Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Активизм и политика: корректировать или менять Систему?
Статья об общественно-политической ситуации в обществе, оценке протестных движен...
№13
(366)
01.11.2019
Творчество
«И в сердце клянусь я сберечь речения благословенные!» Памяти поэтессы Кнарик Хартавакян
(№13 [366] 01.11.2019)
Автор: Галина Ульшина (Койсужанка)
Галина  Ульшина (Койсужанка)

Нажмите, чтобы увеличить.
 
Несколько лет назад в ДГПБ я услышала недлинную, но обстоятельную лекцию Кнарик Хартавакян о великом армянском поэте средних веков Григоре Нарекаци, стихи которого меня поразили глубиной мысли, легкостью строк и широтой воззрений, и с тех пор я непроизвольно сравнивала  словесное полнозвучие  великого мудреца со строками его братьев по крови: это были и прочитанные ранее книги известного романиста Раффи, и произведения Геворга Эмина, и стихи  Сильвы Капутикян - выдающихся армянских поэтов современности...

      Мне  стали интересными переводы с армянского Осипа Мандельштама, Анны Ахматовой,  Валерия Брюсова… Достала лежавшую  на полке без пользы антологию «Поэзiя Арменiи», изданную под редакцией В. Я. Брюсова в 1916 году. (Сюда вошли переводы группы известных поэтов и ученых, таких, как Ю. Балтрушайтис, К. Бальмонт, А. Блок, В. Брюсов, В. Иванов, Ф. Сологуб, В. Ходасевич, академик И. Бунин, Ю. Веселовский и  др.). Я читала  переводы и прислушивалась к живой армянской речи моих многочисленных сограждан – выразительной, музыкальной, древней. Вглядывалась в их лица…

     Так я познакомилась с творчеством и поэтессы из ростовского  литобъединения «Созвучие»  Кнарик Хартавакян. Ее пламенное желание сблизить людей разных национальностей в единую дружную семью, не растеряв собственного национального тонуса, полноценно отражается в поэтическом творчестве. Книга, принадлежащая ее перу, «Армянские святые письмена», вышедшая в 2005 году, к 1600-летию создания армянского алфавита, полна благодарственных посвящений  русским братьям, учителям, армянским и мировым классикам, донским переводчикам…

      Если бы не неиссякаемое горение автора в поиске возможности «возлюбить ближнего», разве  мы услышали бы восторженные сонеты, посвящения живущим поэтам и великим первопроходцам в литературе? Если бы не просветительская деятельность Кнарик Саркисовны Хартавакян, откуда нам было знать, что древняя столица армян – город Ани за свою многовековую историю подвергался разрушению многократно и, разрушенный в очередной раз татаро-монголами, был в XIII веке оставлен своими  жителями,  так называемыми  «анийскими армянами», нашими сегодняшними соседями. Они сначала переселились под Астраханью, затем переместились на Крымское побережье Черного моря, образуя «Морскую Армению», обозначенную еще в древних картах, и лишь спустя столетия переселились на донскую землю. Теперь развалины древней столицы Ани, как и священная гора Арарат, находятся на территории Турции, порождая в сердцах армян неизлечимую боль о потерянной родине – Айастане …

     Кнарик  Хартавакян пишет об этом с глубокой тоской и высокой любовью:

Меня попросили поведать о солнце…
Но как расскажу, зря лишь лучик тщедушный
И гаснущий отблеск на тусклом оконце?
Пейзаж мой покажется блеклым и скучным…

Меня  о горах рассказать попросили…
Но я – с их подножий отколотый камень,
Его ураганы скитаний сносили –
И галькой обкатанной стал он с веками.

Тогда о ручьях стих сложить мне велели,
О звоне хрустальных ручьев Айастана…
Но в руслах равнинных, увы, обмелели
Потоки с восторженных виршей пространных.

– Поведай тогда об армянской столице,
О древней, оставленной – в сердце носимой.
Поведай, – просили, – и в прозе сгодится,
Склонись над лампадою неугасимой!..

– О, тысячу свечек зажгу я  во храмах,
Взмолюсь, чтоб явилась Ани перед взором.
У памяти много местечек сохранных,
Но город смогу ль воскресить разговором?..

 – Тогда твой народ пусть беседует с нами.
Иль стал он в речах неискусным, несмелым?..
– Когда-то глаголил он с Богом стихами,
А нынче от горя совсем онемел он.

По свету рассеян, язык он теряет,
С родными порой разлучен письменами,
Но, сполох надежд вопросившим вверяя,
Он душу готов распахнуть перед вами.

Меня вы просили поведать о многом –
О родине древней и hайке великом…
Но как рассказать мне (взмолиться пред Богом?),
Чтоб грустный народ мой вновь стал солнцеликим?

Меня вы просили о солнце поведать!...

      Я, русская по крови, с неподдельным вниманием и состраданием узнавала о трудностях переселения на плодородные донские пустующие земли крымских армян в 1778-1779 годах по указу Екатерины II, слушала историю основания Нового Нахичевана и пяти окрестных сел  еще до образования города Ростова-на-Дону. В этом полуторагодичном переселении с Крыма на Дон погиб от болезней и лишений каждый третий армянин… Но автор в одном из сонетов пишет:

Когда в чреде набегов, битв, измен
Столиц руины рушились в пустыни,
Спасали мы сокровища письмен,
И нет у нас дороже их святыни.

Они – духовный хлеб, и щит, и меч,
И рать, рожденная рукой Месропа!
Спас ими hай себя, родную речь…
И шлют поклон им Азия, Европа.

       Имея сейчас возможность непосредственно общаться с армянами последней волны переселения, я с глубокой печалью наблюдала, как за истекший период времени (а 20 лет – это период целого поколения!) армянские родители забывали родную литературу, а  их дети уже не умели читать на родном языке, не знали букв. Тем удивительнее и поучительнее опыт анийских армян села Чалтырь, сохранивших преподавание  армянского языка как предмета, а  также создавших народный театр, ансамбль народного творчества «Ани», библиотеки, где есть книги как русских, как армянских авторов, и поддерживающих своих поэтов, входящих в литстудию имени Р. Патканяна.

      Кнарик Саркисовна Хартавакян, живущая и трудящаяся в селе Чалтырь, благоговейно, трепетно относясь к своему древнему алфавиту, называемому по-армянски Айбубен, тем не менее, сочиняет в основном на русском языке, ставшем ей по воле Бога родным, но – как!.. Эта удивительная поэтесса пишет на таком высококультурном русском языке, что иногда просто диву даешься: ведь многие русские читатели уже не обладают соответствующей словарной и исторической подготовкой, чтобы с первого прочтения полностью  проникнуться духовностью таких, скажем, строк:

В полдневный зной, устав, полудремала,
Держа видений сонмы на блесне,
И в этом дивном – в блестках – полусне
Посланья Горних  зорко принимала.

Душа и прежде их дары имала,
Внимая рунам Осени, Весне;
Нёс Вышних письмена, спадая, снег…
Их с давних пор скопилось уж немало –

Бесценным златом блещущих даров.
Вобрал их дух под ясный свой покров
И, ширясь, достигал глубин Вселенной.

В пределах  тех щедрей был, ближе Бог…
Но струи благодати вожделенной
Пославшим был и перечтенный Блок!
             ( «Читая Александра Блока»)

    Обладая харизмой как в жизни, так и в творчестве, Кнарик Хартавакян жертвенно исповедует в жизни принцип «благодари своих учителей и благодетелей» («Евангелие от Луки», гл. 17, ст. 12 – 19). Поэтому много в ее книге посвящений своим учителям, поэтам-классикам: Первоучителю Святому Месропу Маштоцу, воссоздателю армянской письменности, великому армянскому поэту  Чаренцу, поэту «золотого века» Микаэлу Налбандяну, Валерию Брюсову, Александру Пушкину и многим-многим другим…

     С болью поэтесса, названная Кнарик, от слова «кнар» – лира, восклицает:

Нареченная Кнар, как посмею притронуться к лире я,
Коли речи родимой напев мне досель не знаком?

   Кнарик  Хартавакян  находит ответ: хранить верность родине-майрик, стоять в  христианской Армянской Апостольской вере, изучать литературные памятники – вот  и  стала сама изучать родной язык, переводить с армянского и успешно  писать на родном языке! В своем стихотворении «Армяне мы!..» Кнарик Хартавакян недвусмысленно дает определение народа:

Армяне все мы в этом мире, hаи,
Коль помним свой язык и письмена!

    Прямо и однозначно в этом стихотворении  автор призывает свой народ к  дружбе с согражданами и осознанию своей культурной самоценности:

Зурны армянской звуками взлелеем
Родимый край, где нам творить и жить.
Армяне мы!... Забыть о том не смеем.
Должны мы честью нашей дорожить!

   Полифония армянской речи и горняя мудрость многострадального народа не оставляет равнодушным всех, кто к ней прикоснется. Вот и наши современники  приобщились к сокровищнице древней армянской культуры, благодаря просветительской работе Кнарик Хартавакян: это и поэтессы Любовь Волошинова, и Наталья Апушкина, и  Ирина Яворовская…  Они с радением и тщательностью сделали  ряд  удачных стихотворных переводов из видных армянских поэтов и современников, сельских поэтов-армян, как бы продолжая  сложившуюся традицию вместе с известными ростовскими поэтами-переводчиками  Леонидом Григорьяном, Николаем  Скребовым, Николаем Егоровым…

   Кнарик Хартавакян – героическая поэтесса. Она пытается соединить многовековую историю армянской литературы с классической и современной русской; своим неуклонным стремлением к распространению знаний она возродила интерес к армянской культуре не только своих соплеменников, но и у русских братьев и сестер:

«К вам обращаю свой призыв, народы-братья,
Подняв, как светоч, стяг, сокровище святынь!
Всех – из краев лесных, степей, песков пустынь –
Под Знамя Дружелюбия хочу собрать я.
Да сгинут рознь и распрей старые проклятья…»

    Многократно выступая на сцене Донской публичной библиотеки, Кнарик Хартавакян приглашала в свои программы музыкантов, демонстрирующих свои этнические инструменты, чтобы русское ухо услышало божественно красивую армянскую речь стихотворения, овитую переливами зурны и дудука… Ее усердие, просветительская настойчивость и наша генетическая память сделали свое дело: поэты литобъединения «Созвучие» теперь знают, что именно Армения – первое в мире государство, принявшее христианство как государственную религию еще в 301 году н. э. Киевская  же Русь приняла христианство только через 500 лет… А фактически армяне приняли христианство еще в I веке н. э. от апостолов Фаддея и Варфоломея…
 
     Высокий пламень внутреннего горения поэтессы, опаляя наносные, легкие темы, сподвигает ее на творение высокодуховных произведений, одно из которых я хочу  частично привести:

МЫ… Друзьям-стихотворцам

Мы сгораем в огне, до высокого зрея накала,
Тугоплавкие души людские спасая от мук,
Чтоб строка стихотворная в сердце кому-то запала,
Каплей солнечной малой слетая с обугленных рук.

Обжигаясь, горстями подносим мы литеры-буквы
Опаляющим пламенем горним расплавленных слов
Не спросившим: «От скольких же оберегаете мук вы?»
Не узнавшим в нас, дольних страдальцах, небесных послов.

Мы – органные трубы высоких и чистых регистров,
Сокровенные звуки вольны из глубин извлекать.
Мы касаемся клавишей звездно мелькнувшею искрой –
И влекущая музыка сфер потрясает века.
………………………………………………………………
Мы прошли сквозь огонь, и потоп, и кромешные трубы.
Не корите, что странников лиц очертания грубы
И к иному труду непривычны поэтовы руки, –
Мы снимаем со всех нетворящих творения муки…

      Ясно, что с такой высокой жизненной установкой Кнарик Саркисовна в своем творчестве почти не прикасается к бытовым и личным темам, что и делает ее поэзию общественно значимой, глубинной, сегодня как нельзя более насущной!
Торжественно отмеченный недавно праздник славянской письменности освежил в памяти тот факт, что Равноапостольный Кирилл получил свои знания в IX веке в византийском городе Магнавр, обучаясь в университете, образованном священником Иоанном Грамматиком (так называли в миру армянина Ованеса Керакана), и славянский алфавит, подобно армянскому, поначалу имел 36 букв.

Признав родство глаголицы и айбубена,
Восславим всех создателей, что незабвенны,
И воздадим учителям их мудрым честь.

Славянский алфавит рожден в тиши Магнавра,
Как в hайском, буквы можно в нем по звукам счесть.
По вере братьям, их творцам – венцы из лавра!

    Книга «Армянские святые письмена»  уже два года выставлена на сайте культурно-образовательного Интернет-портала «Arkaler», руководимого доктором экономических и кандидатом технических  наук, профессором Российско-Армянского (Славянского) университета Григорием Ваганяном, и имеет множество положительных отзывов. Книга  разослана по многим армянским церковным приходам России, донским библиотекам, выслана в Москву и Петербург, Армению,  ближнее и дальнее зарубежье…

       Все отзывы о творчестве Кнарик Хартавакян едины во мнении, что в условиях разросшейся национальной неприязни, ксенофобии эта книга – пламенный и – услышанный! – призыв к единению всех людей,  молитва к Богу обо всех…
Продолжая традиции своего народа – хранителя языка, армянской письменности, Кнарик Хартавакян дает назидательный урок и русским собратьям, владея нашим чудным русским языком с завидным совершенством.

Мной зримое родство родимых языков
Я чту, о Русский, и великий, и могучий!
Мне с детства близок, дорог звон твоих созвучий,
Как и язык армян, что древен, свят и нов.

      Некоторые «созвученцы» уже приобрели самоучители армянского языка – ведь его изучали и Осип Мандельштам, и Анна Ахматова, и наша Кнарик. Свежо осознавая глубину смысла поговорки «Иван, не помнящий родства», многие из нас стали всерьез интересоваться историей России и мировой историей, гораздо бережней относиться к правилам родной речи.
   … А толчок всему дала та давняя библиотечная лекция о Григоре Нарекаци, с которой у меня и начался интерес к армянской культуре, лекция, проведенная неизвестной мне тогда поэтессой из Чалтыря – Кнарик Хартавакян…

7 октября 2019 года в 7.00 остановилось сердце Кнарик Саркисовны Хартавакян. Помолимся о милости Творца к её светлой душе!Мир её праху!

 ___________________________________

© Ульшина (Койсужанка) Галина Григорьевна

Физика в поисках эффективной теории
Эволюция взглядов на происхождение вселенной: от простейших законов к Мультиверсу и модельно-зависимому реализ...
Мегапроекты нанокосмоса
Статья о тенденциях в российских космических программах на основе материалов двух симпозиумов в Калуге
«И в сердце клянусь я сберечь речения благословенные!» Памяти поэтессы Кнарик Хартавакян | Галина Ульшина (Койсужанка)
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum