Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Масштабы катастрофы на Таймыре пытаются замалчивать. Заявление СМИ, входящи...
Заявление СМИ, входящих в «Синдикат-100» о воспрепятствовании законной деятельно...
№07
(375)
01.07.2020
Творчество
Комсомольский значок. Фантастический рассказ с путешествием по времени
(№6 [374] 01.06.2020)
Автор: Вера Рудкевич
Вера  Рудкевич

По осеннему парку брёл молодой человек двадцати двух лет, почти подросток. Как у каждого в юном возрасте, жизнь у него была не сахар. Потому что ни денег, ни работы, ни девушки у него не было и когда это закончится – непонятно! Круг, что называется, замкнулся. Нет работы – нет и денег. Нет денег – кому он нафиг нужен? Можно пойти в ученики на завод. Стипуха волшебная – 15000! Потом корячиться лет пять там же. К сорока годам можно дорасти до мастера, если, конечно, ещё и в универ попасть… А пока – живи и радуйся у родителей под крылом или снимай комнату где-нибудь, плати за коммуналку и живи на остаток. О девушке забудь напрочь. Есть ещё варианты, но все они только через родителей. Пристроят рядом с собой, будут подачки давать, да от нехороших компаний уберегать.

А когда-то, во времена Брежнева Леонида Ильича, можно было запросто жить себе… Учиться необязательно. Пошёл на работу, на тот же завод – и живи, как Бог. Много он читал про те времена, много. И про систему хитрую, и про распределение между «своими». Тут главное – попасть в «свои». Он и способ выдумал, как пробиться туда, где «кормят». Да что толку! Времена нынче совсем не те…

*

     Осенью 1977 года из каждого окна слышалась песня:

Листья жёлтые, пам-па-ру-ра, пам-па-ра,

Листья жёлтые, пам-па-ру-ра, пам-па-ра,

Листья жёлтые, пам-па-ру-ра, пам-па-ра,

Листья жёлтые, пам-па-ру-ра, пам-па-ра…

Пьяные компании во дворах тянули: «…пам-па-ра…», подростки подбирали несложные аккорды на гитарах, школьницы  заучивали слова, словом, новая песня вселилась в души людей семидесятых, а вместе с песней вселялась туда и западная мода…

В то волшебное время листья кружились как-то по-особенному, совсем как на родине маэстро Раймонда Паулса. Дома тогда ещё были маленькими, дворы зелёными, улицы просторными, а небо сказочным. Взрослые превращались в детей, смеясь неизвестному счастью и расшвыривая разноцветную шелуху по дорожкам, вдыхая пряный аромат и вслушиваясь в звуки бабьего лета. Счастье перестало бегать от них, пристроилось на скамейке и тоже улыбалось небу, солнцу и падающим листьям. Ночи стали звёздными; влюблённые пары бродили до утра, мечтая о том, что когда-нибудь доживут до светлого завтра. Завтра, в котором будет счастье, хорошая музыка и достаток.

Парень с девушкой всю ночь ходили вокруг дома, разглядывая звёзды и рассуждая о будущем, в котором не будет ни комсомола, ни партии, ни съездов – ничего не будет. Будут только они – молодые и влюбленные. Они достали маленький значок, который как-то очутился в кармане молодого человека, загадали желание и швырнули его далеко в небо, туда, где  живут свободные люди. Там когда-то будут жить и их души.

Александр Ярский, парень, похожий на подростка, продолжая мечтать,  добрёл до  вагона, стоявшего в парке с очень давних времён. Этот вагон превратили в пункт питания фаст-фудом, но, несмотря на новую жизнь, вагон хранил то время, когда в нём ещё катали детей. Это была детская железная дорога, точно такая, как нормальная, но вагончики поменьше и дорога покороче. Саша зашёл в вагон, присел на скамейку, и словно очутился в прошлом: всё тот же неповторимый запах «железки», всё те же немытые окна со шторками,  тусклое освещение, пыль в углу. На полу валялось что-то блестящее. Значок! Ого! Прошлое постепенно приближалось к нему. Он рассмотрел находку поближе: это был комсомольский значок. Казалось, что значок был новеньким. Он блестел, замочек идеально открывался и закрывался, так что Саша легко приколол его на грудь…

Вот бы сейчас выйти из вагончика, а там семидесятые годы прошлого века…  Добрые и ласковые годы, когда было возможно всё.

Саша вышел из вагона и представил себя в прошлом.

*

Светило яркое солнце, от земли пахло банным листом, дышалось вкусно и хотелось улыбаться. Звучала бодрая мелодия. Громкоговоритель, расположенный на столбе, шуршал что-то, похожее на новости, без анонсов и рекламы. После новостей снова заиграла похожая на первую песня...

Парень встряхнулся. Фантазия превратилась в реальность.  Он оглянулся на вагон. Детский поезд выглядел замечательно, он собирался ехать, в нём сидели пассажиры – дети с родителями. Вот чудеса! Прогудел сигнал, двери закрылись и состав покатил по дороге.

Саша огляделся. Парк тоже изменился, помолодел. Дорожки стали чище, деревья веселее...  На лавочке пожилая женщина в плаще и косынке. В руках у неё сетка с хлебом, как он и представлял себе... Парень обратился к старушке:

- Здравствуйте. Вы не скажете, который сейчас час? – обратился он к ней.

 - Без четверти двенадцать, - ответила та, удивлённо разглядывая Сашу. Узкие джинсы, кроссовки, толстовка с огромными английскими буквами, кепка необычная… - А ты, парень, нездешний что ли? Откуда?

Итак, случилось невероятное – он в прошлом. Теперь главное – не растеряться. Видимо, наука далеко зашла и путешествия в прошлое возможны. Только никто не знает. А ему повезло. Только уж больно подозрительно выглядит это прошлое – оно точно такое, как представляется… Возможно ли, чтобы наши представления о прошлом совпали с самим прошлым? С настоящим прошлым? Глупо как звучит – настоящее прошлое! Но суть от этого не меняется: старушка именно такая, какая должна быть, музыка, парк - всё уж очень настоящее. Осталось выяснить: всё, что он видит – образы из прошлого или само прошлое?

Допустим, ненастоящее. Значит, путешествие пройдет, и Александр Ярцев вернётся назад. И будет всё как раньше. То есть никак…

Ну а если настоящее? Тогда нужно что-то срочно делать для того, чтобы реализовать свой план. Как-то попасть в элиту, войти в  жизнь, сначала в роли глупенького комсомольца, потом начать карьеру... Сложно! А кому легко?  Были же герои – Чичиков, Бендер… Тоже начинали ни с чего… Главное, иметь цели… Что у нас есть? Время - 1977 год. Интернета нет, смартфон скоро разрядится… Денег нет, одежды нет, паспорта, жилья – ничего нет.

*

На часах было около трёх часов, когда в здание школы-интернат вошёл полуголый мальчуган лет тринадцати. Он присел на скамеечку возле вахтёра и замер. Зябко поёживаясь, молча смотрел по сторонам, сжимая что-то в руках.

Минут через пятнадцать бедняга уже рассказывал свою историю полной женщине, которая по-матерински улыбалась ему.

Версия, в которой подросток отстал от поезда, где ехали его родители, была неубедительной, но женщина оставила мальчика в интернате до выяснения обстоятельств. На улице было холодновато. Парень утром выскочил на перрон без штанов…  Ладно, милиция разберется. Органы  обещали прислать кого-то завтра, а пока нужно было хотя бы накормить парня.  Скорее всего кто-то из местных подшутил над ним…

Сердце женщины окончательно растаяло, когда она подливала ему куриный бульон, оставшийся после обеда. Пусть поживёт у них, жалко что ли.

Саша Князьков поступил в школу, в седьмой класс. Стоит отметить, что вступительные экзамены он сдал с трудом. Возможно, он и за шестой бы  не сдал. Но  за него хлопотала сама Виолетта Сергеевна, директор интерната. Явившийся ниоткуда, мальчик, похоже, и не учился никогда. Ни биологии, ни  физики, ни истории… Немного разбирался в математике – и всё! Но учить парня было нужно, поэтому посадили верзилу пока в седьмой. В виде исключения. А там, как пойдёт… Родители его так и не объявились, может и не было их вовсе… Милиция успокоилась, органы тоже.  Государство воспитает из него человека и гражданина. Оно ещё будет им гордиться.

Виолетта рада была мальчику, как сыну. Полюбился ей этот Князьков. Душевный и ласковый парень. Только несамостоятельный.  По любому поводу спрашивает совета…

*

Удачная карьера начинается с малого. Павлуша Чичиков, например, копил «копейку». Гражданин Корейка вёл жизнь скромного служащего. Ярцев (Князьков) Саша превратился в ребёнка. Скромного и милого. Прилежно учился, слушался старших. Вскоре начал делать успехи. Оказалось, что у Саши прекрасная память, хорошая фантазия. Говорил он тихо, но хорошо, ровно... А ещё умел глядеть в глаза. Благодарно и почтительно. По своему характеру он напоминал пионеров из книг Гайдара, Носова. Глупый, но добрый, ленивый, но не злой.

В библиотеке мальчика полюбили. Он засиживался за книжками до закрытия. Читал "Пионерскую правду", Жюля Верна, хороших детских писателей. И брал с них пример.

К концу учебного года Сашу стали готовить в комсомол. Он подтянул все предметы, активно участвовал в мероприятиях. В его честности и порядочности никто не сомневался. К тому же у парня нашли комсомольский значок. Решили не забирать: значок был от старшего брата. Бедный мальчик - сирота!

...Прошло два года с тех пор, как юноша угодил в прошлое. На дворе 1979 год.  Александр Князьков – студент техникума лёгкой промышленности, комсорг группы, спортсмен - успешный молодой человек. Скоро получит паспорт гражданина СССР. Через пару лет – квартиру. Впереди есть время – десять лет. На всё про всё. Нужно успеть, обязательно успеть. В девяностые нужно попасть с хорошим багажом связей, желательно, женатым. На хорошей девушке.

Саша пополнел. Теперь-то можно. На нём очки. Нужны модные шмотки. Но где их взять? Штаны, в которых он прибыл из будущего, не катят, кроссовки сойдут. В этом совковом прошлом ничего нет в продаже. Хорошие штаны – показатель. А какой у него показатель? Детдомовец! Нужно срочно переходить ко второму пункту плана. 

К этой встрече Саша готовился давно. Сотрудничество с органами глубокого бурения входило в его планы, ведь без них ничего не получится. Он готовился к встрече. Встреча произошла, и наш комбинатор оробел.

Было так: посреди занятий Сашу пригласили в кабинет директора. (Опять реальное событие совпало с предполагаемым). Там сидел маленький серый человек. Гэбист был именно таким, каким должен был быть: маленький, плешивый, с печальными глазами, похожий немного на актера Станислава Говорухина…

Директор техникума представил Сашу, как лучшего студента факультета, образцового комсомольца и спортсмена. Глаз директора немного дёргался. Закончив представление, он сел и замолчал. Молчал и маленький человек. Саша мялся и тоже молчал.

Потом говорил человек. Разговор напоминал допрос. С какого поезда сошёл, где, кто были его родители? Саша отвечал путанно: «Там, на станции…», «Не помню…», «Папу звали Андреем, маму Светой, брата Ромой…» После долгих расспросов парень, наконец, признался, что вышел он неслучайно, что отца искали, тот вытащил его с постели, и, ничего не объясняя, высадил на станции. Больше Саша его не видел. В память о нем остался только значок. Матери он не знал, брата тоже... Целый год до этого мальчик не ходил в школу, вместе с отцом постоянно прятался по разным квартирам…

Эта легенда была ничуть не лучше предыдущей, но почему-то Гэбист замолчал и перестал расспрашивать Сашу. А потом спросил, не хочет ли он помочь найти своего отца? Саша обрадовался, да, конечно! На этом разговор был окончен. Его отпустили. 

* * *

Многое, что случилось после, показалось нашему комбинатору смазанным. Будто время ускорилось. Получение паспорта. Потом диплома. Потом квартиры. Работа в комитете комсомола…

Маленький человек посещал его иногда, щедро раздавал услуги. Ввел в компанию ребят. Помог обставить квартиру. Давал советы. Взамен Саша приглядывал за теми, за кем просил приглядеть его покровитель. Жизнь налаживалась. Карьера шла полным ходом, но…

В который раз кажется Саше, что он будто бы не живёт, а прыгает по жизни. От события к событию. То есть, не наслаждается самой жизнью. Словно смотрит на жизнь через экран телевизора или сквозь мутное стекло…

Казалось бы, вот она, его жизнь. В тридцать лет вторая молодость. Плохо ли? Хорошо! Успешная карьера – тоже хорошо! Есть невеста – милая девушка. Хорошо? Да никак! Мало того: даже страшно становится от того, что ждёт его впереди. Маша (именно так звали девушку, которую он себе придумал) станет его женой. Появятся заботы. О детях, о карьере, об улучшении качества жизни…  А удовольствия от жизни никакого. Более того – страшно! Ведь он заранее знает, что любимый Генсек скоро скончается, начнётся раздел имущества. Мелкие сошки полетят. Надо прицепиться покрепче к Машиным родителям. Надо быть любимым зятем, ласковым мужем…

Саша как-то резко захотел назад, в будущее. Туда, где есть смартфон, интернет, девушка, с которой он сидел за одной партой… Но как туда вернуться? Это невозможно!!!! Даже если вернуться, кто его там узнает? Совсем как в песенке из фильма про резидента:

«…да вот только узнает ли Родина-мать одного из пропащих своих сыновей?..»

Первая жизнь – настоящая – пронеслась у Саши в голове. Тогда он жил. Любил, страдал, мечтал, надеялся, а сейчас? На что он тратит себя сейчас? На жизнь придуманную, ненастоящую, по чужим правилам,  законам… 

Когда-то Остап Бендер сказал: «Сбылась мечта идиота!»  Сегодня Александр Ярцев сказал то же самое. Сбылась его мечта, на неё ушли силы и годы. А ещё весь внутренний мир. Он выгорел. Внутри стало пусто.  Саша сменил эпоху, как и мечтал. Попал во времена Гайдая и Никулина, Песняров и Самоцветов, Стругацких и Магомаева. А ещё сменил Россию нынешнюю на СССР. С прекрасными возможностями! Он пользовался этими возможностями и пользовался людьми, простыми и доверчивыми, талантливыми и великодушными. А по-настоящему привязался только к Гэбисту – маленькому незаметному человечку. И ничего интересного больше у него не будет, ни там, ни здесь.

А что с возвратом времени? Есть ли возможность вернуться назад? И если есть, то каким он будет: двадцати или тридцатилетним? Эти вопросы вставали перед Сашей всё чаще. А что если найти тот поезд, с которого всё началось? 

Саша стоял посреди парка, глядел на вагон, но не решался войти туда. Он не знает теперь, как надо жить. Больше нет у него планов на будущее. Но и возвращаться домой к Маше ему не хочется. То есть, совсем не хочется, никогда. 

Детский поезд впустил посетителя, позволил найти себе место и замер: ждали пассажиров. Появился кондуктор, внимательно рассмотрел Сашу, увидел комсомольский значок, который был всё ещё приколот к курточке, достал из кармана сотовый телефон и позвонил…

Через несколько минут рядом с Сашей появился Гэбист. Выглядел он иначе: не было на нём ни пиджака, ни галстука, рубашка была расстёгнута, рукава завернуты до локтей, вместо брюк – джинсы. И голос изменился: не вкрадчивый и тихий, а простой что ли, человеческий... Словом, другой совсем. Гэбист (а, может, не Гэбист вовсе) представился Иваном Ивановичем и спросил:

- Куда путь держим?

- Обратно, - ответил Саша.

- Не жаль?

- Нет!

- Всё сначала?

- Да!

Гэбист подошёл к Саше, осторожно отцепил комсомольский значок, сунул его в карман и вышел. Саша поёжился: подуло сквозняком; оглянулся по сторонам – столики, официантки, запах жареной картошки… И всё? 

*

Саша вышел из вагона с большим волнением: что теперь? Каким он тут будет? Столько лет прошло! Или не прошло вовсе? Возможно, он тут так и стоит, вынашивая наполеоновские планы? Какая теперь страна? Что изменилось? Где его родители? Что с ними? Впервые он захотел стать ребенком, подростком, у которого ничего нет, но обязательно будет, нужно только потерпеть. Терпеть он научился! Он теперь многое понял. Дайте же шанс! Он мечтает о своей уютной комнате, о сверстниках, даже служба в вооружённых силах его не пугает: Всего-то год! О, только бы всё было по-старому!

Как же страшно… Вот идёт Александр Ярцев, мужчина, который дважды был  подростком. Он мечтает о том, чтобы вновь стать маленьким, потому что только в юности есть тот перекресток, у которого расходятся дороги жизни. Он знает её – свою дорогу. 

Эпилог

Институт исследований человеческого счастья располагается на минус втором этаже, под небольшим зданием в центре парка.

Ведущий специалист в области реализации мечты, Иван Иванович Рябов разрабатывал тему «Виртуальные путешествия во времени». Для знакомства с человеком, его мечтами, желаниями были изготовлены предметы, которые можно надеть или приколоть к одежде. Передатчики посылают сигналы в небольшой компьютер и создают псевдореальность. Главное, чтобы человек не уходил далеко от сети.

Опыты на людях нелегально проводились уже давно, но таких, как Саша Ярцев, раньше не было. Сложно найти того, кто сам захочет оказаться в другом времени.

Опыт выявил ряд недостатков системы. Например, из-за недостаточного количества образов, количество событий в Сашиной жизни было меньше, чем бывает в реальности; поэтому время в виртуальном мире шло намного быстрее.

Так, Ярцев провел в «прошлом» всего полгода. Впрочем, он вроде бы не возражал?

____________

© Рудкевич Вера

Документы: фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории
В представленных видеодокументах – фотографии, тексты, комментарии событий разных лет в мировой истории.
Владивосток – город студентов
Интервью доцента Вадима Агапова об истории высшего образования во Владивостоке.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum