Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
От последней империи к республике. Русская история в новой системе координа...
Рассуждения экономиста, историка, социолога об исторических и социально-политич...
№04
(357)
20.03.2019
Культура
Ай, Чёрное море, журнальное море!
(№3 [356] 01.03.2019)
Автор: Дмитрий Пэн
Дмитрий Пэн

Заметки о литературно-художественной периодике Крыма


          Ай, Чёрное море!                                                              Ай, Чёрное море!                                                           Эдуард Багрицкий[1]

 1. НАСТОЯЩЕЕ БЫСТРО СТАНОВИТСЯ ПРОШЛЫМ

        Литературные панорамы Крыма, открывающиеся с моря, чаруют века и тысячелетия. Гомер был слеп, и как слепец, водящий чуткими пальцами по рельефу выбитого на коже и даже металле рисунка, мог воспеть щит воина, но даже его  Одиссей, гонимый от  берегов  Балаклавы коварными листригонами, не сохранил нам тех крымских панорам, что открылись его глазам. Колумбом литературных пейзажных панорам щедрой натуры Крыма стал для нас Пушкин. Именно Пушкин в своих лирических отступлениях “Евгения Онегина” воспел солнечный полуостров словами, которые известны и российскому школьнику, и многомиллионному русскоязычному племени российского зарубежья нашей планеты, и прилежным иностранным студентам, штудирующим на правах иностранного язык Петра Первого и его Ганнибала, прародителя автора бессмертного романа: “Прекрасны вы, брега Тавриды, // Когда вас видишь с корабля // При свете утренней Киприды, // Как вас впервой увидел я”[2]. Давно и сама литература стала своеобразным рельефом солнечного полуострова, затерянного среди сказочных морей и болот.  

      Северные степи не так щедры роскошными видами природных и литературных красот, но и в них достойная пера и кисти  жизнь теплится. Сейчас здесь окрестности озирают чутким взором таможенники и пограничники. В двух шагах беспокойная и “проблемная” граница с государством, где язык восхищённого брегами Тавриды автора “Евгения Онегина” числится по разряду языков малых народов, возблагодарим их судьбу, защищённых со всею своей культурой европейским законодательством. Частью этого почтенного европейского государства всего пять лет минуло, как величал себя и Крым. Был он благодарен и за жизнетворную днепровскую воду из самого длинного в Европе канала, и за дающее свет  электричество, и за щедрые дары садов, полей и ферм, но вслед за новостями истории и географии поспешили не лучшие новости экономической блокады, да, увы, и не только блокады. Эфир и газетные полосы полны сообщений о контрабанде и контрабандистах.  В художественной словесности тема эта по всему Чёрному морю высвечена от Тамани  до Одессы. А поводов читывать и перечитывать Лермонтова с Багрицким в наши времена хватает. И литература способна контрабандой оказаться, а границы здесь не только в пространстве, но и во времени, к счастью,  не пятилетней, но, что тоже не радует, пятидесятилетней давности, приравнивающие издания к антикварным букинистическим раритетам, не подлежащим вывозу, законодательство жёсткое и на лица не взирающее. С этими мыслями и берёшь в руки со стеллажа с периодикой тоненькую книжицу альманаха в обложке, напоминающей своим колоритом  флаг Крыма. Флаг ныне соседнего, но по-прежнему родственного государства на обложке тоже прочитывается. Вышла эта книжка в давнем 1990-м году. Хранящее тепло полиграфических станков настоящее быстро становится прошлым в прохладной тиши музеев и библиотек. Блеск глянца бороздят морщины времени, припорашивает пудра архивно-музейной пыли. Рельефы истории тоже не скроешь на лице времени. Только современная журналистика свежа и молода, какой бы, хоть и второй, но  древнейшей ни была бы она по своей профессии.                           Вот и в 1990-м крымская литературная жизнь накануне преобразования евразийской красной империи оживилась, похорошела и разрумянилась, словно вспомнила далёкие волошинско-коктебельские времена. А к нынешнему 2019-му году число только различных  союзов писателей превышает десяток. Периодическая печать – важнейшая форма литературной жизни. С 1938-го по 1960-й её воплощением был альманах “Крым”, созданный при участии С. В. Сергеева-Ценского, В. А. Павленко, А. А. Лесина, В. Е. Субботина и других известных профессиональных писателей. В 1990-м году восприемником этого издания стал почти одноимённый альманах "Крым-90", в редколлегию которого вошли А. И. Домбровский, А. П. Люсый, А. И. Милявский, В. В. Митрохин, В. П. Терехов, В. С. Фролова. Редактором-составителем нового издания стала С. В. Ягупова, которая в предисловии к альманаху поблагодарила всех,  “кто бескорыстно отозвался на идею возрождения литературного издания мыслящих людей нашего полуострова…”.[3] Философской основой издания стал русский космизм, идеологией – романтические поиски возвышенных идеалов, с предельной художественной убедительностью воплощённые в творчестве Александра Грина. Ориентация на аристократизм, избранность, высокая устремлённость к идеалу провозглашались на первых же страницах альманаха такими поэтами, как Борис Чичибабин и Владимир Терехов:

Ах, как дышит море в час вечерний,

И душа лишь вечным дорожит, –

Государству, времени и черни

Ничего в ней не принадлежит.

(Борис Чичибабин. “Коктебельская ода”)[4]

Нас погребает уют.

Видно, уж мы не услышим,

Как о бессмертном и высшем

Мёртвые травы поют.

(Владимир Терехов. “Тусклая зелень маслин…”)[5]

  Под рубрикой “Антология Таврии” альманах опубликовал историко-биографический очерк Александра Люсого  “Колумб Крыма, поэт-космист Семён Бобров”, стихи Владимира Набокова и ряд других материалов литературно-краеведческого характера, имеющих евразийский масштаб значения. 

     К 110-летию Александра Грина из номера первого журнала “Звезда” за 1985-й год был перепечатан рассказ “Дикая роза”. Ценным вкладом в крымское гриноведение стала публикация кандидатов филологии  Н. Изергиной, Н. Кобзева  “Неизданные автографы А. С. Грина”, представляющая собой краткий обзор гриновского фонда ЦГАЛИ (Центральный государственный архив литературы и искусства в Москве).

    Православная направленность издания не исключала его общечеловеческий характер и была связана с краеведческой проблематикой Крыма. В альманахе нашлось место для дискуссионных материалов об интеллигенции, неформальном искусстве ХХ века. К сожалению, иллюстрированное издание с отпечатанной в цвете обложкой, не получило продолжения. 120 страниц формата 1-4, вышедшие тиражом в пять тысяч экземпляров, в считанные годы стали библиографической редкостью. Продолжателем издания стал одноимённый журнал, который выпустил 22 номера и обрёл своего восприемника в Союзе писателей Республики Крым под председательством Валерия Басырова.

        С 1996-го года в Крыму начал выходить литературно-исторический альманах  “Севастополь”.  Скромный тираж в 300 экземпляров при 380-страничном объёме одного номера форматом А-5 позволяет продержаться изданию и до наших дней. Немаловажно то, что альманах фактически ранее являлся органом Управления культуры и туризма города Севастополя. Это решало многие бюджетные проблемы, но создало предпосылки для юридического прецедента, позволяющего городской власти объявить себя собственником авторского права на издание. Статус “литературно-исторического альманаха” делает “Севастополь”  –  своеобразной литературной частью города-мемориала, обеспечивает стабильность во времени на всех этапах современной истории героического полуострова.  Идея издания принадлежит главному редактору В. С. Фроловой, начальнику Управления культуры А.А.Рудомётову, депутату Горсовета В.А. Заичко, но альманах имеет редакционный и общественный советы. Валентина Фролова – заслуженный деятель искусств Крыма, лауреат Государственной премии Крыма и многих других премий, журналист, прозаик, драматург (1930-2018). Сейчас альманах «Севастополь» орган Союза писателей России. Главный редактор Л.М.Пивень. С 2014 по 2018 год издание альманаха не осуществлялось.

      Костяк авторов альманаха составляют сама Валентина Фролова, исторические романы и повести которой создавались на плодотворном местном материале и которая с 2002-го года параллельно с альманахом редактировала многотомное издание “Севастополь. Историческая повесть”, а также лауреат литературных премий имени А. Невского, Л. Н. Толстого, Вл. Крапмвмна и др. пишущий на исторические темы прозаик Валерий Вронин. Известный публицист, критик, литературовед Владимир Казарин, чьи публикации всегда украшали местные издания, а среди них и альманах “Севастополь”, к сожалению, покинул полуостров после 2014-го года и связал свою судьбу с созданным им Таврическим университетом в Киеве. 

    Документы, письма, хроники и очерки былого определяют неповторимое  своеобразие издания. Среди самых приметных материалов – две историко-краеведческие публикации.  Это – очерк Владимира Симоненко “Тайное посещение Сталиным бронебашенной батареи” (”Севастополь “, 2007, N 31, с.161 - 173) и очерк Леонида Сомова ”Капитан Немо немого кино России…” (“Севастополь”, 2012, N 44, с. 164 - 173). Первый – о знаменитой 35-батарее, 305-миллиметровые орудия которой могли вести стрельбу на дальность до 42-х километров,  были   скрыты в двух закамуфлированных под окружающий рельеф  башнях, незаметно вращающихся над железобетонными подземными коммуникациями с тайным выходом к морю.  Второй – в историческую мизансцену к отцу российского Голливуда и не только частной, но и государственной киноиндустрии Крыма Александру Ханжонкову, подлинному творцу  ноосферы крымских грёз и мечтаний, кинематографической ауры Крыма, добавляет колоритнейшую фигуру. Эта новая фигура мизансцены –  Александр Иосифович Дранков. Скандальный фоторепортёр и “гений кинохалтуры”, мужавший в Севастополе, Александр Дранков был, что открывает своим читателем севастопольский альманах, и  “пионером первой русской фильмы”, создав первый в русском кино детективный сериал “Сонька-Золотая Ручка” (1914 – 1915) и первую кинокомедию  ”Усердный денщик” (1908). Соперничая со своим тёзкой Александром Ханжонковым, он не выдержал конкуренции и тягот гражданской войны, эмигрировал из России и закончил свои дни в маленьком городке под Сан-Франциско. На  ялтинском надгробии Ханжонкова завершается, переходит в иной мир кино-грёз и кино-мечтаний континентальный рельеф Крыма. С кладбищенской таблички под номером 29 на кладбище в заокеанской Калифорнии начинается рельеф Крыма атлантический, да, именно такие парадоксы рельефа возможны по теории крымского мыслителя Вернадского, создателя учения о ноосфере. И этим парадоксом культурных рельефов мы обязаны Севастополю, городу и альманаху.       Литературный мир Севастополя, как и весь город, живёт особой, хоть и нераздельной с полуостровом, но неповторимой в своём своеобразии жизнью. Одно из естественных умонастроений этой жизни – тоска по героическому прошлому, неосуществлённая героика сегодняшнего дня. Это умонастроение органично находит своё выражение в творчестве  популярной среди горожан поэтессы, дочери адмирала Октябрьского Марины Виргинской, собирающей на свои вечера полные залы заинтересованно,  тепло принимающих её зрителей. Героика способна, по мысли поэтессы, объединить живущих врозь её современников,  вернуть, открыть заново исторические пути Евразии:

Пространство и время свершили свой суд над нами,

Лишь письма остались – лишь письма остались – гербарий минувших лет…

(Марина Виргинская. “Не встретить на улице, не закричать: “Привет!”)[6]

     Альманахи – судьбы и вехи истории, сами собой вздымающиеся на поверхности вершины, рост которых обусловлен глубинной тектоникой напряжённой внутренней жизни целых десятилетий. За последние годы появились и другие литературные альманахи в Крыму. «Чайка» (гл.редактор О.Г.Азарьев), «Золотой пегас» (гл. редакторы А.В.Грановский-2015г. и В.В.Сорокин с 2016года) изданы под эгидой Союза писателей России, его региональных отделений. Финансирование этих внушительных по объёму альманахов осуществлялось по федеральной программе. В них опубликованы самые лучшие произведения писателей-крымчан. Труд созидания альманахов – дело почтенное и, конечно же, при всей их исторической обусловленности в своей судьбе, дело нелёгкое. И всё-таки его не сравнить с трудом журнальным. Если альманахи – результат вулканических усилий глубинной литературной тектоники, преодолевающих тяжесть многих подспудных наслоений поверхности, а газеты подобны бумажным корабликам, несомым по волнам событий капризными ветрами времён, то журналы – это чаще всего тяжёлые баржи. Влекут эти  баржи, порой и наперекор течению, команды бурлаков – редакционных коллективов от председателя редколлегии и главного редактора  до корректора, изнемогающих в усилиях почти каторжных, что уж говорить о постоянных авторах изданий.    Наверное, поэтому многие ведущие наши журналы поименованы, как и названия рек:  “Нева”,  “Дон”  и “Кубань”, “Волга”...  

      Полуостров Крым богат реками. Есть среди них  реки спокойные, они проходят через степи, есть реки  бурные, они спускаются с  гор. Подчас за час дождя какой-нибудь крохотный горный ручеёк превращается в мощный поток, заполняющий собой ущелье. Такой же ручеёк в степи способен стать непролазным болотом или заливным лугом. Но характеры этих рек и речушек не героизированы, как Онега, Лена и Печора. Не стали эти реки и названиями журналов. В названиях литературных журналов Крыма преобладают морские образы: “Брега Тавриды”, “Ковчег-Крым”, “Чёрное море”, “Алые паруса”.  И персонифицируются эти образы  так различно  друг от друга. Представлены все три грамматических  рода от мужского до женского, не исключён из грамматических родов и средний. И числа даны в наборе единственного и множественного. Вот жаль, что парного рода в грамматике этих названий не хватает.

 2. ПРЕКРАСНЫ ВЫ, “БРЕГА ТАВРИДЫ”!

      Патриарх, можно сказать, литературный флагман Крыма – журнал  “Брега Тавриды”. Издаётся он с июля 1991-го года по наши дни. Вначале как литературно-художественный и публицистический журнал союза русских, украинских и белорусских писателей, министерства культуры Автономной Республики Крым, а после 2014-го года как литературно-художественный и публицистический журнал региональной общественной организации “Союз писателей Республики Крым”. Юбилейный номер 2016 года 260-страничный журнал формата А-5 выпустил тиражом 1000 экземпляров и собрал на свой памятный вечер полный зал своих читателей и почитателей в республиканской научной библиотеке имени Франко. Журнал крымских писателей можно назвать литературным флагманом, ведь не случайно и обложку его украшает маленькая эмблема с парусником.  Но всё-таки после знакомства с изданием приходит другое сравнение, не флагман, а гавань. Именно гавань, гостеприимная и надёжно защищённая от ненастья и штормовой непогоды, от природы удобная и многолетними неустанными заботами обустроенная. Возглавлялся журнал  долгте годы обаятельной и гостеприимной, что так важно для редактора, Галиной Домбровской, европейски образованным переводчиком, руководителем не только всего журнала в целом, но и отлично, со вкусом поставленного отдела искусств, многих других рубрик. Сплотить, удержать в дружном сообществе  оригинальных и независимых авторов – немалый труд не только редактора, но и дипломата, просто отличающейся высокой культурой по-настоящему творческой личности. 

       Автор проекта, основатель и главный редактор журнала с 1991 по 2002 год писатель, философ, академик, Почётный крымчанин Домбровский Анатолий Иванович. На посту главного редактора его сменяет вдова и наследница Галина Сергеевна Домбровская.  В редакционную коллегию, правление журнала входят основатель и председатель Русской общины Крыма, известный поэт, публицист, краевед Владимир Павлович Терехов, вскоре после 25-летнего юбилея издания безвременно ушедший, известный учёный-чеховед Геннадий Александрович Шалюгин, многие известные писатели полуострова. С 2018-го года почётным членом союза-учредителя издания становится глава Российского императорского дома Романовых, частый гость Крыма Марина Владимировна Романова.

   Создатель идеологии и философской платформы самого солидного и стабильного литературного издания полуострова – Анатолий Иванович Домбровский. Анатолий Домбровский популярен среди широких читательских кругов как историк и художник современности. Военное детство и политическая злоба сегодняшнего дня равно входят в его прозу, дают ей материал, обретающий под пером писателя подлинную художественную достоверность, становящуюся  увлекательным  чтением. Однако популярный беллетрист не идёт на поводу читательских вкусов, журнальной моды, издательской и конъюнктуры. Основу литературного наследия Анатолия Домбровского составляет историко-философская художественная проза. В своих первых историко-философских художественных произведениях писатель уделяет внимание прагматике философского знания на примере великого инженера Античности Архимеда (“Точка опоры”), чувственно-гедонистической стороне познания (“Сады
Эпикура”) и материалистическим умозрениям античности (“Тритогенея Демокрита”). Не удовлетворяясь очерковым взглядом  на проблемы истории мышления (“Рассказы о философах”), писатель делает новый шаг на своём пути познания. Он  приходит к созданию трилогии о становлении уверенной в себе и в человеческих силах материалистической метафизики из сомневающегося сознания  субъективного идеализма. Эту трилогию составляют завершающие  восьмитомник его избранных сочинений  романы “Чаша цикуты” – о Сократе (том 5),  “Платон, сын Аполлона ” (том 7), “Великий Стагирит” – об Аристотеле (том 6). Параллельно со своим литературным предшественником Алексеем Фёдоровичем Лосевым, крымский автор в научно-популярной художественной форме всем своим трудом упрочивает античный фундамент европейской культуры России.  Духовные и материальные корни славянского Крыма в античной культуре – в этом  философский пафос художественной идеи всего творчества Анатолия Домбровского.   

     Философская основательность не мешает изданию быть увлекательным, лёгким чтением. К примеру, под рубрикой  “Наш Пушкин” журнал публикует мюзикл Гарольда Бодыкина  “Фонтан любви” по мотивам  знаменитой южной поэмы Пушкина “Бахчисарайский фонтан”. И несмотря на жестокие, решённые в натуралистической манере отдельные монологи персонажей, по своим мизансценам и общей тональности мюзикл остаётся лёгким, почти водевильным чтением.  На водевиль похожа история о том, как автор этого мюзикла добывал на содовом заводе для издания первых номеров журнала вагоны с содой. Хитрые промышленники ловко сбыли через расторопного писателя свой товар, освободив склады и “прокачав” деловые каналы, да плюс к этому о рекламе не забыли. Правда, увлекательная эта история на страницы журнала не попала, стала кулуарным и застольным анекдотом для читательских встреч. 

      Разнообразные рубрики издания, кроме традиционных рубрик поэзии и прозы, включают и такие, как ”Зодчие Крыма”,  “Мир гармонии”,  “Мастера крымской палитры”.  Критика и библиография  входят  в разные  рубрики. Это   “Время, автор и книга”,  “История. Философия. Критика”. Материалы о Шевченко и Грине, поэзии, публицистике Крыма, детской женской поэзии публикуются под рубрикой “Культура: факты, проблемы, гипотезы”.

    В целом, журнал с его презентациями, юбилеями, солидным и представительным офисом в центр столицы – достойное культурологическое явление, достопримечательность, без которой не представить современного Крыма, его литературного пейзажа. 

 3. СРЕДЬ ЛИЦ НЕОБЩИХ ВЫРАЖЕНЬЕМ

    Пленяющие “лица необщим выраженьем” журналы “Ковчег-Крым”,  “Чёрное море” и  “Алые паруса”, к сожалению, можно сейчас встретить лишь на стеллажах библиотек.  Ковчег – традиционный образ модерна, воплощающий в себе идею спасения среди ожидаемых бурных и даже катастрофических перемен. Он  был использован в названии крупноформатного масштаба А-4 издания, выходящего на 136 страницах тиражом в тысячу экземпляров и основанного в 2005 году.  В редколлегию под председательством Гарифа Голенберга вошли такие солидные крымские издатели-редакторы, как Татьяна Воронина и Валерий Басыров, литераторы из Ялты и Коктебеля, Москвы и Израиля.  Рубрики  “Афоризмы”,  “Грифон” (рубрика фантастики),  “Новая волна” (рубрика интервью) делали издание интересным и увлекательным чтением.  Рубрики  “Мастерская прозы” и  “Вертикаль” (рубрика одного поэта) были интересны для для молодых авторов, стремящихся к овладению искусством слова и совершенствованию своего писательского ремесла. Особый интерес представляла рубрика  “Мистерии пути (личности, индивидуальности, люди)”.  В ней развивалась экзистенциально-эзотерическая трактовка современной творческой личности. Можно только удивляться, что такое интересное издание учредителя и главного редактора Теймураза Масиашвили не завоевало устойчивой читательской аудитории. 

     Со вкусом оформленную обложку литературно-художественного журнала “Чёрное море” украсили фотографические виды волн. Свыше 200 страниц формата А-4 тиражом в тысячу экземпляров под этой обложкой составили по-настоящему увлекательное чтение. В свё время главный редактор Николай Кобзев (1936-2008) и его заместитель Эдуард Абрамов ввели в состав редколлегии такую известную в журнально-издательском мире крупную фигуру, как Андрей Мальгин,  литературные силы из Москвы, Минска и Киева.  Кроме традиционных  рубрик прозы, поэзии и литературной критики, журнал отрыл на своих страницах рубрики воспоминаний, литературно-критических эссе, искусства и культуры, сатиры и юмора. Но и это издание сиротливо ютится на библиотечных полках несколькими разрозненными экземплярами. 

      С особым пиететом, замирая душой, открываем мы обложки детско-юношеских журналов. Русская классика была и остаётся блистательной школой детской литературы, произросшей на брегах Крыма. Живы в памяти у читателей  крымские герои Льва Кассиля. Помнят крымчане  и удивительный талант ученицы Евгения Евтушенко Ники Турбиной. А как радовались все крымчане поэтическому, а затем журналистско-редакторскому  дару футболиста и кумира юных крымских Пеле Александра Ткаченко, введённого Андреем Вознесенским в круг “громкой”, эстрадной лирики поэтических трибунов  и глашатаев свободы слова,  ставшего одним из восприемников традиций легендарной “Юности”. И каким всеобщим горем была для Крыма гибель полпреда детской дипломатии мира, юной американки  Саманты Смит (историческая поездка в Россию, счастливая жизнь в крымском Артеке  Саманты Смит отражены в  биографии Саманты, созданной российским писателем и журналистом Юрием Яковлевым). Детско-юношеская  литература –  это для Крыма целый мир! Поэтому и в отношении детско-юношеской журналистики у крымчан самые высокие требования и самые возвышенные ожидания. Увы, увы,  в семействе региональных выпусков в Крыму московской столичной молодёжной прессы нет газеты юности старшего поколения жителей полуострова  “Крымского комсомольца”, увы, не оказалась долговечной в Крыму и судьба юношеских журналов.

     Один из них, а именно “Индиго”, привлекал блестящими глянцевыми обложками и оригинальными сюрреалистическими коллажами. Тиражный график, к несчастью, дал скачкообразную, неустойчивую диаграмму. “Индиго”  быстро снизил свой тираж с 8 тысяч в 2009-м году до 5 тысяч в 2010, затем резко поднял до 15 тысяч в 2011, уменьшив формат из 1/8 до 1/16, а затем и вовсе пропал из киосков. Журнал был психологическим, ориентировал молодёжь на жизненный успех, развивал деловые качества и не забывал о гедонистических ценностях, публиковал он и художественные произведения. Редакционная команда менялась, но  председатель редсовета Григорий Воробьёв и директор Ольга Воробьёва оставались постоянными фигурами выходных данных издания. Издание много работало с молодёжью, и на его страницах можно было увидеть творческие, вдохновенные лица юных журналистов на групповых фотографиях авторского актива. Журнал проводил творческие конкурсы, искал и находил таланты. “Индиго” родился 21 декабря 2008-го года,  а в 2009-ом году  был признан лучшим молодёжным изданием в Украине.  Для празднования дней рождения журналу предоставлял свою сцену в Симферополе  Крымский академический русский драматический театр имени Максима Горького. Отрадно, что от номера к номеру намечалась тенденция увеличить отводимое литературе место, но, можно только сожалеть, что удержаться на ветрах перемен среди бурных волн журнального моря удаётся не каждому. 

    Учредителем и издателем литературно-художественного журнала для детей и юношества “Алые паруса” выступил Литфонд Крыма. Кому же другому издавать журнал для детей и юношества! Ведь основал в России Литфонд критик Александр Васильевич Дружинин именно для поддержки молодых писателей! И сейчас материальные ресурсы отделений литфонда могли бы позволить себе размещение выездных школ, студий, классов и семинаров, издание литературной периодики, а не только аукционы, выставляющие на продажу литературные раритеты. Ведь настоящее быстро может стать не просто прошлым, а дорогим и музейно значимым историческим достоянием…

    64 страницы офсета “Алых парусов” в формате А-4 выпускать тысячным тиражом не могло представлять особого труда для солидной редколлегии под руководством, например, главного редактора Александра Грановского. Скромная, но со вкусом оформленная полиграфическая продукция не блистала роскошью “Индиго”, но отличалась стабильно высоким уровнем профессиональных текстов. Курс на малые журнальные объёмы текстов, характерный и для других крымских изданий этого формата, давал возможность проявить таланты не только в юмористике и эссеистике, но и в новеллистике, поэзии. Правда, терра инкогнитой для детско-юношеской периодики остаются традиционные журналистские жанры, но смелость города берёт, как известно. Печально, что новых номеров журнала нет сейчас ни на библиотечных стендах, ни в витринах киосков. Как нет и таких детских журналов как «Крымуша», единственный журнал для детворы, издававшийся 20 лет без малого (гл. редактор С.Ягупова (1942-2015), «Литературный детский мир» (главный редактор Л.Огурцова), продержавшийся на плаву целое десятилетие с 2005 по 2015 год.

     “Ай, Чёрное море!” – восклицал восторженно  поэт  ХХ века. И как не повторить за ним не только эти слова, но и некоторые следующие за ними. Рифма далее напоминала нам о знаменитом багдадском персонаже из “Тысяча ночей и одной ночи”. Но ограничимся эвфемизмом “багдадский персонаж”, не станем  громоздить предложный падеж на именительный падеж всем известного односложного слова. Напомнило это слово нам о героине хорошо знакомого маленьким крымчанам стихотворения Владимира Орлова вороне. Крики вороны, что её обокрали, помнится, получают в остроумном поэтическом скетче неожиданное  продолжение:

– Стой, ворона,

Не кричи.

Не кричи, ты,

Помолчи!

Жить не можешь

Без обмана.

У тебя ведь

Нет кармана.

– Как?! – 

Подпрыгнула ворона

И моргнула

Удивлённо. –

Что ж вы раньше

Не сказали?

Кар-р-р-аул!

Кар-р-рман

Укр-р-р-али! [7]

  И действительно! Куда делись из литературы Крыма такие превосходные  журналы. Кто похитил их у читателей? Это ведь не карман, которого не было, но из которого столько всего украли у вороны Владимира Натановича Орлова. “Караул, карман украли!” – кричала героиня стихотворения, когда ей объяснили, что у неё кармана не было. Но ведь литературные журналы были в Крыму! И очень даже хорошие журналы! А читателей разве не было? Были, не перевелись и читатели.  

4.ЛИТЕРАТУРНО-ГЕОГРАФИЧЕСКИЕ НОВОСТИ, МЕЧТАНИЯ И ПЕРСПЕКТИВЫ 

       Но не будем завершать криками расстроенной вороны наш скромный обзор. Ворона, кричащая о кармане – это лишь часть, додуманный и вписанный, как в видовую итальянскую гравюру, жанровый эпизод общей панорамы. Почему бы и нет? Ведь и Шишкину Ивану Ивановичу Константин Аполлонович Савицкий  медведей вписывал в лесной пейзаж. А тут обозреватель сам в своё обозрение своею собственной рукой ворону вписал. Ну, не попала любимая обозревателем с детства ворона в листаемые журналы. Что делать?  Да вставить её в журнальный пейзаж незамедлительно. Пусть каркает на здоровье. Хороша, ведь, ворона, ай, хороша! Добавим немного  анималистики в журнальные просторы маленьким жанровым эпизодом. Мал эпизод, да дорог. Эпизод этот немаловажен и значим… Ой, до чего же нужно внимательно прислушаться к горестному карканью Вороны, родной сестры одного из символов журналистики Сороки.   Если Сорока – это газетные новости журналистики, то Ворона – это тревожный набат журналистики.  Прислушаемся же к ней внимательнее. Кстати, а не появились ли в хоре крымской журналистики и новые голоса? С 2014-го года в  трудах и заботах экологии и экономики литературно-журнальная жизнь не замерла на  “Брегах Тавриды”, да и по всему Крыму? Конечно, о “толстом” литературном журнале в Крыму можно только мечтать. Даже известные московские издания в каталогах подписки не сыщешь, что уж говорить о крымском “толстом” литературном журнале. Его просто нет, не было и не предвидится, когда даже ставок руководителей литературных студий в нынешних домах культуры нет.  Зато можно радоваться таким  богато иллюстрированным изданиям на мелованной бумаге, как “Crimea holiday”  и “Полуостров сокровищ”. Жаль только, что художественная словесность не попала ни в праздники с каникулами, ни сокровищем не считается. Отложим эти изданные на мелованной бумаге новейшие рекламные опусы. Правда, слова на обложке одного из них, малоформатных крымских праздников-каникул, “чтение с видами на Крым” останавливают внимание. Ждёшь продолжения. Но где же оно? Где?

     Положение спасает уникальное издание нового типа.  Фестивальное движение, как известно,  – одно из самых популярных в мире. Конечно, за олимпийцами и футболистами здесь никому не угнаться, ведь теперь болельщики располагают своими собственными паспортами и правом безвизового передвижения. Кинематографисты, театралы, музыканты – все имеют свои фестивали. Много их и в Крыму. Немало в Крыму и литературных фестивалей. Некоторые ведут и свои журнальные проекты. Среди них обращают на себя внимание своим высоким профессионализмом “Интеллигентный сезон” и детский журнал “Долька” издательства “Доля” Валерия Басырова (оба журнала редактирует Ольга Прилуцкая). И не мудрено. Ведь симферопольское издательство “Доля” – первое в Крыму профессиональное издательство писателей, возникшее ещё до распада СССР. И вот издательство “Доля” гостеприимно встретило в марте 2015-го года общероссийский проект центрально-регионального издания “ЛиФФт” (“Литературный Фестиваль Фестивалей”). Руководит проектом московский издатель, поэт и философ Маргарита Аль. Лиффтийские журналы выходят центральным московским выпуском под редакцией Маргариты Аль  и в  регионах Российской Федерации под редакцией местных профессиональных писателей. Тираж до 1000 экземпляров при объёме “тонкого” литературного журнала с чёрно-белыми иллюстрациями делает издание даже при формате ранга А-4 “компактным”, “мобильным”. В поле зрения издания оказались все активные силы профессиональных писателей Российской Федерации. Журнал проводит свои фестивали, осваивает литературную географию страны в постоянных путешествиях и презентациях. Первый Литературный Фестиваль Фестивалей успешно стартовал в Алуште на гостеприимной земле Крыма, завершая майские дни 2015-го года, даже принял участие в торжественном шествии на праздничном Дне города. Флаги участников фестиваля соединились с флагами городского праздника. Сам фестиваль стал заметным событием в жизни города и республики. Весной 2015-го года вышел крымский выпуск журнала, а к 2018 вышел и севастопольский “ЛиФФт” под редакцией Ли Гевары. Крымском полку литературно-художественных журналов прибыло.    

        Журнал “ЛиФФт” имеет солидную философскую базу. Не случайно само слово “лиффтийцы”, которым иногда называют издателей и авторов журнала, созвучно со словом “ифлийцы”, которым именовали студентов знаменитых ИФЛИ (Истории, Философии, Литературы Институты), вузов, существовавших  в тридцатые годы в Москве и Ленинграде до их слияния с университетами. В философскую базу “ЛиФФта” входят наукоучения почвенническо-евразийского спектра, русский космизм и логико-лингвистический позитивизм. Связь с античным наследием  утверждается в эмблематичной для лиффтийцев передвижной выставке, посвящённой пергамскому алтарю, на котором изображена битва богов и гигантов. Автор этой монументальной экспозиции фотохудожник Андреа Александер. Возрождение классики органично дополнила на стартовом фестивале журнала экспозиция портретно-жанровых листов фотохудожника и прозаика Левона Осепяна. Она тоже стала эмблематичной в своей невзыскательной простоте. “ЛиФФт” – журнал фестивальный. Живая жизнь в самой природе его существования, и странички под желтой обложкой не отделить от непосредственного существования искусства и литературы лиффтийцев на сцене, в выставочном зале, на праздничных уличных маршах и в секционной работе над мастерством.  Секцию поэзии ведёт у лиффтийцев известный поэт и философ, эстетик Константин Кедров. Секцию национальных литератур – крымский издатель, литературный и общественный деятель Валерий Басыров, председатель Союза писателей Республики Крым. Секцию прозы – Первый секретарь Союза российских писателей Светлана Василенко.

  Литературно-художественная журналистика Крыма активно, деятельно стартовала в общероссийском федеральном проекте и вышла на самую высокую орбиту одного из  знаменательных для нашего времени проектов. Это естественно и закономерно. Многонациональная почва Тавриды дала миру учение о ноосфере Вернадского,  подняла в небо планеры Сергея Королёва, проложив горний путь человечества в Космос. Чистоту и возвышенность крымской мечты подарил российской словесности Александр Грин. Впервые в истории соединил на гуманистической основе литературу с философией техники, экономическими науками евпаториец Илья Сельвинский. Меккой независимой творческой интеллигенции, гуманитариев-гуманистов сделал Крым Максимилиан Волошин. Традиции этих деятелей культуры, трудом которых на карте мировой культуры навечно очерчена крымская земля легенд и смелых начинаний, продолжает журнал “ЛиФФт”.        

    Ай, Чёрное море! Журнальное море! Романтические алые паруса мечты и смелые современные  конструкции  – таков твой крымский пейзаж нашего времени, Чёрное море. И одесская поэтическая строка-волна Эдуарда Багрицкого из недавнего века российской словесности с прежней свежТак, очевидно, представляли себе обетованную землю наши пращуры.” [7]  Высотки новостроек поднялись из скал и зелени так уверенно и горделиво, будто бы не они проросли здесь, а эта земля и зелень вокруг создана лишь для того, чтобы дополнить их рукотворное явленье миру. Восхищение именно зёмлёй обетованной пращуров сейчас невозможно. Почвы на берегах юга становится всё меньше и меньше. Да и в самом Крыму заповедна она всего ничего где-то в 8,5% охраняемой законом общей территории.  Что уж говорить о классических пейзажах позапрошлого века. Вряд ли сможет теперь взглянуть на Крым глазами Михаила Лермонтова племя младое авторов школьных и абитуриентских сочинений: “Полюбовавшись несколько времени из окна на голубое небо, усеянное разорванными облачками, на дальний берег Крыма, который тянется лиловой полосой и кончается утёсом, на вершине коего белеется маячная башня, я отправился в крепость… ”[8]  Крымский мост,  эта географическая новость нашего времени,  ждёт нового взгляда  на прежние Палестины.  Перефразируя Александра Кушнера, скажем: “Пейзаж совсем другой у нас пошёл…” Да и только ли пейзаж иной?

      Не будем, однако, консерваторами. Где новый пейзаж, там и новый жанр. Вот лирическому герою Виталия Меренкова из альманаха “Севастополь” хочется “присесть с бокалом”,  “пить вино со вкусом лета”, гуляя по Приморскому бульвару “под случайную гитару с южной ночью обниматься”. У новых героев “по морю пляшут блики дискотек и звёзд зарницы”.[9] Автор этого персонажа не так уж юн, как чувства его героя, хоть ко времени публикации и не обзавёлся солидной поэтической биографией с чередой авторских книг.  Но разделим его чувства и представим его с бокалом на бульваре у ночного моря, расцвеченного бликами дискотек. Матрос, судовой техник-электрик, судомеханик и даже судоводитель, моряк дальнего плавания с высшим техническим образованием.  Вполне сгодится для многоликого типажного племени новейшему гриновскому Санди. Но попробуем представить мы избранный нами типаж  не в таинственном доме с золотой цепью, а гуляющего с бокалом по новейшей черноморскому бульвару.   Волне может он привольно расположиться уютной набережной  от Сочи до Крыма,  через Феодосию и Коктебель до Алушты, а там и до Ялты рукой подать. И чем худо пройтись ему а затем через Севастополь и Евпаторию. И наконец, вот он, самый западный край Крыма, Бакальская коса у заповедных Лебяжьих островов. Вот такая набережная с бульваром. Не одни же только стены городить между странами и народами. Время и мосты с набережными прокладывать. Время и гулять по ним с бокалом от Сочи до Бакальской косы, от Бакальской косы и до Сочи.

      Фантастический, скажите, пейзаж, да и жанр к нему не самый педагогический. Денег безумно много, скажите. Но бросила же фантастическая женщина Фёдора Михайловича Достоевского пачку купюр в камин! История для “Идиота”, скажете?Маниловщина, скажете, для бывших таможенников  чичиковых?  Но тут уж надо выбирать. Либо ты таможенник, либо ты контрабандист. А кто знает, тот подскажет, что бульвары с их знаменитой парижской бульварной прессой впервые произросли на оборонных валах, были частью оживлённой журнально-театральной жизни. Так что и море с его оборонительными фортами и редутами способно театрально-бульварной набережной принарядиться на своих брегах.  Ай! Чёрное море! Пейзажи твои переменчивы, да жанры вечны. Впрочем, не будем отвлекаться от журналов.  Чёрное море – журнальное море… И литературно-географические мечтания ему не помеха, а реальная перспектива. И видится  нам журнальное море Тавриды отнюдь не в одном закатном свете.  С бокалом доброго вина от Севастополя можно после праздничной дискотеки дойти и до Бакальской косы с заповедными Лебяжьими островами, да с тем же бокалом и в Севастополь вернуться, а впереди набережная Ялты, а там и дальше, дальше, дальше. Завораживающе чудесно Чёрное море с плещущимся в нём вечерним солнцем и с луной, после полуночи танцующей в огнях дискотек, плывущей сквозь серебряные блики волн, а на рассвете и не представить, как ты великолепно, Чёрное море. Ай, Чёрное море! Журнальное море!                                                                                                                                                                   

Литература           

  1. Эдуард Багрицкий. “Контрабандисты” // Эдуард Багрицкий. Стихотворения и поэмы. Москва. ГИХЛ, 1958, –с. 49

  2. А. С. Пушкин. “Отрывки из путешествия Онегина” // А. С. Пушкин.  Собрание сочинений в десяти томах. Том пятый. Москва. Изд-во Академии наук СССР. – с.202.

  3. Светлана Ягунова. “Почти тридцать лет назад общественность области…” // “Крым-90”. Симферополь. Таврия. 1990. С.1.

  4.Борис Чичибабин. “Коктебельская ода” //  Там же. С. 3.

   5. Владимир Терехов. “Тусклая зелень маслин…” // Там же. С. 3.

   6. Марина Виргинская. “Не встретить на улице, не закричать: ”Привет! “ // “Севастополь”,  2007, N 31, с. 184. 

    7. Владимир Орлов. “Ворона”  // Владимир Орлов. “Солнечный душ”. Симферополь. Изд-во “Крым”, с. 34

    8.  К. Г. Паустовский. “Воспоминание о Крыме” // К.Г. Паустовский. “Чёрное море”. Симферополь.  Изд-во “Таврия”, 1973,  – с. 305.

     9. М. Ю. Лермонтов. “Герой нашего времени”// М. Ю. Лермонтов. Сочинения. Москва. Изд-во “Правда”, 1990, – с. 502-503.

      10. Виталий Меренков. “Август. Вечер. Чаек крики.” // “Севастополь”. 2012. N 44, – с. 227. 

 ________________________

© Пэн Дмитрий Баохуанович

Эпоха фейков заменила книги и телевидение на поле соцмедиа
Статья об опасности информации, строящейся на фейках, использовании ботов и алгоритмов, что создает массовы...
Жизнь и судьба Хустино Фрутос Редондо
Воспоминание об испанском революционере Хустино Фрутос Редондо
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum