Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Плавучая атомная электростанция «Академик Ломоносов» – прорыв в атомной эне...
Репортаж c Плавучей атомной электростанции (ПАТЭС) "Академик Ломоносов".
№11
(364)
15.09.2019
Естествознание
Как живут и работают исследователи Антарктиды
(№10 [363] 20.08.2019)

https://life.pravda.com.ua/travel/2019/07/8/237428/

Артем Скоропадский

26-летний историк из Львова Маркиян Прохасько сделал то, что до него пока в Украине не делал никто – ему удалось поехать на украинскую Антарктическую станцию "Академик Вернадский" не в качестве члена экспедиции, он поехал как журналист и писатель. Прохасько провел там месяц, изучая жизнь станции изнутри, фотографируя, записывая интервью. По итогам его визита в начале следующего года планируется выход книги об "украинской Антарктиде». О том, как началась эта история, как долго он добирался и возвращался до станции и обратно, как станция живет и о многом другом из своего путешествия Маркиян Прохасько рассказал "Украинской правде. Жизнь».

Нажмите, чтобы увеличить.
Маркиян Прохасько

    – Во время учебы я всегда испытывал интерес к исследованию мира, а тема Антарктиды меня заинтересовала лет 5-6 назад. Я начал искать материалы, книги или популярные исследования, и понял, что такой информации крайне мало. То есть в интернете можно много чего найти, а вот именно украинских источников почти нет. Тогда мне и пришла эта мысль – самому написать книгу об «украинской Антарктиде». Думал, «может, когда-то»… А сам постоянно возвращался к этой идее. Думал еще, что на иностранную станцию попасть легче, чем на украинскую. Оказалось наоборот: многие иностранные станции закрыты для журналистов. В 2018 году поменялся директор Украинского антарктического центра, им стал Евгений Дикий. Я увидел интервью с ним. Мне он показался открытым и прогрессивным. Оказалось, что я не ошибся.

     В октябре прошлого года я нашел его на Facebook, рассказал о себе, что хочу написать книгу, заняться популяризацией украинских исследований в Антарктиде. Через несколько дней он ответил, что открыт для такого предложения, но не предусмотрено, чтобы государство платило за такие поездки.

Поиски денег на поездку

       В результате четыре месяца я искал деньги. Сначала я обратился в книжное издательство  – "Видавницство Старого Лева". Они поддержали меня, дав большую часть денег (в процентном соотношении). Однако полностью покрыть издержки не смогли – тогда для них это была бы "золотая книга». Еще помогли в Украинском католическом университете – им интересна популяризация украинской науки, журналистики и книгоиздания. Помог Ивано-Франковский сайт kurs.if.ua, клуб путешественников GoMountains, община Львова (Громада міста Львова), Фонд семьи Богдана Гаврилишина, международная климатическая организация "350.org", юридическая компания "Морис Груп». Магазин "Робинзон" и бренд Neve дали мне снаряжение и одежду – это было очень полезно. Съемочную технику мне одолжили.

Нажмите, чтобы увеличить.
Сотрудники станции за вечерним чаем

       Много простых людей, знакомых просто кидали деньги на карточку. Сначала я собирал своими силами, потом со мной вышло интервью, это начало распространяться в социальных сетях и пришла помощь от людей. Впрочем, я и сейчас ищу деньги, потому что появились непредвиденные расходы, а для меня это большие деньги, так что если кто-то хочет помочь, то я буду рад.

      Основные обязательства у меня только перед издательством, другие попросили о каком-либо мероприятии, где я бы рассказал об Антарктиде, остальные просто помогли, ничего не требуя взамен.

Дорога на станцию

     Собственно, основные деньги ушли именно на дорогу. Такое путешествие может обойтись примерно в 10 тысяч долларов.

     11 февраля я поехал в Киев, оттуда вылетел в Рим, потом в Буэнос-Айрес, а затем в город Ушуайя на юге Аргентины. Это красивый портовый город, который живет за счет антарктического туризма. Там я сел на туристическую яхту. Станция была почти последним пунктом маршрута. Всего мы плыли две недели.

Вахта на судне

    На вахте стоят все, кто плывет на яхте. Обучают сразу, как только судно выходит в путешествие. Но, по большому счету, неопытных людей там мало – большинство имеет навыки. Вахта – это два человека, которые дежурят по 8 часов в сутки (иногда 4 часа, потом еще 4. Или 4-2-2) и управляют яхтой. Ты должен смотреть – нет ли на пути айсбергов. На мою вахту несколько раз приходилось, что мы плыли ночью, в темноте и еще туман был. Очень сложно было следить.

     А у тебя ж еще морская болезнь и то, что обычно занимает 5 минут, берет полчаса. Постоянно тошнит, а в это время надо еще что-то делать.

      Также на корабле при выходе на палубу надо каждый раз пристегиваться, иначе ты можешь упасть за борт и останется где-то 2 процента, что ты выживешь.

      В шторм управление на себя берет капитан. Тогда вообще такое впечатление, что яхту разобьет о волны.

      Говорили, что такой проход через пролив Дрейка сравним с подьемом на Эверест. Хотя мне кажется, что плыть, даже здесь, – легче, чем идти на Эверест. Тут ты в любом случае не один.

На станции

       Когда мы приехали на "Академик Вернадский», там был выходной день. Представьте контраст: ты плывешь две недели в абсолютно замкнутом пространстве и тут прибываешь на станцию, где горит свет, музыка играет, бутерброды на столах, люди в футболках ходят, а не в верхней одежде – такое ощущение, что ты попал в цивилизацию, хотя ты находишься на краю света.

    А у тебя ж еще морская болезнь и то, что обычно занимает 5 минут, занимает полчаса. Постоянно тошнит, а в это время надо еще что-то делать. Также на корабле при выходе на палубу надо каждый раз пристегиваться, иначе ты можешь упасть за борт и будет где-то 2 процента, что ты выживешь. В шторм управление на себя берет капитан. Тогда вообще такое впечатление, что яхту разобьет о волны.

     Говорили, что такой проход через пролив Дрейка сравним с подьемом на Эверест. Хотя мне кажется, что плыть, даже здесь, – легче, чем идти на Эверест. Тут ты в любом случае не один.

Нажмите, чтобы увеличить.
Снаряжение и одежду подарили
     

     Февраль-март-апрель – хорошие месяцы для исследований, так как нет льда. Некоторые ученые приезжают только на это время, им нет смысла сидеть там 12 месяцев. Целый год проводят на "Вернадском" 12 человек. Они проходят психологическую проверку перед экспедицией. Такое не каждый выдержит.

  На станции есть врач, повар, дизелист-электрик, механик и администратор связи. Остальные – биологи, геологи, метеорологи – занимаются научными исследованиями.

Иногда к обеспечению работы станции привлекают и ученых. Например, в зимовку повар готовит сам, а в сезон ему помогает ученый или кто-нибудь другой.

     Распорядок дня на станции такой – все завтракают, когда хотят. Встал и пошел есть. На завтрак еда простая: хлеб, молоко, масло, бутерброды. Если слишком поздно встанешь, то может ничего такого и не остаться.

      Обед в одно и то же время – в час дня, готовят два блюда, как принято говорить, "первое, второе и компот".

        Еды хватает. Если честно, я дома столько не ел.

    Ужин в 7, и только одно блюдо. И вот это единственное, что происходит на станции регулярно для всех, если не учитывать уборку. Дело в том, что работа очень сильно зависит от погоды. То есть бывает так, что все участники экспедиции во время непогоды просто сидят на станции и никуда не выходят. А если погода хорошая, то можно поехать на соседние острова, чтобы проводить там различные исследования.

        Для некоторых исследований и сбора данных выходить со станции не надо.

Ты не сразу понимаешь законы функционирования станции. Они открываются для тебя постепенно. Например, там есть такая доска при входе, где пишут, кто и куда уехал. И если вы уехали куда-то, то только вы можете стереть эту надпись после возвращения, чтобы было понятно, что вы вернулись.

Нажмите, чтобы увеличить.
Вид из окна станции "Академик Вернадский»

    Если вы не возвращаетесь, то вас сначала вызывают по рации, а если вы и по рации не ответили, то объявляется поиск. При мне таких ситуаций не было.

    Когда была возможность поехать с каким-нибудь исследователем на другой остров, то я ездил, смотрел, как люди работают, собирают образцы, снимают показатели. Когда не получалось, то общался с членами экспедиции, брал интервью, не всегда даже на диктофон. Записывал основные тезисы новой книги, фотографировал, видео снимал и, вообще, проникался атмосферой станции.

    Вообще первое время я себя ощущал как в фильме "Матрица". Помните, сначала ты видишь только поток зеленых цифр на мониторе, а уже потом начинаешь видеть картинку.

Возвращение

    Сначала я планировал пробыть на "Академике Вернадском" два месяца, но появилась возможность попутешествовать по другим островам Антарктики, и я ею воспользовался.

    Я отправился на яхте "Сельма", той же, на которой приплыл. Пришлось подстраиваться под их расписание, а это получилось долго, потому что, повторюсь, яхта туристическая. Они заходят на острова. Но я все равно всем доволен, потому что мне месяца хватило, чтобы понять, что происходит на станции.

      Я был на других островах, видел бывшую китобойную базу был на базах на острове Кинг-Джордж, общался с другими капитанами из других яхт и более менее понял, как происходило освоение Антарктиды.

      Я бы поехал еще раз, но точно не в следующем году. Может, чуть позже.

           О книге

    Это не будет какой-то унылый монолит моих записей. Хочу сделать сочетание интервью, путевых заметок и моих впечатлений. Будет синтез разных жанров, потому что 20 интервью или только текст от меня – это скучно. Будет и история Антарктиды…

______________________________________________________

© Маркиян Прохасько, Артем Скоропадский,"Украинская правда. Жизнь».


Равенство или стандартизация отношений?
Автор рассматривает идею равенства в современном обществе с учетом традиций в разных странах и ролевых отношен...
Большой взрыв и расширяющаяся Вселенная
Научно-популярная статья о теории Большого взрыва на основе новой науки - инфляционной квантовой космологии
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum