три года. Почему шесть? В прошлом году в Австралию на гастроли прилетал Мариинский оперный театр. Компания-организатор гастролей обратилась ко мне с просьбой предоставить в аренду на время их выступлений пять контрабасов. Четыре я реставрировал, причем для двух из них сделали новые верхние деки. Пятый контрабас был новый – его изготовил я. Вы принимали в этом участие и готовили грифы к игре. Компания и музыканты остались довольны звучанием инструментов.

     В этом году в Австралию прилетел Штутгартский симфонический оркестр (Christophorus Symphonie Orchester). Известный оркестр, выступавший во многих странах. Патрик Штруб, дирижер с мировым именем, член жюри многих международных фестивалей и конкурсов. У вас может возникнуть вопрос: какое отношение этот оркестр и его гастроли имеют ко мне? Дело в том, что австралийская компания, организатор этих гастролей, вновь обратилась ко мне с просьбой обеспечить группу контрабасистов на время гастролей по Австралии шестью контрабасами. Это и послужило импульсом: к их приезду мы изготовили шесть новых инструментов. 27 июля я устроил в своей мастерской презентацию, на которую съехались музыканты из многих городов Австралии, представители разных музыкальных направлений –классики, джаза, поп-музыки, всего около 40 человек. В основном, мои постоянные клиенты, ставшие и моими друзьями. Опробовав инструменты, они хорошо о них отозвались. Мнение профессионалов для меня весьма ценно.

   Бен Пиглиши скромно упомянул о презентации, прошедшей в его мастерской. Обычно это приурочено к пасхальным праздникам. А это уникальное событие. И я был этому свидетель. Пожалуй, впервые в Австралии контрабасисты, сменяя друг друга, импровизировали несколько часов. Блестящий "jam session" — так именуется исполнение джазистами импровизаций и экспромтов. В числе приглашенных были контрабасисты мельбурнского симфонического оркестра Иван Султанов и Мишель Пикерин, а также контрабасист театральной компании Австралии Юрий Фролов. К последнему я обратился с вопросом: 

      – Юрий, вы знакомы с Пиглиши не один год. Пожалуйста, несколько слов о нем как о мастере и о вашем впечатлении от созданных им инструментов.

    – Я знаю Бена Пиглиши 6 лет. Приехав в Австралию, свой первый контрабас я купил у него. А через несколько лет купил и второй. Это уникальный инструмент. Ему более ста лет. Копия контрабаса известного итальянского мастера Бергонце. К Бену он попал в плачевном состоянии. Он его полностью восстановил, изготовил новую шею и голову, мостик, гриф, гребенку, дужку. После реставрации Бен вдохнул в инструмент новую жизнь. Я уже третий год играю на нем в оркестре и очень доволен звучанием. Бен еще молод, ему нет и сорока, но он уже зрелый мастер, влюбленный в свою профессию. Всегда приветлив, внимателен. Если у меня возникают проблемы с инструментом или смычком - я обращаюсь только к нему.

   Не могу не сказать и о прошедшей презентации. Это было грандиозно! Я многое повидал на своем веку, но впервые присутствовал при опробовании сразу шести новых инструментов, да еще при участии стольких великолепных профессиональных музыкантов.

  Новые контрабасы представляют собой копии инструментов известных мастеров, выглядят великолепно: хорошая форма, прекрасная полировка - приятно держать в руках. Естественно, у всех несколько разное звучание. Некоторые уже сейчас звучат великолепно, другие еще предстоит "разыграть".

  И еще об одном. Презентация, которую организовал Бен – сама по себе уникальное событие. Представьте: собралось такое количество музыкантов и все они, сменяя друг друга, до глубокой ночи играли импровизации в сопровождении фортепиано и ударника. 

   Я впервые участвовал в такой игре экспромтом не только как исполнитель, но и как зритель. Поверьте, не хотелось уходить...

___________________

© Буркун Илья Яковлевич

Нажмите, чтобы увеличить.
Илья Буркун реставрирует контрабас

Нажмите, чтобы увеличить.
Бен с братом поздравляют автора с днем рождения

Нажмите, чтобы увеличить.
Илья Буркун за ремонтом контрабаса

Нажмите, чтобы увеличить.
Роспись Буркуна на скрипке, подаренной Бену на день рождения

 

Реформа Фейсбука: Марк Цукерберг выбрал человеческое и меняет политику на дружбу
Статья о реформе социальной сети Фейсбук, объявленной ее основателем и владельцем Марком Цукенбергом: задачи р...
Судебное дело губернатора Белых. Интервью жены
Интервью Екатерины Белых — жены бывшего губернатора Кировской области, осужденного на 8 лет за взятку, корресп...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum