Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Федеральный бюджет России на 2019 год
24 ноября 2017 года Госдума приняла бюджет, зафиксировавший экономические макро ...
№19
(352)
10.12.2018
История
Исторический детектив «Небо в алмазах»
(№15 [348] 25.09.2018)

  Вышел в свет новый роман Юлии Яковлевой «Небо в алмазах». Это исторический детектив, фоном для которого стало время сталинских репрессий, преддверие Великой Отечественной войны. Расследование загадочного убийства актрисы немого кино Вари Метель поручено следователю Василию Зайцеву, который уже известен читателю по предыдущим книгам Яковлевой «Вдруг охотник выбегает», «Укрощение красного коня». Обязательные слагаемые хорошего детектива – увлекательный сюжет и неожиданная развязка – соседствуют здесь с великолепно воссозданной атмосферой жизни 30-х годов в стране Советов, с мастерским владением речевыми стратегиями различных социальных групп (от арго сыщиков и воровской фени – до речи дворян и дворников), с включением в повествование знаковых личностей того времени – например, актеров Леонида Утесова и Любови Орловой. 

   Эпоха перемен, в которую выдалось жить и работать сыщику Зайцеву, вроде бы не располагает сохранять в себе высокие моральные качества. Между тем, он демонстрирует не только смелость, остроумие и проницательность, но и человеческую порядочность. И не только он один – его напарник Нефедов, верный и по-детски любящий животных; актриса Любовь Орлова, помогающая им обоим сбежать от преследователей из ГПУ и позаботившаяся о пьяном поросенке – да-да, том самом, из фильма «Веселые ребята»; верные поклонники Вари Метель, идущие ради нее на маленькие и не очень маленькие жертвы. Да и сама Варя Метель, которую все считают древней старухой, а она оказывается все еще прекрасной и на удивление молодой изысканной женщиной. Книга начинается с ее смерти, которую и расследует Зайцев, но его начальство гораздо больше интересуется пропавшими дневниками актрисы – в них содержится много компромата на высокопоставленных людей. На страницах этих дневников Варя предстает привлекательной, цельной, сильной, выдерживающей любые удары судьбы личностью – вспомнить хотя бы то, как она хохотала на морозе, когда ей, находящейся где-то за гранью усталости, грезящей о скором Париже, в обмен на два бриллиантовых браслета в газетном засаленном свертке сунули пару селедок и выпихнули за дверь. 

   Читая роман, мы увлекаемся интригой, включаемся в расследование, строим версии вместе с доблестной милицией, а ведь сюжет здесь все же не главное. Главное – тот месседж, который словно бы впроброс, между делом, есть в каждой книге Юлии Яковлевой. Это и делает ее романы любимыми столь многими, а ее саму выводит из ряда авторов детективов на совершенно иной уровень – уровень современной прозы. А может быть, даже – вневременной.   

Юлия Яковлева — писатель, театральный критик, колумнист портала Colta.ru и других ключевых изданий о современной культуре. Первая повесть цикла «Ленинградские сказки», о самых трудных годах отечественной истории XX века, написанная ею в 2015 года, была отмечена премией «Ясная Поляна» (шорт-лист 2016 года). Повесть «Краденый город» с декабря 2016-го входит в число самых обсуждаемых современных книг для подростков. Автор живет в Норвегии. Юлия Яковлева делает то, на что не отважился до нее ни один писатель, – перемещает классический детективный сюжет в сталинскую эпоху. И меняет наши представления о детективе, а заодно и обо всей литературе.

 

 

 

Страна Советов живет всё лучше, всё веселее – хотя бы в образах пропаганды. Снимается первая советская комедия. Сочиняются бравурные марши, ставятся жизнеутверждающие оперетты. А в Ленинграде тем временем убита актриса. Преступление ли это на почве страсти? Или связано с похищенными драгоценностями? Или причина кроется в тайнах, которые сильные нового советского мира предпочли бы похоронить навсегда? Следователю угрозыска Василию Зайцеву предстоит взглянуть за кулисы прошлого.

Цитаты из книги: 

   «В воздухе висела пыль. Серафимов чихал звонко, с широким замахом головы. Крачкин издавал в согнутый локоть тихое «пст». Нефедов чихал, как мопс: «гр». У Зайцева от чихания заболел висок». 

    «Зайцев смотрел на свою руку, на бронзовый рогатый канделябр под ней. И никак не мог сообразить: то ли собирался взять, то ли только что положил. «...Вел», — услышал Зайцев свой голос. Испугался. Вытаращился на бронзовые рога. Не сказал ли он это вслух? Сердце бешено билось. Он глянул осторожно». 

   «Зайцев остановился на пороге комнаты. Следы их работы были, конечно, видны. Там и сям теперь зияли пазухи и провалы. Но хлам ужасал по-прежнему. «Они правы. Что искать в этом бардаке? Как понять, что пропало? И что здесь странно — если странно примерно всё»». 

    «— Врут все, — устало вступил в разговор Зайцев. — Не во всем нужно непременно до правды докапываться. Есть важная ложь и не важная». 

   «Мечта, дети мои, не может стоять в очереди. Толкаться на рынке — не может. Селедку покупать — не может. Ей селедка и не нужна. Она не ест вообще. Не может носить туфли сапожнику. Сидеть в парикмахерской вместе с другими гражданками и всем показывать свою завивку перманент. Ей не нужна завивка. У нее нет мозолей. Нет морщин, потому что мечта не стареет. У нее не болят зубы. А главное, дети, мечта — не стареет». 

   «Мне он понравился, этот мальчишка и его бесконечные «хочу». Богатые люди редко чего-то хотят. Точнее — почти всегда не хотят ничего. И, как назло, липнут к актерам и актеркам. Как будто надеются отогреться чужим теплом, чужим весельем».
  «Но узнать было не суждено. Гимназистик вывернулся из собольей шубы, оставив ее в руках сатира. Стремительно перескочил к столу. Схватил бутылку шампанского и жахнул ею в зеркало. Бах! Брызнули, посыпались осколки, пошла пена. Он выиграл несколько мгновений. Метнулся к двери, оттянул задвижку. Я успела только почувствовать, как он на бегу цапнул меня за руку, потащил. Сатиры хапнули воздух. Увы, не только. С лопнувшей нити, как крупный град, посыпался жемчуг. Но уже на шум бежали лакеи. А нам под ноги летели ступени черной лестницы». 

   «В ГПУ, как в любой большой организации, не только правая рука не знала, что делает левая. Как в любой большой организации, начальство и мелкая сошка преследовали каждый свои интересы, которые иногда сталкивались, но чаще — не пересекались». 

   «Вечерний воздух даже здесь, на улице Красных Зорь, пах рекой. Зайцев вдохнул с наслаждением. После многочасового обыска, барахтания в чужих жизнях, по всей коже щекотало мерзкое чувство, что не он, а его самого — щупали, трогали, переворачивали». 

_____________

© Надя Делаланд


Крошка-сын к отцу пришел
Комментарий к интервью Никиты Михалкова Юрию Дудю
Она хотела, чтобы свободными были мы
Памяти Людмилы Алексеевой - от редакции, друзей и единомышленников
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum