Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Культура
История взаимоотношений писателя М.А. Шолохова и генсека Л.И. Брежнева
(№13 [346] 23.08.2018)
Автор: Надежда Рассказова
Надежда Рассказова

     Биография и круг общения М.А. Шолохова – крупнейшего  писателя ХХ века –заслуживают самого пристального изучения. Особый интерес вызывают взаимоотношения   Шолохова с теми, кто стоял на высшей ступени власти, и прежде всего, руководителями страны. 

   Михаил Александрович переписывался с И.В. Сталиным, встречался и принимал в Вёшенской Н.С. Хрущева, неоднократно обращался  с заявлениями к Л.И. Брежневу.  

    В нашей статье представлена история взаимоотношений писателя с Леонидом Ильичом Брежневым, которой в работах исследователей уделено значительно меньше внимания, чем взаимоотношениям с И.В. Сталиным. Проследить историю развития взаимоотношений писателя и генерального секретаря ЦК КПСС позволили изучение и анализ документов, хранящихся в фондах музея-заповедника, в том числе переписки, касающейся личных вопросов, творчества писателя, государственных проблем.

   В работе показаны разные аспекты взаимоотношений в разные периоды жизни: знакомство на фронте, обращения писателя с личными просьбами, новая волна нападок на М.А. Шолохова и политика замалчивания «проблемы авторства» в 1970-е годы,  реакция на письмо в защиту русской культуры 1978 г., роль Брежнева в творческой судьбе романа «Они сражались за Родину».  

    О знакомстве М.А. Шолохова с Л.И. Брежневым вспоминает дочь писателя Светлана Михайловна: «С Брежневым отец, действительно, был на «ты». Они встретились на Украинском фронте. Оба полковники, они случайно пересеклись в одном из разбитых городков… Они отыскали единственное уцелевшее здание, чтобы переночевать. Дальше ехать было опасно - можно было попасть на минное поле. И вот папа и Леонид Ильич легли на большом широком столе на одну шинель, другой укрылись. Так и переночевали. Спустя годы отец узнал в новом генсеке полковника, с которым разделил ночлег. Напомнил Леониду Ильичу о том моменте. И они перешли на «ты». Но папа к Брежневу относился скептически. Ему не нравилась эта показушная любовь вождя к наградам и объятиям» [1].

  В послевоенные годы Михаила Александровича возмущало то, как Л.И.Брежнев подчёркивал свои «военные заслуги» («Малая земля», командование парадом победы в Сталинграде). «Приписывает себе то, к чему не имеет никакого отношения. Он в Сталинграде никогда не был» [2]. Неодобрение писателя вызывали также приверженность генсека к дорогим подаркам и появление своего рода «культа Брежнева». Когда на золотую свадьбу Михаила Александровича и Марии Петровны в 1974 году Брежнев прислал в подарок золотые часы со своим портретом, Шолохов  с горечью заметил: «Ну хоть бы на обороте написал: «Поздравляю!». Скоро деньги начнут чеканить с его портретом» [3]. На обед в честь юбиляров Леонид Ильич не пришёл.

  Однако в начале правления Л.И. Брежнева между ним и писателем складывались дружеские отношения, хотя генсеку и не нравилось, что после знакомства на фронте Шолохов называл его «товарищ полковник» и обращался на «ты». В архиве личного секретаря писателя А.А. Зимовнова обнаружено удивительно теплое письмо Л.И. Брежнева М.А. Шолохову. Ранний Брежнев писал с почтением, обращался с юмором: «Есть нужда поговорить и посоветоваться, уверен, что по приезду увижусь с тобой», «хочу напомнить о твоем обещании проверить свое здоровье и сейчас прошу тебя об этом и настаиваю» [4] – и тому подобное.

   В 1960-е годы Михаил Александрович неоднократно обращался к Л.И. Брежневу с личными просьбами о зарубежных поездках. Так, 2 марта 1965 года Шолохов обратился с просьбой к своему «фронтовому другу», разрешить поездку с женой и дочерью в Финляндию [5]. Леонид Ильич, незадолго до этого ставший генсеком КПСС, единолично не стал рассматривать просьбу писателя с мировым именем и вынес ее на обсуждение политбюро ЦК КПСС, которое 4 марта приняло специальное постановление, разрешавшее такую поездку. В мае 1965 года Михаил Александрович с семьей побывал в Финляндии, где повидался со своим другом писателем Мартти Ларни и пригласил его на свой юбилей.

   Спустя семь с половиной лет, Шолохову снова потребовалась поездка за границу,  и он опять обращается с письмом к Брежневу 15 сентября 1972 года [6]. На этот раз генсек, успевший укрепить свою власть, не стал обращаться в Политбюро, но, тем не менее, согласовал решение с М.А. Сусловым, своим главным идеологом. На письме Шолохова запечатлена совместная резолюция за их подписью: «Согласиться».

   При каждом обращении за разрешением выехать за рубеж писатель писал автобиографию и заполнял анкету, в которой в обязательном порядке требовались ответы на вопросы о партийных и комсомольских взысканиях, об отношении к троцкистским и другим «контрреволюционным» организациям, о пребывании за границей и в плену. 

   Интересно письмо от 30 июля 1965 года, в котором писатель обращается за советом к руководителю страны и партии по поводу присуждения ему Нобелевской премии за роман «Тихий Дон»: «…мне хотелось бы знать, как президиум ЦК КПСС отнесется к тому, если эта премия будет (вопреки классовым убеждениям шведского комитета) присуждена мне, и что мой ЦК мне посоветует? » [7]. Такое обращение связано с тем, что после присуждения Нобелевской премии Б.Л. Пастернаку в 1958 году в ЦК возникли яростные споры: одни одобряли, другие осуждали сам факт присуждения. Пастернаку было рекомендовано отказаться от этой премии, признавая этот факт чуть ли не как идеологическую диверсию против Советского Союза. Отсюда письмо М.А. Шолохова и осторожность в формулировках [8]. 

    Первым результатом прочтения письма стало заявление, что «отдел культуры ЦК КПСС считает, что присуждение Нобелевской премии Шолохову было бы справедливым признанием со стороны Нобелевского комитета мирового значения творчества выдающегося советского писателя. Отдел не видит оснований отказываться от премии» [9].

    Нобелевская премия была вручена М.А. Шолохову 10 декабря 1965 года в столице Швеции городе Стокгольме, в Большом Концертном зале Стокгольмской Ратуши.

    В 1966 году генсек подарил писателю чешскую винтовку с оптическим прицелом, с надписью на ложе «Другу М. Шолохову. Л. Брежнев. Март 1966 г.» [10]. Михаил Александрович в декабре этого же года отправляет поздравительную телеграмму с 60-летием Леониду Ильичу: «…верный старому обычаю и старой дружбе поздравляю» [11]. 

   Таким образом, начавшееся в годы войны знакомство писателя и Л.И. Брежнева продолжалось в 1960-е годы вполне теплыми дружескими отношениями. 

   Но отношения М.А. Шолохова и Л.И. Брежнева нельзя охарактеризовать однозначно. К моменту прихода Л.И. Брежнева к власти писатель был знаком с ним и находился в приятельских отношениях, о чем свидетельствуют проанализированные выше письма к генсеку 60-х годов. Однако позже, в 1968 году, когда Михаил Александрович  часть рукописи романа «Они сражались за Родину» передал в газету «Правда»,  публикация была задержана. Вопрос о причинах задержки Шолохов адресовал Брежневу, но ответа не получил. 30 октября 1968 года Шолохов в письме Брежневу пишет: «Найди две минуты, чтобы ответить мне любым, удобным для тебя способом по существу вопроса»; «Срок достаточный для того, чтобы ответить мне даже не из чувства товарищества, а из элементарной вежливости…» [12].

    Некоторые главы из романа были опубликованы в 1969 году, но в тексте был сделан ряд купюр, с которыми автор был не согласен. Л.И. Брежнев лично сократил многое из того, что касалось оценки героями книги событий 1930-х годов, партчисток, лагерей и репрессий командиров Красной Армии. Возмущенному Шолохову  был дан ответ, что в газете не все можно печатать. 

    Шолохов, беспокоясь о судьбе романа, старается сдержанно реагировать на цензуру со стороны генсека: «Хотя ты и жесткий редактор, но это ничуть не мешает по-прежнему относиться к тебе с хорошей, дружеской теплотой!» [12]. Но задержка публикации, нежелание Брежнева давать ответ «по существу вопроса» свидетельствуют о том, что характер отношений писателя и генерального секретаря изменился, началось их охлаждение. 

    В 1970-е годы отношения стали еще более напряженными. Связано это было с тем, что в 1974 году в Париже была издана книга некоего Д* (оказавшегося впоследствии женщиной-литературоведом И.Н. Медведевой-Томашевской) «Стремя «Тихого Дона» с предисловием А. Солженицына. В ней выдвигалась гипотеза, будто автором «Тихого Дона» был донской писатель, депутат Государственной думы Федор Крюков, а Шолохов являлся лишь его соавтором. Поднялась новая волна обвинений М.А. Шолохова в плагиате, но власти во главе с Л.И. Брежневым не только бездействовали, но и пресекали попытки советских писателей и зарубежных ученых обнародовать материалы, восстанавливающие доброе имя писателя. ЦК КПСС был выбран странный тупиковый путь оппонирования версии авторства «Тихого Дона» – критика «молчанием». Такая позиция генсека свидетельствовала об ушедших в прошлое добрых отношениях с писателем.  

    Более чем сдержанной была реакция руководства страны во главе с Брежневым и на предложение Шолохова по празднованию 400-летия Донского казачества. Писатель считал, что такой юбилей необходимо достойно отметить на государственном уровне, предлагал опубликовать в центральной и местной прессе статьи, посвященные этому событию, а также создать в станице Старочеркасской историко-архитектурный музей-заповедник [12]. Государственные власти не приняли решение широко отмечать 400-летний юбилей, однако обращение писателя все же дало возможность подлинным наследникам Донского казачества, русским патриотам издать статьи, книги, альбомы в связи с этой датой, а 30 декабря 1970 г. вышло Постановление Совета Министров РСФСР, которое положило начало созданию Старочеркасского историко-архитектурного музея-заповедника.

    Особая глава взаимоотношений Шолохова и Брежнева – 1978 год, когда в марте писатель делает последнюю попытку преодолеть безразличие властей к судьбам духовной жизни России. Он отправляет Л.И. Брежневу письмо об унизительном положении русской культуры, целенаправленном её разрушении, враждебном отношении к историческим традициям нации.

   Брежнев направил письмо в Секретариат ЦК с резолюцией: «Прошу рассмотреть с последующим рассмотрением на ПБ» [13]. 20 марта 1978 года М.В. Зимянин подготовил «Записку» для членов Политбюро, в которой отмечал, что «Записка тов. Шолохова, продиктованная заботой о русской культуре, отличается, к сожалению, явной односторонностью и субъективностью оценки ее современного состояния, как и постановки вопроса о борьбе с нашими идеологическими противниками...» [14]. «Мы по праву гордимся, - писал Зимянин, - тем, что советская культура прочно занимает передовые позиции и по идейному, духовному, эстетическому содержанию своему превосходит культуру любой из стран современного мира...» [15]. В заключении отмечалось: «Разъяснить т. М.А. Шолохову действительное положение дел с развитием культуры в стране и в Российской Федерации, необходимость более глубокого и точного подхода к поставленным им вопросам в высших интересах русского и всего советского народа. Никаких открытых дискуссий по поставленному им особо вопросу о русской культуре не открывать...» [16]. 

    Была создана комиссия, которая подвела итог рассмотрения проблемы в духе времени: «...Анализ действительного положения современной советской культуры свидетельствует о том, что политика партии обеспечивает расцвет культур всех братских республик... Это полностью соответствует задачам формирования коммунистической цивилизации...» [17].

    В этом документе, вызвавшем глубокое раздражение и неприятие со стороны властей, Шолохов предстает как убежденный патриот России, каким он и был на всем протяжении своей жизни.

  Таким образом, рассмотренные аспекты взаимоотношений Шолохова с Брежневым позволяют говорить о сложных отношениях писателя с генсеком: до середины 60-х  годов их связывали дружеские отношения, но уже с конца 60-х годов отношения между главой государства и писателем меняются и переходят в официальное русло, а затем фактически прерываются. Никаких личных контактов в 70-е – начале 80-х годов Шолохов и Брежнев не поддерживали.  

   Светлана Михайловна Шолохова вспоминает: «Почему-то принято считать Шолохова «любимцем вождей» - от Сталина до Брежнева. И это тоже неправда. Он был неугоден им всем, всем одинаково неудобен, потому что не «прислуживался», а всю жизнь честно служил той идее, в которую искренне верил, никогда не отождествлял эту идею и ее исполнителей: партию, к которой принадлежал по убеждению, а не из корысти, и ее руководителей, к сожалению, далеко не всегда достойных» [18]. 

Литература

  1. С властью на «ты». Шолохов – тайный агент Сталина? Источник: Аргументы и факты. [эл.ресурс] www.vlasti.net (время обращения: 17.07.2012)
  2. Бородавкин А. Мои встречи с Шолоховым // Наше наследие. - 2005, № 74. 
  3. Там же.
  4. Журавлева А.А., Круглов О.Ю. Михаил Шолохов (очерк жизни и творчества). - М., 2003. - С. 97-156.
  5. Письма. ФЭБ: Русская литература ХХ века: ЭНИ «Шолохов». [эл.ресурс] www.feb-web.ru (время обращения: 12.07.2012)
  6. Там же.
  7. Там же.
  8. Там же.
  9. Осипов В.О. Годы, спрятанные в архивах // Роман-газета. - 1995, № 3.
  10. Михаил Шолохов. Летопись жизни и творчества (материалы к биогр.) / Сост. Н.Т. Кузнецова. - М., 2005. - С. 384.
  11. В Ростове обнаружен уникальный архив документов Михаила Шолохова [эл. ресурс] www.sholohov.uvao.ru (время обращения: 14.11.2012).
  12. Письма. Указ. соч.
  13. Петелин В. Жизнь Шолохова. Трагедия русского гения. - М., 2002. - С. 848-862.
  14. Письмо Шолохова Л.И. Брежневу, или «Разъяснить т. Шолохову истинное положение дел…»: документы // Шпион. - 1994, №1. - С. 11-27.
  15. Там же.
  16. Там же.
  17. Там же.
  18. Давыденко В. Михаил Александрович, спасибо, что прочли // Российская газета – Неделя, №4862. [эл.ресурс] www.rg.ru/2009/03/05/sholohov.html (время обращения 14.11.2012).
  19. Шолохова С.М. К истории ненаписанного романа. Предисловие к книге Шолохова М.А. Они сражались за Родину: главы из романа. - М., 1995. - С. 3-10.
  20. Беляев А. Кто держал «стремя» «Тихого Дона»? Михаил Шолохов унес с собой в могилу страшную обиду // Культура. - 1999. 17-23 июня.
  21. Кузнецов Ф.Ф. «Тихий Дон»: судьба и правда великого романа. - М.: ИМЛИ РАН, 2005. 
  22. Корсунов Н.Ф. С Шолоховым: Встречи. Беседы. Переписка.  Оренбург, 2000. - С. 105.
  23. Осипов В.О. Генсек против Шолохова: почему роман «Они сражались за Родину» остался недописанным // Аргументы и факты. 1995. 18-19 мая. - С. 9.
  24. Федь П. Парадокс гения. - М., 1998. - С. 159–162, 318–331.

____________________________

© Рассказова Надежда Петровна

 

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum