Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Холодное лето 2020-го
Статья содержит краткий анализ экономических проблем в связи с эпидемией коронав...
№05
(373)
01.05.2020
Общество
В фарватере молочных рек [10.04]
(№4 [372] 01.04.2020)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Из всех утюгов звучит: «Фермерские хозяйства – наше будущее. Дорогу фермерам. На вас смотрит вся страна!..» В конце зимы вместе с сотрудниками управления сельского хозяйства Ставропольского района Самарской области мы объехали несколько хозяйств, занятых животноводством. Вот лишь некоторые впечатления и наблюдения.  

Прилетит вдруг волшебник

По стечению обстоятельств, одним из первых в графике поездок оказалось крестьянское фермерское хозяйство, отметившееся в новейшей истории России…

Хозяйству Медведевых уже четверть века. В 1994 году в селе Хрящевка в рамках инновационного проекта был создан комплекс фермерских хозяйств, включающий образцовые фермы А.И. Медведева, А.П. Кудряшова и сыроварню Л.А. Богданова, производящую известный на всю округу «Николаевский» сыр. Комплекс, работающий по голландским технологиям, возведен на средства администрации Самарской области,  мэрии Тольятти, ОАО «АВТОВАЗ» и компании «Себеро» (Нидерланды). Предоставленный  фермерам кредит дал им возможность начать производство и постепенно расплатиться за аренду хозяйств.

Понятно,  что образцово-показательная ферма Медведевых в свое время была гордостью Самарской губернии. Ее не стыдно было показать гостям, особенно таким редким и именитым, как глава государства. И показали – 24 июля 1997 года (сегодня эту историческую дату в Интернете почему-то уже не найдешь). А здесь действительно было на что посмотреть. 70 тщательно отобранных и поставленных из Голландии коров - высокоудойных голштинофризов, вдосталь обеспеченных разнообразными полноценными кормами, круглый год давали до 30 литров молока в сутки. 

«Дойка откормленных и ухоженных, словно невесты на выданье, «голландок» идет в стерильно чистом помещении на стерильно чистом оборудовании, под ласкающие утонченный коровий слух мелодии Баха», - писали наши коллеги. Продукция прямо с молокопровода поступала в расположенный там же сыроваренный цех.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Понятно, что немало повидавший, но всё же глубоко тронутый увиденным в Хрящевке Борис Николаевич не удержался от заявлений на темы, больные для аграриев, успевших к тому времени «почувствовать разницу». Дескать, он не против колхозов и совхозов, но дело, понимаешь, сделано: земельные паи розданы - и распоряжайтесь ими теперь, как хотите…

И это при том, как отметил автор репортажа Борис Купцов, жестких вопросов у фермеров к главному локомотиву аграрной реформы накопилось немало. «Кроме этой образцово-показательной, и в районе, и в области, и по всей России есть сотни и тысячи ферм, где обстановка совершенно другая. Там и гибнущий от бескормицы скот, и заброшенные помещения, и катастрофическое сокращение поголовья»…

Увы, былое великолепие осталось в прошлом, и мы, опять же, не могли не почувствовать разницу. В давно не ремонтированном помещении нас встретили невеселыми взглядами чуть больше двух десятков коров. Вид у животных, мягко говоря, непрезентабельный: судя по всему, они вовсе не избалованы кормежкой - какие уж там мелодии Баха. Хотя у Медведевых осталось даже 120 гектаров своей земли (а когда-то было 240, плюс 300 га в аренде), - богатство, о котором многие ставропольские фермеры, вынужденные покупать корма втридорога, только мечтают. Где стерильная чистота? Куда, скажите, делась вся былая образцовость и показательность? 

Туда же, наверное, куда деваются все потемкинские деревни и столыпинские хутора. 

И вообще, каких только аналогий и образов не навеяло посещение фермы, которая когда-то прогремела на всю страну. От салтыков-щедринской «Коняги» (это про коров, теперь явно не похожих на невест на выданье)  до чемодана без ручки, который и нести-то тяжело, и бросить жалко (это про собственно некогда цветущее предприятие).

Нажмите, чтобы увеличить.
Александр и Игорь Медведевы
 

Основатель этого дела и глава семейства Александр Иванович Медведев – редкий гость на предприятии, управляются сын и жена. «У меня рыбалка», - говорит он. Мол, сколько лет в сельском хозяйстве – с 1987 года, как с армии пришел. На своей ферме дневал и ночевал, получил столько практического материала, что хватило на кандидатскую диссертацию по теме «Экономическая эффективность однотипных систем кормления». На эту тему готов говорить часами. Когда-то поучиться, поднабраться опыта у Медведева приезжали сотни фермеров. Но и это роскошество уже далеко в прошлом: дорогое это удовольствие, полноценное круглогодичное однотипное кормление. Не каждому фермеру по карману…

Впрочем, есть такие, в хорошем смысле буйные и окаянные,  мы у них тоже побывали. 

Один в поле…

Увы, не всем так повезло в свое время. Очевидно, что реформы девяностых годов минувшего века, которые, как декларировалось, должны были раз и навсегда справедливо решить вечный «вопрос о земле», не достигли своей цели. Фермеры страдают от безземелья и малоземелья. И потому даже фермерские стартапы, поддержанные в рамках госпрограмм, выживают и живут по-разному. И те, для кого животноводство стало делом жизни, кто, в отличие от столь же глубоко уважаемых хлеборобов, «сеет и убирает урожай каждый день», сегодня особенно нуждаются в поддержке государства и его представителей на местах…

От околицы Сосновки до фермы Мурадова мы добирались на «Ниве» в режиме атородео. Видимо, так Исмаил настраивал нас, чтобы уже ничего больще не могло испугать. Зря, чего-то из ряда вон выходящего мы в его владениях не заметили. Увидели лишь результат того, на что способен молодой, одержимый идеей парень, четыре года (КФХ зарегистрировано в июле 2016 года) назад в одиночку поднявший из руин бывшую колхозную ферму. Увидели семнадцать нормальных, пусть не слишком упитанных, «но вполне воспитанных» дойных коров, дающих в среднем 6,6 тысяч килограммов молока в год, «мясных» бычков и овец. Последним - особое спасибо: блеяли так, что на диктофонной записи слышно только их…

Нажмите, чтобы увеличить.
Исмаил Мурадов
Исмаилу Мурадову 32 года. Родился в Сумгаите. «С пятого класса» вместе с родителями живет в Тимофеевке. Имеет высшее юридическое образование. На стене в бытовке - галерея рамок с дипломами. Вот грамота главнокомандующего внутренними войсками МВД РФ: сержант Мурадов награждается за отличие в охране общественного порядка и обеспечение безопасности в период проведения XXVII Всемирной летней Универсиады в Казани 2013 года. Рядом фотография с самарским экс-губернатором Меркушкиным и свидетельство о том, что глава КФХ Исмаил Мурадов признан победителем конкурса грантов в рамках программы поддержки начинающих фермеров в рамках госпрограммы «Развитие сельского хозяйства и регулирование рынков сельскохозяйственной продукции, сырья и продовольствия».

На средства гранта приобрел 12 нетелей - племенных, черно-пестрых, потому и такие надои. На вопрос, что сподвигло заняться животноводством, – быстрого ответа нет. Признался, что раньше «коров видел только  бабушки по телеку».

На ферме управляется в основном один (!): порой поесть, а тем более приготовить горячее просто некогда.

- С кадрами, - говорит, - проблема. Из деревни - придут, два-три дня, в лучшем случае неделю поработают

Да и глаз да глаз за работниками нужен: когда не своё, и относишься как к чужому. В прошлом году, например, случалось, сена не жалели, лишнего клали в кормушки, -  вот и не хватило, пришлось солому докупать.

А корма - не шутка. Самому обеспечить не получается. Есть земля - взял в аренду без малого двести гектаров, заросших лесом. Расчистить, привести в божеский вид удалось пока только 65 га.  В хозяйстве есть трактор. В прошлом году сеялку арендовал, засеял кормовыми 35 гектаров. На это ушло, видано ли, три дня.

Бескормицы фермер не боится – до зеленки, говорит, протянет…

- Конечно, – констатировала «путешествующая» вместе с нами главный зоотехник Ставропольского района Светлана Пысина, – качество кормов заставляет желать лучшего. В этом хозяйстве нет ни кормораздатчика, ни смесителя. Это же когда монокорм делаешь, поедаемость - стопроцентная. Туда добавляют и патоку, и жмыхи, и шроты, и фураж, и сенаж, и солому. Килограмм соломы для клетчатки в день корове вполне достаточно. 

По словам специалиста, для хороших удоев нужны белковые, высокопротеиновые корма, и естественно, все стараются добавлять в корм больше фуража. Рецепты выверены.

Сейчас в корме до 60 процентов концентратов, иначе молока не будет. В сене и соломе ведь только клетчатка, жвачному животному она нужна. И даже в Европе говорят: сено - это дорогостоящий корм, не надо корове его давать, соломы достаточно. Сено - только теляткам. И если ты будешь давать корове солому, и разбавлять это сенажом или силосом, фуражом, силосом, этого для клетчатки достаточно. А для молока – пожалуйста, у тебя здесь рядом маслобойка, жмых подолнечниковый. А в других хозяйствах дают еще и сою, и много чего. Для предупреждения заболеваний – ацидозов, кетозов – дают коровам обыкновенную пищевую соду, – делится знаниями и опытом Светлана Григорьевна. 

Видно, что дает она этот урок не впервые. Да и, видно опять же, знает все это фермер. Но не до изысков и разносолов пока. Есть у него и характер, и упорство, но… один в поле не воин.

И где она, земля крестьянам?

Хозяйство Рустама Ибояна в селе Узюково - на сегодня самое крупное из малых предприятий-производителей молока в районе. Рустам Синотович начал в 2010 году с откорма бычков, закупленных на банковский кредит. Затем занялся молочным животноводством. Сегодня у него 200 дойных коров. Еще 180 коров, закупленных в 2017 году на грант в рамках программы «Семейная ферма», – в хозяйстве супруги, главы КФХ Кристины Джаргоян. Работают здесь 18 человек. 380 буренок (а всего, включая шлейф, 700 голов) получают полноценное сбалансированное питание, поскольку в рационе есть все, что положено: силос, фураж, кормовые добавки... А у коровы, как известно, молоко на язычке, и потому есть результат: продуктивность на одну фуражную корову в прошлом году составила 6186 кг.

Нажмите, чтобы увеличить.
Рустам Ибоян
 

Кто-то видит в корове бесперебойно работающую фабрику для производства молока и потому старается выжать из коровы все «что положено», не вкладываясь особо. Здесь относятся к животным так, как это было в старину - как к кормилице.  В коровнике высокий потолок, много света и воздуха - не сравнить с убогими клетушками и сараюшками на иных подворьях. По всему видно, сколько сил и средств вложили хозяева в реконструкцию животноводческих помещений. «И главное, у них огромное желание работать и развиваться», - говорят все, кто знает эту фермерскую семью.

- Но у нас одна проблема -  с землей, – говорит Ибоян. По его словам, в свое время, когда "умные люди начали скупать паи", фермеры не сделали этого: «Думали, проблем не будет". В те времена пай стоил 7 тысяч рублей – сегодня же 250 тысяч, в то время как «молоко поднялось в цене всего в два раза». 

К кому, как говорится, вопрос? К себе, наверное, в первую очередь. Знал бы, говорят, где упасть – соломки б подстелил. А вот коровам одной соломки будет маловато. Им - самый лакомый кусочек. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Кристина Джаргоян
 

- На сегодня у нас кормов в лучшем случае на полгода, - говорит Рустам. Он заключил договор с хозяйством, которое производит корма, через день гоняет машину за силосом. – А была бы земля – сам бы корма заготавливал. Столько, сколько нужно, да плюс запас еще хотя бы на год, как положено.

И получается: гранты государство дает – а как быть с кормовой базой? 

Если у государства в приоритете животноводство, почему бы в первую очередь не обеспечить землей нас, а потом уже тех растениеводов, которые отправляют свою продукцию за бугор? - рассуждает фермер. – Сперва нужно свою семью, свой народ накормить, а потом уже соседей. 

Они-то кормят. Рустам радуется, что его продукцию знают, ценят и ждут: на недавно открывшейся «точке» в тольяттинском «Журавлике» за фермерским молоком по утрам выстраиваются очереди. Но, конечно, основной, оптовый покупатель - крупное предприятие «Тольяттимолоко».

Понятно, что продавать сырье менее выгодно, чем молокопродукты, и потому подумывает фермер и о собственном производстве. "Хотелось бы, но все упирается в деньги". 

Много, слишком много денег «съедают» покупные корма для кормилиц. А для того чтобы иметь возможность самому обеспечивать питомцев кормами, нужно не менее 500 гектаров. Но пока все его попытки обзавестись клочком земли, хотя бы взять в аренду гектар граничащего с забором фермы навозохранилища, оканчиваются ничем. 

Дорогу осилит

Фермерское хозяйство Елены и Василия Горбуновых, хоть и ненамного, но поменьше: 261 голова, в том числе 155 коров.   Продуктивность примерно такая же, как у подопечных Рустама и Кристины: 6190  кг на одну фуражную корову. 

Начиналось все, как обычно в таких случаях, – с колхозных руин. И с гранта для начинающих фермеров, который Горбуновы получили в 2013 году. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Елена, Роман и ВасилийГорбуновы
 

За это время телятник успели сделать, – рассказывает Василий. – В коровнике – молокопровод, навозоудаление, электропроводку. Крышу перекрыли, 1700 квадратных метров. Скважину пробурили. Теперь хотим получить семейный грант. 

- Хотим выкупить 4 коровника и приобрести еще племенного скота, - поясняет Елена.

Для того чтобы получить поддержку в рамках программы «Семейные животноводческие фермы», претендентам нужны немалые собственные средства. Согласно условиям, сумма гранта – до 30 миллионов рублей, при этом софинансирование со стороны фермера должно составлять не менее 40%. Понятно, что это под силу далеко не каждому фермеру. Правда, свет в конце тоннеля все же есть: известно, что в настоящее время разрабатывается новый порядок софинансирования, при котором фермеры должны вложить только 20% средств. Но он, похоже, до сих пор не принят, хотя ждали еще в феврале. И сегодня приходится обращаться за кредитом в банки. А те не спешат.

- Конечно, если 20%, нам будет легче. Тогда бы я могла и скота взять больше, - делится планами глава КФХ. 

В отличие от Ибояна, у Горбуновых земля есть – в аренде 270 гектаров, заросших лесом. Но и им, естественно, своих кормов не хватает, приходится по максимуму покупать силос, сенаж, зернофураж и кормовые добавки.

С Горбуновыми на ферме работает их сын Роман. Полный семейный подряд. Да еще работники из ближних сёл.

Нажмите, чтобы увеличить.
На ферме Горбуновых
 

Планы у нас большие, – добавляет Василий. – Жизни бы хватило на все это, как говорится. А куда нам деваться? Мы же не можем подвести людей, молодых ребят, которые приходят к нам работать скотниками. У них тоже семьи, дети…

Вид сверху

Мы хотим и можем работать, но… – говорит Елена Горбунова.

Смысл недосказанного, в общем-то, понятен. Все они – Исмаил, Рустам, Кристина, Елена, Василий – делают дело, за которое, скажем как на духу, не каждый еще и возьмётся. Фермерство – труд тяжелый и неблагодарный, и это не пустые слова. Голову, бывает, не поднять порой, спину не разогнуть…

Я вот в самолет сяду, поднимаюсь над полями и думаю: «Боже мой, сколько земли. Неужели нельзя хоть небольшой квадратик для нашего хозяйства? – вопрошает Рустам Ибоян…

В 2019 году в Ставропольском районе закрылись 10 (десять!) фермерских хозяйств, которые занимались животноводством. Основная причина та же: нехватка собственных кормов. 

Казалось бы, термин безземелье «не про нас» – уж в России-то земли всегда было вдоволь. Дальневосточные гектары – так и вовсе не паханы. Но по факту не хватает земли для пастбищ и сенокосов, для создания кормовой базы. И потому, отчитываясь о высоких достижениях производителей молока (а ставропольские животноводы и по итогам прошлого года лидируют), скажем честно: если бы не этот тревожный факт, могли бы они быть еще выше…

Маленькие предприятия страдают от отсутствия или недостатка собственной кормовой базы – нет пастбищ, сенокосов, – комментирует ситуацию в животноводстве главный зоотехник Ставропольского района Светлана Пысина. – Идет процесс приведения в порядок паевых земель, которые ранее фермеры использовали как пастбища и сенокосы. Покупка же кормов приводит фермерские хозяйства к убыточности, и они вынуждены закрываться. На видеоконференции в конце ноября  губернатор поручил сделать дорожную карту, как исправить ситуацию. Я считаю: для решения проблемы нужно в первую очередь обеспечить землей фермеров, которые занимаются животноводством…

Но как это сделать? Как, допустим, убедить арендаторов земли хотя бы часть ее отдать таким, как Ибоян, фермерам в субаренду? Или найти другие варианты поддержки для повышения рентабельности, а значит, и выживаемости крестьянских хозяйств? Вопрос, на который пока никто не спешит ответить.

А как – без ответа?

_____________________

© Мельник Сергей Георгиевич

Мир в фотографиях из социальных сетей и наших авторов
Фотографии из социальных сетей периода публикаций в марте-апреле 2020 года и фото наших авторов.
Дождавшись Ангела, расстанься с бесами
Соль вольного ноля. Глаз рыжего Грааля./Валенсии слеза. Печоры письмена. /Печали утоля, Архангела ругая,/Сжига...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum