Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
История
"Не запачкать одежду кровью". История киевского палача
(№11 [344] 29.07.2018)
Автор: Дмитрий Волчек
Дмитрий Волчек

https://www.svoboda.org/a/29380724.html?ltflags=mailer?utm_source=newsletter&utm_medium=email&utm_campaign=smi&utm_content=article

21 июля 2018

   В России архивы надежно прячут документы, свидетельствующие о преступлениях сотрудников спецслужб, пытавших и убивавших заключенных в сталинские времена. Юрист, представляющий интересы ФСБ, не стесняясь, объявил на судебном процессе, что позиция исследователя Сергея Прудовского, пытавшегося получить доступ к этим документам, не только повредит родственникам чекистов, но и помешает "объективной оценке исторического периода 1937–1953 годов".

   В Украине после революции 2014 года архивы советских спецслужб открыты для всех. Здесь хорошо понимают опасность забвения преступлений и сокрытия имен палачей. О том, что концепция "альтернативного прошлого" используется для легитимизации правления всех вождей – от Сталина до Путина, говорилось в приуроченном к 80-летию начала Большого террора спецвыпуске украинского исторического журнала "Из архивов ВУЧК-ГПУ-НКВД-КГБ", посвященного делам палачей.

    Мы публикуем документы, рассказывающие о жизненном пути одного из самых страшных сталинских убийц – старшего лейтенанта госбезопасности Ивана Григорьевича Нагорного (1902–1941). Он лично расстрелял в Киеве тысячи человек, в том числе группу преподавателей вузов. Когда после ареста Николя Ежова спецслужбы возглавил Лаврентий Берия и началась чистка внутреннего аппарата НКВД, Иван Нагорный не пострадал. Не сказался на его карьере и необычный судебный процесс: сотрудников НКВД обвиняли в том, что они воруют и продают в комиссионных магазинах одежду, принадлежащую приговоренным к смертной казни. Петербургский исследователь Константин Богуславский предоставил Радио Свобода найденные им в архивах документы и рассказал историю киевского палача:

   – Российская пресса неоднократно писала о судьбах известных палачей, исполнявших расстрельные приговоры "троек" и "двоек" в 1937–38 годах. Их фамилии известны: Блохин, Антонов, Магго, братья Шигалевы и несколько других. Какую-то информацию о них удавалось получить в российских архивах, так как "работали" они в основном в Москве. Также известны ленинградские "исполнители" – Матвеев, Алафер и Поликарпов. С открытием в Украине архивов ВЧК-ОГПУ-НКВД исследователи получили доступ к огромному массиву информации. Репрессии в Украине были очень жестокими: всего за 1,5 года было расстреляно более 130 тысяч человек: "коллегам" Блохина и Магго работы хватало. Основным ликвидатором в Киеве был старший лейтенант госбезопасности Иван Нагорный, его личное дело номер 3852 хранится в архиве СБУ в Киеве. Часть публикуемых документов взята из этого дела.

    – Как он стал сотрудником госбезопасности?

   – Иван Григорьевич Нагорный родился в 1902 году в селе Дергачи в Харьковской области в крестьянской семье, украинец. Образование – 4 класса сельской школы. Выучился на слесаря. В октябре 1917-го вступил в рабочую заводскую дружину, которая была преобразована в отряд и отправлена на фронт воевать с Корниловым. Воевал на разных фронтах до 1922 года, был пять раз ранен. После военной службы устроился в Харьковскую милицию, а в 1926 году назначен надзирателем комендатуры ГПУ УССР. В тюремно-надзирательной системе ГПУ-НКВД Нагорный работал с 1926 по 1941 год, с небольшим перерывом.

    – В биографии Ивана Нагорного есть темное пятно – в 1929 году, будучи надзирателем, он убил человека и сам попал за решетку. Что тогда произошло?

   – В 1929 году, находясь в отпуске в родном селе, он столкнулся с пьяной молодежью и в стычке застрелил одного человека. Судом был приговорен к 6 месяцам тюремного заключения условно и временно отстранен от должности.

    – Но уголовное наказание не помешало его карьере в госбезопасности. В 1936 году, то есть через 7 лет после убийства, его награждают орденом Красной Звезды. Возможно, у него был высокий покровитель?

     – В 1930 году Нагорный вернулся в ГПУ УССР, и его карьера стремительно пошла вверх. Мне неизвестно, были ли у него покровители, но именно ему выездная сессия Военной коллегии Верховного суда СССР под председательством Ульриха и в присутствии прокурора СССР Вышинского, 22 октября 1937 года, доверила расстрел 37 человек по делу профессоров и преподавателей украинских вузов. А в конце ноября 1936 года в газете "Правда" появилось сообщение о награждении 18 человек орденом Красной Звезды "за особые заслуги за упрочение социалистического строя". Обычный читатель и не догадывался, кто эти люди и что у них за заслуги, а между тем, все награжденные были элитой советских палачей: уже упомянутые Блохин, Магго, Шигалевы. Под номером 7 в списке значился Иван Нагорный.

  Пока точное количество расстрелянных Нагорным не подсчитано, это достаточно трудоемкая работа. Предположить количество я могу лишь приблизительно. С 1936 по 1938 год в Киеве и области органами НКВД было расстреляно не менее 20 тысяч человек. За тот же период в Харьковской области было расстреляно более 11 тысяч человек. На сегодняшний день подсчитаны сохранившиеся акты о расстреле, подписанные харьковским "коллегой" Нагорного – Артемом Зелёным. На его счету 6200 расстрелянных граждан. Я просмотрел в архиве около сотни актов о расстрелах в Киеве и области – каждый акт на десятки или сотни человек – как минимум 3/4 из них подписаны Нагорным. С учетом того, что в Киеве было расстреляно более 20 тысяч человек, полагаю, что уж точно не менее 10 тысяч расстреляны им лично или при его непосредственном участии.

      – На одном из сайтов я нашел странную его характеристику: «культовый палач НКВД». Вы согласитесь с таким определением?

     – Пожалуй, да. Цифры просто беспрецедентны: в США за весь XX век казнили меньше людей, чем бывший слесарь Нагорный расстрелял за полтора года. Интересны строки из его аттестационного листа: "...На основной своей работе показал себя, как хороший чекист и организатор. Руководить и воспитывать коллектив умеет. По внутренней тюрьме УГБ НКВД УССР выполняет специальную работу..." Специальную работу выполнял человек!

     – Как возникло дело о воровстве вещей расстрелянных и торговле одеждой? Как прошел суд и чем все завершилось?

   – Женщина зашла в Киеве в комиссионный магазин и увидела что-то из вещей своего мужа, который был арестован НКВД (а на самом деле уже расстрелян). Началось дело, обвиняемыми привлекли двух водителей тюремных грузовиков, перевозивших расстрелянных. Нагорного и еще нескольких сотрудников спецтюрьмы и комендатуры взяли в качестве свидетелей. Выяснилось, что вещи расстрелянных расхищались и впоследствии присваивались участниками группы или продавались через комиссионные магазины. Во время следствия каждый пытался свалить вину на другого. Показания Нагорного в суде:     

     "...Такие случаи были, когда я лично давал работникам комендатуры вещи (гимнастерки, сапоги) на то время, когда они возились с расстрелянными, но после работы они их снимали и сдавали обратно в кладовую. Разрешал я им одевать временно чужую одежду для того, чтобы они не запачкали свою одежду в кровь..." В результате суда один водитель был оправдан, а второй получил незначительный срок.

    – На карьере Нагорного суд сказался?

   – Нагорный был одним из организаторов, но никакой ответственности не понес и карьера его не пострадала.

   – В этом деле ведь не было ничего исключительного? Постоянно возникали ситуации, когда сотрудники НКВД воровали вещи арестованных и торговали ими, а в Житомире даже забили насмерть ломами женщину, допытываясь, где она спрятала золото…

  – На Украине это было повсеместно. Дело о хищениях и торговле вещами расстрелянных граждан, совершенное сотрудниками Уманьского УНКВД, состоит из семи томов и также находится на хранении в архиве СБУ в Киеве. Аналогичные дела заводились в Запорожье и Житомире.

   – А как сказались на его карьере арест Ежова и чистка НКВД?

  – Арест Ежова и чистка в органах госбезопасности на нем также не сказались. Удивительно, но штатные палачи меньше всех пострадали от чисток. Некоторых уволили, несколько человек застрелились, но большинство продолжило работу по специальности.

   – В одной из биографий Ивана Нагорного сказано, что он погиб во время обороны Киева, но историк Олег Бажан говорит, что он застрелился. Что же произошло на самом деле?

   – Точных данных о смерти Ивана Нагорного нет. Он числится пропавшим без вести в 1941 году. Точно известно, что застрелился его коллега по ремеслу Александр Шашков, тоже киевский палач. На некоторых актах о расстреле фамилии Шашкова и Нагорного соседствуют. Входил Шашков и в наградной список из 18 человек от 1936 года, о котором я уже упоминал. К июлю 1942 года Шашков в должности майора госбезопасности возглавлял Особый отдел 2-й Ударной армии под командованием небезызвестного генерала Власова. Он был тяжело ранен и, чтобы не попасть в плен, застрелился.

_____________________

© Волчек Дмитрий Борисович

Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum