Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
История
«Большой террор»: сущность и время
(№13 [115] 01.09.2005)
Автор: Александр Козлов
Александр  Козлов
«Большой террор» - массовое истребление советских людей. В таких масштабах, которых дотоле не испытывал на себе ни один народ в мире. Меркнут перед ним даже средневековое мракобесие, злодейство Ивана Грозного, бесчинства Петра I, термидор Французской революции, наконец, бессудные расправы гитлеровских фашистских свор над немецким народом. Никакие массовые преступления, известные истории, не идут с ним ни в какое сравнение.
Но самое примечательное состоит в том, что организаторами и вдохновителями террора, по размаху невиданного в мире, выступали не какие-то там пришельцы-завоеватели, а вожди и руководители единственной в СССР правящей Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков) - ВКП(б). В большинстве своем составлявшие ее полуграмотные и вовсе безграмотные, но охваченные жаждой карьеристских соображений, фанатизмом и иллюзиями, они провозгласили ее «умом, честью и совестью эпохи». После 1917 года, завершившегося вероломным захватом власти, они уверовали в насилие как главное орудие разрешения всех социальных проблем. И в первую очередь - в свершение мировой пролетарской революции, ради чего под флагом строительства «социализма в одной стране» бросили все силы и средства на превращение СССР в ее базу, с которой вооруженная до зубов многомиллионная Красная армия должна была двинуться по всему свету, чтобы исполнить свою историческую миссию - штыками утвердить всеобщее Счастье на Земле.
Для этого «вожди мирового пролетариата» взнуздали всю страну. Следствием явился «Большой террор». В литературе его обычно связывают с 1937-1938 годами. Действительно, именно на тот период приходится апогей массовых репрессий в СССР. Кривая линия тогда скакала вверх с головокружительной скоростью. Если в 1936 году расстреляно было 1118 человек, то в следующем, 1937 году эта цифра возросла примерно в 350 раз, до 353 074! Всего за 9 месяцев, с 1 июля 1937 года по 1 апреля 1938, за колючей проволокой лагерей ГУЛАГа число заключенных увеличилось на 800 000, превысив черту в 2 млн. [1]
И все-таки «Большой террор», если рассматривать жертвы, понесенные в целом советским народом за мирный период между гражданской и Великой Отечественной войнами, не укладывается в отводимые ему рамки. На самом деле за то время «под мудрым руководством ВКП(б) во главе с ее вождем И.В. Сталиным» были истреблены миллионы людей. Сколько конкретно? Этого никто не знает. Известны лишь самые общие прикидки, по-видимому, однако, недалекие от истины. Согласно им, в мирные тридцатые годы СССР потерял людей больше, значительно больше, чем за четыре года небывало кровавой Великой Отечественной войны. Может, 50 или даже 60 млн. человек. Такие цифры, при всей их умопомрачительности, исключать нельзя. Но и безоговорочно, без сомнений, принимать тоже вряд ли можно. Необходимы специальные исследования.
Современные сталинисты крайне возмущены такими цифрами, считая, что число истребленных тогда не достигало и миллиона. Видимо, полагая: миллион - это сущий пустяк, «щепки во время рубки леса». Подобные чудовищные суждения - верх цинизма и кощунства - продиктованы стремлением стереть в памяти людей злодеяния сталинского тоталитарного режима. Больше того, устами Г. Зюганова, нынешнего их «вождя», они недавно провозгласили Сталина «великим предком». Нет, не только своим, но и всех народов нашей страны. Вот уж поистине: убийца одного человека - преступник, достойный высшей кары, а миллионов - «герой». Логика лежит за рамками общечеловеческой морали, но зюгановцы считают ее вполне допустимой. Можно представить себе, что будет, если они дорвутся до власти. И электорат не замедлил прореагировать. Конечно, не только по этой причине, но и по этой тоже, на выборах Государственной Думы в 2003 году и президента в 2004 году КПРФ потерпела катастрофические провалы. А вслед за тем внутри нее разразился скандальный кризис. В зюгановской партии, выходит, не все зюгановцы. Слава Богу, еще не перевелись и честные, порядочные коммунисты.
Во времена господства коммунистов в СССР всегда существовали репрессии. Но масштабы их менялись. При нэпе они были эпизодическими. ГПУ-ОГПУ - «обнаженный меч революции» - непрерывно выискивало «врагов народа», особенно из лагеря «бывших». С конца же 20-х годов репрессии обрели массовый характер, и вектор их устремился не только против «бывших», но и всех недовольных «социалистическими» новациями.
Водораздел приходится на 1929 год, когда верхи ВКП(б) провозгласили весной развертывание массового колхозного движения, а летом - «ускоренный вариант» первой пятилетки. Эти «скачки» были объявлены выражением исторически вызревшей потребности широких масс поборников социализма. На самом же деле они - результат крутого поворота всего партийного политического курса, радикальным образом переворачивавшего и город, и деревню и резко ухудшавшего положение народа. Вожди партии прекрасно осознавали последствия и предусмотрительно закладывали в основу своего пути политику насилия, расширение масштабов карательных операций.
11 июля 1929 года СНК СССР принял постановление «Об использовании труда уголовно-заключенных», с тех пор превратившихся в субъект «строителей социализма». Места заключения подразделялись на две параллельные категории. Первую составляли лагеря ОГПУ СССР (наиболее опасные для режима заключенные), вторую - республиканские лагеря (заключенные с небольшими сроками) [2]. На 1 июля 1929 года в лагерях ОГПУ состояло 29 848 заключенных, через полгода, к 1 января 1930 года, уже в три раза больше, 95 064, а еще через полгода, к 1 июня, их число возросло на 60 000. В целом количество узников ОГПУ стало около 300 000. Столько же находилось в республиканских лагерях. Лагеря ОГПУ располагались в отдаленных местах, где возводились «великие стройки социализма» (угольные, нефтяные, лесные разработки, каналы, железные дороги и т.п.) [3]. СНК СССР 25 апреля 1930 года на базе лагерей ОГПУ создал Управление, вскоре, в 1931 году, преобразованное в Главное управление лагерей (ГУЛАГ ОГПУ) [4].
В некоторых лагерях при больших стройках численность заключенных достигала 100 000, на Беломоро-Балтийском канале - 107 900. На 1 января 1934 года только в системе ГУЛАГа состояло 510 309 человек, в сравнении с июлем 1929 года - в 23 раза больше. В республиканских лагерях тогда же находилось около 400 000 заключенных [5]. 10 июля 1934 года ЦИК СССР все места заключения страны объединил в рамках одного ведомства - НКВД СССР. И численность заключенных в СССР к 1 января 1935 года перевалила за 1 млн. Все они находились в системе ГУПАГа в качестве централизованной рабочей силы [6]. Пребывали в ужасном положении: плохое питание, жилье, каторжный труд. Смертность возрастала с каждым годом. Согласно статистике санитарного отделения ГУЛАГа, в 1931 году умерло 2,9% от общего числа заключенных, в 1932 - 4,8%, в 1933 - свыше 15%, или 67 247 человек [7].
Машина истребления народа работала бесперебойно и с возрастающей нагрузкой по всей стране. Особенно интенсивно - в казачьих районах северной части Донщины, Вешенском, Миллеровском и Верхне-Донском районах Северо-Кавказского края, в местах известных антисоветских выступлений. Малейшее недовольство вырубалось под корень. А оно усиливалось с каждым днем. Тяжелый пресс коллективизации становился все более ощутимым.
25 сентября 1936 года И.В. Сталин и А.А. Жданов, находившиеся на отдыхе в Сочи, прислали телеграмму для политбюро: «Считаем абсолютно необходимым и срочным делом назначение т. Ежова на пост наркомвнудела Ягода явным образом оказался не на высоте своей задачи в деле разоблачения троцкистско-зиновьевского блока». На следующий день, 26 сентября, состоялось назначение на эту должность секретаря ЦК и председателя КПК ВКП(б) Николая Ивановича Ежова. К тому времени Сталин усмотрел в этом полуграмотном человеке карликового роста, страдавшем комплексом неполноценности и склонностью к алкоголизму, железную хватку, беспощадность садиста, готовность пойти на любое преступление, чтобы доказать вождю свою беспредельную личную преданность. В истории СССР наступило самое жуткое время - то, что англичанин Роберт Конквист как раз и назвал «Большим террором», чему посвятил А.И. Солженицын колоссальный труд «Архипелаг ГУЛАГ», большие исследования - Д.А. Волкогонов, А.И. Полянский и другие специалисты.
Свою деятельность Ежов начал с разработки, под непосредственным руководством Сталина, плана по организации и проведению еще более грандиозных массовых репрессий. С этой целью из ЦК ВКП(б) были переведены в НКВД около 300 «своих людей» - преданнейших фанатиков-сталинистов. Они заняли должности помощников начальников управлений НКВД в Москве и на периферии, чтобы потом, овладев опытом, заменить своих начальников, подлежавших уничтожению как слишком много знавших о сталинских секретах по организации уже осуществленных массовых репрессий и состоявшихся громких политических процессов по делам противников вождя. И таким образом спрятать концы в воду, всех «дохлых кошек» повесить на Ягоду и представить Сталина в облике ангела, сражающегося с «врагами народа» и разящего их.
Немного осмотревшись в качестве наркома, Ежов провел совещание своих заместителей, начальников основных управлений НКВД, назначенных еще Ягодой. Сообщил, что, по распоряжению ЦК, всем им предлагается разъехаться по областям для проверки политической надежности руководителей партийных органов. Но на первой же подмосковной станции все они были арестованы. Через два дня такая же операция была проделана с их заместителями, не знавшими ничего о своих начальниках. Одновременно Ежов сменил охрану НКВД, командиров его частей в Москве и Подмосковье, окружил себя охраной из отобранных им людей [8]. Начались аресты работавших при Ягоде.
Перед февральско-мартовским пленумом ЦК ВКП(б) 1937 года Сталин указал Ежову, что Ягоду надлежит причислить к правым, Рыкову, Бухарину и др. С этой целью необходимо сообщить руководящим работникам НКВД о раскрытии заговора во главе с их бывшим наркомом. 18 марта 1937 года Ежов собрал на совещание около 800 руководящих сотрудников НКВД Москвы и заявил: «С 1907 года Ягода находился на службе царской охранки!.. Немцы... пронюхали и подсунули его Дзержинскому для работы в ЧК... Шпионы Ягоды проникли всюду, заняв все ключевые посты... Нам нужна чистка, чистка и еще раз чистка. У меня, Ежова, нет сомнений, нет колебаний, нет и слабостей» [9].
В начале 20-х чисел апреля 1937 года Сталин в трехчасовой беседе с Ежовым выразил недовольство темпами искоренения правотроцкистской нечисти, арест Ягоды и его сообщников не меняет коренным образом положения дел в НКВД и не ставит на должную высоту борьбу с врагами народа. Ежов с большим рвением взялся за выполнение этих задач. Собрав тотчас самых доверенных сподвижников, распорядился направлять на места разнарядки по арестам врагов народа, чтобы извести троцкистов. В практику введено было истребление людей в соответствии с заранее утвержденным планом [10].
24 апреля 1937 года Ежов созвал на совещание наркомов республиканских НКВД, полномочных представителей (ПП) краевых и областных управлений НКВД. Заявил им: «Вы не смотрите, что я маленького роста. Руки у меня крепкие, сталинские... У меня хватит сил и энергии, чтобы покончить со всеми троцкистами, зиновьевцами, бухаринцами и прочими террористами. И в первую очередь мы должны очистить наши ряды от вражеских элементов, которые, по имеющимся у меня сведениям, смазывают борьбу с врагами народа на местах. Мы не станем покрывать предателей. Предупреждаю, что буду сажать и расстреливать всех, невзирая на чины и ранги, кто посмеет тормозить дело борьбы с врагами народа». Далее с нарастающей яростью назвал руководителей Горьковской и Омской областей, Дальневосточного края примиренчески относящимися к врагам народа и какова численность последних в каждом из этих субъектов. Угрожающе подчеркнул: «...Предупреждаю, что врагов народа надо безжалостно искоренять из нашего общества, а тех, кто не станет делать этого, мы быстренько выведем на чистую воду и ликвидируем. Вы никогда не должны забывать, что я не только наркомвнудел, но и секретарь ЦК. Товарищ Сталин оказал мне доверие и предоставил все необходимые полномочия. Так что отсюда и сделайте для себя соответствующие выводы».
Начальник УНКВД по Омской области Э. Салынь, взяв слово, сказал: «Заявляю со всей ответственностью... что в Омской области не имеется подобного количества врагов народа и троцкистов (по Ежову, около 3 тысяч. - А.К.). И вообще считаю недопустимым заранее намечать количество людей, подлежащих аресту и расстрелу». У Ежова перехватило дыхание. Отдышавшись, крикнул: «Вот первый враг, который сам себя выявил, арестуйте его немедленно!» [11]
Поток репрессированных нарастал еще невиданными темпами. Внудельцы старались. Одни - подстегиваемые страхом, другие - выполняя приказ, третьи - с энтузиазмом, чтобы выслужиться, в силу своих садистских наклонностей, четвертые - по ограниченности и невежеству, оболваненные пропагандой, верили, что тем самым претворяют в жизнь «линию родной партии» и долг перед народом, вносят свой вклад в «строительство социализма». Трибуналы захлебывались от своей адской работы.
Ежов вносит в работу НКВД ряд принципиальных новшеств. Разумеется, по согласованию со Сталиным, с его благословения, а часто по его прямому указанию, подсказке, намеку. Что и составило ежовщину-сталинщину в действии. Были созданы так называемые тройки и двойки с предоставлением им права вынесения смертных приговоров. Первые состояли из высокопоставленных представителей НКВД, прокуроров и партийных деятелей, вторые - из тех же лиц, но без партийцев. В высшем эшелоне эту роль исполняли И.В. Сталин, В.М. Молотов, Л.М. Каганович, Н.И. Ежов и К.Е. Ворошилов (имя последнего в Ростове до сих пор носит один из проспектов в центре города. Почему? По недомыслию или по соображениям иного рода? При любых обстоятельствах - это позор!). В областях и краях в такой ипостаси выступали первые лица партийных комитетов, управлений НКВД и прокуроры. Узаконены избиения и пытки допрашиваемых, вынесение приговоров по спискам. Без всякого суда. Под многими - подпись лично Сталина. Вот один из образчиков: «Товарищу Сталину. Посылаю на утверждение 4 списка лиц, подлежащих суду («троек» или «двоек». - А.К.), на 313, на 208, на 15 жен врагов народа, на военных работников - 200 человек. Прошу санкции осудить всех к расстрелу. Ежов». Рекорд - санкционированный список сразу на 3167 человек [12].
За короткий срок были расстреляны 14 тыс. чекистов, в первую очередь оперативники и следователи, работавшие при Ягоде. Подавляющее их большинство составляли подлинные изверги (но, разумеется, не за это их уничтожали). Однако среди них оказалось немало и порядочных работников, вина которых заключалась только в том, что они много знали о преступлениях сталинской тирании. В период ежовщины было расстреляно около 700 тыс. и брошено в тюрьмы и лагеря почти 3 млн. человек. Среди них - деятели науки, культуры, инженеры, врачи, преподаватели средней и высшей школы, командиры Красной армии, служащие, словом, те, кто составлял «мозги страны». Это по данным, поддающимся проверке. А сколько погибло в лагерях и тюрьмах - никому не ведомо. К 1941 году командиров с высшим образованием в армии осталось 7 процентов, с незаконченным средним военным - 37 процентов. По приблизительным подсчетам, погибло до 70 процентов разведчиков, в том числе закордонных [13].
Но самую массовую категорию составляли рабочие и крестьяне - рабская сила ГУЛАГа на «великих стройках». В песнях и кинофильмах строителями их изображались «комсомольцы-добровольцы». В действительности подавляющая часть приходилась на заключенных - зеков. «Рыболовы»-палачи по всей стране тянули неводы с густой ячейкой, загребая всех без разбора. В архиве УФСБ по Ростовской области имеется во многом показательный документ - «Постановление (о продлении срока следствия)», составленное мл. лейтенантом госбезопасности Сперанским 22 мая 1937 года в г. Миллерово.
В нем числится 245 человек, обвинявшихся в том, что все они «являются членами контрреволюционной казачьей повстанческой, террористической, вредительской организации и членами... троцкистской и... правой организаций, сблокировавшимися в контрреволюционное подполье для совместной борьбы с... ВКП(б) и Советской властью. Проводили на Дону вредительство в колхозах, совхозах и МТС, подготовляли совершение ряда террористических актов над вождем народов тов. Сталиным и членами правительства, используя для этого донской казачий хор. Ставили своей целью путем террора, вредительства и подготовки повстанческих кадров и поднятие на Дону восстания для свержения Советской власти» [14].
Среди 245 арестованных - около 80 служащих (директора совхозов, предприятий,, школ, председатели колхозов, агрономы, врачи, учителя, счетоводы, бухгалтеры, священники и т.п.), остальные - колхозники и рабочие. Среди последних, в частности, Гавриил Данилович Меркулов, объявленный белогвардейцем (арестован 18 ноября 1936 года), Василий Карпович Магер с клеймом бывшего жандарма (арестован 27 марта 1937 года), Петр Филиппович Овсянников как бывший кулак (арестован 13 апреля 1937 года). Список формировался с октября 1936 года до момента его составления. Показательна динамика арестов: октябрь - 4, ноябрь - 1, декабрь - 5, январь - б, февраль - 5, март - свыше 50, апрель - около 110, часть мая - почти 60 [15]. Всплеск, начавшийся в марте, - прямое отражение активизации Ежова по выполнению указаний «гениального отца народов» об организации плановой системы по вылавливанию «врагов народа» и массового истребления советских людей - во имя «победы социализма в СССР, торжества мировой пролетарской революции». По стране текли потоки крови. А по радио и в кино распевалось: «...Я другой такой страны не знаю, где так вольно дышит человек».

Источники:

1.     Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960. Справочник. – М.: Звенья, 1998. – С.41.
2.     Красильников С.А. Рождение ГУЛАГа: Дискуссии в верховных эшелонах власти // Исторический архив. – 1997, №4. – С.142-156.
3.     Смирнов М.Б., Сигачев С.П., Шкапов Д.В. Система мест заключения в СССР. 1929-1960 // Система исправительно-трудовых лагерей в СССР. 1923-1960. – С.26, 27.
4.     Там же, с. 27.
5.     Там же, с.с. 31, 34, 36.
6.     Там же, с.38.
7.     Там же, с. 32.
8.     Цит. по: Полянский А. Ежов: История «железного» наркома. – М.: Вече, 2003. – С.88.
9.     Там же, с.с. 114,115,116,19.
10.     Там же, с.с. 119-120.
11.     Там же, с.с. 122,123, 124.
12.     Гладков Т. Предисловие // Там же. – с.с. 6, 17, 19.
13.     Там же, с.с. 15, 23, 24.
14.     АУФСБ РО. Д. № П-15939. Л.115.
15.     Там же. Л. 99-115. Подсчет мой – А.К.

___________________________
© Козлов Александр Иванович

Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum