Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Образование
Профессиональные корни журнализма
(№11 [113] 27.07.2005)
Автор: Александр Калмыков
Александр  Калмыков
Речевая пражурналитика. Риторика.

Несмотря на то, что возникновение письменного текста действительно имело исключительное значение, так как текст выступал посредником на разных этапах становления информационно-коммуникационной деятельности [1] и являлся по сути системообразующим элементом культуры, к наиболее развитым формам пражурналистики следует отнести все же устные речевые сообщения.

Издревле сообщения передавались гонцами и вестниками, которые участвовали в торговых предприятиях, дипломатических акциях, военных операциях. Можно сказать, что прообразами современных политических журналистов были послы, которые не только вели переговоры, но и доносили до своих правителей разного рода информацию. Часть этой информации становилась публичной, то есть массовой. Следует упомянуть и профессиональных глашатаев, доводивших до народа важнейшие политические новости, а также религиозных проповедников, политических трибунов, и ученых, осуществлявших свою информационно-коммуникативную функцию на диспутах. Ясно также, что, подобными медиа пользовались не только правительственные, но и антиправительственные силы, протестные социальные группы и религиозные объединения. Такого рода деятельность естественно требовала высокого профессионализма и искусности.

Вот почему одной из предшественниц журналистики по праву считается риторика (ораторское искусство). Риторика являлась вполне профессиональной сферой деятельности, так как владение ею подразумевало наличие специальных знаний и практических навыков, что невозможно приобрести вне школы. Кроме того, можно говорить о существовании профессионального сообщества риторов уже в античные времена, как людей свободной профессии, наряду с философами, математиками, драматургами и поэтами. Риторы могли обладать определенной специализацией. Так, в профессиональном сообществе риторов выделялись логографы - судебные ораторы. Логографы готовили за плату речи своих клиентов, предназначенные для выступления в суде.

Этих аргументов достаточно, чтобы признать профессиональный характер риторской деятельности и факт присутствия в ней информационно-коммуникационной составляющей.

Риторика вместе с философией составляла ядро образованности в Древней Греции, без нее были немыслимы культура и воспитание. Знание риторики считалось обязательным для общественного деятеля, сочетавшего государственное мышление с даром оратора. Присутствие школы риторства означало также присутствие и теоретической науки о риторике, представленной в различных трудах и трактатах. Упомянем труды Исократа (436-338 гг. до н. э.) [2] - сына владельца ремесленной мастерской, ученика софистов, Сократа и политика Терамена. Свою литературную деятельность он начал в 403 г. в качестве логографа. В 390 г. открыл в Афинах школу красноречия, программа которой, кроме риторики, включала также изучение некоторых основ истории, литературы, истории права, и даже психологии. Школа Исократа была первой в Европе средней общеобразовательной школой, которая должна была подготовить учеников к исполнению государственных должностей. В ней воспитывались ораторы Демосфен, Гиперид, Эсхин, Ликург, Дейнарх, историки - Теопомп, Эфор и др. Важно отметить, что сам Исократ из-за слабого голоса почти не выступал публично, а свои взгляды распространял при помощи политических брошюр, составленных в форме фиктивных речей, и публицистических листков.

Риторическая программа Исократа представлена в двух речах: «Против софистов» (Kata ton sofiston; 390 г.) и «Об обмене имуществом» (Peri antidoseos; 353 г.). В них Исократ осуждает ораторов, занятых пустыми делами и не заботящихся о форме и стиле своих речей, и софистов, предлагающих в своих риторических школах готовые образцы для подражания, не уделяя внимания общему образованию воспитанников. Действиям противников он противопоставляет собственную программу, давая указания по поводу воспитания и образования молодежи, а также о композиции речей, их стиле и содержании. Особое внимание он обращает на содержание речи, ее нравственную направленность. Исократ считается создателем теории классической греческой прозы; а его главной заслугой было отделение языка прозы от языка поэзии (употребление поэтических выражений он допускал только в фиктивных речах), а также разработка ритмически расчлененного периода. Исократ считал слово квинтэссенцией культуры, средством совершенствования человека, залогом существования и процветания государства. Уже на основании представлений Исократа можно сделать вывод о том, что риторика отнюдь не ограничивалась собственно искусством произносить речи, а была скорее наукой об убедительности, то есть, говоря современным языком, основой технологии эффективных коммуникаций.

Фундаментальное исследование риторики мы находим в одноименном сочинении Аристотеля [3]. В «Риторике» Аристотеля дается обоснование ораторского искусства как особого вида человеческой деятельности, нацеленной на достижение максимальной убедительности. Аристотель анализирует средства и методы эффективного убеждения, рассматривает способы составления речей, способных привести к завоеванию умов. "Риторика" фактически содержит теорию риторики, то есть знания, позволяющие не только обучать профессионалов – риторов, но и исследовать явление риторики и совершенствовать мастерство риторики.

Рассмотрение ораторского искусства как формы пражурналистики, позволяет современной журналистике воспользоваться его богатейшим наследием. Действительно, риторика едва ли не самая разработанная профессиональная сфера информационно-коммуникативной деятельности. В теории риторики выявлены и описаны не только законы убеждающих речевых коммуникаций, но и законы построения письменного текста, чему яркий пример упомянутый выше Исократ. В контексте риторики сформулированы базовые требования к оратору, не только как к человеку, занимающемуся специфическим видом деятельности, но и как к личности, включая его нравственно-этические качества. Важно отметить постулирование риторикой авторского характера устных и письменных текстов.

Именно через риторику письмена открыли своих авторов. Фиксация авторства стало нормой творческой деятельности.

Ясно также, что владение риторикой является обязательным для журналиста не зависимо от того, какие тексты он готовит, выступает ли он сам перед аудиторией или работает с камерой. Все что он делает, в конечном счете, является формой выступления перед аудиторией, - публичным текстом, эффективность которого определяется умением пользоваться законами риторики.


Вместе с тем нельзя не упомянуть и о формах уничижающего употребления термина риторика. Так говорят о текстах, в которых используются только искусственные приемы убеждения, подчас в ущерб логике и при полном отсутствии доказательной базы. Зато при их составлении часто используются новейшие достижения манипулятивных технологий, в частности, технологии NLP. В защиту риторики следует сказать, что подобные тексты правильнее было бы называть манипулятивными, а их производство признать недопустимым с позиции профессиональной журналисткой этики.

Историография и публицистика

Другой деятельностью, на чье наследство может претендовать журналистика, является историография. Фиксация событий современниками в форме летописей, хроник и других документов, которые в последствии историками стали рассматриваться как источники, является деятельностью сходной журналистским публикациям новостей, аналитических обзоров и т.п. И там и там осуществляется фиксация реальных событий, то есть выделение из широкого поля случившегося того, что считается значимым и важным. Ясно, что эта задача не столь проста, и историография здесь может дать журналистике урок честности в освещении фактов. Очевидно также, что историческая реальность, фиксируемая в историографии, и событийная (актуальная) реальность, фиксируемая журналистикой, во многом схожи, хотя и не совпадают, что позволяет использовать законы исторической науки при разработке эффективных сообщений для массовой аудитории.

Увеличение информационно-коммуникационной нагрузки письменного слова, а также расширение профессионального сообщества тех, кто занимался созданием мемуаров, хроникально-документальной литературы, специализировался на сборе новостей, - готовило возникновение журналистики как определенного социокультурного феномена, профессиональной деятельности.

Важной составляющей журналистики и ее предтечей являлись публицистические произведения, первые из которых были созданы еще в античности риторами, но наиболее рельефно этот жанр проявился в эпоху Ренессанса, когда в Западная Европе четко обозначилась такая профессиональная роль как литератор-публицист и стал формироваться социальный слой интеллигенции. Этому способствовало развитие гуманистических ценностей, то есть произошел возврат к античным представлениям о роли человека в социальной среде и как следствие, формирование общественной потребности в получении социальной информации. Отсюда повышенный интерес к морали, этике, эстетике, историографии, особенно в среде нарождающейся интеллигенции. Следует отметить, что интеллектуальный труд в эпоху Возрождения становился профессиональным еще и потому, что интеллектуалы получили возможность существовать за счет своего труда, и возник внесословный культурный слой, не только способный потреблять интеллектуальные продукты, но и ставший питательной средой для широкого полидисциплинарного дискурса, обеспечивающего обмен мыслями и выработку коммуникативных норм.

Факт связи социально-коммуникативной деятельности, а точнее журналистики с социальным слоем интеллигенции важен с той точки зрения, что качество интеллигентности в его широком и узком смысле, является профессионально значимым качеством для журналиста и сегодня. Принадлежность к этому социальному слою накладывает на журналиста нравственно-этические, эстетические и коммуникативные нормы и правила принятые в интеллигентской среде.

Ренессансная интеллигенция исключительное значение придавала Слову, как в устной, так и в письменной его формах существования. Событие, не зафиксированное в Слове и в тексте, могло стереться из исторической памяти, оно как бы не существовало без своего текстового отражения. Имя человека, его деяния нуждались в сохранении, так как он претендовал не только на пожизненную, но и на посмертную славу. Следовательно, текст (в том числе и новость) являлись условием существования, своего рода гарантией бытия, знаком бессмертия.

Можно сказать, что именно в эпоху ренессанса впервые информация приобрела не только познавательные, но и рыночные атрибуты. Хорошим примером в этом плане является Пьетро Аретино - поэт, художник, памфлетист XVI в., приучивший и власть и публику к тому, что за литературную деятельность нужно платить деньги. Сатирические сюжеты Аретино, сборники писем, пародийные гороскопы носили откровенно публицистический характер, и предавали гласности реальные факты из жизни вельмож.

Некоторые исследователи истории журналистики считают Аретино одним из первых профессионалов формирующейся прессы. Так как он строил свою политику на неограниченной и абсолютной публичности, использовал для сбора сведений хорошо налаженную службу поиска информации; отчетливо осознавал существование социального заказа нарождающейся буржуазии и действовал в соответствии с ним; преподносил результаты своего труда как рыночный товар.

В дальнейшем публицистический аспект укрепился как одна из основных прерогатив информационно-коммуникативной деятельности, интегрируя в себе публичные выступления политиков, религиозных проповедников, писателей и других интеллектуалов.

В православной Восточной Европе, не пережившей Ренессанса, с его восстановлением языческих ценностей античности, публицистика развивалась в основном в русле богословской традиции и богословских споров. Достаточно упомянуть тексты, впоследствии вошедшие в канонические церковные книги, которые отражали богословские диспуты Вселенских Соборов, а также житийную литературу. Среди публицистов нельзя не упомянуть Максима Грека, Протопопа Аввакума и многих других. Особо следует отметить публицистические произведения, выходившие из под пера власть имущих. Например, послания Иоанна Грозного.

Публицистические тексты объединяет то, что в них откровенно и бескомпромиссно излагалась и отстаивалась авторская позиция, которая подчас могла привести (и нередко приводила) их авторов на эшафот. Готовность отстаивать свою позицию означала, кроме всего прочего, и наличие в обществе слоев и групп, для которых эта позиция была близка и которые готовы были поддержать автора. Это свидетельствует о том, что уже в те времена информационно-коммуникативное пространство было далеко не однородным, напротив являлось достаточно агрессивной конкурентной средой. Такой она остается и сейчас.

Присутствие публицистического компонента журналистской деятельности задает особые требования к профессионализации. Прежде всего, журналист должен уметь отстаивать свою позицию, представляя ее в конкурентном информационно-коммуникативном пространстве, то есть, должен уметь вести и выигрывать информационную борьбу, и быть готовым к тому, что соперники могут применить в этой борьбе не только информационные средства. То есть, журналистика - это профессия не только умелых, но и смелых (мужественных) людей. Однако для того, что бы что-то отстаивать, надо это иметь. Иными словами, формирование собственных убеждений, ясное понимание собственной позиции - также следует отнести к профессионально-значимым качествам журналиста.

Технологические корни журнализма

Только риторам практически не нужны были помощники и посредники для передачи своего слова публике. Распространение письменного слова непосредственно зависело от технологического прогресса, причем настолько, что формы литературной деятельности вынуждены были трансформироваться в результате появления той или иной технологии производства (впоследствии и технологии распространения) информационно-коммуникативной продукции.

Общим местом стало утверждение о том, что изобретение печатного станка Гуттенбергом [4] вызвало широкомасштабную культурную (добавим: и информационно-коммуникативную) революции, в той степени, как ранее - изобретение письменности. Аналогичные масштабные изменения мы переживаем и сейчас, в связи с изобретением Интернета.

По мере формирования журналистики и обслуживающих ее технологий к ней присоединялись представители самых различных видов деятельности, определяя тем самым параметры профессионализации журналистики. Например, первый печатник, типограф сам создавал шрифты, выполнял обязанности редактора, издателя, продавца. Причем, именно типограф в Западной Европе получал преимущественное право на создание газеты [5].

В журналистский цех, таким образом, входили все те, кто принимал участие в производстве информационных продуктов - собиратели информации, литераторы, издатели, торговцы печатной продукцией.

Уже на ранних этапах развития журналистики стали вырабатываться формальные требования к подобной профессиональной деятельности, приобретая юридически закрепленные формы. Известно, что во Франции XVII в. существовал корпоративно утвержденный статус, в котором утверждалось, что печатники и книгоиздатели должны иметь определенный образовательный уровень и обладать знанием латыни и греческого. Для права заниматься издательской деятельностью требовался и специальный сертификат, что делало эту профессию субъектом права, а стало быть, требовало от профессионалов определенной степени компетентности в области юриспруденции.

Таким образом, уже на заре становления журналистики мы видим, что люди этой профессии должны были объединять в себе не только художественные и научные способности, но и профессиональные знания технологий производства (инженеринг), умения управлять работами (менеджмент), знание рынка (маркетинг), умение собирать информацию и оценивать ее востребованость (социология, политология, и весь комплекс общественных наук), умение «упаковывать» информацию в понятную для аудитории форму (риторика, психология, PR), знание Права (юриспруденция) и т.п. Конечно, ни маркетинга, ни менеджмента, ни PR в те времена не существовало в современном смысле, все они достаточно дифференцированно присутствовали в практической журналисткой деятельности. Это свидетельствует о том, что здесь уже не идет речь о синкретичности журналисткой профессии. Скорее нужно говорить об ее универсальности и многоплановости.

И швец, и жнец, и на дуде игрец

Следует отметить на заре развития журналистики, широкое распространение так называемого персонального журнализма, реально на практике объединявшего в одном человеке все вышеперечисленные профессиональные роли, то есть, требуя от него профессионального универсализма. Хорошим примером является журналистское творчество знаменитого английского писателя Даниеля Дефо (1660-1731), выпускавшего журнал "Ревью". Дефо одновременно выступал в ролях литератора, готовившего материалы на политические, коммерческие и социальные темы, репортера, корректора, редактора, комментатора. Опыт сбора и систематизации фактов пригодился Дефо в последствии, когда он занял должность главы секретной службы английского премьер-министра. Следует упомянуть также Жан-Поля Марата (1743-1793), который в годы Французской революции 1789 г. издавал знаменитую газету "Ами дю пепль" ("Друг народа"), являясь и редактором, и автором, и корректором, и метранпажем.

Естественно, что по мере своего развития информационно-коммуникативная деятельность не только уточняла свои задачи изнутри профессии, но дифференцировалась, находясь в прямой зависимости от общих социально-культурных процессов. При этом главную тенденцию развития журналистики можно обозначить как усложнение и дифференциация.

Одновременно происходило усложнение структуры профессиональной деятельности и разделение труда внутри нее. Усложнялась технология газетного дела, становилось более разветвленным управление издательством, редакцией, системой продажи и доставки печатной продукции. Одновременно производство информационной продукции отвоевывало свое место на рынке, что заставило рассматривать журналистику как отдельную отрасль мировой экономической системы. В журналистский бизнес вкладывались капиталы, формировались медиа-магнаты и медиа-империи.

При этом актуальными оставались две альтернативные концепции. Согласно одной из них журналист - это политический борец, социальный философ, литератор, призванный освещать и всесторонне раскрывать наиболее важные проблемы действительности, отстаивать свою точку зрения, без страха и упрека. Согласно другой, журналист – это предприниматель, производящий информационный продукт и с выгодой для себя продающий его публике.

В способах разрешения этой дилеммы всегда участвовала третья сторона – власть, то есть политические предпочтения и интересы. Например, в России А.Н. Радищев, еще в 1798 г. назвал журналистов "историками своего времени", подчеркивая связь слова и дела в борьбе за народоправие. Напротив, представители официальной идеологии видели в развитии словесности лишь результат благотворной деятельности государства. Иными словами, либо на журналиста возлагалась задача поддерживать status quo, содействвуя сохранению стабильности социальной системы, либо, напротив, он должен был раскачивать существующее положение вещей, способствуя изменениям. Подобные профессиональные задачи невозможно описать без применения таких терминов как долг, честь, призвание, подвижничество.

Вместе с тем, понимание журналистики как формы бизнеса сформировало и принципиально другой подход. Так Поль Джулиус Рейтер, давший имя мировому агентству новостей (1851), был в большей степени успешным бизнесменом, чем журналистом. "Живи Рейтер двумя поколениями раньше, в Англии XVIII века, он стал бы продавать хлопок - самый главный товар индустриальной революции. Если бы он занялся бизнесом в начале XX века, то с успехом мог превратиться в нефтепромышленника. Он отдал предпочтение новостям, потому что рыночный спрос возрос на них как никогда раньше".[6]

Подобные дилеммы заставляют рассматривать не только профессиональные журналистские роли, но и социальные роли людей, называющих себя журналистами. Например, в Америке начала XIX столетия вместе с развитием партий и расширением партийной борьбы возникает "ругательная журналистика", представители которой - репортеры готовы были защищать свои позиции, в том числе и в кулачной бою. Одновременно, возникло понятие так называемого «нового журнализма», основывающегося на том, что вместо газеты, содержащей "взгляды и мнения" (viewspaper), формировались газеты "новостей" (newspaper), комбинация которых и являлась воздействующим на публику фактором.

Профессиональное мастерство репортера при такой задаче сводилось к способности ловить сенсацию, находить "горячие" новости и вовремя доставлять их в редакцию. Погоня за сенсацией стала одним из типологических свойств журналистики, в том числе и в такой форме как папарацци. Отсюда возникает требование предельной оперативности, а также происходит превращение исходной информации и самого факта присутствия в месте события в предмет конкурентной борьбы, с соответствующими профессиональными артикуляциями – «волка ноги кормят».

Очевидно, что качество быстрого реагирования в разумных пределах, то есть способность выделить чрезвычайное из потока повседневности всегда останется актуальным для данной работы. Вместе с тем, необходимо уметь различать дешевые сенсации от значимых, пусть и не столь ярких происшествий. Эта способность непосредственно зависит от таких качеств как мудрость, дальновидность, опыт.

Дифференциация журналистского труда приобретала достаточно сложные формы: закрепилось размежевание собственно журналистской деятельности и административного руководства прессой. Усилилась тенденция к специализации сотрудников редакций. Штат крупных английских газет середины XIX в., например, включал в себя и тех, кто собирал новости, и корреспондентов за рубежом. Некоторые издания дополнялся рядом приложений, готовившихся с привлечением разнообразных специалистов в сфере литературы, науки, финансов и т. д. В 80-е гг. того же столетия штат американской газеты "Уорд" включал в себя 1300 человек; позднее в редакцию пришли экономисты, знатоки спорта, светской и женской тематики, художники.

Внутриредакционная специализация породила ряд новых журналистских направлений, таких например, как аналитическая журналистика. Она была ориентирована на подготовку материалов на основании современных научных концепций, и навыков глубокого, исследовательского подхода к фактам и явлениям.

Таким образом, можно говорить об еще одном профессиональном свойстве журналистики – присутствия в ней персоналии журналиста-исследователя.

Итоги инвентаризации наследства мастерства

Развитие журналистики, как профессиональной области деятельности и как социального института можно представить по следующим этапам:

Первый этап. Палеожурналистика.

Второй этап. Пражурналистика.

Третий этап. Журналистика.

Четвертый этап. Постжурналистика.

В основу этой периодизации положен принцип профессиональной институализации журналистики. Внутри этапов можно осуществить и более подробную периодизацию, взяв, например, в качестве основания смену социально-экономических формаций или этапы развития науки и технологий, но это не входит в нашу задачу.

Кроме того, если внимательно проанализировать все вышеизложенное в данном параграфе, то можно увидеть во всех формах информационно-коммуникативной деятельности присутствие трех базовых компонентов, одновременно являющимися основными детерминантами ее развития [7]:

1) художественного компонента, задающего эстетические и креативные критерии информационно-коммуникационых продуктов. Назовем его АPТ-журналистики;

2) технологического компонента, определяющего ограничения и возможности производства продукции, то есть все те материальные и идеальные средства и технологии, которые использует журналистика. Назовем его -ТЕХНО-журналистики;

3) эпистемологического компонента, определяющего те форматы знаний и дискурсов которые вместе с ценностями, смыслами, критериями истинности и достоверности и т.п., журналистика передает нам с вами. Назовем его - Эпистема-журналистики.

На первом этапе, который мы назвали палеожурналистикой, как уже отмечалось, не существовало различение социальных институтов и потому информационно-коммуникативную деятельность невозможно выделить из какой-либо другой. Все три компонента синкретично соприсутствуют здесь вместе со всеми другими видами деятельности: религиозными, магическими, мифологическими, художественными, хозяйственными. То есть: все присутствует во всем.

На втором этапе (пражурналистики) происходит профессионализация и институализация отдельных видов человеческой деятельности, в том числе и интеллектуальных. Но пока еще не журналистики, которая остается составной частью (в качестве информационно-коммуникативного компонента) других видов деятельности.

Третий этап. Это журналистика в современном понимании. Она становится самостоятельным и профессиональным институтом. Связь журналистики с другими институтами остается столь же значимой. Специфичным для данного этапа является усиливающееся межслойное взаимодействие [8], то есть взаимовлияние художественного, технологического и эпистемологического компонентов журналистики, которое приведет, по нашей гипотезе, к формированию постжурналистики.

Четвертый этап. Постжурналитика. Она, вероятно, будет характеризоваться:
- ориентацией на интерактивное коммуницирование;
- интеграцией отдельных средств СМИ в единую систему (СМК);
- интеграцией с другими социально-коммуникативными профессиональными сферами деятельности (PR, рекламу, менеджмент, образование и т.п.).

Последнее не означает возвращение к древней синкретичной схеме, в которой отдельные виды деятельности просто неразличимы. Просто профессиональная журналистская деятельность потребует (и уже требует) освоения одним и тем же профессионалом компетентностей лежащих в многообразных профессиональных средах. Кроме того, для постжурналистики будет характерен синтез всех трех слоев, при котором творчество будет раскрываться в технологии, смысл и знание в творчестве, технология в знании.

Предпринятая нами инвентаризация наследства современной журналистики показала:

- во-первых, что в современной журналистки легко отыскать черты самых древних форм информационно-коммуникативной деятельности;

- во-вторых, образ профессионала журналиста не так просто отграничить от других видов профессиональной деятельности, он весьма многоплановый и мнокомпонентный и затрагивает теоретически все виды человеческой деятельности, что делает профессию журналиста уникальной.

Впрочем, последнее обстоятельство заставляет некоторых исследователей отрицать самостоятельность журналистики как профессии. Ее называют субпрофессией, квазипрофессией, занятием, ремеслом, призванием, не нуждающимся в образовании и особых знаниях. Это мнение подкрепляется еще и тем, что существует достаточное количество успешных журналистов не получивших специального журналистского образования, а пришедших в профессию из самых различных областей. Впрочем, переход из профессии в профессии характерен не только для журналистики, а специальное образование - отнюдь не гарантия профессиональной успешности в какой либо области.

Журналистика, безусловно, является профессиональной сферой деятельности, и обладает всеми необходимыми атрибутами профессионализма: школой, то есть системой профессиональной сертификации и критерием профессиональной пригодности; профессиональным сообществом, то есть референтной группой коллег, способной оценить успешность и качество деятельности; параметрами предлагаемой рынку продукции, то есть задаваемыми обществом критериями качества; собственными технологиями производства, то есть основанными на научных достижениях способами производства и вывода на рынок информационно-коммуникативного продукта.

Причем все вышеперечисленное родилось не в одночасье, а имеет глубокие исторические корни и в целом является продуктом общемирового культурного и цивилизационного процессов.

И главное, как уже отмечалось, важнейшим признаком профессионализма является то, что профессиональная работа может быть подвергнута системному анализу, с помощью которого выявляется структура профессиональной деятельности; профессиональные подсистемы нижнего уровня; надсистемы, включающие анализируемую; с учетом связей и отношений внутри журналистики и вне ее.

Профессиональная деятельность журналиста включена в систему профессионального образования, профессиональных сообществ, медиа-пространства и медиа-рынка, систему политических процессов, социо-культурную реальность в целом. Эти надсистемы создают свои критериальные коридоры, свои требования.


Ссылки и примечания:

1. В качестве примера одной из первых текстовых коммуникаций можно привести "каменные газеты" Древнего Египта – «изображения, читавшиеся на стенах храмов: об этом свидетельствуют письменные тексты, носившие общественно значимый характер и отразившие авторскую оценку происходящего. Более того, уже тогда встречались письменные отклики на "отраженную реальность". Известен относящийся к XV-XIV вв. до н. э. отзыв об описании путешествия на Восток: язвительный тон этого "литературно-критического" произведения, вызванный некомпетентностью рассказчика, позволяет говорить о наличии определенных критериев литературного мастерства, предъявляемых к тем, кто взял на себя ответственность сообщать о фактах реальной жизни.» С. М. Виноградова Слагаемые журналисткой профессии. В сборнике: Основы творческой деятельности журналиста. Ред. С. Г. Корконосенко САНКТ-ПЕТЕРБУРГ, 2000

2. См. Фролов Э.Д. Факел Прометея. Очерки античной общественной мысли. – Ленинград, Издательство ЛГУ, 1991. Кисиль В.Я., Рибери В.В. Галерея античных философов: В 2 т.: Т. I/В.Я. Ксиль, В.В. Рибери. – М.: ФАИР-ПРЕСС, 2002.

3. См. Аверинцев С.С. Античная риторика и судьбы античного рационализма. М., 1991. Брынская О.П. Систематизация основных понятий риторики, данных в трактате Аристотеля "Риторика". М., 1987. Лосев А.Ф. Античные теории стиля в их историко-эстетической значимости // Античные риторики. М., 1978. Миллер Т.А. Аристотель и античная литературная теория // Аристотель и античная литература. М., 1978.

4. В 1444 году Иоганн Гуттенберг, живший во Франкфурте-на-Майне, как утверждают историки, изобрел книгопечатание. Книгопечатание быстро распространилось по Европе. В 1465 году типографский станок заработал в Италии, в 1470 — во Франции, в 1473 — в Бельгии, Венгрии и Польше, годом позже — в Испании. Наконец в 1476 году книгопечатание перешагнуло с континента в Англию. За 50 лет к началу XYI века в 260 городах Европы работали уже полторы тысячи типографий. До 1 января 1501 года они выпустили около 40 тысяч книг, общим тиражом свыше 10 миллионов экземпляров. Сейчас эти первые книги называются инкунабулами, от латинского слова «incunabula» — колыбель.

5. В 1540 г. венскому типографу Гансу Зингринеру была дана привилегия "оглашения всех новостей, касающихся города", а в 1615 г. его соотечественник Грегор Гельгбаар начал публиковать "ординарные и экстраординарные известия и все, что их касается". В 1605 г. в Антверпене типограф Авраам Вергевен получил право печатать и гравировать, а также продавать новости о победах, взятии городов. Создателями газет становились книгопродав¬цы, а также почтмейстеры. Первые венецианские рукописные газеты издавали профессиональные собиратели новостей, объ¬единенные в специальный цех. Рукописные газеты распро¬странял банкирский дом Фуггеров (Германия, г. Аугсбург), пользовавшийся сетью агентов, собиравших деловую инфор¬мацию.

6. Read, 0. The Power of News. The History of Reuters. 1849 — 1984. Oxford University Press, 1992. P. 5.

7. Их также можно назвать слоями или тканями журналисткой деятельности.

8. Так, например, появление радиосвязи (техно-журналистики) прежде всего провоцировало появление новых журналистских жанров (арт-журналистики), что в свою очередь повлияло на содержание (контент) и форматы подачи (дизайн) материалов. С другой стороны, новый контент, или новый жанр может сформировать заказ на решение тех или иных технологических задач, что легко увидеть в Интернет, например: постоянное совершенствование программ по управлению контентом, или программного обеспечения для блогов.

___________________________
© Калмыков Александр Альбертович

Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
Предсказуемость планетарной эволюции
Эволюционный ракурс рассмотрения будущего позволит логически связать историю, настоящее и необычные проявления...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum