Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Трудное прощание
Статья о завершении выпуска научно-культурологического журнала Relga.ru на сайте...
№07
(375)
01.07.2020
Коммуникации
Беседа о текущих проблемах и новых тенденциях в современной журналистике
(№5 [373] 01.05.2020)
Автор: Леонид Парфенов
Леонид Парфенов

https://echo.msk.ru/programs/razvorot-morning/2632904-echo/ 

Леонид Парфенов на «Эхо Москвы»

Ведущие - Максим Курников, Ирина Баблоян 

28 апреля 2020

М.Курников Ну, а теперь мы можем все-таки по телефону — нас восстановилась телефонная связь, это уже что-то — поговорить с Леонидом Парфеновым. Доброе утро!

Ой, как мы рады вас слышать, жалко, что мы вас не видим. Очень, собственно говоря, хотелось.

Л.Парфенов Я даже настроился… нашел такой правильный стаканчик для карандашей на столе, в который удобно упираться телефоном, выбрал ракурс. Посетовал, что я небритый. Вот, думаю, что значит, отсутствие постоянных эфиров. В общем, готовился, готовился — и вот как дурак.

М.Курников Простите.

И.Баблоян Ладно, небритый, но вот мы с Максимом буквально спорили, будете ли вы с бокалом вина или не будете.

Л.Парфенов Нет, так рано я все-таки не…

М.Курников А вообще, люди начали пить больше во время коронавируса. Вы на себе это почувствовали?

Л.Парфенов Да, конечно, нужны какие-то эмоциональные встряски. И, наверное, правильно, что люди готовят дома и выбирают какое-то вино. И если есть, конечно, средства. В то время, как весь средний класс стремительно летит в бедность, неловко даже рассказывать про выборы бутылок. Но если позволяет возможность, мне кажется, да, это единственное обстоятельство для того, чтобы несколько избыточно даже употреблять.

М.Курников Леонид, а там, где вы самоизолировались, есть телевизор?

Л.Парфенов Вы знаете, у меня телевизора нету больше 10 лет. В том смысле, что я не смотрю никакого эфира. То есть что-то когда долетает по YouTube какие-то куски, которые стоит глянуть. Но нет, я не смотрю телевизор вообще.

М.Курников Просто есть ли у вас какое-то понимание, как изменится и изменится ли все это пространство из-за того, что с нами со всеми сейчас происходит?

Л.Парфенов Конечно, изменится, и, конечно, доля онлайна будет выше в нашей жизни вообще. То есть то, что долго не переходило на онлайн, теперь поневоле на онлайн перешло и, очевидно, назад не вернется. Я не знаю, сохранятся ли бумажные газеты. Но каждый раз их оправдывают тем, что старшее поколение власти без бумажек не читает. Ну, видимо, и им придется все-таки смотреть или пусть оплачивают отдельно, им будут печатать отдельные экземпляры как товарищу Сталину.

Но понятно, что хотя бы вот это, самое очевидное, если говорить о технологиях. А о человеческом восприятии — ну, тоже, конечно, и те, кто тянул что-то с переходом на удалёнку по возможности будет частично или полностью на нее переходить, если есть такая возможность, а что-то, наоборот, больше ценить. Чем больше ты уходишь в онлайн, тем выше ты ценишь офлайновость того, что в офлайне остается. Ну, вот такую хенд-медийность, ощутимость, тактильный контакт те, кто остаются, они выше ценят. Они такие олдскульные, они такие ламповые — какие там еще? — виниловые, ну, вы, понимаете, да?..

М.Курников Да, Леонид. Но вы наверняка согласитесь, что в онлайне гораздо больше значимость того, как это будет — ужасное слово — показано зрителю ,будет это предложено зрителю или не будет предложено. Мы вот сейчас обсуждали скандал, который произошел с Яндексом и Алексеем Навальным, как они искусственно подбирают новости и показывают. И YouTube ведь тоже показывает, подбирает сам, Facebook тоже показывает, подбирает сам. Насколько, на ваш взгляд, мы с вами, вы готовы к тому, чтобы на это влиять, можем ли мы на это влиять?

Л.Парфенов Мне кажется, все-таки вопрос в квалификации потребителя. Если потребителю можно втюхивать вот такое, ну, значит, и втюхивают, если он хавает, то втюхивают (находясь в этом терминологическом ряду). Мне кажется, что все равно зритель, аудитория ищет контент, который ему интересен. И в этом смысле без разницы способ доставки на дом.

У нас сейчас так получилось, что у меня выходят серии по годам. Вчера мы выложили 2006 года. И даже ночью еще 112 тысяч, что ли, стало, и сейчас там 330 или 340 тысяч просмотров за неполные сутки. Если люди хотят, они находят. Но какое количество онлайн-авторитетов сложилось за последний сезон-другой в России. Ведь понятно, что каким маркетингом ни занимайся, если за этим нет чего-то, что подхватывают люди, это долго не работает, вот эта искусственная какая-то подпитка. Вопрос все-таки в потребителе, а не в изготовителе, мне кажется.

М.Курников Если вы заговорили об исторических программах, заговорили о «Намедни», очень хочется вас спросить про 3 сентября, про этот перенос. Как вы на него реагируете, насколько вам кажется, это понятное, логичное решение?

Л.Парфенов Мне это кажется абсурдом. Есть сложившаяся дата, то есть всю жизнь Вторая мировая война заканчивалась 2 сентября. Представляете, с 45-го года она заканчивалась 2 сентября, а теперь по прошествии 75 лет она закончится 3-го. Ну ладно, в Европе 8 мая, 4 нас 9-е из-за разницы во времени, из-за того, что Сталин так тогда решил, что мы празднуем на следующий день — О’кей, это осенено уже традицией этого празднования. Но 3-то сентября откуда, это что? И еще после этого нам говорят, не переписывать историю. Как-то «и эти люди запрещают мне ковыряться в носу».

И.Баблоян Леонид, как вы считаете, а почему сейчас?

М.Курников И для чего?

И.Баблоян Многие говорят, в том числе, наш главный редактор, что это связано отчасти с фильмом Дудя про Беслан.

Л.Парфенов Ну, не знаю. Понимаете, это опять-таки версия конспирологическая, потому что никакой логики нет. Нет же никакой логики, что в храме Кубинки будет этот «дембельский альбом». Это что, люди не знают, что случилось с барельефами и мозаиками Сталина на московских станциях метро? Это же всё проходили. И картина «Ленин провозглашает советскую власть», когда сначала за ним стоял Сталин, а потом стали рабочий и Свердлов. Ну, и что? Мы же понимаем, что в этих головах садовых творится. До нас доносятся некие внешние признаки. И мы с ужасом думаем: «Господи, чем вы там заняты? О чем вы думаете?»

М.Курников Отлично! Леонид Парфенов у нас в эфире. Теперь есть еще и картинка и можно возвращаться на YouTube и смотреть. Леонид, мы уже поговорили о YouTube, мы поговорили о журналистике, и, вы знаете, мы с Ириной как молодые сравнительно люди все время смотрим, как журналисты старшего поколения, да, в общем, и нашего поколения любят кидаться друг в друга обвинениями в сотрудничестве с кем-то, прокремлевскости и наоборот и так далее.

И.Баблоян Каждый день ждут, что какой-нибудь журналист перебежит на Russia Today, как сейчас очень модно.

М.Курников Все-таки скажите, как вы на это смотрите? Это наша традиция, российская или, может быть, это как раз нормально, это говорит о том, что система живет?

Л.Парфенов Мне кажется, что это нормально. Понимаете, мы заняты все равно штучным ремеслом, и это нормально. Кто-то туда переходит, кто-то сюда переходит. Мы все на это смотрим. Никто никому не судья. Я в этом ничего страшного не вижу. Это опять-таки вопрос квалификации аудитории: важно для аудитории или неважно, аудитория понимает, что это с такой-то точки зрения излагается или, действительно…

Вот я никогда не забуду, мы снимали «Намедни» про конец 90-х. Это было в 99-м году. Мы сделали с 92-го по 99-й сразу. Заканчивается сначала сериал 91-м годом. И я снимал для объяснения про 95-й год в Беслане. И, в том числе, эту больницу, которую, как известно, отстроил Лужков как подарок Москвы.

Вот мне люди там говорили — это был самый разгар телекиллерства, — все меня спрашивали про Доренко. Я говорю: «Послушайте, я вижу ровно то, что видите вы. Вы же видите по телевидению что-то, что вижу я, а еще у вас тут стоит больница. Вы сами-то судите». «Ну, — говорят, больница-то, конечно. Но ведь по ящику врать не станут». И тут я понял, что да, можно всё что угодно рассказать. Да, рассказывали: «Что он, правда, убил этого американца в переходе метро Киевская. То есть Буденновску можно рассказать, что, в общем, Лужков и Басаев одно и то же, но во всяком случае это было возможно в 99-м, и Буденновск поверит, потому что по ящику врать не станут.

М.Курников А вы думаете, сохранилась такое мировоззрение?

Л.Парфенов Для кого-то сохранилось, для кого-то не сохранилось. Годы шли, что называется. Думаю, что таких существенно меньше.

М.Курников А сегодня YouTube замещает каким-то образом это или нет? Появляются какие-то имена?

Л.Парфенов Ну, очевидно… Понимаете, какая штука. Почему-то все говорят вот так: либо ящик — либо YouTube.

М.Курников Нет, это параллельные реальности.

Л.Парфенов Бодание холодильника с телевизором. Как из старых каламбуров: «Человека ведь формирует не только среда, но и другие дни недели». Много чего влияет на человека. Как там… средний класс за 17 тысяч рублей влияет на человека. Мало ли, что он услышит. Он, кстати, это услышал по телевидению, что средний класс — это, оказывается 17 тысяч рублей. Он, очевидно, на эти 17 тысяч выплачивает ипотеку, растит детей, в кредит машину берет и так далее.

И.Баблоян Платит коммунальные.

Л.Парфенов Вся жизнь — съездили за границу, не съездили за границу, то прочитали, сё прочитали — всё влияет. Нету, слава тебе господи, ни у кого теперь нет монополии на информационное пространство, на то, чего людям попадает или не попадает. Весь вопрос, какие потом из этого делаются выводы, как это люди воспринимают. Опять-таки это вопрос квалификации аудитории, а не доступности или недоступности для нее того или иного вида информационного носителя.

М.Курников Это все равно, что говорить, что какому-то правительству с народом не повезло. Эта аудитория — это мы, в том смысле, что эта та же часть людей, с которой мы живем.

Л.Парфенов Ну, такая часть людей, сякая часть людей. Я давно это придумал, ничего больше сказать не могу, но прекрасно проходит с любой аудиторией, вызывает всеобщую радость: нет у нас в стране, слава тебе, господи, никакой единой России, кроме той, что неспроста пишется в кавычках.

М.Курников  Это правда. Но эта аудитория, — кто ответствен, грубо говоря, за это, чтобы ее уровень рос, чтобы было какое-то медиаобразование или что-нибудь в этом духе?

Л.Парфенов Никто ни за что не ответствен. Аудитория ответственна сама. Понимаете, вот как это в «Софье Петровне» было, – стоят в очереди и говорят: «Нам-то вот то все-таки то селедку на 1 мая подбросят, то гречку на 7 ноября. А ведь страшно подумать, как живут люди в странах капитала».

М.Курников Им ничего не подбрасывают.

Л.Парфенов Да, да. А потом наступает страшное разочарование: «Кум докушал огурец и промолвил с мукою: «Оказался наш отец, не отцом, а сукою». Ну, что делать? Понимаете, нельзя хватать за грудки сограждан и кричать: «На дворе XXI век! Ты наследник великой европейской цивилизации. Еще вот там указ о вольности дворянства — бла-бла-бла — ну, что ж ты, в конце концов!» Народ просил, понимаете? Народ просил Терешкову. Ну, что вот? Если не стоит гомерический хохот на одной шестой земли при рассказе этой истории о народе, который просил космонавтку, ну значит… Я даже не протеста бы ожидал, но хотя бы хохота.

М.Курников То есть вы скорее этого хохота не увидели, чем увидели?

Л.Парфенов Ну да. Мы должны были бы от него оглохнуть.

М.Курников То есть он должен был быть такое, что бы мы его слышали везде, а не только там, где мы привыкли смотреть.

Л.Парфенов Да. Это же вопрос… Вот это предлагается втюхнать. Вот это хавнули втюхиваемое? Скорее да. Самое интересное, вы же не сможете это рассказать. Это же действует… наверное, мы да Белоруссия. Вы же это не расскажете западной прессе никому.

М.Курников Ну, как сказать. Мне кажется, в Польше уже можно начать что-то подобное рассказывать. Просто немножко по-другому, но у них тоже происходит…

Л.Парфенов Нет-нет. Вот вы представляете, я не знаю, выходит какая-нибудь Агнешка Осецка и говорит, что ее простые люди просили…

М.Курников Я могу представить, что выходит какой-нибудь их священник и говорит: «Вы знаете, меня прихожане просили запретить аборты — например.

Л.Парфенов Слушайте, запретить аборты — это одно, а выдать новый политический паспорт, обнулив результаты предыдущего, — это немножко другое. Это есть две большие разницы. 20 лет оказываются вне зачета, поэтому на стене висит мочало — песню начинай сначала. Вот просто выйти и сказать: «Люди говорят, что Качиньский, должен быть всегда». Люди говорят.

М.Курников А если говорить тогда о стратегии поведения вашей, например, когда все-таки это голосование будет, вы пойдете голосовать против, чтобы посмотреть этот смех или, в принципе, не хотите этого касаться?

Л.Парфенов Наверное, не хочу касаться. Я не хочу ни ходить против… Потому что как-то в этом участвовать, полагать, что тут что-то этим голосованием… Кстати сказать, оно абсолютно нелегитимно: закон принят. Вообще, кто-то об этом знает или нет?

М.Курников? Надо сказать, что Дмитрий Песков на это отвечает, что раз президент сказал, что это не вступит в силу, пока это не одобрит народ, значит, это не вступило.

Л.Парфенов Зашибись! То есть это вообще отдельная статья Конституции? То есть уже принятые законы не вступают в силу, пока не выскажется народ. Ну, О’кей.

М.Курников Согласитесь, что это красиво.

Л.Парфенов Нет, мне кажется, это некрасиво. Давайте проголосуем еще тогда по поводу 3 сентября. Вообще, по поводу чего можно голосовать. Давайте внесем в Конституцию не просто русский язык, а Пушкина. Давайте березку внесем в Конституцию, журавлей перелетных, иволгу, соловья курского.

И.Баблоян Не подсказывайте им, пожалуйста.

Л.Парфенов А что? На этом мы стоим.

М.Курников Это книга «Намедни», которая, я так понимаю, готовится. Заканчивая просто наш разговор на такую суровую политическую тему по поводу того, что на всё наплевали. Вот ваше видение. Когда журналисты «Ведомостей» борются так отчаянно, публикуют открытые письма в обход редактора и так далее, это имеет какое-то значение, это имеет какую-то перспективу или это сопротивление просто потому, что обязаны.

Л.Парфенов Ну, что считать перспективой? Я не знаю. Мы потом узнаем, это было перспективно, неперспективно. Но в ситуации, когда бьют, да еще и кричать не дают, — это уж совсем бы было позорище. Конечно, нужно говорить, конечно, нужно делать вещи явными: вот так это делается, вот так нельзя критиковать то же обнуление, вот так бережно оберегается тема «Роснефти» и прочее.

Да, это нужно говорить, это важно для той аудитории «Ведомостей», которая была и еще остается, очевидно, и которая, может быть, самая квалифицированная читательская аудитория в России, в том числе, и медийная, кстати, аудитория. По-моему, все более-менее стоящие профессионалы «Ведомости» читают. Ну просто по причине того, что это их Le Monde. Вот у вас на радиостанции очень принято к французскому стандарту обращаться. Вот во Франции же утром — понятно кто читает Le Monde, кто Liberation, кто Le Figaro. Мы тут все очевидно читатели Le Monde.

М.Курников Спасибо большое, это был Леонид Парфенов.

___________________________________________________

© Леонид Парфенов, Максим Курников, Ирина Баблоян, РС «Эхо Москвы»


Не осознают себя и не понимают мира вокруг
Известный экономист и финансист о своей жизненной позиции – с критикой людей, осуждающих либерально мыслящих п...
Скельновские петроглифы: путешествие в первобытную эпоху
Статья об уникальных природных явлениях на территории Ростовской области, в том числе образцах первобытного ис...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum