Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Днем Матери
Поздравление читателей с Днем Матери в России
№14
(367)
25.11.2019
Культура
Комические черты в женских образах романа «Поднятая целина»
(№9 [362] 25.07.2019)
Автор: Елена Ильичева
Елена  Ильичева

   В литературе о творчестве М.А. Шолохова значительное место отведено исследованию комического  в романе «Поднятая целина». Изучая этот вопрос, И. Кравченко, И. Лежнев, В. Гура, Д. Молдавский, Ф. Абрамов, Ю. Лукин связывают комическое в романе, прежде всего, с образом деда Щукаря. Отмечая, что именно он часто попадает в комические ситуации. Вместе с тем, отдавая должное деду Щукарю, многие исследователи отмечают, что насмешливость, склонность к шутке свойственны всей казачьей массе, изображённой писателем. Так М. Сойфер считает, что «основной источник юмора в «Поднятой целине» – народ» [1]. Интересные наблюдения высказал В. Петелин: «Через весь роман проходит разноликая, разнохарактерная масса народа, а чувство юмора никогда, даже в самых сложных обстоятельствах, не покидает русского человека» [2]. Этой же точки зрения придерживается и А. Хватов. Он отмечает следующее: «Способность к юмору – характерная  черта многих персонажей в «Поднятой целине», и у каждого она проявляется сугубо индивидуально» [3]. Эту же особенность выделяет и С. Семёнова: «смеховая стихия у Шолохова то, без чего немыслимо существование коллектива, и звучит она в голосах народного хора, в устах отдельных острословов» [4].

    Чаще всего среди персонажей романа, наделённых «способностью к юмору» отмечают Макара Нагульнова и Ипполита Шалого, юмором смело пользуется в своей агитации Ванюшка Найдёнов, с шуткой не расстаётся и Дёмка Ушаков, склонность к шутке проявляется и в образе Любишкина и сам Семён Давыдов имеет некую «чудинку». При этом вне поля зрения остаются женские образы романа, наделённые комическими чертами.

     Вскользь темы комического в женщинах «Поднятой целины» касались Д.В. Поль в статье «Образы возлюбленной и матери в творчестве М. А. Шолохова», С.Г. Семёнова в книге «Мир прозы Михаила Шолохова. От поэтики к миропониманию».

     В «Поднятой целине» есть немало сцен, где женщины являются носителями комического. Здесь сразу следует заметить, что строго говоря, комических характеров как таковых, собственно, не бывает. Любая черта характера может быть представлена в смешном виде такими же способами, какими вообще создаётся комический эффект. В обрисовке комических характеров берётся одно какое-нибудь отрицательное свойство характера, преувеличивается, и тем на него обращается основное внимание читателя.

     Именно таким путем создан образ Лапшинихи. Хотя её особо юмористической фигурой не назовёшь, но вот, поди ж, смеётся народ. Шолохов в комическом свете показывает её собственнические черты, её скупость. Возьмём эпизод с гусыней Лапшинихи. Раскулачивают Лапшинова. Толпа хуторян живо откликается на это драматическое событие. Но вдруг неожиданное происшествие отвлекает общее внимание. На крыльце дома Лапшиниха и Дёмка Ушаков сцепились из-за гусыни, которую они тянут каждый к себе. «В этот-то момент непрочная гусиная шея, тихо хрустнув позвонками, оборвалась. Лапшиниха, накрывшись подолом через голову, загремела с крыльца, гулко считая порожки» [5]. Соответственно этой сцене описана и наружность Лапшинихи: «разлохматившаяся», «упираясь в порожек валенком», «брызгая слюной», «чёрная от злости и боли» [6]. Всё это вызывает «взрыв неслыханного хохота» у собравшихся хуторян.

    М.А. Шолохов не скрывает слабостей и смешных сторон своих героев, их неумелые, а часто и забавные попытки организовать коллективное хозяйство и общественную жизнь. Писатель беззлобно подтрунивает над хуторянами, недавно ставшими колхозниками, когда они проводят обычные для колхозной жизни собрания, но проводят их на свой лад. Открытое партийное собрание из второй книги романа. Безусловно, в этом эпизоде центром внимания становится дед Щукарь, который  превращает столь серьёзное мероприятие «в весёлый спектакль одного комического актёра, заставив давиться от смеха и президиум во главе с Давыдовым и грохотать от хохота зал в полутораста земляков» [7]. А вот финал этого собрания связан с женщиной. «Может быть, всё и обошлось бы чинно-мирно, но шутливый выкрик Ефима послужил как бы сигналом к разрядке напряжённости, … с хохотом и визгом женщины стащили его с парты, чья-то смуглая рука зажала в кулаке каштановую бороду Ефима, и звучно затрещала на нём по всем швам новая сатиновая рубаха» [8] и заканчивается это «весёлое побоище» общим хохотом окруживших Ефима казаков. Как верно заметил Литвинов, «сама ведь ситуация забавная – бабы мужика бьют» [9].

    Верный правде жизни, Шолохов выявляет комические черты и ситуации, где показаны ожесточённые столкновения. В сценах драки с ярцами за семенное зерно и дикого «бабьего бунта» писатель подмечает некоторые смешные подробности в поведении разбушевавшихся женщин. Так, например, с явным комизмом Шолохов описывает внешность разбушевавшейся старухи Игнатенковой: «величественная старуха, сопя, матерно выругалась», «у неё дрожали от волнения брюзглые щёки и крупная бородавка на носу, по морщинистому лицу непрестанно сыпался пот» [10]. Да и сцена конвоирования Давыдова, отмечает Семёнова, выдержана в колорите комики. «Конвой являл собой картину вполне грозно-потешную: четыре бабы, скрутив руки председателю, вели его, за ними с огромным колом выступала еще одна, справа – грозная и величественная старуха Игнатенкова, а слева гуртом шли остальные» [11]. На коммунистов в их серьёзных делах Шолохов любит больше всего напускать баб [12]. Имея своенравный характер, они могли управиться с любым мужчиной и словом, и своим умением поставить его на место. Тихие, миловидные казачки только с первого взгляда кажутся смирными и угодливыми, но задень их самолюбие – нет тебе спокойной жизни. Не менее яркими являются эпизоды, связанные с Мариной Поярковой, чьи выходки заставили «хохотать до упаду» Давыдова.

    Марина Пояркова, вдова казака, геройски погибшего в бою с красными, затем ставшая сожительницей бывшего красноармейца, председателя сельсовета Андрея Размётнова, является независимой и самостоятельной хозяйкой. Но героическое в ней связано с комическим. Смеховое начало в образе Марины, отмечает Д.В. Поль, проявляется в поведении по отношению к местным властям, и в откровенном вызове, бросаемом ею мужчинам [13]. «Однажды на мельнице в Тубянском Марина взялась бороться с одним здоровенным на вид казаком, задонцем, и, к вящему удовольствию присутствовавших, повалила его, да ещё и окончательно прибила, изничтожила острым словом» [14]. Хорошо помнили гремяченцы позор того казака. Серьёзные перемены происходят с Мариной – «потянулась к Богу, стала богомольной» [15], но настал момент, и принесла она в правление заявление о выходе из колхоза. В словесном поединке Марины, Анрдея Размётнова и Любишкина, она остаётся абсолютной победительницей. В своей «ключом вскипевшей ярости», отмечает Семёнова, она предъявляет весьма серьёзный аргумент, какой всегда был в арсенале народной смеховой культуры, особенно женском [16]. «А вот этого ты не нюхал? – Марина на секунду высоко подняла подол, махнув перед носом Любишкина, сверкнув матовой окружностью розовых колен и сливочной желтизной своего мощного и плотного, как сбитень, тела» [17]. Размётнов, Яков Лукич а вместе с ними смеющийся Давыдов являли собой власть, парализованную смехом [18]. Марина силой вернула себе свой инвентарь, «сама впрягшись в оглобли своей повозки, легко везла борону и запашник со двора первой бригады» [19]. 

    Из остальных героинь «Поднятой целины» наиболее близка к Марине Поярковой Дарья Куприяновна. Очень крупная и сильная женщина, в описании внешнего облика которой ощущается смеховое начало. «Поднялась из-за стола величественная, необычайно толстая стряпуха», «трактор «Фордзон», а не баба», «обнять Дашку не смогли, уж дюже широка» [20], так описывает некоторые черты внешности стряпухи М.А. Шолохов. Вокруг стряпухи Куприяновны в бригаде Агафона Дубцова «вертится площадная потеха, идёт непрерывная спектакля» [21]. Под общий хохот в бригаде «каждый день за обедом либо за ужином» можно слышать солёные шутки как этот «трактор «Фордзон», а не баба» трёх мужей похоронила. Трёх казаков пережила, теперь ищет четвёртого, но что-то охотников не находится, боятся на ней жениться, заездит этакая тётенька насмерть» [22]. При этом сама Куприяновна в адрес шутника Дубцова «завернула такое, что хохот за столом грохнул с небывалой силой» [23]. А последовавшая битва кухонным «оружием», развернувшаяся между стряпухой и Дубцовым является типично карнавальной [24].

     Юмором в романе «Поднятая целина» заполнены целые эпизоды, сцены, главы, не говоря уже о репликах, шутках, пословицах, всегда имеющих глубокий смысл и отражающих подлинную действительность. «Поразительно ярка галерея героев Шолохова из народа, наделённых богатейшим чувством юмора», – отмечает В. Литвинов [25]. Обычно юмор в романе критики связывают с образом деда Щукаря, однако если внимательно читать роман, то тем более убеждаешься в том, как много здесь людей весёлых, жизнерадостных. Их так много, что есть все основания говорить о всеобщности этой черты – не только мужчин казаков, но и женщин казачек. 

        Литература:

  1. Сойфер М.И. Мастерство Шолохова. - Ташкент, 1961. - С. 318
  2. Петелин В.В. Михаил Шолохов. Очерк жизни и творчества. - М., 1974. - С. 342
  3. Хватов А.И. На стрежне века. - М.,1975. - С. 346
  4. Семёнова С.Г. Мир прозы Михаила Шолохова. От поэтики к миропониманию. - М.: ИМЛИ РАН, 2005. - С. 129.
  5. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С.74
  6. Там же.
  7. Семёнова С.Г. Народно-смеховая культура в творчестве Шолохова//Шолоховская энциклопедия. – М.: Издательский дом «Синергия», 2012. - С.485
  8. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С.572
  9. Литвинов В.М. Михаил Шолохов. – М.: Худ. лит.,1985. - С.246
  10. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С. 243
  11. Семёнова С.Г. Мир прозы Михаила Шолохова. От поэтики к миропониманию. - М.: ИМЛИ РАН, 2005. - С.220
  12. Там же. - С.193
  13. Поль Д.В. Образы возлюбленной и матери в творчестве М. А. Шолохова//Вопросы русской литературы №11, 2005
  14. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С. 206
  15. Там же. - С. 205
  16. Семёнова С.Г. Мир прозы Михаила Шолохова. От поэтики к миропониманию. – М.: ИМЛИ РАН, 2005. - С. 241
  17. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С. 206
  18. Семёнова С.Г. Мир прозы Михаила Шолохова. От поэтики к миропониманию. – М.: ИМЛИ РАН, 2005. - С. 242
  19. Шолохов М. А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С. 207
  20. Там же. - С. 359, 361
  21. Семёнова С.Г. Народно-смеховая культура в творчестве Шолохова// Шолоховская энциклопедия. – М.: Издательский дом «Синергия», 2012. - С.486
  22. Шолохов М.А. Поднятая целина. – М.: Дет. лит.,1986. - С. 360
  23. Там же.
  24. Семёнова С.Г. Народно-смеховая культура в творчестве Шолохова// Шолоховская энциклопедия. – М.: Издательский дом «Синергия», 2012. - С.486
  25. Литвинов В. М. Михаил Шолохов. – М.: Худ. лит.,1985. - С.237 

_________________________

© Ильичева Елена Ильинична


Мы читали, мы читали…
Воспоминания филолога и университетского педагога о своих знаменитых родственниках и друзьях, беседах о литера...
Преступность и бизнес
Статья посвящена роли и значению преступности в функционировании американского бизнеса. В рассуждениях автора ...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum