Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
"Культурная катастрофа". Судьба "Журнального зала»
Остановил работу интернет-проект "Журнальный зал". Более 20 лет на этом сайте мо...
№16
(349)
10.10.2018
Творчество
Европа вблизи. Путевые заметки
(№10 [343] 20.07.2018)
Автор: Елена Петелина
Елена Петелина

   Наша семья любит путешествовать. Правда, не всегда удается уехать далеко и надолго. 

   Но вот однажды нам представилась возможность совершить настоящее путешествие вот по такому маршруту: Россия – Испания – Германия – Бельгия – Нидерланды – Франция – Германия – Россия.

      Прекрасно знаю, что зарубежными поездками в наше время никого не удивишь. А я и не собираюсь никого удивлять. Просто хочется поделиться и рассказать о своих впечатлениях

Испания. Каталония. Барселона.

    Объявили посадку на рейс до Барселоны, и наше путешествие в первый пункт назначения началось. Мы поднялись по трапу. На входе в самолет нас встречал испанский экипаж. Приветливые – светловолосые! – стюардессы старательно выговаривали «сдрастуайте!», «сьюта, поджалюуйстааа!», перемежая эти трудные приветствия более привычным «welcome» и своим родным «hola». 

   Но самое неизгладимое впечатление произвел единственный на этом рейсе стюард. На всех пассажиров, без исключения. Он был почти точной белозубой испанской копией героя Арнольда Шварценеггера из фильма «Правдивая ложь», или же Каталонским братом, по крайней мере, сводным, «Скалы» Дуэйна. Аккуратно разворачиваясь широченными плечами и пригибаясь в узком и низком для него проходе, он лучезарно улыбался и, четко произнося каждое слово, радостно предлагал каждому из нас «цай, коффэ, одзейяало», и был очень горд собой. Для него совершенно не имело значения, что «коффэ» – растворимый, «цай» – даже отдаленно не напоминает чай, а плед в июне совершенно не нужен. Это были просто мелочи, по сравнению с его умением общаться на чужом языке.

     Через три часа наш самолет приземлился в аэропорту Барселоны. Ступив на землю Каталонии, мы словно оказались в приключенческом фильме. Всё вокруг было солнечным, ярким, красочным, громким, улыбчивым! И совершенно незнакомым. И нам пришлось поверить, что мы уже не дома.

    Мы жили в центре Барселоны, в отеле «Саграда Фамилия», в квартале от знаменитого на весь мир своей незавершенностью и грандиозностью храма «Саграда Фамилия» (Собор Святого Семейства) архитектора А. Гауди. Остановившись перед собором, мы замерли: готическая дерзкая устремленность ввысь, какая-то особенная, острая игольчатая ажурность. Меня не покидало странное, необъяснимое ощущение, что о Саграду можно уколоться, как о веретено. И последствия – непредсказуемы, как в известной сказке…

Нажмите, чтобы увеличить.
Саграда Фамилия

     Кроме «Саграды», в Барселоне много зданий, построенных А. Гауди. Те, что в городе, напоминают эксклюзивные торты и пирожные, причудливо украшенные глазированными фруктами и шоколадными и кремовыми цветами и узорами, а в Парке Гуэль есть сказочные «пряничные» домики с «глазурью» на их волнистых крышах и окнах. В эту волшебную сказку мы однажды попали, гуляя по улице Марина. Это – главная улица, и идет она через всю Барселону: с одной стороны – спускается к морю, а с другой – поднимается к Парку Гуэль. 

    В этом Парке всё – изогнутое, как и задумал Гауди. Причудливо извилисты аллеи Парка, которые вели нас от одной площадки к другой. На одной из них звучали веселые ритмичные мелодии. Мы подошли ближе. Плотно окруженные восхищенной толпой подпевающих и пританцовывающих зрителей, играли пятеро молодых музыкантов. Они пели и играли настолько азартно, заразительно и увлеченно, что мы с мужем воскликнули в один голос: «Бременские музыканты»!

На другой площадке, под раскидистыми деревьями, звучали совсем иные ритмы – гитарные. Слушатели сидели на изогнутых садовых скамейках, чуть подавшись вперед, к центру, завороженно наслаждаясь нежностью, изысканностью и романтичностью мелодий Мариано Оливера – молодого талантливого исполнителя собственных песен. Он вдохновенно отдавался музыке, увлекая всех находящихся вокруг в прекрасный мир Испанской Гитары. Мы купили его диск, и теперь его чарующая музыка звучит и в нашем городе….

   Однажды, читая путеводитель, мы были очарованы названием улицы – Принцесса. И, хотя находилась она далеко от нашего отеля, сразу после завтрака мы отправились туда. Пешком, через весь город. Притягивало нас не только романтичное название, но и то, что в двух шагах от улицы Принцессы были Музей Дали, Музей Пикассо и Музей Шоколада! 

   Начали мы, конечно, с художественных музеев, а потом стали с интересом оглядываться по сторонам. Сам район с главной улицей Принцесса – старый, с узкими мощеными булыжником дорогами, с множеством семейных магазинчиков и кофеен, переходящих по наследству из поколения в поколение не меньше двух веков – очаровал нас раз и навсегда. 

    А когда мы попробовали там местное мороженое и традиционное лакомство - туррон, очарование переросло в любовь. Но мы еще не были в Музее Шоколада! А войдя туда, поняли, что туррон – это только начало настоящего Каталонского Праздника Вкуса. Выставленные в небольших залах музея, потрясающие по красоте и сюжетам, картины, сцены и сценки, сделанные из белого и темного шоколада, будоражили воображение и удивляли. 

   А в кафе, при входе в музей, глаза разбегались от предлагаемых шоколадных изысков, и к столикам нас, помимо воли, «вёл» чудесный аромат горячего шоколада. Можно долго и разными эпитетами описывать вкус поданного нам напитка «Шоколад» сначала в маленьких, а потом, когда мы его распробовали, в больших чашках. Можно, но смысла в этом мало, поскольку такое надо пробовать самому. Честно скажу, мы потом ходили в Музей Шоколада через день! И если Рокфор восторженно кричал «сыыыррр!!!», то мы не менее восторженно восклицали «шоколаааад!!!».

   На следующий день, прямо из центра города, мы поднялись на Telefèric (телеферик – канатная дорога) на гору Мон(т)жуик (Гора Евреев). Весь день бродили по чудесному парку, полному цветов и фонтанов. 

    В крепости Монжуик была совсем другая атмосфера: казалось, защитники крепости до сих пор не покинули ее, и готовы в любой момент поднять мост и броситься к установленным везде пушкам. 

    Поездку к Собору Святого Сердца мы решили совершить в выходные. Маршрут на гору Тибидабо («Тебе Дадено», «Тебе Даю») – романтичный и неспешный: сначала по городу на голубом трамвае, словно приехавшем из сказки, а потом на закрытом старинном фуникулере. При входе в парк - каменная стела. Входящие видят высеченные на ней приветствия, а выходящие – слова прощания на всех языках мира. Наши родные «здравствуйте» и «до свидания» тоже там были. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Храм Святого Сердца и статуя Иисуса Христа

 Это место поразило нас удивительной красотой и разнообразием. У подножия горы - Парк Аттракционов, а на ее вершине – Собор Святого Сердца с величественной статуей Иисуса Христа. Он словно парит над Барселоной, над всем миром, раскрыв объятия для всех и каждого из нас. 

 В Соборе Святого Сердца я зажгла свечу и села на простую деревянную скамью. Откуда-то лилась негромкая проникновенная мелодия, звучали слова на латинском языке, умиротворяя и настраивая на уединенные размышления. Мной овладело непередаваемое ощущение, что все сбудется и произойдет, даже и просить ни о чем не надо… 

   Это был наш последний день в Барселоне. Мы долго гуляли по центру города, проголодались и решили поискать какое-нибудь приятное кафе. Через пару кварталов мы вышли к Площади Испании (Plaza Espanya) и остановились перед Ареной. Раньше здесь проводился бой быков. Сейчас на месте арены для корриды высится многоэтажный торговый центр «Арена», с обзорной круговой площадкой и с множеством кафе и ресторанов наверху. 

    Нам понравился небольшой уютный ресторан. Мы выбрали столик с видом на Plaza Espanya и каскад поющих фонтанов. Чудесный пейзаж, атмосфера ресторанчика и всего солнечного дня, приветливый официант, легко перешедший на хороший английский, необычайно вкусный «суп по-каталонски»: «томатный» - для меня, «овощной» - для мужа, а потом зеленый чай с местной выпечкой - все это настроило нас на лирический лад. Расхотелось куда-то спешить. Мы наслаждались едой и разговором. Наслаждались настоящим моментом, растягивая его. Посетителей было много, столиков не хватало, но официант не торопил нас и не предлагал заказать что-то еще. И мы вновь и вновь растягивали удовольствие.

   Близился вечер. Мы вышли из ресторана и обошли «Арену» по кругу. С высоты ее последнего - «балконного» - этажа, город был, как на ладони. Каскад Поющих Фонтанов, «Парус», «Огурец», «Саграда», памятник Колумбу. Площади, церкви, аллеи, дома с разбитыми на их покатых крышах чудесными садиками. Морской порт с белоснежными красивыми яхтами и многопалубными кораблями, пляжи с маленькими и большими «Tapas»: кафе, барами и ресторанами. А вдали – гора Монжуик со старой крепостью и гора Тибидабо со статуей Иисуса Христа. 

   Мы спустились с «Арены» и «окунулись» в вечернюю Барселону. С последними лучами заходящего солнца вспыхнули разноцветными яркими струями и мелодиями Поющие Фонтаны - "Фонтанас Магикас" (магические фонтаны), как называют их испанцы. Мы буквально застыли, очарованные этим поистине волшебным завораживающим зрелищем. Потом просто побродили по улицам Грация и Марина, выпили по крошечной чашечке крепчайшего «эспрессо» в кофейне «Гауди» на одноименной улице и отправились к Роберто, владельцу небольшого «Tapas», а затем к Хосе, владельцу местной «Vinoteca». 

Эти каталонцы были первыми, с кем мы познакомились в Барселоне. Узнав, что мы впервые не только в Испании, но и вообще заграницей,  они встретили нас улыбками, вопросами, разговорами. И гостеприимно предложили  «самые каталонские» у Роберто - блюда, а у Хосе - напитки. И совершенно не имело значения, что Роберто отлично знает английский язык, а в "словаре" Хосе всего несколько английских слов, столько же, сколько у нас - испанских. Не знаю, как, но мы общались и прекрасно понимали друг друга. 

И вот, в наш последний Барселонский вечер мы зашли попрощаться с нашими знакомыми, поблагодарить и пожелать им всего наилучшего.

На следующее утро мы улетали в Алеманию – так звучит Германия на испанском языке.

Германия. Северный Рейн-Вестфалия. Хамм.

   Самолет приземлился в аэропорту Дюссельдорфа, и мы ступили на землю Вестфалии. Пройдя по многочисленным широким коридорам и проходам, мы вышли к трем таможенным будочкам. 

  К круглолицему рыжему таможеннику было меньше всего людей, и мы, конечно, поспешили встать в эту очередь. О! Как мы ошиблись! Наша очередь практически не двигалась. А «пропускник» долго и внимательно рассматривал каждый документ, чуть ли не на просвет, задавал миллион вопросов, качал рыжей шевелюрой, сдвигал недовольно брови и поджимал губы. Очередники пыхтели, потели, сбивчиво что-то объясняли. Им приходилось подписывать какие-то бумаги, доставать из сумок дрожащими от волнения руками дополнительные документы. Мы с мужем переглянулись, и уже сделали было шаг к другой очереди, но из будки на нас так строго посмотрели, что мы просто застыли. Еще раз перебрали все, что готовились предъявить, и поняли, что бумаг у нас значительно меньше, чем у всех тех, кто стоял перед нами. 

   А тут еще мы услышали настоящий шум. Наш таможенник, с покрасневшими бровями, пылающим веснушчатым лицом и выпученными глазами, чуть не выскочил из будки, выговаривая что-то молодой женщине. Она пыталась объясниться с ним на неродном немецком, но страж ее практически не слушал. Мы с мужем сникли: что же нас ждет?! Снова переглянулись и тяжело вздохнули.

   Наконец, молодая женщина, прижимая к груди смятые бумаги, прошла. И наступила наша очередь. Я подошла к будке, глубоко вздохнула, сказала по-английски «добрый день» и…улыбнулась. Честно говоря, не знаю, почему и зачем. Наверное, от волнения. Подняла глаза и просто обалдела. На меня приветливо смотрели ярко голубые глаза и золотые веснушки. Рыжий таможенник доброжелательно кивнул и, ответив по-английски «и Вам тоже», начал спокойно задавать совершенно обычные вопросы. Я сглотнула, ободренная, и без спешки и волнения рассказала, что путешествую с мужем, кто мы и откуда. По мере рассказа, показала ему билет и паспорт, а он внимательно слушал. Его очень заинтересовал наш город и то, что я преподаватель. Так же заинтересованно таможенник спросил, почему мы, путешествуя, решили приехать в Германию именно сейчас. Мой ответ его ошеломил, брови и веснушки полезли вверх.

   - Holiday?- удивленно переспросил он.

   - Holiday! – радостно подтвердила я. Но увидела явное непонимание в глазах и услышала в третий раз, уже напряженное:

   - Holiday?!

   И тут я догадалась, что так удивило таможенника. И рассказала, что праздник не в Германии, а у нас с мужем, и показала в паспорте дату нашей свадьбы. 

   Это был его последний вопрос. Он с улыбкой отдал мне паспорт и обратный билет, даже не поинтересовавшись, какой суммой в евро я располагаю и где остановлюсь в Германии. Просто пожелал приятного путешествия и holiday. 

   Я поблагодарила его, пожелав в ответ хорошего дня, отошла на полшага, но не вышла. Ждала мужа, сейчас была его очередь. Поскольку таможенники всегда беседуют только с одним человеком, он вновь с удивлением посмотрел на меня.

   - Это мой муж, мы путешествуем вместе, - с готовностью объяснила я.

   - И…. – веснушки ожидали дальнейшего разъяснения.

   - Он не знает ни немецкого, ни английского, - ответила я очень серьезно, поскольку для меня это была веская причина. 

Реакция таможенника была совершенно неожиданной. Он внимательно - с ног до головы – оглядел моего мужа.

   - Ах, вот как… знает только русский… - произнес он задумчиво и как бы нараспев. А затем весело засмеялся и спросил, повернувшись ко мне, - А Вы уверены, что это Ваш муж?!

    Выйдя из здания аэропорта, мы попали в июньскую Германию. Она встретила нас туманом и моросящим холодным дождем, а термометры показывали +12! После жаркой солнечной Барселоны, контраст был потрясающим. Мы с мужем, одетые в майки и шорты, с удивлением окунулись в море зонтиков и плащей. Нам было не просто неуютно, а откровенно холодно! Но дочка и зять, лукаво улыбаясь, тут же одели нас в заранее припасенные, привычные для тех мест, «летние» куртки и шарфы. Да, и поезд подошел буквально через пять минут, точно по расписанию. Двухэтажный, обтекаемой формы, с мягкими удобными сиденьями, он быстро домчал нас от Дюссельдорфа до Хамма. Особенно понравилось, что двери поездов открывают сами пассажиры, просто нажав на «магическую» кнопку. Честно признаюсь, это дает восхитительное ощущение сопричастности и гордости, будто мы сами можем управлять этим достижением инженерной мысли.

В Хамме дождя не было. Легкий ветерок разогнал тучи, и показалось солнце. Мы вышли на привокзальную площадь и оказались среди слонов. Разных. Больших и маленьких, разноцветных и однотонных, с симпатичными пестрыми ушами и хоботами и блестящими лукавыми глазками. Слоны и слоники были сделаны из цветов, кустарников и вьющихся растений. Они вызывали теплую улыбку, хорошее настроение и непреодолимое желание подойти и сфотографироваться рядом с ними. Именно это мы и сделали, еще и потому, что слон – символ города Хамм. 

В центр, на Марктплац (Marktplatz), решили идти пешком. «Маяком» нам служила башня лютеранской церкви апостола Павла, которая видна из любой точки города.

Нажмите, чтобы увеличить.
Церковь апостола Павла

   Обогнув здание железнодорожного вокзала, мы подошли к переходу. Нажали очередную «волшебную» кнопку на светофоре, чтобы быстрее зажегся «зеленый» для пешеходов. 

   Законопослушно подождав, когда остановится движение, мы не спеша начали путешествие по городу с улицы с литературным названием Шиллерштрассе. По обе стороны были аккуратные симпатичные 3-х и 4-х этажные дома, многие окна и балконы которых украшали цветы. Задержались на углу, у мясной лавочки, заглядевшись на десятки припаркованных велосипедов и мотоциклов. Полицейских. Было как раз их время для булочек с колбасой. 

   Через несколько кварталов мы свернули на тенистую улицу, и вскоре вышли на центральную площадь Хамма, Марктплац. Первым делом подошли к фонтану с фигурками животных, потерли нос и ушки хрюше – на удачу и на счастье. 

   Обратили внимание на небольшую, непримечательную с виду, но очень примечательную по содержанию и наполнению, будочку с открытой дверцей. Она стояла среди магазинов и кафе, прямо на центральном проходе. В ней, на полках, лежали книги: настоящие, бумажные, на разных языках. Любой может взять почитать их и вернуть, и каждый может пополнить вот такой литературный запас. 

   Около церкви было большое оживление. Оказывается, раз в неделю, по субботам, здесь располагается базарчик. Фермеры привозят свои товары из других городов: зелень, фрукты, овощи, традиционные сладости и мед. Только успевай покупать! Ведь здесь уже все местные перезнакомились с продавцами, и ждут их целых шесть дней! С раннего утра и до полудня на площади слышны шум, разговоры, смех. Звучит музыка, перемешиваются в воздухе различные ароматы. Но! Ровно в двенадцать часов дня рыночный уголок площади пустеет…до следующей субботы. И буквально через полчаса после закрытия рыночка, не найти ни одной брошенной бумажки, ни одной соринки, все прибрано и убрано, будто никаких торгов тут и не было никогда. 

   На площади, рядом с кафе, барами и ресторанами традиционной немецкой кухни, соседствовали итальянские, испанские, китайские и другие заведения. Проголодавшись, мы выбрали кафе, которого в нашем родном городе нет - современное Café Extrablatt. 

   Оба яруса небольшого зала были практически заполнены. Звучала приятная музыка. Атмосфера нам понравилась, и мы заняли уютный столик на четверых в «верхней» части зала. Огляделись. Посетители оживленно общались друг с другом и с официантами. Было впечатление, что они добрые друзья, или, по крайней мере, хорошо знакомы. Все, без исключения. 

   К нам подошел молодой темноволосый официант и, улыбнувшись нам с мужем и весело подмигнув зятю и дочке, начал принимать заказ. Он шутил, перемежая рассказ о блюдах, комплиментами и вопросами о том, нравится ли нам в Хамме, и, советуя, что нам надо обязательно посмотреть. Мы с мужем удивленно переглянулись. Только потом мы узнали, что во всех немецких барах и ресторанах присутствует такой вот непринужденный дружеский стиль общения официантов с посетителями. Так принято.

   Беседа между нашими детьми и молодым человеком началась на немецком языке, потом присоединилась я, и мы все перешли на английский. Как же удивил нас юноша, рассказав, что он – француз, приехал на лето в Германию, подработать. 

   Вот такое, легкое и незаметное, «перескакивание» с одного языка на другой, вообще очень характерно для молодежи и для среднего поколения и в Испании, и в Германии, и, особенно, в Нидерландах. Общаться с теми, кому за 50 – труднее. Многие знают только свой родной язык, а те, кто знает иностранные языки, не особо стараются показать свои знания. Это совершенно не касается продавцов и хозяев магазинов – как они умудряются понимать иностранцев, иногда не зная ни слова, просто мистика! Но это - факт! 

   А улыбчивый официант-француз, тем временем, приняв заказ на блюда и одобрив наш выбор, предложил пиво на любой вкус. Быть в Германии и не попробовать пиво?! Невозможно! Каждый из нас заказал разные сорта и виды. Самый большой фурор произвел заказ нашего папы. Ему принесли темно-янтарное пиво в узком, высоком, слегка расширяющемся кверху, стеклянном фужере на небольшой ножке. Напиток был изысканно украшен клубникой, насаженной на тонкую металлическую палочку! Сами понимаете, наши подколки насчет решения попробовать какое-то там «Старое Пиво» - Altbier, мгновенно смолкли и сменились восхищением и завистью. Белой. А вы подумали, какой?! Мы же все потом заказали эту вксноту и красоту! 

Нажмите, чтобы увеличить.
Хамы. Центр

   «Старое Пиво» такого цвета варят и так подают его в Хамме. А, например, в Мюнстере, варят светлое – blond – «Старое Пиво» - Münster Altbier.

   Недалеко от Шиллерштрассе, где мы жили, находился «Penny-Markt». Сеть магазинов «Penny» напомнила нам наши «Магниты». Заглянули, для интереса, и обнаружили замечательные вещи: лавандовый, имбирный и фенхелевый чаИ, шоколадные конфеты с коньяком. Даже не спрашивайте! Купили, конечно! 

   Были много раз в центре города. Прошлись – и не раз – по Аркаде и Галерее (GALERIA Kaufhof Hamm) с множеством магазинов и магазинчиков самых престижных и не очень известных компаний и фирм. Там же мы попробовала потрясающе вкусное мороженое с соблазнительными, но не запомнившимися мне названиями. 

   Гуляя по Хамму, мы часто заходили далеко, в другие районы, и однажды увидели «Русский Магазин». Как не зайти?! Зашли… и на минуту поверили, что существуют порталы в другое время, в данном случае, в прошлое. Так внутри наши продовольственные магазины выглядели в 80-е годы. Даже запах тот же. И приветливость обслуживания тоже из тех лет. А еще – бесплатно – газеты, журналы и проспекты на русском языке. 

   Город нас часто удивлял. Идешь по улице: дома, дома, один за другим, и вдруг, между ними, очаровательный дворик с беседкой и водоемом, где плавают кувшинки. 

   Особенно нам полюбились тенистая каштановая аллея недалеко от входа в парк и сам парк. Уютные скамейки, выпуклые мостики, шаловливые зайцы-кролики на полянках. И просто сказочное озеро, где жили в гнездах на воде симпатичные семейные уточки, и которое буквально утопало в яркой зелени окружающих его деревьев.

   В Хамме мы пробыли пару недель и успели насладиться прохладной, но солнечной погодой и новыми впечатлениями в этом городе и в других городах, куда мы тоже ездили.  

Германия. Северный Рейн-Вестфалия. Кёльн.

   Поезд еще не подошел к вокзалу, а перед нами на некотором отдалении уже возник Кёльнский Собор, Дом, как его здесь называют. Высокий, строгий, мрачный. Он напоминал древнего молчаливого старца. Его суровый взгляд из-под нахмуренных бровей проникал в самое сердце, заставляя вспомнить все, в чем нужно повиниться. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Кёльнский Собор

   Внутри Собора ощущение многовекового мудрого присутствия усилилось. Это было соприкосновение с чем-то исконно священным, понятным и совершенно непонятным одновременно, с тем, из-за чего подступает комок к горлу, а причину словами не объяснишь. И, несмотря на эти переживания или благодаря им, чувствуешь, что это не просто собор, а именно Дом. 

   Мы долго ходили внутри Собора, смотрели, впитывали в себя атмосферу, с кем-то разговаривали, что-то спрашивали. Потом поставили свечи и сели неподалеку. И в какой-то момент напряжение сменилось молчаливой беспричинной печалью. Беспричинной, но светлой – это было, словно сумрачный старец улыбнулся и сказал, что нам пора уходить. В нашу жизнь. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Кёльнский собор внутри

   После Собора на улице было особенно солнечно и жарко, ярко и шумно. Сняв куртки, мы с удовольствием подставили лица солнцу. Посмотрев друг на друга, наша четверка еще яснее осознала, как дОроги мы друг другу. 

   Перед прогулкой по Кёльну, дочка предложила перекусить в оригинальном ресторанчике «Шваньски» – «Schweinske», где кроме вкусной немецкой кухни настроение поднимает обстановка и атмосфера… «пятачков». В прямом смысле, изображения ярких и веселых розовых свиных «пятачков» нарисованы буквально повсюду: на меню, на подставках, на салфетках и в отделке самого ресторана. 

   Дальше наш путь лежал к Рейну. Пройдясь по мосту, увешанному разными симпатичными замками и замочками влюбленных с трогательными надписями, и понаблюдав за кораблями и катерами на спокойных водах реки, мы пошли вдоль набережной Rheinauhafen. Она, скорее, напоминала парковую аллею, то расширяющуюся, то сужающуюся, с развесистыми деревьями, лавочками и с клумбами ярких цветов. Тут и там, то утопающие в зелени, то выступающие из нее, на высоких местах, расположились рестораны, кафе и бары. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Кёльн. Набережная

   И вся эта широкая набережная была заполнена необычайно разнообразной публикой. Юные велосипедисты и туристы с рюкзаками. «Белые» и «синие» воротнички. Одетые изысканно и одетые экзотично. Художники и музыканты. Семьи, пары, одиночки, местные и иностранцы…. Кого тут только не было! Они гуляли, сидели за столиками, расположились на зеленых газонах, любовались Рейном, лакомились мороженым, потягивали пиво…

   Всюду слышался разноголосый говор, часто совершенно неизвестный и незнакомый. Однозначно понятны были только смех и улыбки: русские, немецкие, японские, испанские, итальянские ... разные.

Нажмите, чтобы увеличить.
Рейн

   А еще однозначно понятны были вкуснейшие запахи, доносящиеся отовсюду. Посмотрев меню, мы решили заказать типично немецкий обед: сосиски (brat(t)wurst и weißwurst), кислую капусту, пюре и пиво. Честно скажу, сомневалась и опасалась, и, тоже не кривя душой, признаюсь: абсолютно зря! Вкусно, гармонично и сбалансированно.

   На «десерт» дети приберегли для нас… Музей Шоколада (Schokoladen Museum). 

   Музей Шоколада находится на островке. Мы перешли по мостику и оказались перед высоким застекленным зданием, напоминающим своеобразный корабль. Войдя в просторный холл, огляделись. С одной стороны - магазин, музей, а с другой – кафе (Chocolat Grand Café) с выходом на обширную террасу с видом на Рейн. 

   В Музее кондитеры работают на глазах у посетителей, и тут можно купить сделанный при вас шоколад или заказать «свой». Мы заказали шоколадки по своим индивидуальным рецептам и, ожидая, пока их сделают, заняли столик в кафе. Муж и дочка заказали по кусочку малинового торта, а мы с зятем – по кусочку клубничного. Зеленый чай и эспрессо, кому - что захочется. Мы наслаждались общением, вкуснотой и чудесным видом Рейна на закате. 

   Наступил вечер. Зажглись огни. На набережной не смолкали голоса и музыка. Мы попрощались со старцем - Кёльнским Домом, сели в поезд и отправились в дом в Хамме. 

   На следующий день, в воскресенье, нас ждал другой город. 

Германия. Северный Рейн-Вестфалия. Мюнстер.

    Воскресный автобан был переполнен. Несмотря на это, не возникало никаких «пробок», и еще не было и десяти утра, когда мы въехали в Мюнстер. 

   Мы удачно припарковались недалеко от Собора Святого Павла (St.Paulus-Dom) - символа города Мюнстер. 

   У Дома было многолюдно и празднично. Местные объяснили, что нам очень повезло приехать к Собору, когда там шло венчание. Присутствовать на таком событии считается большой удачей. Мы вчетвером подошли ближе. На наших глазах, в нашем присутствии, за тысячи километров от нашего родного дома, совершалось таинство.

Мюнстер. Собор Святого Павла. Время венчания

   Двери Собора были открыты настежь, звучала негромкая музыка, нам были видны венчающиеся жених и невеста. Волшебство этого действа и магия момента усиливались от того, что мы наблюдали все это с улицы. Создавалось впечатление, что юные влюбленные, стоящие в затемненном, поблескивающем золотом, зале, заключены в прозрачное светящееся облако, которое слега приподняло их над полом Собора, и от них обоих исходит мягкий колеблющийся свет. Все это удивляло и завораживало. 

   Ощущение волшебства не оставило нас и в самом Соборе, куда мы вошли, когда венчание было завершено, и свадебный кортеж уехал. Внутри было настолько светло и просторно, что выход на улицу казался узким нереально затемненным переходом в другое измерение. В проникающих в церковь солнечных лучах сверкали, кажущиеся золотыми, пылинки. Мы поставили свечи, постояли. Дышалось легко и свободно, и хотелось все рассмотреть не торопясь, что мы и сделали. 

   Больше всего впечатлили часы. Астрономические. Они показывают не только время, но и фазы Луны и положение планет. Сами часы выглядят так необычно, что воспринимаешь их не как действующий механизм, а как древний артефакт, чуть ли не магический.

Нажмите, чтобы увеличить.
Мюнстер. Собор Святого Павла. Необычные часы.

   Выйдя из Дома Святого Павла, мы обратили внимание на стоящую у его дверей будочку с всевозможными вещами для нуждающихся, так называемую, «Give Box». Сердце сладко защемило. Дом, в котором соединяют любящих людей и заботятся о людях неимущих. 

   В двух шагах от Собора, на другой стороне улицы, среди разных кафе и магазинов, мы увидели французскую кофейню. Маленькая, очень уютная, с огромным ассортиментом тортов, пирожных и десертов. Мы, все четверо - сладкоежки, и с удовольствием решили вкусно передохнуть в Германии, но по-французски. Даже не буду пытаться вспомнить названия и количество попробованного! Лимонное, ореховое, клубничное, вишневое и малиновое.… Каждое делили на четверых, наслаждались, и заказывали новое. Сами понимаете, прогулку мы продолжили не очень скоро.

   День был в самом разгаре. Мюнстер жил заботами и радостями обычного воскресенья. Современные двухэтажные туристические автобусы колесили по старым булыжным мостовым. Люди спешили куда-то, просто прогуливались, сидели в открытых кафе за симпатичными столиками, накрытыми привлекающими внимание скатертями в красно-белые квадраты. Вокруг бегали дети. Важно прохаживались хозяева со своими четвероногими питомцами. Многочисленные юные велосипедисты звонко возвещали о своем маршруте, не давая забыть, что Мюнстер – университетский город. Его Вестфальский Университет – один из крупнейших в Германии. 

    Мы просто бродили по городу, наслаждаясь каждой минутой, каждой деталью. Прошлись по магазинам в Галерее (GALERIA Kaufhof Münster), погуляли по тенистому парку, где, не боясь людей, резвились зайцы-кролики, посмотрели фонтаны, постояли у знаменитой статуи «Бродяги с корзиной» (Kiepenkerl). Она изображает паренька с корзиной, и поставлена в честь странствующих торговцев, которых было много в свое время в Мюнстере.

   Проходя мимо церкви Святого Ламберта, я была восхищена ее ажурной красотой, изящной устремленностью ввысь и оригинальными декорациями. К своему ужасу, я узнала, что «оригинальные декорации» - не что иное, как обыкновенные клетки, в которых находились тела лидеров анабаптистов, уничтоженных коммуной в 1536 году. 

   Через некоторое время мы вышли на Променад-аллею и, дальше, к озеру. А мы-то думали, что это на площадях и в парках Мюнстера много народу. Нет! Озеро и его берега – вот где кипела жизнь! Она была везде! На огромной поляне не было даже маленького свободного места с кулачок. Всюду были люди. Они лежали, сидели, играли, разговаривали, ели, спали, читали, даже загорали. Влюбленные пары, семейные пары с детьми. Студенческие компании – и откуда их столько во время каникул?! Одиночки и пожилые пары предпочитали прогулки по Променаду и лавочки. Самые романтичные брали лодки. Ну, а самые спортивные плавали и ныряли. На берег они выбегали, стуча зубами: солнце – солнцем, а температура +15.

Нажмите, чтобы увеличить.
Мюнстер. План Города

   На обратном пути мы зашли в хлебный магазин. Самый обычный, не специализированный. В нем, как и в Хамме, был колоссальный выбор не просто хлебобулочных изделий, а именно сортов хлеба. Честно признаюсь, меня оттуда с трудом удалось увести, и только потому, что мы купили три разных видов хлеба и мой любимый брецель, или бретцель, или брецн – произносите, как хотите! А потом я еще долго рассматривала вкусную витрину.

   Мы выехали из города, когда зашло солнце. Вечерний автобан был ярко освещен, и, влившись в непрерывный поток несущихся машин, мы вернулись в Хамм.

   Через некоторое время нас ждало новое путешествие в другой город. 

Бельгия. Льеж.

   Родина Эркюля Пуаро встретила нас прекрасными дорогами, а его родной город – Льеж – теплым днем и витающим в воздухе буквально повсюду ароматом Бельгийских вафель.

Нажмите, чтобы увеличить.
Льеж

   Припарковав машину в центре города у одного из парков, мы вышли и…замерли: на ухоженной зеленой полянке резвились зайцы, большие и маленькие, белые, черные, рыжие и в пятнышках!

   - Братья кролики! - хором воскликнули мы и тут же «зашикали» друг на друга, чтобы не спугнуть длинноухих. Но зайцы-кролики не обращали на нас никакого внимания, поскольку к человеческому обожанию они явно привыкли.

   В местном супермаркете в центре Льежа мы с мужем на мгновение растерялись. Дочка и зять смотрели на нас с понимающей улыбкой. Конечно, мы были готовы к огромному разнообразию шоколада. Знали, чем знаменита Бельгия! Но к тому, сколько разнообразных сортов шоколада лежало вокруг, готовы не были. Плоские и выгнутые, прямоугольные, продолговатые, округлые и треугольные, толстые, тонкие и тончайшие пластины и плитки темного и белого шоколада были красиво разложены в витринах. Начинки: от привычных до экзотических: фиалка, розмарин, лаванда.… 

   Когда корзинки заполнились шоколадом, мы с дочкой присоединились к нашим мужчинам. Они уже выбирали пиво. Честно скажу, таких необычных сортов пива никогда раньше не видела и, естественно, не пробовала: яблочное, малиновое, вишневое, клубничное. Да, и где бы?! Оно приготовленное по старинным Бельгийским рецептам и традициям, и даже в Германии его не найдешь днем с огнем. 

   Нам объяснили, что такое Бельгийское пиво готовится из чистейшей воды, ячменного солода, пшеницы и хмеля. В готовое пиво, например, малиновое (Floris Framboise), добавляется натуральный малиновый сок. Содержание малинового сока в пиве Флорис Малина - 30%.

   Оставив покупки в машине, наша четверка начала прогулку по городу. Пройдя по мосту через реку Маас, и дальше, вдоль набережной, по новому городскому району, где шла стройка современных зданий, мы направились в «старый Льеж». 

    Шли и с интересом рассматривали там каждое здание, фантазируя, в каком из них Агата Кристи поселила великого сыщика до его переезда в Англию. А потом выбирали, в каком баре или ресторане он наслаждался своим любимым ликером, в каком магазинчике покупал шоколадные конфеты на Рождество. 

    В Соборе Святого Павла было темно и тихо. Собор небольшой и очень старый. Создалось впечатление, что посещают его редко. Мы были одни. Наши шаги гулко отдавались под сводами церкви. Поставив свечки, мы постояли, помолчали, и вышли. Посидели в сквере у фонтана на площади. В уличном кафе, неспеша и с наслаждением, отведали местный кулинарный изыск: восхитительные горячие вафли с разными начинками и вкуснейший кофе «Маккиато». Все было приготовлено прямо при нас.

   А потом мы отправились на поиски уникальной Льежской улицы-лестницы. В ней около 400 ступеней, а по обеим ее сторонам – обычные жилые дома. Сколько слов восхищения и удивления в адрес жителей этих домов прозвучало из наших уст, пока мы поднимались! Ступени, казалось, не убавлялись, а прибавлялись, ни на шаг не приближая нас к вершине холма, а ведь кто-то живет в этих домах и каждый день проходит по этой лестнице туда-сюда! 

Льеж. Улица-Лестница

Нажмите, чтобы увеличить.
Улица-Лестница 2.

   Мы поднимались и поднимались, шли и шли, и вдруг, совершенно неожиданно, эта чудо-лестница, наконец, закончилась. И привела она нас на смотровую площадку, на асфальтовых плитах которой была выбита карта Льежа. А он сам лежал прямо перед нами. Вид с вершины холма был поистине изумительный: переливающийся разноцветными огнями вечерний Льеж, расположенный по обоим берегам реки Маас, в темных водах которой отражалась полная луна.

   Перед тем, как вернуться в Хамм, мы решили зайти в итальянский ресторан в «старом Льеже», а потом еще раз пройтись по центру. 

   Через несколько дней мы отправлялись в новую поездку.

Нажмите, чтобы увеличить.
Улица-Лестница 2.

Нидерланды. Амстердам.

  Автобусная экскурсия из Хамма в Амстердам была однодневной, поэтому пришлось выбирать, что посмотреть и попробовать. Все успеть не представлялось возможным. Мы выбрали экскурсию по каналам и свободное время до отъезда.

  На пристани нас ждал прогулочный катер. И начался наш большой круиз по каналам и протокам реки Амстел с молодой симпатичной девушкой-капитаном. Она энергично «крутила» руль «посудины», как заправская «морская волчица», одновременно разговаривая со своим помощником, отвечая на вопросы пассажиров и заразительно смеясь. Просто так, от хорошего настроения. 

  В наушниках звучал хрипловатый голос гида, он рассказывал об истории Амстердама. Название города произошло от слияния двух слов: «Амстел» — название реки и «дам» — «дамба». Во времена Золотого Века Нидерландов, из небольшой рыбачьей деревни Амстердам превратился в один из наиболее значимых и крупных торговых центров и портов мира. 

  Сейчас здесь гостеприимно принимают туристов разных стран, но есть одна удивительная особенность: зная английский, немецкий и другие иностранные языки, местные жители предпочитают общаться на английском, а не на немецком. Об этих лингвистических предпочтениях мы знали, хотя никогда не придавали им особого значения. В тот день в Амстердаме мы прочувствовали на себе всю явность и силу этих «английских привилегий» абсолютно везде.

  Прогулочный катер легко шел по водной глади спокойной реки. Было ощущение, что мы плавно проезжаем по улицам города, но мы не ехали, мы плыли по этим улицам-каналам, пронизывающим своими замысловатыми линиями весь Амстердам. За окнами неспешно «проплывали» дома. Некоторые из них были словно «взяты» из повести «Серебряные Коньки», а другие, с «садиками» роз и других ярких цветов на верхних этажах, будто ждали Герду и Кая. 

Нажмите, чтобы увеличить.

   Все городские здания не особенно высокие, не больше пяти - шести этажей, с крышами, ставнями и крупными перекрещивающимися балками, выкрашенными преимущественно в коричневые и бордовые цвета. Внутри этих зданий пролеты настолько узкие, что мебель на этажи поднимают и опускают с фасадов, на канатах и веревках. 

   Проходов между зданиями с улицы практически не видно, они будто тесно прижались друг к другу, плотно выстроившись в ряд, стена к стене. Видимо, поэтому создавалось странное ощущение, что все дома плоские и слегка наклонены. Около каждого припаркованы не только автомобили, но и велосипеды. Множество велосипедов. Их часто воруют, но это не мешает горожанам снова и снова покупать новые, и считать велосипеды излюбленным видом транспорта. Забегая вперед, скажу, что на улицах Амстердама пешеходам надо быть очень внимательными, именно из-за велосипедистов.

   Здания – зданиями, привычные и наземные, но в Голландской Венеции есть и много так называемых плавучих домов. Даже очень много. Это пришвартованные по всему городу яхты, яхточки, лодки, баржи, катера и совершенно неизвестные мне «посудины», удивительно разнообразные по стилю, окраске и размеру. На «террасах» этих плавучих домов разбиты небольшие «садики», с цветами и растениями в огромных напольных горшках, со столиками и креслами, а иногда даже с гамаками. Лето же на дворе, пусть и Нидерландское. И, как напоминание о частной собственности, завершающий штрих: рядом с такими «посудинами», или прямо на них, обязательно есть таблички, запрещающие парковаться, причаливать, пришвартовываться и приводняться…

   Разглядывая берега каналов, мы обратили внимание на выставленную на улице, очень близко к воде, мебель. Оказалось, это своеобразные остановки. По берегам всех каналов на специально построенных деревянных помостах стоят обычные диваны, кресла и скамьи для ожидающих водных маршрутных трамваев и просто для отдыхающих. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Дом на воде

   Сделав большой круг по каналам города, наш капитан виртуозно «вписалась» в поворот, обогнав другой катер, и причалила к той же пристани, откуда путешествие и начиналось. На часах на башне было три часа дня, и до вечера мы были «совершенно свободны», как Пятачок. И голоднЫ, как Винни – Пух.

В итальянском ресторане, недалеко от Центрального Вокзала, мы заказали «пасту с лососем горячего копчения» - для мужа, а для меня – набор из трех видов пасты: пасту болоньезе, пасту карбонара и пасту с песто. И большой овощной салат на двоих. Сервировка блюд запомнилась уместностью и органичностью: «паста с лососем» - на овальной тарелке, мой заказ – в маленьких пиалах на треугольной тарелке, а салат – в огромной цветастой салатнице с волнистыми краями. Наше пиршество завершил ароматный кофе по-итальянски, т.е. сваренный на молоке, в наполненных до краев изящных фарфоровых чашечках.

Пообедав, мы вышли на улицу и огляделись. В Нидерландской Венеции было прохладно. То и дело накрапывал дождик. Мы открывали зонт – один на двоих – и тут же закрывали: он мешал смотреть, видеть, наблюдать. 

Мы миновали Площадь Дам, и отправились в путешествие по Амстердаму. Бродили сначала по широким, а чем дальше от центра, по все более узким улицам. Заходили в симпатичные магазинчики, покупали сувениры и подарки, непринужденно общаясь с хозяевами и продавцами. Они рассказали нам о «сырной лавочке» неподалеку. И мы, конечно же, ее посетили.

    Сказать, что сыра Holland Kaas в том магазинчике было очень много – не сказать ничего. Каким образом столько сортов сыра смогли, красиво и оригинально, расположить в таком небольшом помещении, уму непостижимо! Но именно так и было. В деревянных – от пола до потолка - стеллажах на широких полках круглели и возлежали сыры: большие и маленькие, с начинками и без, выдержанные и молодые, из разного молока. Упаковки были разноцветные: красные, зеленые, черные, желтые. У стен стояли деревянные скругленные столы, на которых лежали срезы разных видов и сортов сыра. Как же можно купить сыр, не попробовав?! 

Нажмите, чтобы увеличить.
Своеобразная остановка

   Честно скажу, как и Рокфор из «Спасателей», я - сырный человек. Хлебом не корми, а кусочек сыра дайте! С кофе, с чаем или просто так – неважно. И в «сырной лавочке» у меня глаза просто разбежались, а запахи вели от одного стола к другому. Но мы люди воспитанные, взяли себя в руки и купили – всего лишь! - четыре разноцветные «головки»: молодой с зеленью, молодой с семечками, выдержанный «Старый Амстердам» и выдержанный классический. Хотели уже уходить, и тут выяснилось, что в магазинчике есть второй зал – шоколадный.… Что было дальше, и так понятно…

   Нагруженные покупками и впечатлениями, мы с мужем присоединились к нашей группе. Автобус выехал за черту города, прибавил скорость и бесшумно помчался по гладкой ленте ночного Нидерландского хайвэя по направлению к Германии.

   Мы смотрели в окно и улыбались: знали, что впереди нас ждет еще одно путешествие.

 

Франция. Париж.

  Яркий солнечный диск только показался над горизонтом, когда наш экскурсионный автобус въехал в пригород столицы Франции. Мы остановились на завтрак у небольшого круглосуточного придорожного кафе. Именно там, сидя за скромным столиком на двоих, с первым глотком обжигающего «Американо» и первым кусочком свежевыпеченного, горячего, тающего во рту круассана, мы с мужем поверили, что подъезжаем … к Парижу.

   В Париж мы въехали ранним июньским утром. Все буквально «прилипли» к окнам автобуса, стараясь ничего не пропустить, все запомнить. Щелкали фотоаппараты, камеры и мобильные. Мы все возбужденно переговаривались, радостные и бодрые, будто и не было бессонной автобусной ночи.

   Началом Парижа, а, возможно, и самим символом Парижа, стала для меня базилика Сакре-Кёр. В рассветный час мы поднялись на Монмартрский холм по длинной широкой лестнице. Внизу, в легкой прозрачной дымке, просыпался утренний Париж, а перед нами, в золотистых лучах восходящего солнца, возвышался светлый, кажущийся невесомым и воздушным, храм Сакре-Кёр.

Нажмите, чтобы увеличить.
Монмартский Холм. Храм Сакре-Кёр.

  Внутри ощущение света, воздушности, умиротворения и удивительной невесомости усилилось. Монахини в белых одеждах вдохновенно пели. И звуки, казалось, вплетались в утренние солнечные лучи, поднимаясь по ним к высокому куполу и заполняя собой церковь нежной мелодией. Поставив свечу, я застыла. Хотелось молчать и слушать, вспоминалось все светлое и радостное, и думалось только обо всем приятном и добром... Я так углубилась в свои мысли, что не сразу услышала, как нас зовет гид.

Нажмите, чтобы увеличить.
Храм Сакре-Кёр внутри.

  Мы спустились с Монмартрского Холма. Автобус сделал большой круг по городу, знакомя нас с центром Парижа, и остановился в квартале от Нотр-Дам де Пари. 

   Мрачные горгоны на Соборе Парижской Богоматери бесстрастно взирали на нас с высоты Собора и времен: они помнили Квазимодо и Эсмеральду, а, возможно, и их создателя. Но длинная воодушевленная очередь не обращала на неприветливых горгон никакого внимания, и неспешно двигалась к входу в собор. Все знакомились друг с другом, улыбались, обменивались номерами телефонов и адресами электронной почты. Всюду звучала разноязычная речь, но все понимали друг друга с полуслова или даже без слов, ведь мы все были в городе своей мечты – в Париже!!! 

   Войдя в Собор, мы остановились. Яркий солнечный день остался снаружи, а здесь освещение создавало впечатление сумерек. И это сразу повлияло на настроение и на ощущения. Сердце защемило от какой-то неожиданно накатившей тревоги. Вспомнились бабушка, дедушка, мама и папа. Не сдерживая слез, я зажгла свечу, и через некоторое время атмосфера Собора и мой внутренний настрой пришли в согласие. Думы об ушедших навсегда близких, действительно, сродни сумеркам: свету и тени. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Собор Парижской Богоматери

   Когда мы вышли из Собора Парижской Богоматери, погода резко изменилась. Только что сияло солнце на голубом небе. И вдруг, откуда ни возьмись, налетел шквальный ветер, собрались черные тучи, сверкнула молния, и прогремел раскатистый гром. А Парижское небо было как на картине Никола Ларжильера «Автопортрет с женой и дочерью». Хлынул ливень. Мы с мужем едва успели открыть зонтик – один на двоих, но он нам не помог в такую погоду. И мы побежали. В ближайшее кафе. И вот, сидя в уютном зале небольшого ресторана, под звуки шумного летнего ливня, под разноязычные разговоры, мы наслаждались музыкой, гостеприимством и обедом по-французски - молодым красным вином и «Салатом по-деревенски» в ажурной корзинке из теста. 

Время пролетело незаметно. Когда дождь закончился, мы с мужем вышли на улицу. В воздухе была прозрачность и свежесть, а небо над головой… в тот момент оно напоминало «кусочек» неба в «Сцене с каретами» Клода Жилло. То и дело, останавливаясь, и наслаждаясь каждой минутой, мы неспеша пошли к Елисейским Полям. 

  Несмотря на переменчивую погоду, разного возраста художники в пресловутых шейных платках и шарфах, в беретах и шляпах, сидели с мольбертами по обоим берегам Сены. Они казались частью кинофильма или, по крайней мере, ожившей главой из романов Эриха Марии Ремарка и Эрнеста Хемингуэя. Но это было явью, настоящей каждодневной Парижской жизнью 21 века, без каких либо прикрас и литературных фантазий. 

   Экскурсионный автобус ждал нас, чтобы отвезти к Эйфелевой Башне. Сложно передать словами впечатление от высотного пейзажа, и еще сложнее рассказать об охватившей нас почти объемной радости от того, что все вокруг – реальность, а не фильм, не изображение в 3D. 

   Спустившись в город, все отправились в ближайшее кафе, где нас ждало угощение блинами по-французски. На больших круглых разноцветных тарелках были аппетитно разложены горячие золотистые блины-солнышки с каштановым кремом. А от чашек с яркими цветами шел умопомрачительный запах кофе «Флэт Уайт» («Flat White»). 

   Наш следующий Парижский день начался с посещения бывшего королевского дворца, а ныне музея Лувра. За три отведенных на это часа мы посмотрели не так много, но и этого времени с лихвой хватило для того, чтобы ощутить всем своим существом настоящий восторг от соприкосновения с волшебной силой искусства во всеобъемлющем понимании этого слова, чтобы прочувствовать до кончиков пальцев атмосферу таинства Времен. 

   Уже на улице, идя вдоль этого великолепного величественного здания, нам вдруг послышался топот коней, и на секунду мне показалось, что это Атос, Портос и Арамис сопровождают своего друга. Я рассказала о своих мыслях мужу, и мы, смеясь, начали искать, через какую потайную дверь или окно Д’Артаньян успел передать подвески. Ну, пусть не Д’Артаньян, и не подвески, но ведь без тайн в этом дворце явно не обошлось.

   До вечера у нас было свободное время, и мы отправились бродить по городу. Шли и вспоминали разные истории, связанные с Парижем. И везде нам виделись герои романов: то мадам Бовари, то Милый Друг.… А у театра Комеди Франсез мы обратили внимание на молодого человека. Он явно кого-то ждал и очень нервничал, судорожно сжимая в руках цветы. Мы с мужем одновременно вспомнили «Фиалки по средам». Наверное, вот так чувствовал себя юный влюбленный студент, когда каждую среду нес скромный букетик фиалок своему кумиру, актрисе Женни. 

   Именно в этот момент мы, посмотрев друг на друга, поняли, что устали от переизбытка впечатлений и… проголодались.

   В ближайшем угловом кафе было многолюдно. Нам нашлось место внутри: столик на двоих и мягкий диванчик с закругленной спинкой. Сразу почувствовали себя очень уютно и умиротворенно. Не забывая, что мы в Париже, решили заказать что-нибудь традиционное и местное. Я выбрала луковый суп, а муж - овощной салат с семгой. Вместе с заказом официант принес бесплатную бутылку негазированной воды. Никому и никогда бы не поверила, что простая вода великолепно сочетается с луковым супом. Но это чистая правда: они прекрасно дополняют друг друга. Это продумано давно, задолго до нас.

   Выйдя из кафе, мы еще долго бродили по незнакомым, но таким притягательным улицам. Потом вновь шли вдоль Сены, мимо пришвартованных жилых яхт с уникальным дизайном, мимо «увитых» многочисленными замками и замочками своеобразно стилизованных аристократичных мостов.

   Мы фотографировались на мостах, разглядывая оригинальные разнообразные замочки, и любовались пейзажем: на горизонте Сена сливается с небом, вдали - Эйфелева Башня, слева – Нотр-Дам. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Вид на Эйфелеву Башню

   Завершением наших двух удивительных дней в Париже был бокал вина и крем-брюле в «Гиппопотаме» в квартале от Триумфальной Арки, а затем вечерняя экскурсия на прогулочном кораблике по Сене. 

   Позже в тот же вечер, наш автобус сделал прощальный круг по городу, и мы выехали на автобан, покинув столицу Франции. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Париж после дождя

   На обратном пути в Хамм, в автобусе кто-то затеял игру: закончить по-своему известную фразу «Увидеть Париж и…». У нас с мужем был только один-единственный вариант – «Увидеть Париж и поблагодарить!» Поблагодарить наших дорогих дочку и зятя за неожиданный и совершенно потрясающий подарок – эту незабываемую поездку в Париж. 

   Говорят, дарить человеку надо то, что он может получить только от вас. Наши дети сделали нам именно такой подарок.

____________________

© Петелина Елена Сергеевна

Рвалась из плена казачья душа
Рассказ-воспоминание казака Просвирова об участии в 1 мировой войне, присланный М.А.Шолохову читателем из Лени...
Метапропаганда как явление: генезис, свойства, тенденции и перспективы развития
Четыре статьи о метапропаганде как явлении в истории и современности. Автор рассматривает сущность метапропага...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum