Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гонка вакцин. Интервью профессора Василия Власова
Профессор Высшей школы экономики Василий Власов о том, кто спасет человечество о...
№08
(376)
22.09.2020
Наука и техника
Утечка мозгов – причина научно-технического отставания [14.05]
(№5 [373] 01.05.2020)
Автор: Олег Фиговский
Олег Фиговский

К написанию этой статьи меня подтолкнуло событие, происходившее со мной в этом году; мне предложили написать статью в энциклопедию “Handbook of Nanomaterials and Nanocomposites for Energy and Environmental Applications”. Интересно, что среди трёх редакторов этого издания - двое учёных из Мексиканского университета, бывших граждан СНГ. Ранее, когда я возглавлял региональную группу по Китайской программе “1000 talents”, целью которой являлась подготовка учёных мирового уровня, из 12 учёных-наставников двое были из Южно-Корейского университета, также бывших граждан СНГ. Да и меня, сегодня учёного из Израиля, 30 лет тому назад переехавшего ещё из СССР, можно отнести к категории “утекающих мозгов”. Но это, вероятно, несколько иная история, поскольку я не порывал моих отношений с Российскими университетами, продолжая читать лекции и руководить научными проектами, в основном в области нанотехнологий. Я также являюсь иностранным членом двух Российских академий и был награждён в России орденом “Инженерная Слава”.

Утечка мозгов затрагивает практически все страны мира. Но масштабы этой утечки в Израиле, насколько можно судить по данным ЦСБ, сравнительно невелики. Израильские статистики посчитали, сколько их – тех, кто получил высшее образование в Израиле, а потом отправился за границу и провел там более трех лет. Так вот, обработав данные за 30 лет – с 1981 по 2011 год – статистики обнаружили, что, по данным на конец 2018 года, таковых набралось 5,9 процента. Это, конечно, в среднем. Среди прочего, выяснилось, что, как и следовало ожидать, среди обладателей третьей академической степени показатель почти вдвое выше и составляет 11 процентов. А среди обладателей первой и второй академических степеней уехавших за границу на три и более лет, соответственно, - 6,0 и 4,6 процента (среди врачей со второй степенью – 9,5 процента).

Выяснилось также, что репатрианты, выучившиеся в Израиле, уезжают за границу (и проводят там, по крайней мере, три года) гораздо чаще, чем сабры. К примеру, среди «русских» таких 14,5 процентов (а среди располагающих третьей степенью – 28 процентов, это и вообще самый высокий показатель), среди «американцев» - 17 процентов, среди «аргентинцев» – 18, выходцев из ЮАР – 14, из Франции – 9. А вот среди сабров этот показатель равен всего 4,3 процента. Меньше только у выходцев из Марокко и Эфиопии – соответственно 3,8 и 2,5 процента. Понятно, что охота к перемене мест овладевает гораздо большим числом израильтян, но осесть за рубежом удается далеко не всем. Многое зависит от специальности и того, где именно получено высшее образование. К примеру, физиков, математиков, биологов, инженеров и специалистов по компьютерам, проживших за границей три и более лет – от 11 до 13 процентов (располагающих третьей степенью – более 20 процентов), а вот гуманитариев, юристов и социологов – менее 5 процентов (в сфере просвещения – и вовсе 2,3 процента). 25% израильских ученых ищут профессионального счастья за границей, заявил на конференции в Сдеротском колледже "Сапир" доктор Дан Бен-Давид. В европейских странах, по его словам, эта цифра колеблется между 1,5% и 4%. За стремительную "утечку мозгов", которую в настоящий момент переживает Израиль, член Кнессета Майкл Мельхиор возложил ответственность на капиталистическое мировоззрение, одержавшее окончательную победу над израильской идеологией.

Процесс так называемой «утечки мозгов» начался в странах СНГ уже давно, сразу после обретения независимости. И, к большому сожалению, власть не делает ничего, чтобы этот процесс прекратить. По данным ЮНЕСКО, за последние 20 лет количество ученых на Западе увеличилось на 25%. Это связано с тем, что бизнес и общество становятся технологичными: от научных разработок напрямую зависят рост ВВП и успешность страны. 

В Украине только за три последних года и только Национальная академия наук сократила почти 6,5 тысяч научных сотрудников – кандидатов и докторов наук, а оставшиеся работают на 50-75 процентов ставки, а точнее, на собственном энтузиазме, получая втрое меньше, чем в среднем по промышленности. Если в 2013 г. расходы на выполнение научных и научно-технических работ из всех источников составляли 0,77% ВВП (в том числе 0,33% за счет бюджета), то в 2015 г. эти расходы уже составляли 0,62% в том числе 0,21% за счет бюджетных средств. В 2016 г. номинальные объемы финансирования академии наук отставали от уровня 2013 года на 16,4%. К сожалению, законопроект о повышении финансирования науки так и не был принят. 

В частности, по данным Госстата, за три последних года:
–  на 30% сократилось число работников научных организаций;
–  на 48% снизилось число исследователей в них;
– до 0,39% опустилась доля исследователей научных организаций в общем числе занятого населения;
– до 4 раз увеличился разрыв между уровнем расходов на научные исследования по отношению к ВВП в Украине и аналогичным средним показателем для стран ЕС-28 (соответственно 0,48% ВВП и 2,03% ВВП);
– лишь 0,16% ВВП выделено в 2016 году из бюджета на проведение НИР.» Но хуже всего, что подобная политика ведет к бесповоротному отставанию от других стран.

Запад тратит огромные деньги на науку. Соединенные Штаты и страны Европейского Союза, например, – более 3% ВВП. А в Украине за годы независимости исчезли научные организации, принадлежащие к заводскому сектору, а эта тенденция не отвечает практике развитых стран, где большинство научных организаций находятся именно в секторе компаний. Как пример, следует привести участие Украины в Европейской программе «Горизонт-2020», где участие в нем украинских ученых мизерное. И причина такого провального результата – это слепое перенесение западной организации науки на украинскую почву, без учета экономической, социальной и национальной специфики.

В марте 2015 г. Украина стала членом ассоциированных стран и таким образом получила равные права наряду с европейскими странами участвовать в программе «HORIZON 2020». Наиболее популярными были такие направления: Marie Sk?odowska-Curie actions (MSCA) (133 участника, этот грант предоставляется ученым на всех стадиях научной карьеры для поощрения транснациональной, межотраслевой и междисциплинарной мобильности), SOCIETY (131), ENERGY (30), FET (30), Environment (29), SPACE (28) и ICT (25). В частности, украинскими организациями было подано на рассмотрение 72 проекта, в которых они были координаторами. Из них только 3 были отобраны для финансирования. Научные исследования, которые предлагают украинские ученые как координаторы проектов, отклоняются. Согласно выводам западных экспертов, они не актуальны и, соответственно, не заслуживают финансирования.

Из трех проектов, где украинские ученые являются координаторами, два – это проекты от фирм и только один от академического учреждения (!) – Института физики НАН Украины.

Как вариант, можно попробовать найти западного координатора и войти в его консорциум. Однако, как правило, такие совместные проекты основываются на личных знакомствах, которые завязываются на научных семинарах, симпозиумах, стажировках и тому подобное. Украинские ученые не так часто бывают за границей. Проблема не всегда в средствах на командировку. Нужно, чтобы научный уровень украинского ученого был достаточно высок, чтобы его исследования были перспективными в формате мировых научных тенденций.

Самая большая проблема для украинского ученого во время подготовки проекта для Горизонта 2020 – найти западного координатора, который бы согласился взять его в консорциум от Украины. Что же происходит в реальной жизни? Украина платит свою долю в бюджет Горизонта 2020, европейские руководители лабораторий выигрывают гранты для путешествий и приглашают к себе талантливых украинцев. Формируются ожидаемые связи, и украинцы при первой же возможности направляются на Запад… Навсегда… Украинские же лаборатории не получают ни евроцента из этой программы обмена учеными. Как говорится, за мое ж жито, да меня же бито…

В реальной жизни программа «Горизонт 2020» способствует утечке остатка научных мозгов из Украины на Запад.

Не менее остро вопрос об утечке мозгов стоит и в России. Пограничная служба ФСБ в 2019 г. впервые опубликовала данные о количестве россиян, уезжающих за рубеж на работу – более 75 тыс. россиян. И это не традиционные для эмигрантов страны СНГ. За деньгами соотечественники едут в Китай, Германию, Турцию и даже Монголию. Эта статистика сильно отличается от информации Росстата, согласно которой россияне мигрируют в основном в страны СНГ. За первые три квартала 2019 г. на работу за границу уехали 71,5 тыс. граждан РФ. Можно предположить, что по итогам прошлого года их число могло приблизиться к 100 тыс. Причем только два государства из стран бывшего СНГ оказались популярными для трудовой деятельности — Казахстан (лидер рейтинга) и Узбекистан. 

В последние годы набирает темпы утечка мозгов из России в страны Европы, США, Китай, Корею и Японию. По данным Российской академии наук, в 2013 г. число высококвалифицированных эмигрантов-россиян составляло 20 тыс. человек, а в 2016-м — 44 тыс. В Росстате посчитали, что 22% от общего количества эмигрантов имеют высшее образование. Больше всего таких людей едут в Германию и США. В 2018 г. Соединенные Штаты одобрили более 776 тыс. виз, позволяющих работать на территории страны, из них 3726 получили россияне. В списке стран, куда едут работать из России, есть и неожиданные варианты. Например, за 9 месяцев 2019 г. на работу в Северную Корею уехали 195 россиян. Это больше, чем тех, кто поехал трудиться на Украину. На работу в Ирак уехали 434 человека, в Иран — 89, в Сирию — 64. Еще два россиянина трудоустроились в Афганистане, 56 — в Ливане и 83 — в Монголии. По данным ноябрьского соцопроса «Левада-центра», 21% россиян хотели бы переехать за границу на постоянное место жительства. Из них чуть более половины — люди в возрасте до 24 лет.

Как пишет Анна Аронова, представители творческих профессий из России все чаще перебираются в США, чтобы строить карьеру или заниматься бизнесом. В 2018 г. США одобрили более 776 000 виз, позволяющих работать на территории страны, из них 3726 получили россияне, свидетельствуют данные Бюро консульских дел США. Это визы трех категорий: H1B — для работы в компании на территории США, L1 — для работы в зарубежной компании, которая открывает представительство на территории страны, О1 — для талантливых людей. Получают их в основном программисты, успешные бизнесмены и люди креативных профессий. Но если первыми двумя типами никого не удивить, то творческая эмиграция в США — новый тренд. Но пять лет назад, по её наблюдениям, началась так называемая «утечка мозгов» креативной молодежи в возрасте 17–35 лет: художников, дизайнеров, музыкантов, сценаристов, продюсеров, журналистов, стилистов, фотографов и других специалистов. Многие говорят: «Я перерос свою индустрию в России и хочу развивать карьеру в Штатах». Обычно так происходит потому, что амбиций у людей гораздо больше, чем можно реализовать на российском рынке.

В США огромная конкуренция во всех сферах. По опыту, Анны Ароновой из творческих профессий быстрее всего работу находят дизайнеры: они устраиваются по портфолио напрямую или через рекрутеров, а иногда открывают и собственные бюро. Сложнее приходится журналистам — попасть в эту сферу довольно сложно, плюс нужно идеально владеть английским. Многие адаптируются переходом в смежное направление: из журналиста или редактора — в PR-агента или специалиста по коммуникациям, из фотографа — в видеооператора, из сценариста — в продюсера. В Штатах многое зависит от нетворкинга. Люди устраивают мероприятия, единственная цель которых — расширить профессиональный круг и завести полезные знакомства. Американцы очень раскрепощены, не боятся знакомиться, свободно заводят разговор и поэтому постоянно расширяют профессиональные контакты. Эмигрантам от этого иногда некомфортно — во многом из-за того, что в России не принято подходить к незнакомцам и допрашивать о работе. Со временем они погружаются в среду и начинают следовать местным нормам.

        Приведём несколько примеров успеха мозгов из России за рубежом:

     Юрию Мильнеру всегда было интересно познавать мир — его сложность, красоту и возможности. Ради этого будущий инвестор окончил физфак МГУ, ради этого же — в 1990 г. простился с наукой. Он с головой окунулся в перспективы, которые сулила стране и миру компьютерная эра, и стал пионером ИТ-предпринимательства в России. В 2012-м Мильнер решил сфокусироваться на международных проектах и покинул Mail.ru Group, оставшись во главе инвестиционного фонда DST Global. Вместе с партнерами он удачно вложился в целый ряд ведущих технологических компаний, а параллельно стал уделять время и силы области деятельности, которую оставил четверть века назад — научному познанию. Вместе с Марком Цукербергом, Сергеем Брином, Присциллой Чан и Энн Вожицки инвестор основал премию Breakthrough Prize размером $3 млн. Ее лауреаты — ученые, совершившие прорывные открытия в физике, математике и биологии. Миссия проекта — стимулировать естественную тягу к познанию мира — кажется Мильнеру не менее важной, чем предпринимательские достижения: сохранять в себе любопытство — важнейшее призвание человечества, уверен самый влиятельный визионер из России.

     Выпускника филфака Санкт-Петербургского государственного университета Павла Дурова часто называют «нашим Марком Цукербергом». Еще учась в вузе, он начал заниматься интернет-проектами, например, создал сайт durov.com с ответами на экзамены и вузовское сообщество spbgu.ru. Позже друг Павла, вернувшийся из США, рассказал ему про социальную сеть Марка Цукерберга. Так в конце 2006 г. в России появился «свой Facebook» — социальная сеть «ВКонтакте». Дороги сервиса и его основателя разошлись через семь лет. Дуров продал свой пакет «ВКонтакте» Ивану Таврину, тогда гендиректору «Мегафона», а сам занялся новым проектом — мессенджером Telegram. Запустить сервис для общения предприниматель задумал, еще когда работал в социальной сети, — он мечтал о безопасном способе связи на случай экстренных обстоятельств. Сегмент мессенджеров как раз бурно рос — в 2014-м Facebook поглотил лидера ниши WhatsApp за рекордные $19 млрд.

Технология шифрования переписки, которую в итоге разработал брат Павла Николай Дуров, стала главной особенностью Telegram, запущенного в 2013 г., а позднее — и причиной блокировки мессенджера на территории России. Дуров отказался предоставить ФСБ ключи для дешифровки сообщений. Но это не мешает росту популярности Telegram в России — заодно пользователи учатся устанавливать VPN. Всего в мире у мессенджера более 200 млн активных пользователей. «Угрозы заблокировать Telegram, если мы не выдадим частные данные пользователей, ни к чему не приведут. Telegram защищает свободу и конфиденциальность», — говорил Дуров о собственной мотивации в борьбе с государством. Пользователи его поддерживают: Telegram превратился в символ «цифрового сопротивления» — на мартовский митинг за свободу интернета в Москве по призыву основателя мессенджера вышло более 15 000 человек.

В 2017 г. британская газета The Times назвала российского миллиардера Андрея Андреева, создателя приложения для знакомств Badoo, «главным мировым сводником». Badоо объединяет более 417 000 пользователей из 190 стран. А начинал Андреев с бизнеса по веб-аналитике и стоял у истоков дейтинга в России. Сегодня миллиардер живет в Лондоне. Помимо Badoo он владеет долями в дейтинговых приложениях Bumble, Chappy, Huggle и Lumen. Осенью 2018 г. он объявил о намерении выйти на IPO под брендом Bumble.

В 2010 году Международное общество оптики и фотоники SPIE включило Валентина Гапонцева в список 28 выдающихся мировых ученых в области лазерной физики, техники и технологии, составленный по случаю 50-летнего юбилея изобретения лазера. Среди коллег-физиков Гапонцева выделяет одно обстоятельство — состояние в $3 млрд, благодаря которому он занимает 39-е место в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России и 1281-е место в глобальном рейтинге Forbes. Сегодня транснациональная группа IPG включает компании, базирующиеся в нескольких странах. Гапонцев давно не живет в России и тем не менее стал фигурантом «кремлевского доклада» Минфина США. 

Страны бывшего СССР, включая Россию, а также государства «советского блока» в Восточной Европе продолжают терять рабочую силу и кадры из-за эмиграции, констатирует Всемирный банк в докладе «Миграция и утечка мозгов в Европе и Центральной Азии». На начало 2019 года, по данным банка, около 11 млн граждан РФ покинули страну для работы за рубежом. Это больше числа уехавших из Украины, Белоруссии и Молдовы вместе взятых. По абсолютной численности эмигрантов Россия прочно держит лидерство среди 24 государств, которые ВБ относит к региону «Европа и Центральная Азия». В относительном выражении потери составляют 7,4% населения (144 млн человек). Если же исключить из расчетов пенсионеров (35 млн человек), то страна лишилась 9,7% от текущей численности граждан трудоспособного возраста (рабочей силы) и детей. 

Относительные показатели России значительно лучше, чем у других стран Восточной Европы, следует из данных ВБ: так, из Молдовы эмигрировали 24% граждан, из Хорватии - 21,9% граждан, из Литвы - 20,9%, из Румынии - 18,2%. Общий баланс миграционных потоков для РФ и вовсе положительный: число приехавших (8% населения) на миллион человек превышает число выбывших. Однако между эмигрантами и иммигрантами есть существенная разница: в Россию приезжают в основном низко квалифицированные рабочие из центральноазиатских республик. Среди них только 13-17% имеют высшее образование, отмечают эксперты РАНХиГС. Из России же, напротив, идет «интеллектуальная миграция»: высшее образование имеют 70% уезжающих, что значительно выше среднего уровня в стране. Опроc Boston Consulting Group, в котором участвовали 24 тысячи респондентов, показал, что хотят работать за рубежом 50% российских ученых, 52% топ-менеджеров, 54% IT-cпециалистов. К ним готовы присоединиться 49% работников инженерных специальностей и 46% врачей. 

    Почти две трети потенциальных эмигрантов (65%) – это «цифровые таланты»: специалисты по искусственному интеллекту, скрам-мастера, дизайнеры пользовательского интерфейса и т.д. 57% из них - это молодые люди в возрасте до 30 лет. В среде студентов (до 21 года) доля еще выше и достигает 59%. Среди развитых стран российские специалисты в массе предпочитают Германию: туда уезжает 11,84% эмигрантов. Еще 7,25% покидают РФ в направлении Израиля, 2,07% едут в Швейцарию. Если оценивать «утечку мозгов» по статистике принимающих стран, то ежегодно Россию покидают 100 тысяч человек, подсчитали в РАНХиГС. Это почти в 7 раз больше официальной цифры от Росстата (15,5 тыс. человек). 

         У теряющих население стран возникает соблазн директивно поставить заслон на пути эмигрантов, но, как показывает практика, с экономической точки зрения такой подход неэффективен, отмечают эксперты Всемирного банка. «Высококвалифицированные работники не всегда продуктивны в странах с низким доходом. В значительной части их продуктивность на высокооплачиваемых рынках определяет трудовая среда и другие привходящие обстоятельства. К тому же ограничение миграции снижает желание людей накапливать человеческий капитал», - пишут они. В России этого желания и так не много: условия для реализации талантов не созданы, писали эксперты BСG: так, например, разница в оплате труда водителя и врача в России составляет всего лишь 20%, тогда как в Германии - 174%, в США - 261%, в Бразилии - 172%.

  Недавно Президент России в интервью ТАСС заявил, что у государства есть два варианта удержания специалистов в России: «хватать и не пущать» или хорошо им платить. Первый путь исключать нельзя, если понимать под ним обременение необходимостью отработать обучение. Утечка мозгов из России связана с тем, что люди ищут высокооплачиваемую работу, а значит для борьбы с этим явлением государство должно повышать оплату труда, считает Путин. Безусловно, насильно никого заставить нельзя, но нужно понимать, что «мозги» — это прежде всего опыт. Человек, имеющий жизненный опыт и прошедший определенный путь, становится профессионалом — это и есть «мозги», которые способны, учитывая опыт прошлых лет, принимать взвешенные и правильные решения в будущем, развиваться самостоятельно и развивать экономику всей страны.

Для этого необходимо создавать благоприятные условия для работы в России. Сегодня из страны уезжают уже состоявшиеся люди — граждане, понимающие, что здесь развития нет: это связано с давлением на бизнес, несовершенством судебной и правоохранительной системы, с репутационными рисками и потерями. Малый и средний бизнес развивается сегодня в России не так, как хотелось бы, поскольку многие надзорные структуры и ведомства воспринимают предпринимателей изначально как жуликов, заявил Президент России.

Как пишет Александр Моор, руководитель ВЦНСП, И действительно: сегодня бизнес у всех почему-то ассоциируется с мошенниками. Огромное количество людей осуждены по «надуманным» статьям, потому что к бизнесу отношение сегодня изначально как провинившемся: вроде ничего не сделал, а уже «под статьей». Статистика показывает, что в 2019 году выросло число приговоров по ст. 159 УК РФ (мошенничество). По этим статьям судят предпринимателей и бизнесменов. Неофициально статья 159 считается для многих политической, под которую очень удобно подвести любого человека.
Несовершенства законодательства, бесконтрольные действия правоохранительных органов довели до того, что люди уезжают из страны.
Человеку, попавшему в сложную ситуацию и незаконно осужденному, приходится полжизни доказывать свою невиновность, добиваться реабилитации. Но лишь минимальному проценту людей удается это, а все остальные просто не хотят бороться с этой системой, они боятся что-то делать и принимают для себя решение либо бросить бизнес, либо уехать из страны. Получается государство само создает такие условия. Государство должно дать людям возможность жить полноценной жизнью и быть полезными своему государству и обществу, вот в чем его основная задача. Поэтому, когда мы говорим о сохранении мозгов, мы должны смотреть немножко глубже.

Иван Медведев в статье “Новая волна утечки мозгов” замечает что за последние три года число эмигрантов с высшим образованием выросло вдвое, а с 1990 года количество исследователей в стране уменьшилось почти в три раза. Об этом рассказал главный ученый секретарь президиума РАН Николай Долгушкин. В 2016 г. 44 тыс. россиян с высшим образованием уехали за рубеж на постоянное место жительства. Для сравнения: в 2013 г.таких было всего 20 тысяч. 

Business FM спросила Долгушкина о главных, по его мнению, причинах эмиграции и вот его мнение: «Низкий уровень финансирования науки в целом. На одного российского исследователя вложений приходится в четыре раза меньше, чем в Америке, и в три раза меньше, чем в Китае. Устаревшие приборные базы. Молодой человек говорит, что хочет работать в науке, а на чем работать-то? Старье! Следующая причина — забюрократизированность. На Западе на то, чтобы получить что-то для проведения исследовательских работ, уходят где-то часы, а где-то дни. Нам же нужно сделать заявку, провести конкурс, и иногда это затягивается до шести месяцев. И низкий уровень оплаты труда».

Не зная о том, что говорил Долгушкин, сотрудница отдела Research and Development компании Thermo Fisher Scientific Диана Гришина на собственном опыте подтвердила каждый озвученный пункт. Диана училась на физфаке МГУ и мечтала связать свою жизнь с наукой. Квартиры в Москве у нее не было, и с перспективой получать примерно 6 тысяч рублей в месяц в аспирантуре она понимала, что наукой придется жертвовать. Вместе с одногруппниками Диана начала искать в интернете предложения за рубежом. Ее труды в области создания трехмерных фотонных кристаллов из кремния заинтересовали ученых из Нидерландов. Анкетирование, собеседование по скайпу и предложение встретиться очно — приглашающая сторона оплатила все расходы. В итоге — четырехлетний контракт, который предусматривает финансирование сразу на весь срок обучения, продолжает Диана Гришина: «Такого не может быть, чтобы деньги закончились и тебе больше нечего делать. В этом гранте содержатся деньги и на твою зарплату, и на поездки на конференции, и на оборудование. Если тебе нужно какое-то оборудование, то ты просто его заказываешь, и тебе его доставляют. Это настолько проще для науки, нет никаких войн, которые я очень много видела у нас на факультете. Иногда мне казалось, что в России очень много, к сожалению, ученых, которые в основном заняты не наукой, а поиском денег на науку. Я помню, как на физфаке хранила образцы в коробочках из-под йогуртов, потому что мы не могли заказать и купить никаких нормальных коробочек для образцов. Это действительно очень сложно в России». Докторскую Диана Гришина защитила в Нидерландах. В американской компании, которая производит электронные микроскопы, она продолжает заниматься наукой.

Одна из главных задач любого современного государства – предотвратить утечку мозгов, а если она всё-таки происходит – изменить её направление. То есть добиться того, чтобы молодые и перспективные не уезжали из страны, а приезжали в неё. Скажем, в США вчерашних выпускников привлекает Кремниевая долина и хорошо оплачиваемые научные исследования, а Китай и страны Персидского залива скупают специалистов буквально во всех сферах.
Будущее России в этом плане туманно. Несмотря на все усилия пропагандистов, эмиграционные настроения особенно сильны среди молодёжи. Вот результаты недавнего опроса "Левада-Центра". Если среди всех возрастных категорий за границу хочет уехать только 21% россиян, то среди тех, кому от 18 до 24 лет, бросить Россию ради светлого будущего готовы больше половины – 53%.

В 2015 г. стартовал проект по переселению учёных и научных работников. К сентябрю 2015 года 44 учёных, которые имеют степени докторов и кандидатов технических, экономических и медицинских наук, уже переселились в Россию, а 21 человек находится в стадии оформления. При этом РАН в 2015 г. вела речь о 420 инженерах и учёных, занимающихся наиболее актуальными научными и технологическими проблемами. Однако число приехавших в Россию учёных на порядки меньше числа уехавших.

Когда-то Китай был закрытой страной, которая смотрела на поездки граждан за границу с большой опаской, как в СССР или КНДР. Но экономические реформы Дэн Сяопина подвели страну к необходимости границы открыть в начале 90-х. Через 30 лет количество поездок, совершаемых китайскими гражданами, достигло отметки 130 миллионов в год. А в 2020 цифра может перевалить за 200 миллионов. Китайцы ездят заграницу учиться, перенимать опыт, искать инвестиции и работу, зарабатывать, получать вид на жительство, просто отдыхать и смотреть на мир. Большая часть возвращается. 

Зам. руководителя Гос. управления по делам иностранных специалистов КНР Лю Янгуо (Liu Yanguo) в интервью изданию China Daily говорит о том, что в Китае полным ходом идёт кампания по привлечению иностранных специалистов для осуществления активной деятельности в различных научных и хозяйственных областях Китая. Проект, рассчитанный на 10 лет, предусматривает привлечение в страну 1000 высококлассных специалистов из различных стран мира. Программа начала действовать в прошлом году, из 40 привлечённых специалистов 30 начали работать, а остальные будут трудоустроены до конца сентября этого года. Основные сферы и области знаний, где будут работать профессионалы из-за рубежа, это математика, физика, исследования в области химии, окружающей среды, инжиниринг, энергетика, биологические науки, а также менеджмент в сфере бизнеса.

Лю Янгуо отметил, что Китай очень серьёзно подходит к отбору кандидатов для работы в Китае. Среди требований — возраст до 65 лет, возможность работы в Китае не менее 3 лет, а также проведение в стране не менее 9 месяцев в году. Ну и, конечно, высокая квалификация кандидата, которая будет проверяться специальной комиссией. Со времени начала действия программы подано 530 предложений от кандидатов на работу в КНР. В основном интерес к работе в Китае проявляют специалисты стран, имеющих тесные экономические и технологические связи с Поднебесной — США, Япония, Великобритания, Германия и Россия.

Власти Китая также уделяют большое внимание привлечению в страну высококвалифицированных специалистов китайского происхождения, которые уехали ранее учиться за рубеж и достигли определённых профессиональных высот в другой стране. Правительство Китая готово финансово стимулировать таких людей к возвращению на родину, предлагая привлекательные условия работы. Такие специалисты, как правило, зарабатывают в несколько раз больше, чем среднестатистические жители Поднебесной.

Очевидно, что и России, есть чему поучиться у Китая в плане концентрирования у себя передовых научных кадров и их мобилизации для решения необходимых научных и технологических задач, которые двигают экономику страны вперёд.

_____________________

© Фиговский Олег Львович 

Шест ему в руки. Фантастический рекорд
Рассказ о том, как был побит великий рекорд великого чемпиона по прыжкам с шестом Сергея Бубки, который продер...
Испанские добровольцы в Красной Армии
История об испанских добровольцах, воевавших в Крыму и геройски погибших в 1943-м году.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum