Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
"Культурная катастрофа". Судьба "Журнального зала»
Остановил работу интернет-проект "Журнальный зал". Более 20 лет на этом сайте мо...
№16
(349)
10.10.2018
Культура
О фильме студии ТриТэ "Движение вверх". Два взгляда свидетелей событий
(№1 [334] 20.01.2018)

https://echo.msk.ru/blog/echomsk/2124966-echo/

Сергей Ляпунов: Очередной михалковский «киношедевр»

8 января 2018 

   Мне – человеку, который отдал спорту свои молодые годы. – смотреть на такое противно и стыдно... 

   Успели вы уже лицезреть очередной михалковский «киношедевр» или же еще нет, но прочесть этот пост вам, надеюсь, будет интересно. Начну издалека — с того, о чем в фильме «Движение вверх» не сказано ни слова, но что неразрывно связывает его с нашим временем.

    В 1972-м — году 50-летия СССР — стране позарез нужны были победы. Полвека безумного коммунистического эксперимента требовали какого-то оправдания. Хоть тушкой, хоть чучелом, но показать свое превосходство.

  Однако... Косыгинская реформа в экономике безнадежно буксовала, а до шального подскока нефтяных цен оставалось еще больше года. Высадившийся на Луну Джон Янг поставил победную точку в космической лунной гонке, которую СССР вчистую проиграл американцам. Небывалая засуха, страшные лесные пожары в Подмосковье и запоздалые действия властей унесли тем летом более сотни жизней в двух десятках сгоревших населенных пунктов. В общем, куда ни кинь — всюду клин (явная аналогия с днем сегодняшним, когда «выборы» на носу, а позитивного предъявить народу нечего).

    46 лет назад, в аналогичной ситуации, ставку сделали на спорт (но сейчас даже тут у нас стыд и позор). И замахнулись тогда не по-детски: решили побить родоначальников — канадцев в хоккее и американцев в баскетболе. Те победы 1972-го года стали гимном советскому спорту (правда, хоккейную суперсерию-72 наши в итоге слили у себя дома, а баскетбольная виктория получилась весьма скандальной, ну и будем до конца честны: наши тогда одолели, по сути, студенческую сборную США, а не лидеров НБА). И так уж вышло, что гордиться с той поры нам особо нечем. Вот и горланим мы по сей день гимн спортивным победам тех времен.

   Ну а где гимн, там Михалковы. Лепить гимны за государственный счет — благодатный бизнес, бережно передаваемый в этой семье из поколения в поколение. От папы, накропавшего «нас вырастил Сталин — на верность народу», к сыну, самолично объявившему себя бесогоном (очевидно, не учел, что на уголовном жаргоне «бесогон» означает «враль, пустозвон»).

     За экранизацию тех побед — «Легенды № 17» и «Движения вверх» — студия Михалкова «ТриТэ» взялась, как уже было сказано, на условиях госзаказа (без государственного финансирования михалковская контора вообще не работает). Но распилить дармовые народные деньги — не сверхзадача, а лишь приятный сопутствующий элемент. Основной же кайф барин-бесогон, похоже, испытывает от возможности безнаказанно перевирать, подтасовывать, одурачивать и куражиться. И всё это под густым соусом дремучего дилетантства по части спортивной истории, традиций, правил и атрибутов. Мне — человеку, который отдал спорту свои молодые годы, — смотреть на такое противно и стыдно.

      Однако всё же смотрел через силу (наверное, чтобы злее быть). И в изумлении наблюдал, как поклонник хоккейного ЦСКА Брежнев в версии бесогона становится спартаковским фанатом и расправляется с тренером «соперников» Тарасовым. Как партработник из ЦК на полном серьезе предлагает военнослужащему срочной службы Харламову перейти в Спартак (то бишь дезертировать). Как самого Харламова «маньяк» Тарасов ставит без защиты в ворота под град пушечных щелчков, но тот почему-то остается жив-здоров. Как матчи в начале 70-х судят три арбитра, вместо двух. Как один из хоккеистов в 1972-м собирается жениться на хоккеистке женской сборной, вот только сборную эту создадут лишь 22 года спустя. Как Бобров перед поездкой в Канаду показывает игрокам фрагменты из будущих игр. Как сборная СССР выступает в ублюдочных шлемах для физкультурников, зато с клюшками из конца 70-х, в коньках из 80-х и нагрудниках с налокотниками из 90-х (верно подметил знаток игры Богомолов: хоккей в «Легенде № 17» похож на штурм Рейхстага с автоматами Калашникова).

   С той премьеры прошло почти пять лет, критики было предостаточно, но никаких выводов авторы так и не сделали. Бесогон верен себе, и косяков в его очередном творении — «Движении вверх» — меньше не стало.

  Вот советский баскетболист-литовец Модестас Паулаускас, якобы люто ненавидящий совок, прямо перед олимпийским финалом планирует побег и передумывает буквально в дверях иностранного посольства. В реальности же Паулаускас был капитаном сборной СССР, фанатично ей преданным, кавалером двух орденов «Знак почета», его прощальный матч в 1976-м власть организовала с особыми почестями. Изображенный в фильме ярым русофобом, этот замечательный человек до сих пор дважды в неделю ездит из Литвы в российский городок Краснознаменск недалеко от границы, где занимается с местными мальчишками. На недоуменные вопросы «К чему этот альтруизм?» Паулаускас отвечает: «Сюда, в Краснознаменск, меня гонит ностальгия по моей советской юности. Я хочу слышать русскую речь и помогать русским ребятам».

    А вот тренер Владимир Гаранжин — полная противоположность реальному Владимиру Кондрашину, легендарному наставнику советской сборной и ленинградского Спартака. Контраст настолько разительный, что по рекомендации хорошо знавших Кондрашина людей и во избежание судебных исков от родственников фамилию тренера в фильме пришлось изменить.

   Вот советская делегация судорожно ищет повод отказаться от финала со сборной США — феерическая чушь. Вот то наши, то американцы смачно засаживают данк за данком (эффектный бросок сквозь кольцо сверху вниз), хотя ни одного данка в том финале не было и быть не могло (наши тогда считали такие броски неуважением к сопернику, а в лиге, которую представляли американцы, данки в то время и вовсе были запрещены). В довершение, по привычке, накосячили с женской сборной, которая показана в Мюнхене-72, хотя женский баскетбол включили в программу олимпиад лишь через четыре года.

   Ну да и хрен с ними, с киноляпами. Освоить госфинансирование, сварганить пробивающую на слезы красивую сказочку и вновь встать в очередь за бюджетными деньгами сегодня в порядке вещей. А вот чего создателям киношных гимнов действительно простить нельзя, так это того, что их красивая сказочка катком надругательства прошлась по памяти ушедших спортивных кумиров и выхлопом пренебрежения — по чувствам их ныне живущих близких.

      Среди них — семья скончавшегося в 1999-ом тренера Кондрашина. В фильме его сын показан мальчиком в инвалидной коляске, которому якобы срочно нужна операция на Западе, но отец все валютные накопления отдает на лечение своего спортсмена-любимца. У Кондрашина действительно есть сын Юрий, с детства страдающий церебральным параличом. В 1972-м он уже достиг совершеннолетия, и выдумка со срочной операцией по меньшей мере лжива и бестактна.

     А вот что говорит о ленте вдова триумфатора Мюнхена-72, центрового Александра Белова: «По России-24 видела, говорили, какой хороший фильм, как Губерниев плачет, все плачут. Мы тоже плачем. Но не потому, что фильм такой добрый, а потому, что через нас просто переступили и пошли дальше».

      Поясню. В «Движении вверх» Александр Белов показан смертельно больным уже перед мюнхенской олимпиадой. На самом деле серьезные проблемы со здоровьем начались у него лишь спустя пять лет — после того как в 1977-м «благодарная» Родина лишила его мест в сборной и ленинградском Спартаке, звания заслуженный мастер спорта (змс) и даже стипендии в вузе. И всё это из-за нелепой попытки пронести через таможню иконы по просьбе другого спартаковца — Владимира Арзамаскова. Отлучение от баскетбола нанесло эмоциональному спортсмену сильнейший удар, человек буквально сломался и уже через год умер в возрасте 26 лет.

   Вот так безжалостно страна затравила и погубила выдающегося игрока, добывшего ей победные два очка на последних трех секундах финала и первое олимпийское золото в баскетболе. А нынче бесогон рисует нам ура-патриотическую картинку, где Саша Белов якобы жертвует здоровьем ради победы своей страны. Всё с ног на голову, верх цинизма.

Но и это еще не вся правда. Ведь советская Родина-мать бездушно растоптала каждого третьего баскетболиста той сборной. Помимо Александра Белова, это Алжан Жармухамедов, который через год после олимпиады за таможенные нарушения был лишен звания змс, Иван Дворный, который за аналогичный проступок и вовсе получил три года лагерей, и Михаил Коркия, отмотавший срок за незаконное предпринимательство. Жизнь в совке вообще основательно потрепала наших чемпионов. Из двенадцати игроков мюнхенской сборной СССР по баскетболу живы сегодня только четверо (из двенадцати американцев живы одиннадцать).

   Вот где истинная спортивная драма, вот о чем кино-то снимать надо и гимны писать. Только делать это предстоит не потомственному бесогону, а людям порядочным и совестливым...

 

https://m.sovsport.ru/basketball/articles/1026130-dvizhenie-s-nog-na-golovu-vsja-pravda-o-tom-kak-sssr-pobedil-ssha-v-basketbol 

«Движение… с ног на голову». Вся правда о том, как СССР победил США в баскетбол

«Советский спорт» публикует воспоминания Льва Зароховича, который в 1972 году работал на заседании, где решалась судьба золота Олимпиады

22 января 07:00

 Лев Захорович 

   В сентябре 2017 года исполнилось 45 лет c тех пор, как сборная СССР по баскетболу под руководством Владимира Петровича Кондрашина и Сергея Григорьевича Башкина выиграла золотые медали Олимпиады, победив в финальном матче сборную США (51:50), родоначальников этой замечательной игры. К сожалению, большинство действующих лиц той острейшей драмы ушло из жизни, осталась лишь горстка ее живых свидетелей и участников.

   Я – один из переводчиков советской делегации на Играх-72 в Мюнхене, оказавшийся волею судеб в самом пекле той острейшей драмы. И в свете выхода в прокат художественного фильма «Движение вверх», посвященного тому уникальному событию, решил дополнить общую картину исторического события своими воспоминаниями.

   Подробности того, что происходило на площадке, широко известны. Их постоянно воспроизводит отечественное телевидение. Однако финальный матч запомнился мне не только маленьким счетом, не совсем типичным для баскетбола.

    Фактически золотая медаль была выиграна в зале заседаний апелляционного жюри ФИБА. Надо сказать, что представители федерации баскетбола СССР во главе с Николаем Владимировичем Семашко, членом центрального бюро ФИБА, руководящего органа мирового баскетбола (кстати, его штаб-квартира располагалась в Мюнхене), проявили поразительную дальновидность. Они добились назначения в состав апелляционного жюри турнира, состоявшего из пяти членов, сразу троих деятелей, которые были политически лояльны к Советскому Союзу – представителей Кубы, Венгрии и Польши. Остальные двое – из Италии и, кажется, Германии – были из нейтральных стран. Их команды или вообще не участвовали в турнире, или выбыли на ранних этапах и к финалу уже вернулись домой.

    Решающим моментом в назначении тех самых исторических трех секунд – спасительных для нас и злосчастных для американцев – было решительное вмешательство генерального секретаря ФИБА Вильяма Джонса. В этой международной федерации главную роль играл именно генсек, а не президент. Его авторитет был абсолютно непререкаем. Он организовал чемпионаты мира по баскетболу, руководил проведением всех олимпийских баскетбольных турниров и вообще определял политику и пути развития мирового баскетбола.

* * *

    Во время Второй мировой войны мистер Джонс служил в британской разведке, чего не скрывал. За несколько лет до Олимпиады в Мюнхене – кажется, весной 1969 года – в Москве по инициативе Семашко состоялось заседание центрального бюро ФИБА. Джонса в поездке сопровождали фрау Урсула Франк, административный секретарь ФИБА, а также тогдашний генеральный секретарь-«стажер» Борислав «Боря» Станкович из Югославии. В его лице Джонс готовил себе смену, поскольку уже был в преклонном возрасте.

    Господин Джонс, шотландец по национальности, не то чтобы имел антиамериканский настрой. Но был категорически против американского профессионального баскетбола. И против участия команд НБА в Олимпийских играх. Он справедливо полагал, что острота конкурентной борьбы и уровень развития баскетбола того времени с допуском всех этих «Дрим Тим» кардинально снизится. А такой шаг в свою очередь сильно затормозит развитие баскетбола в глобальном масштабе – в первую очередь, в Европе. Что, как мы знаем, сегодня и произошло.

   Ведь аббревиатура ФИБА тогда расшифровывалась как Международная федерация любительского баскетбола (Fédération Internationalle de Basketball Amateur). Это сегодня букву A латинского алфавита заменили на обозначающую слово «Ассоциаций» (Associations), переделав практически все международные федерации. Глупость несусветная даже с точки зрения правил английского языка. Проще было бы переименовать их по образцу ИИХФ – Международная федерация хоккея. И всё.

* * *

    Я в те годы (1968-1975) работал научным сотрудником отдела зарубежного спорта ВНИИФК, отвечал за обработку всей баскетбольной и хоккейной зарубежной периодики, поступавшей в институт по подписке Спорткомитета СССР. И вот был назначен протокольным отделом Спорткомитета на роль переводчика делегации ФИБА, прибывшей в Москву на заседание Центрального бюро.

    …Как вы помните, на Олимпиаде помощник Кондрашина – Башкин – по указанию главного тренера просил тайм-аут, тщетно нажимая клавишу пульта, соединенного специальным кабелем со столом секретариата и предназначенного для подачи светового сигнала о запросах со скамеек игроков (замены, тайм-ауты, фолы), чего судьи-секретари не заметили. Пресловутый человеческий фактор!

    Джонс увидел неразбериху со временем финальной сирены, посмотрел на растерявшихся арбитров матча, болгарина и бразильца, а также на судей-секретарей. И тогда генсек решил, чтобы окончательно прекратить возникший кавардак – своей авторитетной волей (или авторитарной, как угодно) потребовал вернуться к тем трем секундам. То есть к тому моменту, когда был остановлен секундомер.

    Ну кто, скажите на милость, мог в тот момент подумать, что за три секунды можно сотворить то чудо в исполнении защитника Ивана Едешко («Динамо» Минск) и нашего центрового Александра Белова («Спартак» Ленинград)?

    Видимо, так полагали и американцы. Согласившись с решением Джонса, они вернулись на паркет. Но их защитники неправильно взяли в опеку Белова, позволив ему принять мяч, посланный Иваном Едешко. Это была единственно возможная попытка. Попытка отчаяния. Но это был пас через всю площадку с филигранной точностью.

* * *

   Когда прозвучала настоящая финальная сирена, зафиксировавшая победу сборной СССР, американцы немедленно заявили устный протест. Джонс назначил экстренное заседание апелляционного жюри.

   Он вспомнил меня, как единственного присутствующего переводчика с русским языком. И разрешил присутствовать на заседании апелляционного жюри в качестве переводчика представителя Польши – подполковника службы внешней разведки ПНР, не владевшего английским. К сожалению, его имя ускользнуло из моей памяти.

   Помню, когда мы с членами апелляционного жюри направлялись в зал заседаний, наши чиновники Сыч и стоявший рядом с ним Бешкарев хором крикнули мне вдогонку: «Ты им напомни, что пока мяч в воздухе, секундомер не включается!»

   Американская делегация с опозданием принесла отпечатанный текст протеста, на подачу которого отводилось 20 минут. Но Джонс проявил, как он выразился, гуманность – и принял протест. Представляю, что творилось бы в советской команде, случись такая ситуация с нами! Пришлось бы согласовывать русский текст с руководством, после чего переводить на английский… Только вряд ли мы стали бы этим заниматься. Ну проиграли на последних секундах. Да, обидно. Но ничего, переживем как-нибудь. Главное – сыграли достойно!

   А для американцев это была настоящая трагедия. Кому проиграли? Этим проклятым русским «коммиз»?! На заседание «для дачи показаний» был приглашен представитель швейцарской фирмы «Лонжин», обеспечивавшей хронометраж на всех соревнованиях программы Олимпиады. В зал вошел молодой человек по имени… Йозеф Блаттер! Он тогда работал специалистом этой компании по спортивному хронометражу.

   Ближе я познакомился с ним в Монреале-76 в швейцарском клубе «Вильям Телль» – нечто вроде нашего «Русского дома» на всех последних Олимпийских Играх. В 1976-м Блаттер уже работал в компании «Свисс Тайминг», объединившей оба ведущих ширпотребных гиганта часовой промышленности Швейцарии – «Лонжин» и «Омегу». Впоследствии в течение более 20 лет мне пришлось неоднократно встречаться с Блаттером, работая в международном отделе РФС в качестве референта-переводчика РФС на заседаниях ФИФА.

* * *

    Возвращаясь к заседанию апелляционного жюри, скажу, что дебаты продлились далеко за полночь. Тогда не было видеомагнитофонной аппаратуры, и членам жюри пришлось еще ждать, когда будет готова кинолента с рапидной съемкой и раскадровкой.

   Польский представитель, сидевший за столом в пол-оборота ко мне, бросил: «Да ладно, чего там переводить, всё и так ясно». Он свободно владел русским языком. Когда все вышли с заседания, было уже три часа утра. Я увидел, что многие советские игроки и спортивные функционеры так и не ушли из зала, а сидели в ожидании вердикта на стульях, расставленных на игровой площадке.

   Позднее, когда праздновался 70-летний юбилей российского баскетбола в Ленинграде, доктор Ференц Хепп из Венгрии сказал мне: «О том, как распределились голоса членов апелляционного жюри, не узнает никто и никогда. Даже моя жена!»

    Что и говорить, нашей радости не было предела. Еще бы! 50 золотых медалей к 50-й годовщине образования СССР. А тут еще и сенсационно-революционная победа сборной СССР по хоккею над канадцами (7:3) – в Монреале, в первом матче Суперсерии. Вот такие два исторических события в мировом спорте произошли практически в одни и те же сроки – в сентябре 1972 года.


Рвалась из плена казачья душа
Рассказ-воспоминание казака Просвирова об участии в 1 мировой войне, присланный М.А.Шолохову читателем из Лени...
Над Доном-рекой
Повесть посвящена бурным событиям начала ХХ века на Дону
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum