Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
Общество
Особая территория Юрия Рощевского
(№4 [337] 12.04.2018)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

   Как обухом по голове: юбиляр! Дать 70 лет Юрию Рощевскому я бы поостерегся: ну не выглядит он на столько. Да и многие ставропольчане, особенно жители правого берега Волги, немалое число тольяттинцев и жигулевцев, – словом, довольно обширные народные массы, имеющие честь знать именинника, не сразу поверят. Но 30 ноября ему действительно исполнилось семьдесят, факт почти медицинский.

          Как, вы еще не знакомы?

     Один из создателей и первый замдиректора по науке  национального парка «Самарская Лука». Идеолог и организатор множества ярких историко-культурных фестивалей и иных событий (не путать с «мероприятиями», это – к чиновникам), некоторые из которых тянут на традиции –  и могли бы, при благоприятном раскладе, перерасти в таковые. Автор-составитель раритетной книги «Народная проза Самарской Луки»…

     Что еще? Помнится, в эфире одной из местных радиостанций я, ведущий программы с участием Рощевского, даже не мог сразу сообразить, как правильно представить столь дорогого и желанного гостя. И все долдонил: эколог, краевед, этнограф, кандидат биологических наук…

    Конечно, в нашем великом и могучем есть устоявшиеся штампы для характеристики таких людей, как он. «Ученый-энциклопедист», «рыцарь науки», «последний Дон-Кихот». Или придуманный мной когда-то, по другому случаю, «редкоземельный человек». Вроде бы все к нему подходит. Но нужно знать Рощевского, чтобы представить, как бы развеселил его, гения самоиронии, чурающегося всех и всяческих шаблонов и пафоса, этот набор слов, достойный эпитафии.

    Но я-то и без лишних слов знаю: никто не сделал для пресловутой «туристической привлекательности» Самарской Луки больше, чем Рощевский. А потому куда больше, чем многие, имеет право на то, чтобы при принятии решений по Луке считались с его экспертной позицией. Да, порой далеко не политкорректной, без экивоков и реверансов, — но зато искренней, и главное, с глубоким знанием «предмета». 

          «Откровение от Самарской Луки»

       - так называлась моя первая публикация о Рощевском (тольяттинская газета «Молодежный акцент», 1991 год). Несмотря на то, что национальный парк «Самарская Лука» отметил к тому времени семь лет с момента создания и давно уже должен был восприниматься как данность, страсти вокруг него продолжали кипеть: «новообразование» перешло дорогу многим. 

      «Может, не национальные парки нужно создавать, а просто повышать культуру людей, воспитывать в них чувство хозяина своей земли?» – помнится, патетически восклицал начальник одного из крупных жигулевских горнодобывающих предприятий,  пытавшийся подкузьмить работников нацпарка  тем, что они, дескать, никакой лепты не внесли «в народную копилку, кроме своих диссертаций, за которые платят хорошие деньги». 

Больше всего камней летело в Рощевского, который пытался вразумить подогретых руководством промпредприятий митингующих граждан. На одном из таких митингов в Солнечной Поляне «народ» скандировал: «До-лой! По-ве-сить!»

    Доводы – о том, что «в условиях экологического кризиса население может жить более или менее сносно только за счет Самарской Луки», и выступление против парка равносильно позиции самоубийц – работали вхолостую… 

     Многое тогда в нашей жизни было впервые, и в 1989 году, к пятилетию с момента создания «Самарской Луки» (постановлением Совмина РСФСР от 28 апреля 1984 года), первый в городе социологический центр  «Омнибус», где я в то время работал, провел исследование об отношении к парку жителей Тольятти и Жигулевска. По методике ВЦИОМ мы опросили более 2300 человек (более чем достаточно), и выяснили: большинство горожан считают, что национальный парк необходим, и в первую очередь – для сохранения уникальной природы региона. Только 2 процента опрошенных высказались за его закрытие. Большая часть респондентов выступали за вывод с особо охраняемой природной территории объектов стройиндустрии. А вот за закрытие агропромышленными предприятиями (Тольяттинской и Куйбышевская птицефабриками, подсобным хозяйство ВАЗа – действовавшим в то время в Бахилово свинокомплексом) согласны были пожертвовать только треть. «Глас народа» прозвучал и за сохранение на этой территории дачных массивов. 

       Прежде думай о будущем…

      По словам Рощевского, приведенным в той давней статье, «дачи на Самарской Луке были выделены в 70-е годы как раз в надежде на то, что это воспрепятствует созданию национального парка. Поэтому обычные люди, получившие здесь дачи, стали игрушкой в политической игре ряда деятелей».

     Юрий Константинович и сегодня стоит на своем, утверждая: в случае с нацпарком кто только ни воспользовался заветом советских классиков «не ждать милостей от природы». Ведь идею «пробивали» почти двадцать лет, и «как только стало известно, что готовится официальное постановление, целый год вся Самарская Лука уничтожалась самым варварским способом за всю свою историю: в гигантских количествах убивали животных, нещадно вырубали леса». 

      Никто не поклянется на Библии, что с новым статусом на этой территории воцарилось вегетарианские порядки.

     - Для тех, кто наивно полагает, что охрана природы святое дело, я скажу: в нашей стране это очень коррумпированное дело, - привычно жёг Рощевский три года назад в упомянутом прямом эфире. - Но нельзя отрицать: национальный парк в тысячи раз уменьшил размеры рубок. На этой территории практически полностью запрещена охота (хотя браконьерская – процветает)… 

     Ничего удивительного, что по результатам того давнего соцопроса более лояльными по отношению к национальному парку оказались люди с высшим образованием. Конечно же, они не включались в происки противников парка, типа: «иностранный туризм будет разлагать местную молодежь и принесет СПИД», не голосовали «по разнарядке» – а просто думали головой. Действительно думали о будущем. 

             Всемирное наследие

         К слову, тогда же, в начале 1990-х, впервые заговорили о необходимости включить Самарскую Луку в список всемирного наследия ЮНЕСКО. Подписи под открытым письмом в Президиум Верховного Совета СССР с предложением выступить с такой инициативой собирали члены тольяттинского отделения Социально-экологического союза.    И мало кто знает, что с 2006 года на территории Самарской Луки, наряду с Жигулевским заповедником и национальным парком и на их базе действует еще и Средне-Волжский комплексный биосферный резерват (по программе ЮНЕСКО «Человек и биосфера»). Тем самым Самарская Лука получила дополнительную степень защиты от всевозможных браконьеров и дураков. 

      Правда, всё это пока «только на бумаге»: по словам директора заповедника Юрия Краснобаева, с которым мы недавно общались», ни государство, ни местные власти, ни руководство особо охраняемых территорий не понимают до сих пор, что делать с этим статусом, координационный совет по управлению резерватом на региональном уровне не создан по сей день – а значит,  «охранная грамота» мирового уровня просто может быть аннулирована.

     Сегодня «чудом сохранившийся музей под открытым небом, где миллионы лет природа собирала воедино животных, растения, ландшафты, в обычных условиях разделенные миллионами лет и тысячами километров», как говорилось в том письме, снова, в который раз за свою историю, под угрозой.

     - Еще немного, - воскликнул Рошевский, - и я буду считать, что зря создавал национальный парк. Если начнут реализовывать такие проекты, как «Жигулевская жемчужина», то в национальном парке могут произойти необратимые процессы. Ценность этой территории в том, что ей придан особый статус, и эта ценность сразу сходит на нет, как только эту территорию пытаются улучшать. Если все поставить под бульдозер, а потом построить что-то на ровном месте, привлекательность этой территории для туристов сразу падает в сотни раз... 

  •  Изюминку из нашего парка сделать в тысячу раз легче, чем из множества других, где гораздо меньше наследия, достопримечательностей, - говорит Юрий Константинович. - Самарская Лука территория для туристов суперпривлекательная, даже в духовном плане. Многие знают, я увлекаюсь фольклором, так вот в фольклорном смысле она даже близко не имеет себе равных. А нам предлагают сделать из села Ширяево бетонный поселок. Об исторической, научной, культурной значимости Ширяева можно говорить до бесконечности! Некогда одна из столиц бурлачества на Волге – даже из-за одного этого штришка планы уничтожения этого села просто безумие! 

        Берег правый 

        Самарская Лука - идеальный слепок России. Умом ее не объять, аршином не измерить - на это просто жизни не хватит.

       В начале июня 1999 года по инициативе городского музейного комплекса «Наследие» и лично его основателя и директора Валентины Казаковой предприняли эколого-краеведческую экспедицию на Самарскую Луку по маршруту Тольятти - Жигулевск - Бахилово - Зольное - Солнечная поляна — Ширяево. И были безумно рады, что нашим проводником согласился стать Юрий Рощевский. 

       Понятно, что за два дня этот уникальный край нельзя не только объять - невозможно даже толком нащупать. Сам Рощевский потратил на изучение природы и истории народов, населяющик Луку, больше половины жизни, и то не рискнёт утверждать, что ему (и его предшественникам) удалось закарасить хотя бы половину белых пятен на этом загадочном материке. А мы-то проехали по самому краешку этой древней земли, всласть заантропогаженной венцом творения. Прошли по самой кромке. Но даже этого робкого прикосновения к правому берегу лично мне вполне хватило, чтобы воскликнуть в конце пути: «Боже правый!..»

        У Рощевского, что удивительно, оптимизма побольше. «И все-таки, жизнь прекрасна», - повторял он всю дорогу. 

      Человеку, полжизни отдавшему борьбе за сохранение уникального наследия Самарской Луки и изгнанному за это из национального парка, надо верить. Жизнь прекрасна даже несмотря на то, что под шумок индустриализации, под флагом ГУЛАГа «не ждущие милостей от природы" ухитрились нахапать их столько, что бедной потребуются многие столетия, чтобы очухаться. Несмотря на то, что уродливые в большинстве своем крепости новых хозяев жизни, наступая на горло вековечному лесу, продолжают попирать уникальные экосистемы и остатки культурных памятников. Несмотря на то, что покрывающий плато лес, вырубленный в нашем столетии уже не единожды, ждет очередных сумасбродных нашествий. Например, всё еще жив проект «лесной дороги» через всю Луку, которая, если её пробьют, будет куда грандиознее и губительнее тольяттинской, грозой нависшей над нашим Ставропольским бором...

     Ученый-натуралист и талантливый популяризатор науки, как писали о подобных ему наши классики, Рощевский безотказно выступает в самыми разных аудиториях, но особенно любит встречаться со школьниками. За последний год я дважды оказался в благодарной роли соорганизатора таких встреч — сначала в тольяттинской детской библиотеке им. Бианки, затем в посёлке Приморский Старопольского района . Нужно видеть и слышать, как  электризует и зачаровывает этот седобородый гость малышей своими рассказами о Самарской Луке, её населении и обитателях, о богатой тектоническими и эволюционными «сдвигами» истории Жигулей. Чем отличаются жители веками «отгороженной» Волгой от остального мира Самарской Луки от «материковых»?    

    Что вынудило тех, кто не одно столетие промышлял здесь разбойничьим промыслом, оставить это отупляющее занятие и перейти к возделыванию земли? Почему в преданиях и легендах, сохранившихся в местном фольклоре, столько места отводится женщинам-богатыршам?  Кто и когда дал имя безымянным некогда Жигулёвским горам?..

Я не засекал время – но, сдаётся мне, оба раза, вопреки всем рекомендациям Минобрнауки, живительный диалог занял не меньше двух академических часов. Многие подтвердят: в умении овладеть непоседливой аудиторией Рощевский - кудесник. Да и взрослые участники этого поразительного действа ощутили себя детьми, которым открыли новый, неизвестный, почти фантастический мир - может быть, что-то сродни тому чудесному лесу из «Аватара».

     Редкий талант рассказчика и столь же раритетное по нынешним временам чувство юмора чем-то роднят его с Джеральдом Дарреллом, на книгах которого выросло не одно поколение россиян. Реакция же слушателей неизменна: ведь для того, чтобы оценить степень «горения глаз» (к чему так любят призывать нынешние чиновники) очарованных ребятишек и «примкнувших к ним» дяденек и тётенек, дедушек и бабушек, не нужно никаких специальных приборов. 

        Плод эволюции

        Несмотря на попытки обрушить на эту заповедную землю самые сумасбродные, «нежизненные, тупиковые» проекты вроде «Жигулёвской жемчужины» (и таких угроз Рощевский насчитал на сегодня уже шесть), - надежда сделать национальный парк если не туристической Меккой, то хотя бы «изюминкой», умирает последней…

Он не устает повторять, что с годами, как и все вокруг, эволюционирует. И сегодня «позиционирует себя в ученом мире как специалист по ценным территориям — не особо охраняемым, именно ценным». 

     По твердому убеждению Рощевского, о будущем Самарской Луки можно будет говорить с оптимизмом лишь тогда, когда придут к взаимопониманию и начнут координированно действовать два «взаимоисключающих» сегодня областных министерства — минприроды и минкультуры. Сегодня этого нет. Зато есть кадровый голод.

       - Когда-то я думал, что строгость пребывания человека на Самарской Луке – важнее всего, но сейчас глубоко убежден: главное и кардинальное – умение управлять этой территорией. Но в России чудовищный дефицит грамотных менеджеров - специалистов не в сфере управления в промышленности или коммерческой деятельности, а именно в управлении особо ценной территорией. К сожалению, таких в высших учебных заведениях нашей страны никогда не готовили, не готовят сейчас и не собираются... 

Наш, исконно наш человек, Рощевский  намекает, что не в Жигулях единых черпает силы и вдохновение. 

   - Как специалисту по ценным территориям мне Байкал такой же родной, как Самарская Лука или Куликовское поле, - говорит он.

        Однако, зная этого неуемного, непоколебимого в своей преданности нашим местам бескорыстного подвижника столько лет, я думаю, что он лукавит. В самом лучшем смысле. Лукавить — от слова «Лука», не так ли?

____________________________________

© Мельник Сергей Георгиевич – текст и фотографии

Нажмите, чтобы увеличить.
Юрий Рощевский в эколого-краеведческой экспедиции на Самарской Луке, 1999 год

Нажмите, чтобы увеличить.
Встреча со школьниками в детской библиотеке им. В. Бианки. Тольятти, 11 февраля 2017 г.

Нажмите, чтобы увеличить.

На руинах рухнувших иллюзий
Смешались в кучу быт и психбольница... / Не время ль жить на водах и на видах / вдали от потребительской корзи...
Природа в фотографиях
Фотографии живой и неживой природы из разных частей света
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum