Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Реализация невозможности
В статье содержится всесторонний анализ общественной ситуации в связи с арестом ...
№08
(361)
25.06.2019
Культура
«Перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен»: о библейской и биографической основе текста В.Я. Ерошенко «Орлиные Души»
(№1 [354] 20.01.2019)
Автор: Юлия Патлань
Юлия Патлань

Тема, затронутая в предлагаемой статье, важна не только и не столько библейскими параллелями и влиянием опыта Евангелия на судьбу одного незрячего человека, обретшего самостояние и собственное достоинство. Куда важнее она для родителей, учителей, воспитателей незрячих — для тифлопедагогов. Важна сама постановка вопроса о степени и значении свободы для незрячих людей, когда эту проблему поднимает незрячий с раннего детства. В наших представлениях понятия "незрячий, слепой человек» означает человек слабый, беспомощный, опекаемый. То есть зависимый и несвободный. А что об этом писал сам Ерошенко? 

 

      Текст Василия Ерошенко «Орлиные Души» является наиболее известным из его произведений. Именно его с 1921 года наиболее часто переводили, несмотря на то, что сам автор более ценил и считал более важным для себя «Горе рыбки» [18]. В 1962 году впервые в СССР Роман Белоусов подготовил и издал сборник переводов произведений В.Я. Ерошенко на русский язык «Сердце орла», после которого этот текст начал восприниматься как заглавный в творчестве писателя [1, 2, 17, 21]. Японский исследователь творчества Ерошенко Такасуги Итиро также ставил его на первое место в составленном им сборнике произведений писателя. В 2009-2010 гг. переводы этого текста с японского языка на русский и украинский выполнила и я. 

    Перевод текста потребовал сопроводительных статей и изучения его уникальных особенностей, которые впервые стали заметны именно при обращении к оригиналу, насколько он сохранился после редакторской обработки различных публикаторов. С 2012 года опубликовано более  двух десятков статей [7, 9, 12, 23] об «Орлиных Душах» и не раз опубликованы переводы [7, 3, 4, 5]. 

     В 2016 г. переводы на украинский и русский языки были изданы отдельной книгой универсального дизайна «Орлиные Души» — с параллельным текстом укрупненным шрифтом и по Брайлю [6, 8]. Так через 95 лет после его создания и почти через 55 лет после первого сборника «Сердце орла» текст незрячего автора вернулся к незрячим читателям. 

    Работа с переводом текста привела к серии междисциплинарных исследований. Из них первым была не совсем верная попытка определить жанр текста и особенности его символической природы [7], а затем — изучение истории создания сборника «Сердце орла» и роли в его издании японистки Н.И. Фельдман — по личному архиву Р.С. Белоусова и фонду Н.А. Кузнецова в Государственном архиве Белгородской области и документам Н. Фельдман в РГАЛИ (Москва) [19, 20]. 

    Особенности языка, поэтики, символики текста, его библейская основа и параллелизм композиции оставались и остаются до сих пор совершенно не исследованными и не проанализированными, в чем и состоит его самый главный парадокс. Это значит, что текст Ерошенко, который публикаторы в Японии, Китае и СССР понимали как основной у этого автора, до сих пор никем не прочтен. Максимум, что можно встретить в обзорных работах о Ерошенко — это краткие замечания о том, что он писал о революционных настроениях и описывал восстание жителей горной страны против соседней страны-угнетателя, и, следовательно, заключение о революционном характере творчества самого писателя и о его симпатиях к социалистическим (либо коммунистическим) взглядам.

    К середине 2016 г. по мере углубления в исторический контекст становления и развития мировой и российской тифлопедагогики, все ярче начала проявляться обозначившаяся еще при работе над переводом библейская основа текста «Орлиные Души» (1). Тогда я не придала должного значения почти буквальному цитированию автором библейских стихов и эмблематическому значению орла как одного из указаний на образ Бога в ветхозаветной традиции, ставшим общепринятым символом в некоторых направлениях протестантизма в мире (методисты, баптисты, пятидесятники,  другие евангельские христиане). Это казалось невозможным для текста, созданного и впервые опубликованного на японском языке, который, казалось бы, предполагал и японскую культурную традицию.

    Так можно было думать только в результате коренной переработки биографии писателя, выполненной в Советском Союзе из цензурных соображений. То, что Василий Ерошенко полгода жил и учился в Британии, изучив английский язык, а, владея языком, в 1917-1918 гг. преподавал в миссионерской школе для слепых мальчиков-бирманцев в Моулмейне (Британская Бирма, сейчас Мьянма), находившейся под совместным управлением Американской миссии в Бирме (баптисты) и Рангунской диоцезии англиканской церкви, советские исследователи-востоковеды и первые ерошенковеды тщательно скрывали и пытались всеми силами обойти, скрыть, затушевать в своих публикациях Кроме того, полвека назад у них почти не было об этом никаких исторических сведений. Новые исследования об этом были опубликованы в 2016-2018 гг. [10, 11, 13, 14, 15, 16, 22].

    Новый перевод текста и его публикация потребовали восстановить финальную, определяющую его жанровую природу фразу — призыв читателей к молитве. Не понимая западной христианской богослужебной традиции, которую воспроизводил Ерошенко в своем тексте, фразу-молитву сокращали все публикаторы: китайский, японский и советский, но она сохранилась в первой японской публикации текста «Washi-nokokoro» в первом японском сборнике произведений Ерошено «Yoakemae-no uta» («Предрассветная песнь», 1921). В ней интересно то, что, по мнению Рассказчика, «Орлиную Душу, которая спасет мир и человечество» можно обрести по молитве, что вполне соответствует учению о Божьей благодати: грешный человек не может измениться сам, но по его просьбе человека может изменить Бог, ведь «невозможное человекам возможно Богу» (Лк. 18:27). 

    Именно кода-молитва и стала ключом к пониманию ряда особенностей текста «Орлиные Души». Это не басня, как мне показалось вначале, а основанная в значительной степени на ветхозаветной символике библейских текстов притча, в основе которой лежит также традиция средневековых бестиариев и миссионерской проповеди Христа язычникам. В то же время, возможно, это одно из наиболее ярких символических воплощений в творчестве Ерошенко его собственного опыта жизни и преподавания в миссионерской школе, одним из задач которой было обучение христианству мальчиков-бирманцев. Поэтому из школы в Моулмейне Ерошенко, воспитанный в православной традиции, вынес основные идеи и приемы катехизации бирманцев, построения проповедей для незрячих учеников, которые использовали в Бирме баптистские американские и англиканские британские пасторы. 

    В 2017-2018 гг. в результате исследования о годах пребывания Ерошенко в Британской Бирме и Индии и о влиянии западного христианства (протестантизма) на его творчество, стало возможно говорить о том, что основа «Орлиных Душ» — это очень давняя и стойкая традиция средневековых бестиариев и основанных на них христианских проповедей, которая сохранилась до наших дней и широко бытует именно в сюжетах проповедей с притчами об орлах. Более того, с большой долей вероятности удалось выявить проповедника, от которого В.Я. Ерошенко мог слышать такую проповедь — это христианский пастор (методист и баптист), создатель и многолетний директор Калькуттской школы слепых, индиец Лал Бихари Шах [14, 15, 16, 22]. Стало ясно, что именно библейские тексты, их ритмический строй, параллелизм, образность и символика — основа всего известного нам зрелого творчества Ерошенко после его возвращения из Индии в Японию летом 1919 г. и до возвращения в СССР в декабре 1924 г.

    В эти годы подтвердилась и выявленная несколько раньше особенность творчества Василия Ерошенко: он всегда писал о себе и о собственном душевном и духовном опыте, который у него был и волновал его в момент создания текстов. Сколь бы они не были символическими или аллегорическими на первый взгляд, за ними всегда стоит конкретная реальность жизни автора, его душевные переживание и окружение в те годы, и именно в них нужно искать ответы на большинство вопросов. Работы японских исследователей, таких как Исаки Митико [24] и Танабэ Кунио [25], опубликованные в Японии в последние годы, подтверждают, что Ерошенко был близок кружкам христианских социалистов, как зрячих, так и незрячих, среди которых были христианские пасторы, и которые собирались в кафе «Накамурая». Христианский социализм — это еще один ключ к более верному пониманию истинной природы творчества Василия Ерошенко 1920-х гг. 

    Любой текст Ерошенко следует рассматривать, во-первых, сквозь призму личного опыта сказителя, и это опыт ранней детской слепоты и взаимодействия незрячего ребенка, затем взрослого, с миром зрячих людей. Основным чтением для незрячих в то время были христианские душеполезные и богослужебные тексты, которые, главным образом, и издавали рельефными шрифтами. Ерошенко, учившийся в Московской школе слепых, основанной лютеранским пастором Генрихом Дикгофом, знал их с детства, в особенности, книгу пророка Исайи и Евангелие от Иоанна — тексты, которые специально отбирали из корпуса ветхозаветных и новозаветных книг и печатали как душеполезное чтение для незрячих, потому что в них идет речь о слепых и предопределенной Богом для них роли. 

   С другой стороны, после 1917-1918 гг. в его творчестве ярко отражены библейские тексты, в чем выявляется мощное влияние слышанных им проповедей в традиции британского и американского протестантизма — англиканства, баптизма и близкого к баптизму методизма. Известно, что в Индии, частью которой была провинция Британская Бирма, сложилась мощная традиция баптистской проповеди, восходящая к «первому миссионеру Индии» У. Карею (Кэри). Этой же традиции следовал и «отец слепых Индии», пастор и основатель Калькуттской школы слепых Лал Бихари Шах, в доме которого Ерошенко жил в конце 1917 г. [14, 15] 

    Важно, что именно здесь библейский текст постоянно звучит в церквях и звучит в проповедях как устная речь, и именно Библия является основой этой ветви христианства. Именно здесь — в церкви и в миссионерской школе при ней — слышит и заимствует английский библейский текст как основу для собственного символического текста Василий Ерошенко (2). 

    Таким образом, горная страна орлов и страна людей в долине, многие годы угнетаемая соседней страной, могут быть поняты и как намек на горные районы Бирмы — отроги Гималайских гор — и на Индию с ее разворачивающейся тогда борьбой против британского правления.

*

    Итак, как же построен текст «Орлиные Души» и о чем рассказывает Ерошенко? Текст состоит из зачина — рассказа о природе орлов, устройстве их сообщества, его отличиях от традиционного уклада жизни людей, собственно притчи — рассказа о судьбе и миссии сыновей охотника — Орлиных Душ и сыновей орлов — Человечьих Душ, и из завершения-молитвы. Молитва, обращенная ко всем читателям текста, полностью соответствует общей молитве, с которой обращается пастор в церкви ко всем слушателям его проповеди. Она вовлекает читателя в мир только что рассказанной историей и дает ему практическое задание — обращаться к Богу и следовать за ее героями, приводимыми в пример, чтобы служить цели спасения мира (3).

    Зачин задает противопоставление двух миров — мира орлов и мира людей, небесного и земного. В мире орлов внешность птиц прямо соответствует их качествам, здесь нет двойственности и противоречий между видимым и невидимым, и поэтому самый великий — это действительно самый большой и самый тренированный орел, это можно увидеть и проверить, а царем орлов — и царем птиц — может стать любой орел: 

    «Об орле говорят — царь птиц. Человеческий мир устроен так, что невозможно испытать силу и смелость наших царей или наших героев. А в мире орлов только того и назовут великим орлом, у кого будут огромные крылья и клюв. Таков древний обычай орлов. Поскольку каждый орел может стать царем, он не станет угнетать другого, и оттого в обычае у орлов взаимное почитание. У них все не так, как у человеческих царей и героев: орлы не присваивают себе права на силы и разум своих подданных, не спорят и не ссорятся из-за пустяков. Каждый орел стремится усилить свои крылья и клюв, укрепить когти, заострить взгляд. И издавна не в обычае у них было заставлять служить себе с помощью угроз или лести. Этим орлы с давних пор отличаются от людей» (4).

    Ерошенко говорит о равенстве всех орлов и об определяющем значении личной силы и выносливости в провозглашении самого большого (великого) орла царем всех других. 

    На самой высокой вершине горной страны живет царь орлов с царицей и двумя орлятами (5). На противопоставлении двух миров — горного (горнего) мира орлов и мира людей долины и построен весь текст. Царственная пара орлов, обучающая орлят лететь к солнцу путем ежедневных тренировок мужества и выносливости, навыков полетов вверх к солнцу и вниз — в свое гнездо, из-за «случайного» появления облака, на миг теряет из виду своих детей-орлят. Орлята, потеряв силы, упали еще ниже — в долину, где живут люди, а орлы-родители не могут их подхватить и спасти от «сильного на вид» охотника (6). Остроглазые орлы внезапно как бы слепнут на миг, и из этой точки разворачивается вся цепь дальнейших событий, охватывающих более 15 лет художественного времени (7). Понимание библейского контекста — провозглашения хвалы, верности и праведности Бога лишь углубляет понимание неслучайности и взаимосвязей происходящего в мире универсальных символов горной страны орлов и долины людей. Утес, Скала, Гора, Крепость — это все тот же Бог Ветхого Завета, Бог Псалмов Давидовых. 

    Родители-орлы после схватки с охотником считают, что орлята умерли, и возвращаются высоко в небо. Падение крылатых существ в долину к людям, таким образом, равно их смерти. Однако орлята не погибли, они оживают, а охотник «всего лишь» подрезает им крылья, и они теряют способность улететь, бежать. 

    Почему-то (или зачем-то) охотник дарит птенцов своим детям — мальчикам 7-ми и 6-ти лет, велев не брать их с собой в горы. Рассказчик никак не объясняет этот запрет, но все же можно догадаться, что родители-орлы, обладая присущим им острым зрением, могли заметить своих орлят и похитить их или же отомстить и навредить человеческим детям. 

  Люди горной страны воспринимают появление орлят как благое предзнаменование: «в душе надеялись: скоро явятся два орла, чтобы спасти их страну» (8). Это предсказание или предзнаменование сбылось, но лишь спустя 15 лет, когда братья Орлиные Души возглавили восстание, пытаясь освободить свою страну. Однако восстание потерпело явное поражение и Рассказчик лишь намекает, что после чудесного спасения братьев попытки борьбы будут повторяться. 

    «Случайное» событие в горах приобретает особый предуказанный смысл, а миссией охотника становится воспитание и забота об орлятах: «все там придавали воспитанию царевичей большое значение, и поручили охотнику позаботиться о них». Однако Рассказчик не говорит ни слова о том, в чем заключалось это воспитание и эта забота. Орлят кормили и любили, но лишили свободы, искалечив и приковав железной цепью к дереву. Несмотря на это, птенцы смирились с потерей свободы и полюбили человеческих детей.

    Но все же время общения и взаимодействия мальчиков и орлят было совсем кратким, около десяти дней: «Однако не прошло и недели, как случилось ужасное. Исчез младший сын охотника. Друзья сына говорили, что дело было так: с неба, словно молния, явился огромный орел и унес сына охотника. Услышав это, все были поражены. Однако несколько дней спустя случилось еще более удивительное событие. На этот раз исчез старший сын охотника. Об этом жители горной страны разные распускали слухи, всякое болтали, вот только сам охотник молчал и ничего не говорил. Он продолжал воспитывать орлят-царевичей так, как это делал прежде, и считал это очень важным».

    Рассказчик ничего не говорит ни о том, нарушили ли дети предписание отца не брать орлят с собой в горы, ни о том, видели ли орлы-родители, что их орлята уцелели, и знали ли об этом. Рассказчик не говорит читателю и о том, какой опыт и какие знания были у охотника. Однако из всей цепи умолчаний вырастает понимание явной неслучайности происходящего: это цепь событий, которая должна привести к исполнению конкретного предзнаменования. 

    В ряде книг Библии орел — это один из образов Бога, а в последующей традиции, от Иеронима Блаженного — символ Евангелиста Иоанна, иногда Евангелиста Марка (9). По бл. Иерониму, в Евангелии Иоанна орел указывает на недосягаемую высоту Слова. В ряде других толкований это символ вознесения Христа или нисходящей силы Св. Духа.

    Здесь у Ерошенко символически описано вознесение на небо при жизни. В некоторых христианских традициях, легендах и апокрифах считается, что на небо взошли живыми пророк Илия, вознесенный «яко на небо» на огненной колеснице, или же Енох, который, как часто считается, был «взят» Богом, не познав смерти, или Богородица после Ее успения, где Дева Мария была коронована как Царица Небесная. Те, кто строго следует слову Библии, говорят о том, что живым на небе был только и единственно Христос.

    Ерошенко рассказывает о том, как на небо были вознесены дети (10). Символически исчезновение детей охотника вновь равно невидимости, неизвестности, а значит, их смерти для их собственного мира — мира долины. У Ерошенко царь-орел сам возносит детей в свое гнездо на самой высокой скале, в свою обитель, куда невозможно добраться самостоятельно, и делает это со вполне определенной целью. 

     Так складываются две, казалось бы, симметричные пары в двух мирах: орлята «случайно» становятся невидимы (умирают) для мира орлов и попадают в нижний мир вопреки предостережениям родителей не смотреть (не направляться, не лететь) вниз, где их калечат, подрезав крылья, и сажают на цепь; сыновья же охотника исчезают из мира долины вверх, сознательно и едва ли не по плану Бога и охотника унесенные орлом (потому что высказанный запрет и в Библии, и в фольклорной традиции всех народов ведет к непременному его нарушению, преступлению, согласно искаженной грехом человеческой природе). И запретов тоже было два: в мире орлов — не лететь, не смотреть, не стремиться вниз, в мире людей — не ходить в горы, взяв с собой орлят. 

    Затем выясняется, что царственная пара орлов не убила человеческих сыновей и не мстила им за гибель, увечье или плен своих орлят, а заботилась, кормила и обучала их всему тому, что знали сами орлы, тренируя навыки стремиться к солнцу, лететь к солнцу, радоваться ему, двигаться снизу вверх, вырываясь из «темных тесных клеток», из «места рабской смерти».

    И орлы-родители, и Охотник в двух мирах одновременно заботились о двух парах «не своих» детей. Мы узнаем, чему орлы научили мальчиков Орлиные Души, но чему именно учил Охотник орлят, как именно он о них «заботился», ограничив их свободу цепью, останется неизвестным. Внешне орлята выросли и обрели силу, но внутренне ослабели и смирились. 

    Поразительно, что у Ерошенко «обратный обмен» запускает именно Охотник снизу вверх: «В день, когда миновало ровно пять лет с той поры, как орлята-царевичи упали на дно ущелья, охотник снял с них цепи, и, взяв орлят, пошел к самой высокой горе. Там он отпустил царевичей и молча возвратился домой». Как становится ясно дальше, Охотник (11), подобно первосвященнику, отпускает птиц, разрешая их узы, но этот обряд или священнодействие равны принесению их в заместительную жертву — птицы становятся жертвами, а его дети, преображенные до неузнаваемости, возвращаются в дом своего отца (12). 

    В это время его собственным детям должно исполниться 12 и 11 лет — это время наступления и кануна взросления и инициации для мальчиков в иудейской традиции (13). Так, Христос в 12 лет приходит в Храм и проповедует в нем, вернувшись в дом Отца, тогда как Его земные родители «потеряли» мальчика в дороге и вынуждены были возвращаться и разыскивать сына (14). 

     Как свидетельствует текст Ерошенко, облеченный миссией воспитания орлят и зная о предсказанном появлении «двух орлов, чтобы спасти их страну», Охотник знал цель, смысл и последовательность своих действий и их результат, а также необходимость хранить молчание. 

    В результате его служения и необходимых действий, спустя пять лет с горных вершин, то есть из горнего мира, в долину внезапно возвращаются, переродившиеся до неузнаваемости (рожденные свыше, воскресшие из мертвых) его собственные дети: «Услышав, что охотник отпустил двух орлов, люди горной страны заволновались, но еще большее изумление охватило людей, когда вернулись оба давно пропавших в горах сына охотника. Внешность и поведение сыновей совершенно переменились, и потому сначала никто их не узнал. 

    Оба они были голыми, с длинными волосами, их тело было твердым, как скала, руки и ноги — крепкими, будто стальными, глаза стали пронзительными, носы изогнулись, как орлиные, зубы выросли, как волчьи, ногти на руках стали острыми и длинными, как у тигра. 

    Увидав их, люди горной страны были поражены. И все с интересом несколько дней подряд слушали их рассказы. Сыновья рассказали, что они были похищены царем орлов и выкормлены в его гнезде, и, похоже, царь и царица орлов всегда их любили.

    Каждое утро царь орлов, посадив сыновей охотника себе на спину, то взмывал кругами высоко в небо, то бросал их вниз на облака, а потом подхватывал, спасая. Сыновья рассказывали еще много удивительного. И, слушая их, люди не могли понять — ложь ли это все, правда ли?» (15).

    Здесь важно обратить внимание на следующее. Инициатива похищения, любви, выкармливания, обучения летать и спасения бескрылых людей в не свойственном для них полете к Солнцу, исходит от Царя орлов, который Сам принимает себе в семью воспитанниками двоих человеческих детей  (16), чем полностью меняет их сущность и внешность. Это полностью соответствует христианским представлениям о любви Бога-отца к сотворенным Им людям даже после грехопадения и о том, что сам человек спастись не может, а спасает, в полном согласии со свободной волей человека, лишь сам Бог, которому человек готов следовать и вверяет себя с полным доверием. 

    Их нагота, как и отсутствие прежних имен, и изменение внешности со сходством со своими новыми родителями, является символом нового рождения — на этот раз в мире людей, которые давно считали их погибшими («не умрем, но изменимся»). Они наги, как первые люди до грехопадения, и не стыдятся этого, потому что после нового рождения свыше им прощен первородный грех. 

    Несмотря на то, что мальчики выросли и изменились внутренне и внешне, односельчане все же удивительным образом узнают их, подобно тому, как узнают апостолы и жены-мироносицы Христа после Его воскресения, но лишь тогда, когда Он заговаривает с ними. Обученные и тренированные, Орлиные Души совмещают в себе не только человеческую, но и орлиную природы, и спустя еще десять лет они, наконец, могут совершить предуказанную им миссию: 

    «В горной стране не было никого, кто сравнился бы с ними в прыжках, восхождении на скалы, плавании в воде; не было никого, кто бы столь сильно, как те сыновья, радовался свободной жизни. Сыновья знали, как зажечь сердца и души жителей горной страны. Так, когда человечьего языка не хватало, чтобы выразить словами свободу, они клекотали по-орлиному. Они научили жителей горной страны орлиной песне: 

— Солнце возлюби,

К солнцу восходи,

Вниз не иди,

Вниз не гляди!..

Они и вправду были удивительными детьми, и потому жители горной страны назвали их «Орлиные Души»».

     Орлята же, воспитанные человеком, возвращаются к родителям слабыми и искалеченными. Лишь чуть изменившись внешне и оставаясь обессиленными, хоть и взрослыми уже орлами, они разительно изменяются внутренне, и даже десять лет постоянных тренировок, дав силу их крыльям, когтям и клювам, не в состоянии стереть отпечатка тюрьмы и скорбей дольнего мира в их душах. Каждый из них принимает на себя человеческую слабость, отказываясь от собственной орлиной сущности и от любви к свободе. Ни тренировки день за днем в течение десяти лет, ни песня-молитва орлов не могут пробудить в них стремления к Солнцу, потому что и они внутренне переродились: «…Их души несли неясное отличие от орлиных душ: в них была непонятная слабость, так похожая на человеческую. Даже тогда, когда царевичи, стремясь к солнцу, поднимались вверх, глаза их пристально глядели вниз. И даже тогда, когда они кругами летали в бескрайнем небе, казалось, будто их души тосковали о долине. И даже тогда, когда они поднимались выше других орлов, из их груди вместо радостного клича победы слышался печальный, одинокий крик тоски по нижней, дольней жизни». 

  То есть они прямо нарушили извечный запрет, выработанный многими поколениями орлов и повторенный в песне-молитве. Таким образом, они потеряли и право, и способность перерождаться и молодеть, обновляться, глядя на солнце, о чем говорят и Библия («обновятся, как орлы») (17), и традиция западноевропейских бестиариев. 

      Но для того, чтобы принять решение о никчемности собственных сыновей, царю и царице орлов нужно услышать их волеизъявление, потому что Бог не может ограничивать свободной воли. Живя с людьми, орлята приняли и сочли своим уклад человеческого мира, они не хотят следовать своей изначальной природе (и воле Бога). Поэтому родители совершают свой окончательный суд, только выслушав желания детей. Если в детях охотника орлы воспитали веру, то в их мир теперь вошло неверие. И как родители-Орлы не доверяют внешней храбрости и силе своих детей даже через 10 лет, так и они сами потеряли цель и смыл жизни, отвергнув его. 

    Орлята уже умерли однажды, пав (упав) в дольний мир (мир долины), но могли бы вновь возродиться к новой жизни, воскресив свою горную (горнюю) прирожденную суть, но они отказываются и от нее, и от вечной жизни и по собственной воле не могут завершить свою инициацию-перерождение: 

    «Однажды старший сын, целый день пролетав кругами в небе, возвратился домой, сел напротив отца, пристально посмотрел на него и с грустью сказал: «Отец, говорят, что подъем к солнцу — давний идеал орлов. Но, по-моему, это просто глупо. Взлетать к солнцу — пустое это дело. Подняться к солнцу орлам, может быть, и возможно, но от этого не обязательно будешь счастлив. Отец, сегодня я пытался подняться к солнцу. Пытался подняться так высоко, насколько хватит сил. Однако чем выше я поднимался, тем становилось холоднее, в глазах потемнело, наконец, голова закружилась и я, почти потеряв силы, рухнул наземь. И чем ближе я был к солнцу, тем сильнее холодало, да, это и в самом деле так! А потому я уже не желаю подъема к солнцу». 

   Едва старший царевич договорил, царь воскликнул: «Ах ты, Человечья Душа!», — и вонзил ему в горло когти. Царевич лишь раз тихо печально вскрикнул сдавленным голосом, словно в тоске по дольней жизни, и покорно умер, пронзенный когтями царя. 

   В тот же самый вечер и младший царевич, вернувшись снаружи, сел напротив матери и сказал: «Мать, мне уже опостылело летать к солнцу. В этом нет никакой пользы. Я твердо решил, спустившись вниз в долину, свить там на дне гнездо на вершине дерева и жить в мире и согласии с людьми и другими существами. Не верится мне, что орлиное счастье закатилось куда-то на солнце. По своему жизненному опыту я понял, что счастье — в человеческой дружбе (18)».

    Услышав это, мать воскликнула: «Ах ты, гадкая Человечья Душа!», — и, взлетев, вонзила когти в горло царевича и разорвала его. Царевич лишь раз вскрикнул, словно тоскуя по дальней человеческой дружбе, и покорно умер, пронзенный когтями матери. Этой же ночью царь и царица отнесли двух мертвых царевичей вниз в долину, положили перед домом охотника, который когда-то их выходил, и вернулись домой».

    И орлята-царевичи тоже проходят перерождение и переименование, но не в новой жизни, а во вновь подтвержденной вечной смерти, а родительский суд — это только образ убийства, напоминающий мотивы Н.В. Гоголя. На самом же деле — происходит лишь кульминация первой смерти, состоявшейся уже при падении в долину людей (грехопадении).

    Объяснение вновь лежит в библейской традиции, но уже не в Ветхом завете, а в Новом. Здесь в притче Ерошенко вновь слышны Евангельские отголоски — Сын Божий и Сам Бог Иисус Христос воплощается в мире людей человеком, и должен умереть после своей искупительной жертвы, чтобы воскреснуть Богом. Он Сам, по предсказанному, должен вернуться в божественной полноте и целостности, чтобы воссесть на небе одесную Отца, но уже не как человек, а как Царь Небесный, вознесясь на небо в сиянии славы Божьей. 

    Но так как дольний мир несет на себе печать греха, скорбей и печалей, орлята с подрезанными крыльями, прожив пять лет в долине, хоть и обретают видимую физическую силу и мощь крыльев, но теряют смысл следовать старинной традиции — лететь к солнцу, то есть стремиться к Богу и пытаться Его достичь. Они делают выбор против завещанного предками и обычаем (завета Бога), умирая от клювов и когтей своих родителей. Они не сумели завершить обратной трансформации — из орлят-людей в царственных орлов. 

     Если Орлиные Души в долине людей после возвращения изменились и внешне, и внутренне, обрели цельность своей новой двуединой природы, то в мире орлов происходит ровно наоборот: впервые сила и внешняя величина (величие) орлят не соответствуют внутреннему миру птиц, появляется несоответствие внутреннего и внешнего, раскол, приводящий к смерти. 

    Чтобы дети охотника могли в полной мере занять место любимых детей царственной пары орлов в горнем мире, быть вполне усыновленными орлами, сами орлята, изменившись в мире людей, должны погибнуть, снизойти в мир людей не только своими мыслями и желаниями, отказавшись от царственного достоинства, но и быть телесно и окончательно похороненными в долине. 

    В момент похорон из уст народа звучит второе предзнаменование, позже сбывшееся: «Обнаружив утром двух мертвых орлов, люди горной страны сильно взволновались. В то самое время люди горной страны, возглавляемые двумя братьями «Орлиные Души», подняли революцию против соседней страны-завоевателя. Двое «Орлиных Душ» стали крупными военачальниками и предложили необычный план военных действий, поэтому жители соседней страны ничего не могли поделать и, казалось, должны были потерпеть поражение. Однако на этот раз люди горной страны ничего не говорили, найдя двух убитых орлов. Но каждый размышлял в душе: а не предзнаменование ли это поражения восстания?».

    Но поскольку нижний мир — это мир искаженных форм и понятий, люди предчувствуют замысел высшего мира искаженно, они все же ошибаются в знании сути происходящего и хоронят отступников, как героев. Люди убирают их цветами под песню орлов, от которой те и отступили:

«— Солнце возлюби,
К Солнцу восходи,
Вниз не иди,
Вниз не гляди». 

    А дети охотника полностью завершают свое перерождение. Они рождаются свыше и не теряют своего дара и новых навыков, вернувшись в долину. Им теперь даны физическая и духовная мощь, умение воодушевить собственным примером, знание и человеческого языка и языка орлов, который они используют, когда привычных понятий не хватает.

    Новое именование «Орлиными Душами» в народе — знак проявления и признания в них иной, нечеловеческой сущности. Подобно Христу, который, будучи человеком, единосущен Богу-отцу и Сам есть Бог, они люди с орлиными душами, то есть небывалые ранее существа с определенной, заранее предсказанной миссией. 

      В возрасте 21 года и 20 лет братья «Орлиные Души» возглавляют восстание. Они, даже потерпев видимое сокрушительное поражение, получают двойную поддержку — и от людей своей страны, и от царей-орлов. Все предзнаменования в тексте сбываются, на все молитвы, как и всегда у Ерошенко, приходит незамедлительный отклик, причем люди получают именно и точно то, о чем просят. 

     Свою миссию, для которой они прошли небывалое воспитание в течение пяти лет в ином, горнем мире, братья Орлиные Души исполняют, явив пример небывалого мужества: 

«Братья «Орлиные Души» улыбались. Их взгляды горели беспредельной храбростью и были преисполнены такой силы, что, казалось, могли воспламенить сердца всех. Когда они, улыбаясь, взошли на эшафот, оборвался гром больших барабанов — «татта-та, татта-та». 

Все люди, затаив дыхание, впились глазами в братьев. Братья стояли там, не теряя самообладания и подняв глаза к небу. В это время откуда-то раздался сильный орлиный клекот, заставив дрогнуть тихий воздух. Небо отразило этот крик, словно эхо, и внезапно с неба спустились два огромных орла, — люди никогда не видели таких огромных орлов… Они, словно молния, подхватили братьев «Орлиные Души» и стремительно взвились в небо» (19).

    Кому-то такая концовка могла бы показаться механической, но это не «Deus ex machina»» театра нового времени. Ерошенко следует той же логике библейских текстов, а его притча — фактически раскрывает параллельные места к образу орла (крылатого Бога). Бог и люди — это двуединая по составу семья, в которой представители разных миров могут окликнуть друг друга и получить отклик. Это зримая реализация одной из основоположных христианских идей о том, что Бог послал в мир своего единорожденного Сына Иисуса Христа, чтобы спасти людей и мир от грехопадения. Поэтому человек может призвать Бога и согласно этому призыву будет спасен по слову Божьему и по Его завету. 

    Роль же восстания у Ерошенко не исчерпывается самим восстанием. Братья «Орлиные души» — не собственно бунтовщики-разрушители, а пример людей, обладающих высшей свободой в земном нижнем мире. Их миссия и состояла в том, чтобы явиться примером реализации свободной воли не только в собственной стране, но и в соседней враждебной, подобно тому, как Христос — пример и эталон для всех народов земли. 

     Поскольку братья Орлиные Души обрели возможность «обновляться, как орлы», стремясь к Солнцу, и уже фактически получили жизнь после состоявшейся смерти в своем нижнем мире людей, еще раз в этом же мире они умереть не могут. Они сохраняют спокойствие, самообладание и жизнь, избегнув казни и при всем народе вознесясь с эшафота ввысь на крыльях Орла и Орлицы. Причем читателю ясно, что это свободный выбор как царственных птиц, которые спускаются в мир людей и позволяют на себе летать своим человеческим истинным детям, так и братьев Орлиные Души, принявшим как пример для себя бесконечные попытки орлов приблизиться к Солнцу (Богу). 

    В Ветхом Завете, чаще всего, в псалмах, Бог не раз предстает в образе крылатого покровителя и защитника слабого человека: «Храни меня, как зеницу ока; в тени крыл Твоих укрой меня» (Пс. 16:8), «Как драгоценна милость Твоя, Боже! Сыны человеческие в тени крыл Твоих покойны» (Пс. 35:8), «Помилуй меня, Боже, помилуй меня, ибо на Тебя уповает душа моя, и в тени крыл Твоих я укроюсь, доколе не пройдут беды» (Пс. 56:2), «Да живу я вечно в жилище Твоем и покоюсь под кровом крыл Твоих» (Пс. 60:5), «ибо Ты помощь моя, и в тени крыл Твоих я возрадуюсь» (Пс. 62:8), «Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение — истина Его» (Пс. 90:3-4). 

    Теперь становится понятно, что именно происходит в сцене не состоявшейся смертной казни (фактически Вознесения) братьев Орлиные Души, и почему появляются мотивы превращения в камень, кладбища, клетки, смерти: «Люди, глядя в небо, застыли неподвижно, словно окаменев. Казалось, весь город превратился в кладбище. Лишь вверху над головами людей…

— Внизу — темная тесная клетка,

Внизу — место рабской смерти,

Вниз не лети,

Вниз не гляди, 

Внизу — мир слабых существ,

Внизу — мир скучных людей… —

 слышалась песня».

    Это песня сродни песням прославления, она и молитва, и предупреждение, и напоминание. Теперь она одновременно и песня орлов, и песня людей. 

    В завершающем эпизоде текста Ерошенко печаль и скорбь женщин в стране подавленного восстания (скорбь женщин о распятом Христе), их душевная боль сменяются молитвой, они приводят с собой в дом, где родились братья Орлиные Души, детей (20): 

«Женщины взяли с собой маленьких детей. Кто мог бы понять душевную скорбь тех женщин? Однако несмотря на эту скорбь, женщины, поднимая вверх маленьких детей и вверяя их беспредельному небу, молились, чтобы и остальные дети стали «Орлиными Душами», чтобы спасти горную страну.

Все было тихо. Тихо сверкали звезды. Среди ночной тишины, словно в ответ на эту молитву… 
— Вниз не иди,

Вниз не гляди,

Тоска по солнцу — исток орлиной силы,

Подъем к солнцу — счастье орлиной души, — 

слышалась песня».

    Завершающая молитва, обращенная к читателю, в контексте протестантской церкви или миссионерской школы может означать призыв к покаянию, принятие Бога, готовность следовать Его воле и просьбу изменить молящегося так, чтобы «обрести «Орлиную Душу», ведь каждый, следующий за Христом  соработник у Бога. 

    Нужно отметить, что в тексте Ерошенко нет полной симметрии, и поэтому его система не закрытая, а остается открытой. Так, если семья орлов состоит из Орла, Орлицы и двух Орлят-царевичей, то семья Охотника — это только он сам и двое его сыновей, об их матери или жене Охотника, Ерошенко ничего не говорит, что может указывать на возможное священство Охотника, либо же на неполноту земного мира. С другой стороны, именно в протестантизме роль девы Марии значительно меньше, чем в православии и тем более в католичестве, ее не почитают как Богородицу. 

    Кроме того, у Ерошенко царственная пара Орлов эмблематически указывает на Бога (21) только для мира людей. В мире орлов появляется другой, более высокий символ Бога — это вечно светлое и вечно теплое Солнце, к которому можно максимально приблизиться, рискуя жизнью, но никогда нельзя достичь. Сами орлы в своем мире уязвимы и смертны, они могут потерять остроту зрения от другого образа Божьего промысла — облака. Они не боги, а лишь ветхозаветный образ Его. 

    В ряде стихов Ветхого завета указан не именно «орел», а «как орел», «подобно орлу». Кроме того, орлы в Библии — падальщики (22), и они закономерно выполняют свою роль, когда нужно убрать истинно мертвое (то есть мертвое «как на небе, так и на земле»). И то, что на первый взгляд кажется популярной в начале ХХ века натурфилософской эволюционной теорией, оборачивается программой личного совершенствования и ежедневного приближения ко Христу, хождения во Христе.  

*

     Если же говорить о том, какой именно личный опыт незрячего претворен в тексте Ерошенко «Орлиные Души», то ответ будет однозначен — это его знакомство с разными системами обучения и воспитания незрячих детей и его личный путь роста от ученика до учителя школ слепых. 

     Ерошенко описал два варианта заботы и обучения незрячих. Первый — излишняя забота, гиперопека и жизнь на всем готовом, но на цепи или взаперти закрытых школьных учреждений и приютов. Она приводит к слабости, тоске, печали, болезням и смерти. Альтернатива ей свобода, самостоятельность, тренировки, ежедневные упражнения, преодоление препятствий, приобретение знаний, умений и навыков, принятие решений, активная деятельность, когда незрячий человек сам распоряжается своей судьбой. 

     В тексте, безусловно, отражен личный опыт Ерошенко, который сначала провел восемь лет в Московской школе слепых, откуда нельзя было уйти до ее окончания, поскольку школа, как и многие школы для незрячих до сих пор, была полузакрытым учреждением. В одном из своих текстов, посвященных положению дел в этой школе, Ерошенко пишет и о восстании, вернее, бунте, незрячих учеников против своих учителей в годы первой русской революции (1905 – 1907 гг). Нам ничего пока не известно о волнениях в Московской школе слепых, но бунт учеников против преподавателей в Костромском училище для слепых им. Б.К. Кукеля — известное событие, после которого дирекция вынуждена была отменить порку учеников розгами (23).

   После окончания школы, приняв помощь и поддержку международного сообщества эсперантистов, в 1912 году Ерошенко совершил самостоятельное, без поводыря, путешествие в Великобританию на учебу, и спустя полгода вернулся в Россию, обогащенный знанием устной английской речи и новым опытом. Гимнастика, плаванье, ходьба по пересеченной местности, преодоление препятствий, ежедневные тренировки - это именно то, что отличало Норвудский королевский колледж для слепых, который возглавлял незрячий руководитель Ф. Кэмпбелл. Осенью 1912 г. к Ерошенко в Москву приезжал незрячий финский эсперантист  и известный писатель Джон Берг (John Bergh), который тоже учился в Лондоне и находился под опекой того же У. Мэррика, который занимался и Ерошенко. К сожалению, в Москве Берг не застал Василия на месте, но хотя бы один эпизод международного обмена среди незрячих эсперантистов с участием Ерошенко известен. Думается, таких перекрестных учебных стажировок было больше, и такая практика международных обменов в начале ХХ века была общепринята в кругах эсперантистов, в особенности, среди незрячих.

   На этом обучение В.Я. Ерошенко не закончилось, и в 1914 г. он приехал в Японию, чтобы изучать японский язык и различные техники массажа в Токийской императорской школе слепых. Здесь он пробыл стажером-исследователем до середины лета 1916 г., за два года пройдя обычный четырехлетний курс обучения. Уже в январе 1917 г. Ерошенко начинает преподавать сам в миссионерской школе для слепых мальчиков-бирманцев в Моулмейне в Британской Бирме, вернувшись на территории, контролируемые Великобританией.

    По Ерошенко, в мире людей «любить» означает: ограничивать свободу, постоянно сопровождать, подрезать крылья, приковать на цепь к дереву, но в то же время постоянно заботиться и воспитывать. В мире орлов их любовь выражена через практическое воспитание доверия, самостоятельности, мужества, воспевание свободы. Но ни с одной из «обучающих площадок» ученик не может сбежать по собственной воле раньше, чем обучение закончено, а решение об этом принимает не сам ученик, а учитель, которому он себя вверяет. 

     В противоположность миру людей, построенному на унижении и насилии, пара царственных орлов учила мальчиков в возрасте с 7-6 до 12-11 лет, принятых в их семью:

– Не бояться; 

– Доверять; 

– Следовать за собой;

– Изменяться, следуя за тем планом, который имеют наставники

– Тренировать тело, приобретать навыки плавания, прыжков, скалолазания, преодоления препятствий и т.д.

– Изучать другой (чужой) язык, чтобы обучить ему людей в родной деревне;

– Уметь общаться, воодушевлять других своим примером и вести за собой;

– Ставить цель и ежедневно, изо дня в день стремиться к ней, несмотря на обязательные неудачи;

– Верить Богу и в свои силы;

– Радоваться и выражать свои эмоции;

– Молиться.

     Итак, это всё те качества и способности, на воспитании которых должна быть сосредоточена некая идеальная миссионерская школа для незрячих, проводящая в жизнь библейские принципы. Реальность, конечно же, была куда более сложной — в школе царила едва ли не нищета, дети, большинство из которых были сироты и полусироты, жили впроголодь. 

    Понимать символический текст В.Я. Ерошенко стоит также двояко: не только как библейскую по сути притчу, созданную на основе бестиариев и проповеди Лал Бихари Шаха, но и как аллегорическое описание практики, неудач и успехов обучения слепых. В этой связи стоит обратить внимание на то, созерцание Солнца Ерошенко заменяет действием — движением или стремлением к нему, и что орлы-наставники подбадривали орлят не только собственным примером и песней, но и громким хлопаньем крыльев. А в эпизоде казни наступившая полная тишина, сменившая шум толпы, вскрики и барабанный бой, означает одновременно полную невидимость. Тифлопедагоги и воспитатели незрячих легко узнают в этих отрывочных элементах техники работы со слепыми и слабовидящими детьми.

    Истинно утопическими в тексте притчи Ерошенко являются оба эпизода принятия (24). Не только царственные орлы принимают сыновей охотника как собственных детей (подобно тому, как Бог принимает грешное и слабое человечество), но и односельчане непонятным образом, возможно, благодаря давнему предзнаменованию, принимают внешне и сущностно полностью изменившихся сыновей охотника и в свою общину, и в качестве руководителей восстания. Судьба Ерошенко показывает иное — его самого чаще не принимали, чем принимали. Слишком велик был разрыв между его личным опытом и запросами окружающих, особенно после возвращения в Советский Союз в декабре 1924 г. и в его дальнейшей работе в структурах ВОС и советской школе. Он слишком стремился к независимости и личной свободе (25).

      Результатом обучения лидеров является их способность и навык воодушевить, повести за собой уже своих сородичей. В случае Ерошенко — это положение обученного учителя слепых детей, таких же незрячих, как и он сам. Перед ним стоит внутренняя необходимость воодушевить, и передать им приобретенные в другом, недоступном мире (за границей) навыки. Миссия такого учителя — служить примером возможных достижений незрячих в мире зрячих людей, быть носителем определенной — христианской — традиции обучения.  

Примечания: 

1) Еще при работе над переводом мое внимание привлекла не совсем обычная фраза «Душа и сердце царя орлов всегда были на самой высокой горной вершине, на самом верху одинокого утеса», в которой явно звучало евангельское «ибо где сокровище ваше, там будет и сердце ваше» (Мф. 6:21) или «ибо где сокровище ваше, там и сердце ваше будет» (Лк. 12:34), но тогда определяющим ошибочно казался японский язык как маркер японской культуры, и я просто отмахнулась от возможности понимания текста на основе Библии. На самом деле Ерошенко опирается на английский язык и Библию. Дальше у Матвея: «Светильник для тела есть око. Итак, если око твое будет чисто, то всё тело твое будет светло; если же око твое будет худо, то всё тело твое будет темно. Итак, если свет, который в тебе, — тьма, то какова же тьма?» (Мф. 6:22,23), что важно для незрячего человека.

2) На то, что это именно английский перевод Короля Якова (KJV), основной для англиканской церкви и вообще самый популярный в то время, указывает появление у Ерошенко орлицы: именно здесь во Втор. 32:11 тревожит свое гнездо и выбрасывает из него орлят не орел, а орлица: ««10. He found him in a desert land, and in the waste howling wilderness; he led him about, he instructed him, he kept him as the apple of his eye. 11. As an eagle stirreth up her nest, fluttereth over her young, spreadeth abroad her wings, taketh them, beareth them on her wings: 12. So the LORD alone did lead him, and there was no strange god with him». (Deut.32:10-12). 

3) Призыв к личной активности, к действию одинаково важен и в пасторском служении, и в работе учителя школы для незрячих, где мотивирующий пример наставника является определяющим.

4) Здесь и далее - перевод с японского Юлии Патлань. 

5) Ср.: «Ибо так говорит Высокий и Превознесенный, вечно Живущий, — Святой имя Его: Я живу на высоте небес и во святилище, и также с сокрушенными и смиренными духом, чтобы оживлять дух смиренных и оживлять сердца сокрушенных» (Ис. 57:15).

6) Ежедневные многолетние тренировки орлят, как и весь сюжет притчи Ерошенко, — это парафраз нескольких стихов из Второзакония: «Имя Господа прославляю; воздайте славу Богу нашему. Он твердыня; совершенны дела Его, и все пути Его праведны; Бог верен, и нет неправды в Нем; Он праведен и истинен; но они развратились пред Ним, они не дети Его по своим порокам, род строптивый и развращенный. Сие ли воздаете вы Господу, народ глупый и несмысленный? не Он ли Отец твой, Который усвоил тебя, создал тебя и устроил тебя? /…/ ибо часть Господа народ Его /.../. Он нашел его в пустыне, в степи печальной и дикой, ограждал его, смотрел за ним, хранил его, как зеницу ока Своего; как орел вызывает гнездо свое, носится над птенцами своими, распростирает крылья свои, берет их и носит их на перьях своих, так Господь один водил его, и не было с Ним чужого бога» (Втор. 32: 3-12).

7) Более 15 лет — срок становления человеческих детей, в котором 5 лет они учатся у орлов, и 10 лет выступают примером для своего народа, готовя восстание. Этот срок соотносится со временем обучения самого Ерошенко, которое началось с 9 лет: с 1899 по 1907 год — в Московской школе слепых, в 1912 — в Британии, в 1914-1916 гг. — в Токийской школе слепых, всего около 16-17 лет. С 1917 г. Ерошенко начинает сам преподавать незрячим детям.

8) Ср.: «И ожидать с небес Сына Его, Которого Он воскресил из мертвых, Иисуса, избавляющего нас от грядущего гнева» (1 Фес. 1:10).

9) Важно, что именно в Евангелии от Иоанна рассказано о том, как Христос впервые исцелил слепорожденного (гл. 9). В своей речи «Что такое слепота» на концерте в школе слепых в Моулмейне в ноябре 1917 г., Ерошенко приводит слова Христа: «не согрешил ни он, ни родители его, но это для того, чтобы на нем явились дела Божии» (Ин, 9:3). Именно прозревшему слепому Христос Сам предстает как Сын Божий: «Иисус, услышав, что выгнали его вон, и найдя его, сказал ему: ты веруешь ли в Сына Божия? Он отвечал и сказал: а кто Он, Господи, чтобы мне веровать в Него? Иисус сказал ему: и видел ты Его, и Он говорит с тобою. Он же сказал: верую, Господи! И поклонился Ему» (Ин. 9:35-38). 

10) В этом он точно следует словам Христа: ««Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах» (Ин. 3:13), «сын человеческий» - это не только «человек вообще», но у Ерошенко — мальчик-ребенок в символической реальности «Орлиных Душ».

11) Загадочный Охотник в тексте Ерошенко ни на кого не охотится и никого не убивает, даже в эпизоде борьбы с Орлами. Хотя семантически его имя указывает на род занятий и его суть. Не ловец ли он человеков? Когда статья уже была написана, стало ясно, что действительно ловец, в английской Библии — fowler — птицелов, охотник. В Ветхом Завете — это ловец из Псалма 90 (91): «He that dwelleth in the secret place of the most High shall abide under the shadow of the Almighty. I will say of the LORD, He is my refuge and my fortress: my God; in him will I trust. Surely he shall deliver thee from the snare of the fowler, and from the noisome pestilence. He shall cover thee with his feathers, and under his wings shalt thou trust: his truth shall be thy shield and buckler. Thou shalt not be afraid for the terror by night; nor for the arrow that flieth by day; Nor for the pestilence that walketh in darkness; nor for the destruction that wasteth at noonday» (Psalms 91:1-6). В  западном христианстве этот псалом обычно читается в вечерней службе, а также в первое воскресенье Великого поста. В Синодальном переводе: «Живущий под кровом Всевышнего под сенью Всемогущего покоится, говорит Господу: «прибежище мое и защита моя, Бог мой, на Которого я уповаю!» Он избавит тебя от сети ловца, от гибельной язвы, перьями Своими осенит тебя, и под крыльями Его будешь безопасен; щит и ограждение — истина Его» (Псалтирь 90:1-4). Именно этот ловец связан с «перьями» и «крыльями» Бога. 

12) Ср.: «Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах. И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо так возлюбил Бог мир, что отдал Сына Своего Единородного, дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную. Ибо не послал Бог Сына Своего в мир, чтобы судить мир, но чтобы мир спасен был чрез Него» (Ин. 3: 13-17).

13) Этот возраст, как мы с С.М. Прохоровым уже не раз показывали в своих статья, всегда значим для Ерошенко, и он всегда обозначает и выделяет его во многих своих текстах. 

14) «Каждый год родители Его ходили в Иерусалим на праздник Пасхи. И когда Он был двенадцати лет, пришли они также по обычаю в Иерусалим на праздник. Когда же, по окончании дней праздника, возвращались, остался Отрок Иисус в Иерусалиме; и не заметили того Иосиф и Матерь Его, но думали, что Он идет с другими. Пройдя же дневной путь, стали искать Его между родственниками и знакомыми и, не найдя Его, возвратились в Иерусалим, ища Его. Через три дня нашли Его в храме, сидящего посреди учителей, слушающего их и спрашивающего их; все слушавшие Его дивились разуму и ответам Его. И, увидев Его, удивились; и Матерь Его сказала Ему: Чадо! что? Ты сделал с нами? Вот, отец Твой и Я с великою скорбью искали Тебя. Он сказал им: зачем было вам искать Меня? или вы не знали, что Мне должно быть в том, что принадлежит Отцу Моему?» (Лк. 2:41-49) .

15) Ср.: «И говорили: не Иисус ли это, сын Иосифов, Которого отца и Мать мы знаем? Как же говорит Он: я сшел с небес?» (Ин. 6:42).

16) Ср.: «Смотрите, какую любовь дал нам Отец, чтобы нам называться и быть детьми Божиими» (1 Ин. 3:1); «вы видели, /…/ как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе» (Исх. 19:4); «Уповай на Господа и держись пути Его: и Он вознесет тебя, чтобы ты наследовал землю; и когда будут истребляемы нечестивые, ты увидишь» (Пс. 36:34).

17) «Надеющиеся на Господа обновятся в силе: поднимут крылья, как орлы, потекут — и не устанут, пойдут — и не утомятся» (Ис. 40:31).

18) Ср.: «Сыны человеческие — только суета; сыны мужей — ложь; если положить их на весы, все они вместе легче пустоты» (Пс. 61:10), «Бог верен, а всякий человек лжив, как написано: «Ты праведен в словах Твоих и победишь в суде Твоем» (Римл. 3:4).

19) Ср.: «Уповай на Господа и держись пути Его: и Он вознесет тебя, чтобы ты наследовал землю; и когда будут истребляемы нечестивые, ты увидишь» (Пс. 36:34); «И скажут в тот день: вот Он, Бог наш! на Него мы уповали, и Он спас нас! Сей есть Господь; на Него уповали мы; возрадуемся и возвеселимся во спасении Его!» (Ис. 25: 9).

20)  Ср.: «Увидев [то], Иисус вознегодовал и сказал им: пустите детей приходить ко Мне и не препятствуйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Мк. 10:14), «Но Иисус, подозвав их, сказал: пустите детей приходить ко Мне и не возбраняйте им, ибо таковых есть Царствие Божие» (Лк. 18:16), «Но Иисус сказал: пустите детей и не препятствуйте им приходить ко Мне, ибо таковых есть Царство Небесное» (Мф. 19:14).

21) Казалось бы, можно предположить влияние веры Бахаи, где равенство мужского и женского начал или религии и науки описано именно как два орлиных крыла, одинаково направляющих орла в полет, однако сюжет о том, как именно орел и орлица вместе выкармливают и тренируют двух орлят, основанный на Втор. 32:11, до сих пор является одним из самых распространенных и в современных протестантских проповедях. 

22)  Ср.: «Ибо, где будет труп, там соберутся орлы» (Мф. 24:28), также «Он же сказал им: где труп, там соберутся и орлы» (Лк. 17:37).

 23) «Бунт слепых. Кострома, 2 ноябряВоспитанники училища слепых после уроков избили учителя и угрожали тем же инспектору, явившемуся на помощь и спасшемуся от слепых бегством. Слепцов успокоил швейцар. Для расследования этого случая назначена комиссия».  Газ. «Русское слово» 16(03) ноября 1912 г.      

24) Ср.: «Приходящий свыше и есть выше всех; а сущий от земли — земной и есть, и говорит, как сущий от земли; Приходящий с небес есть выше всех, и что Он видел и слышал, о том и свидетельствует; и никто не принимает свидетельства Его. Принявший Его свидетельство сим запечатлел, что Бог истинен, ибо Тот, Которого послал Бог, говорит слова Божии; ибо не мерою дает Бог Духа. Отец любит Сына и все дал в руку Его» (Ин. 3:31-35).

25) Ср.: 23. Он сказал им: вы от нижних, Я от вышних; вы от мира сего, Я не от сего мира.  Потому Я и сказал вам, что вы умрете во грехах ваших; ибо если не уверуете, что это Я, то умрете во грехах ваших.  Тогда сказали Ему: кто же Ты? Иисус сказал им: от начала Сущий, как и говорю вам. Много имею говорить и судить о вас; но Пославший Меня есть истинен, и что Я слышал от Него, то и говорю миру. Не поняли, что Он говорил им об Отце.  Итак, Иисус сказал им: когда вознесете Сына Человеческого, тогда узнаете, что это Я и что ничего не делаю от Себя, но как научил Меня Отец Мой, так и говорю. Пославший Меня есть со Мною; Отец не оставил Меня одного, ибо Я всегда делаю то, что Ему угодно. Когда Он говорил это, многие уверовали в Него. Тогда сказал Иисус к уверовавшим в Него Иудеям: если пребудете в слове Моем, то вы истинно Мои ученики, и позна?ете истину, и истина сделает вас свободными» (Св. Евангелие от Иоанна 8:23-32).

         Литература: 

  1. Документы из архива Романа Белоусова о работе над сборником произведений В.Я. Ерошенко «Сердце орла». Ч. 1. / Подготовка текстов к печати и комментарии — Ю. Патлань // ОКНО В ЯПОНИЮ. E-mail бюллетень Общества 'Россия-Япония' (Москва). – 2013. – № 3. – 20 января http://ru-jp.org/130120.htm http://ru-jp.org/belousov_arhiv_01.htm
  2. Документы из архива Романа Белоусова о работе над сборником произведений В.Я. Ерошенко «Сердце орла». Ч. 2. / Подготовка текстов к печати и комментарии – Ю. Патлань // ОКНО В ЯПОНИЮ. E-mail бюллетень Общества 'Россия-Япония' (Москва). – 2013. – № 5. – 3 февраля. http://ru-jp.org/130203.htmhttp://ru-jp.org/belousov_arhiv_02.htm
  3. Єрошенко Василь. Орлині душі. Пер. з японської Ю. Патлань // Музейний простір України. – 2015. – 15 березня. http://prostir.museum/ua/post/34604
  4. Єрошенко В. Орлині Душі. Пер. з яп. Юлії Патлань // White Phoenix (Камянець-Подільський). – 2015. – Вип. 3. – С. 50–53. 
  5. Єрошенко Василь. Орлині душі. Пер. з яп. Ю. Патлань // Промінь. Реабілітаційна газета Українського товариства сліпих. – 2016. – № 1-4. – 25 січня. – С. 14-18. http://cputos.org.ua/document/pressa/Promin/Promin2016/Promin2016-1-4.doc
  6. Єрошенко Василь. Казки. Орлині душі. Харків, ГО ХЦРМІ «Право вибору», 2016. Пер. з япон., післямова – Юлія Патлань. – 38 с. 
  7. Ерошенко В. Орлиные души. Пер. с япон., вст. ст. Ю. Патлань // ОКНО В ЯПОНИЮ, E-mail бюллетень Общества ‘Россия-Япония’ (Москва). – 2012. – № 03. – 15 января; № 4. – 22 января. http://ru-jp.org/patlan04.htm
  8. Ерошенко Василий. Сказки. Орлиные души. Харьков: ОО «ХЦРМИ «Право выбора», 2016. Пер. с япон., послесловие – Юлия Патлань. – 39 с. 
  9. Патлань Ю. Орлиные души // Наш Белгород. – 2012. – 22 декабря. – № 95 (1385). – С. 13.
  10. Патлань Ю. Ерошенко у Тагора // Наш Белгород. – 2017. – 22 декабря. – № 50 (1736). – С. 20. http://www.belnovosti.ru/nb/eroshenko-u-tagorahttp://media-belnovosti.s3.amazonaws.com/bngazeta/501736.pdf
  11. Патлань Ю. Орлине серце і душа орлина // Грінченко-інформ, 2018. – 3 січня. http://grinchenko-inform.kubg.edu.ua/orlyne-sertse-i-dusha-orlyna/
  12. Патлань Ю.В. Василь Єрошенко. «Орлині душі»: стаття // White Phoenix (Камянець-Подільський). – 2015. – Вип. 3. – С. 46–50. 
  13. Патлань Ю.В. "Ті, хто надію складає на Господа, силу відновлять, крила підіймуть, немов ті орли": про біблійні та британські впливи у житті та творчості Василя Єрошенка / Ю.В. Патлань // Інформація та культура в забезпеченні сталого розвитку людства: зб. матеріалів Міжнар. наук.-практ. конф., м. Маріуполь, 15 листоп. 2017 р. / Маріупольський державний університет; за заг. ред. Г.І. Батичко. – Маріуполь: МДУ, 2017. – С. 68-71.
  14. Патлань Ю.В. «Как Я носил вас как бы на орлиных крыльях, и принес вас к Себе»: о жанровой природе «Орлиных Душ» В.Я. Ерошенко и о влиянии протестантизма на становление образования слепых (статья первая) // Вісник університету ім. А. Нобеля. Серія «Філологічні науки». 2017. – № 2 (14). – С. 86-108. http://phil.duan.edu.ua/images/stories/Files/2017/2-2017/15.pdf
  15. Патлань Ю.В. «Как Я носил вас как бы на орлиних крыльях, и принес вас к Себе»: о жанровой природе «Орлиных Душ» В.Я. Ерошенко и о влиянии протестантизма на становление образования слепых (статья вторая) // Вісник університету ім. А. Нобеля. Серія «Філологічні науки». 2017. – № 1 (15). – С. 68-105. http://phil.duan.edu.ua/images/stories/Files/2018/9.pdf
  16. Патлань Ю.В. Василий Ерошенко в Шантиникетане у Тагора // Научно-культурологический журнал «Relga». – 2017. – № 15 [333]. 25.12.2017. http://www.relga.ru/Environ/WebObjects/tgu-www.woa/w...;level1=main&level2=articles
  17. Патлань Ю.В. До історії видання збірки Василя Єрошенка «Сердце орла» за матеріалами архівних збірок // Народознавчі студії пам’яті В.Т. Скуратівського: зб. наук. праць, Київ, 24-25 жовтня 2013 р. – К.: НАКККіМ, 2013. – 336 с. – С. 262-267.
  18. Патлань Ю.В. Орлиные души (вступительная статья к переводу). Ерошенко В. Орлиные души. Пер. с япон., вст. ст. Ю. Патлань // ОКНО В ЯПОНИЮ, E-mail бюллетень Общества ‘Россия-Япония’ (Москва). – 2012. – № 03. – 15 января; № 4. – 22 января. http://ru-jp.org/patlan04.htm
  19. Патлань Ю.В. Роль Н.И. Фельдман в истории издания сборника произведений В.Я. Ерошенко «Серце орла» // Сборник V конференции молодых японоведов «Новый взгляд», 12-13 декабря 2013 г., Москва / Отд. яп. культуры «Japan Foundation» ВГБИЛ, отделение востоковедения НИУ ВШЭ, Российская ассоц. японоведов. – М.: Алетейя, 2014. – 280 с. – С. 201-2014.
  20. Патлань Ю.В. Роль Н.И. Фельдман в истории издания сборника произведений В.Я. Ерошенко «Сердце орла» // Белгородский краеведческий вестник. Белгород: Константа, 2014. – Вып. 11. – С. 71-78.
  21. Патлань Ю.В. Сердце орла. К 50-летию издания книги В. Ерошенко «Сердце орла» и 60-летию смерти Василия Ерошенко. // ОКНО В ЯПОНИЮ. E-mail бюллетень Общества 'Россия-Япония' (Москва). – 2012. – № 45. – 23 декабря. На сайте: http://ru-jp.org/patlan05.htm
  22. Патлань Ю.В. Силу відновлять, крила підіймуть, немов ті орли // Шкільна бібліотека плюс. – 2018. – Лютий. – № 2. 
  23. Патлань Юлія. Василь Єрошенко. Орлині душі: вступна стаття // Музейний простір України. – 2015. – 15   березня. http://prostir.museum/ua/post/3460
  24. Isaki Michiko. Eroshenko to T?ky? m?gakk? / M. Isaki // Ikita Tabishita Kaita = Vivis voja?is verkis: Eroshenko seitan 125 sh?nenkinen bunsh?. T?ky?: Shubbansha eroshenko seitan 125 sh?nenkinen jigy? jikk? iinkai, Nihon esuperanto ky?kai, 2015. –  99 p.
  25. Tanabe Kunio. Sendatsu ni manabi gy?seki o shiru washir? - eroshenko nihontaizai to y?jin-tachi / K. Tanabe // Shikaku sh?gai: Sono kenky? to j?h?/ shikaku sh?gaishashien s?g? sent?-hen, 2013. –  No. 1 (296). – P. 22-31. 

__________________________

© Патлань Юлия Валериевна

 * * *

Приложение 

             Василий Ерошенко

ОРЛИНЫЕ ДУШИ

     Нет птицы прекраснее и свободнее орла. 
     Нет птицы сильнее и смелее орла. 
   И потому ни одно животное так не радо высоким уединенным горам, как орёл. 
     Об орле говорят – царь птиц. Человеческий мир устроен так, что невозможно испытать силу и смелость наших царей или наших героев. А в мире орлов только того и назовут великим орлом, у кого будут огромные крылья и клюв.
Таков древний обычай орлов. 
      Поскольку каждый орел может стать царем, он не станет угнетать другого, и оттого в обычае у орлов взаимное почитание. У них все не так, как у человеческих царей и героев: орлы не присваивают себе права на силы и разум своих подданных, не спорят и не ссорятся из-за пустяков. 
      Каждый орел стремится усилить свои крылья и клюв, укрепить когти, заострить взгляд. И издавна не в обычае у них было заставлять служить себе с помощью угроз или лести. 
     Этим орлы с давних пор отличаются от людей.
Похоже, это у людей было издавна принято мучить и угнетать слабых, своевольно черпать силы и разум слабых. Сильные люди были сильны отобранной силой своих слабых ближних, и поэтому не могли быть истинно свободными, а слабые всегда были глубоко несчастны.
     Похоже, люди – это животные, которым выпала несчастная судьба. Однако говорят, что именно человек сам себя нарек царем всех животных. Какая же в этом горькая ирония!..
*
     Когда-то одна горная страна была захвачена огромным соседним царством. И взаимная вражда и борьба между двумя странами с тех пор не прекращалась. 
На вершине самой высокой горы той горной страны счастливо жили-поживали орлы. Эти орлы издавна, в течение тысячелетий и даже десятков тысяч лет горели одним желанием. Они пытались подняться и достичь вечно теплого, вечно светлого Солнца. Они верили, что если изо дня в день, изо дня в день подниматься как можно выше, пусть даже на это потребуется несколько тысячелетий или даже несколько десятков тысяч лет, то потомки орлов непременно смогут достичь Солнца.
    Так продолжалось несколько веков, и потому действительно крылья новых поколений орлов стали сильнее, чем крылья их предков.
– Солнце возлюби,
К Солнцу восходи, 
Вниз не иди,
Вниз не гляди!
Тоска по Солнцу – вот исток орлиной силы. 
Подъем к Солнцу – вот радость орлиной души. 
Вниз не лети,
Вниз не гляди,
Внизу – темные тесные клетки, 
Внизу – место рабской смерти,
Вниз не лети,
Вниз не гляди!
Внизу – мир слабых существ, 
Внизу – мир скучных людей. 
Вниз не лети,
Вниз не гляди! – 
этой песней матери-орлицы издавна наставляли своих детей.

   Можно только гадать, что чувствовали угнетенные соседней страной горцы, слушая эту песню. 
*
     Душа и сердце царя орлов всегда были на самой высокой горной вершине, на самом верху одинокого утеса. 
     У царя и царицы орлов было двое любимых царевичей. 
      Каждое утро царь орлов брал с собой старшего брата-царевича, а царица – младшего брата, и они шли на край утеса, откуда сталкивали обоих царевичей вниз. А у самого подножия скал вновь подхватывали и взвивались на вершину утеса. 
      Они делали так каждое утро. 
      Так царевичи научились спокойно взлетать с верхушки утеса и снова спускаться вниз. Царь очень этому обрадовался и попытался, подняв обоих царевичей высоко в небо, сбросить их на землю. 
      Поначалу царевичи совсем потеряли присутствие духа, но от постоянных попыток крылья их окрепли, и они научились с легкостью опускаться с высокого неба прямо в свое гнездо. 
     Однажды царь произнес, обратившись к царице: «Давай-ка попробуем сегодня сбросить детей на дно глубокого ущелья!». Решив так, они подняли детей высоко в небо и сбросили их оттуда на дно ущелья.
      Оба царевича летели изо всех сил, но по пути их крылья устали и ослабли. Младший царевич воскликнул: «Старший брат, у меня больше нет сил!». Старший царевич, собрав оставшиеся силы, попытался помочь младшему спуститься. Царь и царица, глядя на них издали, ободряли их, хлопая крыльями.
     Именно в это время между царем, царицей и царевичами, откуда ни возьмись, появилось облако, и царь с царицей совсем потеряли царевичей из виду. Царь и царица пришли в ужас, и, пронзив облако быстрее стрелы, проникли в долину, но время было уже упущено. 
     Старший брат-царевич, помогая младшему, растратил и свои силы. Потеряв сознание, он камнем упал на дно ущелья.
     Царь с царицей, схватив обессилевших бездыханных царевичей, попытались взмыть вверх. Но в это время внезапно появился сильный на вид охотник с двумя сыновьями, и попытался поймать царя и царицу орлов. Царь с царицей некоторое время яростно сражались с охотником, оберегая царевичей, однако потом подумали, что охотник все-таки сильнее, а царевичи уже мертвы, и поэтому, наконец покинув их там, взвились кругами высоко в небо. 
*
    Однако царевичи не умерли. Как только их принесли в дом охотника, они сразу же очнулись. Охотник, подрезав крылья орлятам-царевичам, отдал их двум своим сыновьям. 
В то время старшему сыну охотника было семь лет, младшему – шесть, и они оба хорошо заботились о царевичах. Сыновья охотника очень полюбили орлят-царевичей и непременно брали их с собой, куда бы ни шли. Но охотник строго-настрого запретил сыновьям брать их в горы.
     Люди горной страны сильно радовались, услыхав, что два орленка упали в долину: люди решили, что это хорошее предзнаменование. Люди горной страны в душе надеялись: скоро явятся два орла, чтобы спасти их страну. Как бы то ни было, все там придавали воспитанию царевичей большое значение, и поручили охотнику позаботиться о них.
Однако не прошло и недели, как случилось ужасное. Исчез младший сын охотника. Друзья сына говорили, что дело было так: с неба, словно молния, явился огромный орел и унес сына охотника. Услышав это, все были поражены.
    Однако несколько дней спустя случилось еще более удивительное событие. На этот раз исчез старший сын охотника. Об этом жители горной страны разные распускали слухи, всякое болтали, вот только сам охотник молчал и ничего не говорил. Он продолжал воспитывать орлят-царевичей так, как это делал прежде, и считал это очень важным.
     Между тем, орлята-царевичи поначалу сильно грустили, чувствовали, что не смогут выжить без свободы. Старший брат-царевич утешал младшего, младший брат успокаивал старшего. Но, обласканные деревенскими детьми, орлята-царевичи постепенно освоились в мире людей и полюбили их. Но они никак не могли притерпеться к той обиде, что их привязывают длинными цепями к дереву. 
     С той поры прошло пять лет. 
     Орлята-царевичи выросли, их крылья обрели силу.
      В день, когда миновало ровно пять лет с той поры, как орлята-царевичи упали на дно ущелья, охотник снял с них цепи, и, взяв орлят, пошел к самой высокой горе. Там он отпустил царевичей и молча возвратился домой.
    Услышав, что охотник отпустил двух орлов, люди горной страны заволновались, но еще большее изумление охватило людей, когда вернулись оба давно пропавших в горах сына охотника. Внешность и поведение сыновей совершенно переменились, и потому сначала никто их не узнал. 
     Оба они были голыми, с длинными волосами, их тело было твердым, как скала, руки и ноги – крепкими, будто стальными, глаза стали пронзительными, носы изогнулись, как орлиные, зубы выросли, как волчьи, ногти на руках стали острыми и длинными, как у тигра. 
     Увидав их, люди горной страны были поражены.
И все с интересом несколько дней подряд слушали их рассказы. Сыновья рассказали, что они были похищены царем орлов и выкормлены в его гнезде, и похоже, царь и царица орлов всегда их любили.
     Каждое утро царь орлов, посадив сыновей охотника себе на спину, то взмывал кругами высоко в небо, то бросал их вниз на облака, а потом подхватывал, спасая. Сыновья рассказывали еще много удивительного. И, слушая их, люди не могли понять – ложь ли это все, правда ли? 
      В горной стране не было никого, кто сравнился бы с ними в прыжках, восхождении на скалы, плавании в воде; не было никого, кто бы столь сильно, как те сыновья, радовался свободной жизни. Сыновья знали, как зажечь сердца и души жителей горной страны. Так, когда человечьего языка не хватало, чтобы выразить словами свободу, они клекотали по-орлиному. Они научили жителей горной страны орлиной песне: 
– Солнце возлюби,
К солнцу восходи,
Вниз не иди,
Вниз не гляди!.. 
     
Они и вправду были удивительными детьми, и потому жители горной страны назвали их «Орлиные Души». Когда жители горной страны, угнетенной огромной соседней страной, смотрели на этих детей, какая же надежда появлялась в их сердцах! 
*
     С другой стороны, царь и царица орлов необычайно обрадовались тому, что двое царевичей благополучно возвратились. Но, когда орлы осмотрели их крылья и клюв, глаза и когти, стало понятно, что они никуда не годны. 
     И как же могли царь и царица орлов не огорчаться, видя потерявшие силу крылья и клюв, потускневшие глаза и затупившиеся когти? Кроме того, здесь, наверху, и храбрость, и любовь к свободе в душах царевичей казались царю и царице не стоящими доверия.
     Каждое утро царь-орел и царица-орлица изо всех сил закаляли двоих царевичей. Каждое утро царица пела песню: 
– Солнце возлюби, 
к солнцу восходи, 
вниз не иди, 
вниз не гляди! – 
пытаясь песней укрепить ослабшие души царевичей, чтобы они стали всегда царственно-храбрыми.
      Десять лет день за днем орлы пытались изгнать из душ орлят-царевичей человеческие души, и в конце концов орлята-царевичи смогли подняться выше, чем царь-орел, их когти и глаза стали более острыми, чем у царя и царицы. Однако их души несли неясное отличие от орлиных душ: в них была непонятная слабость, так похожая на человеческую.
     Даже тогда, когда царевичи, стремясь к солнцу, поднимались вверх, глаза их пристально глядели вниз. 
     И даже тогда, когда они кругами летали в бескрайнем небе, казалось, будто их души тосковали о долине.
     И даже тогда, когда они поднимались выше других орлов, из их груди вместо радостного клича победы слышался печальный, одинокий крик тоски по нижней, дольней жизни. 
      Временами бывало и так, что царевичи несколько дней ничего не ели, не ловя добычи. И даже поймав дичь, они вновь ее отпускали. 
     Как же, наверное, царь с царицей сокрушались из-за этого сердцем, видя такое в своих царевичах и слыша такое о своих царевичах!
      Все друзья царевичей ругали их и прозвали «Человечьими Душами».
      Царь с царицей часто сильно ругали царевичей и говорили, что они позорят царскую семью.
     Однажды старший сын, целый день пролетав кругами в небе, возвратился домой, сел напротив отца, пристально посмотрел на него и с грустью сказал: «Отец, говорят, что подъем к солнцу – давний идеал орлов. Но по-моему, это просто глупо. Взлетать к солнцу – пустое это дело. Подняться к солнцу орлам, может быть, и возможно, но от этого не обязательно будешь счастлив. Отец, сегодня я пытался подняться к солнцу. Пытался подняться так высоко, насколько хватит сил. Однако чем выше я поднимался, тем становилось холоднее, в глазах потемнело, наконец, голова закружилась и я, почти потеряв силы, рухнул наземь. И чем ближе я был к солнцу, тем сильнее холодало, да, это и в самом деле так! А потому я уже не желаю подъема к солнцу». 
       Едва старший царевич договорил, царь воскликнул: «Ах ты, Человечья Душа!», – и вонзил ему в горло когти. Царевич лишь раз тихо печально вскрикнул сдавленным голосом, словно в тоске по дольней жизни, и покорно умер, пронзенный когтями царя.
В тот же самый вечер и младший царевич, вернувшись снаружи, сел напротив матери и сказал: «Мать, мне уже опостылело летать к солнцу. В этом нет никакой пользы. Я твердо решил, спустившись вниз в долину, свить там на дне гнездо на вершине дерева и жить в мире и согласии с людьми и другими существами. Не верится мне, что орлиное счастье закатилось куда-то на солнце. По своему жизненному опыту я понял, что счастье – в человеческой дружбе».
      Услышав это, мать воскликнула: «Ах ты, гадкая Человечья Душа!», – и, взлетев, вонзила когти в горло царевича и разорвала его. Царевич лишь раз вскрикнул, словно тоскуя по дольней человеческой дружбе, и покорно умер, пронзенный когтями матери.
Этой же ночью царь и царица отнесли двух мертвых царевичей вниз в долину, положили перед домом охотника, который когда-то их выходил, и вернулись домой.
      После этого в пении царя и царицы:
– Солнце возлюби,
К Солнцу восходи,
Вниз не иди,
Вниз не гляди, –
послышалось предостережение от мертвых «Человечьих Душ».
*
     Обнаружив утром двух мертвых орлов, люди горной страны сильно взволновались. В то самое время люди горной страны, возглавляемые двумя братьями «Орлиные Души», подняли революцию против соседней страны-завоевателя.
     Двое «Орлиных Душ» стали крупными военачальниками и предложили необычный план военных действий, поэтому жители соседней страны ничего не могли поделать и, казалось, должны были потерпеть поражение. 
Однако на этот раз люди горной страны ничего не говорили, найдя двух убитых орлов. Но каждый размышлял в душе: а не предзнаменование ли это поражения восстания? Как бы то ни было, девушки-горянки убрали орлов красивыми цветами.
– Солнце возлюби,
К Солнцу восходи,
Вниз не иди,
Вниз не гляди, –
с этой песней, которой обучили их старший и младший братья «Орлиные Души», люди горной страны похоронили двух орлов как героев.
*
     Стольный град соседней страны был очень весел и необычайно наряден. Все дома были украшены огнями и флагами, грохотал салют и рвались фейерверки, доносившаяся издали веселая музыка бодрила сердца людей. Повсюду прогуливались нарядные поселяне, надев красивые одежды и размахивая бумажными фонариками и флажками. Полные людей улицы столицы выглядели, словно нарядные шествия. Веселилось всё и вся.
Лишь эшафот, сооруженный на самой большой площади города, выглядел уныло. Люди, собравшиеся на этой площади, пели государственный гимн и словно чего-то ждали. Люди поздравляли друг друга с тем, что удалось усмирить горную страну, которая недавно затеяла революцию. 
     Сегодня вечером на этом эшафоте должны были быть преданы смертной казни двое братьев – «Орлиные Души» горной страны. Все судили-рядили только об этом. Издалека раздался шепот: «Мятежники идут, мятежники идут!». Все стихло. Появились двое братьев, которых ввели солдаты. Люди прекратили разговоры, на широких улицах стало тихо, как на кладбище. Слышался лишь звук большого барабана – «татта-та». 
     Братья «Орлиные Души» улыбались. Их взгляды горели беспредельной храбростью и были преисполнены такой силы, что, казалось, могли воспламенить сердца всех. Когда они, улыбаясь, взошли на эшафот, оборвался гром больших барабанов – «татта-та, татта-та». Все люди, затаив дыхание, впились глазами в братьев. Братья стояли там, не теряя самообладания и подняв глаза к небу. 
    В это время откуда-то раздался сильный орлиный клекот, заставив дрогнуть тихий воздух. Небо отразило этот крик, словно эхо, и внезапно с неба спустились два огромных орла, – люди никогда не видели таких огромных орлов… Они, словно молния, подхватили братьев «Орлиные Души» и стремительно взвились в небо.
Люди, глядя в небо, застыли неподвижно, словно окаменев. Казалось, весь город превратился в кладбище. Лишь вверху над головами людей…
Внизу – темная тесная клетка,
Внизу – место рабской смерти,
Вниз не лети,
Вниз не гляди,
Внизу – мир слабых существ,
Внизу – мир скучных людей
… – слышалась песня.
*
      В тот вечер, когда соседняя страна праздновала победу, в горной стране – стране подавленного восстания – было тихо. Как же были печальны в тот вечер сердца и души женщин, потерявших мужей и детей! Все собирались у дома, где родились братья, и говорили, что сегодня казнят «Орлиные Души» – героев горной страны.
     Женщины взяли с собой маленьких детей. Кто мог бы понять душевную скорбь тех женщин? Однако несмотря на эту скорбь, женщины, поднимая вверх маленьких детей и вверяя их беспредельному небу, молились, чтобы и остальные дети стали «Орлиными Душами», чтобы спасти горную страну.
       Все было тихо. Тихо сверкали звезды. Среди ночной тишины словно в ответ на эту молитву… 
– Вниз не иди,
Вниз не гляди,
Тоска по солнцу – исток орлиной силы,
Подъем к солнцу – счастье орлиной души
, – слышалась песня.
*
     И ты, читатель этой сказки, молись о том, чтобы обрести «Орлиную Душу», которая спасет мир и человечество.

___________________________________

                    © Перевод с японского Юлии Патлань


Технология блокчейн, её развитие и перспективы
Статья о сетевой технологии блокчейн, проблемах её внедрения и значении для коммуникации и финансовых операций...
Мир в фотографиях. Портреты современников
Фотопортреты популярных общественных деятелей, политиков, актеров, спортсменов.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum