Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
9 мая 1945 года в Москве
Фотографии ликующих людей 9 мая 1945 года в Москве
№05
(383)
01.05.2021
Общество
* ЗНАКИ ДАВНОСТИ. Авторский проект Сергея Мельника. Выпуск № 1. Киллеры подешевели
(№1 [379] 01.01.2021)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Как родился этот проект

«Читать нужно только старые газеты. Лет через десять все плохие новости кажутся просто смешными», – писал фрацузский драматург Жан Ануй. Видимо, продолжая мысль булгаковского профессора Преображенского о вреде чтения советских газет.

Я-то думаю, читать старые газеты уж точно не вредно. И чем больше «срок давности», тем интереснее, поскольку, когда те новости были новостями, либо «деревья были большими», либо нас просто на свете не было.

Рубрику, названную «Срок давности», я затеял девять лет назад, когда работал на радио «Лада FM» – уже давно закрытом, убитом очередным незадачливым учредителем сетевом партнере «Эха Москвы» в Тольятти. Но тогда вышла только одна передача под этим «брендом»: коллеги доходчиво объяснили, что тратить массу времени на подготовку полноценного радиоочерка (с использованием старых, требующих реставрации диктофонных записей и прочих составляющих хорошей записной программы) на ежедневном разговорном радио – это, знаете ли, роскошь.

Вторую, еще не совсем осмысленную, попытку «помянуть старое» я предпринял здесь, в Релге. Шесть лет назад сделал «ремейк» интервью с Владимиром Солоухиным, Валерией Новодворской и Михаилом Молоствовым, впервые опубликованные в середине 1990-х в американском «Новом русском слове». 

Не сочтите за нескромность, но перечитывать эти и многие другие свои публикации двадцати-тридцатилетней давности мне и сейчас интересно. А раз интересно мне – значит, будет интересно и читателю. Так, во всяком случае, говорил мой первый редактор...

Ну, а что касается «плохих новостей» – на самом деле, новости не делят на плохие и хорошие, на черные и белые: новость есть новость. 

Вот так, в «сомнениях и тягостных раздумьях», родилась моя новая-старая рубрика. Нет, теперь уже не «Срок давности». И даже не «Строки давности» – как выяснилось (спасибо Интернету) есть уже такое в одном из изданий на просторах бывшего СССР. Да и, в отличие от большинства журналистов, работавших еще в советских газетах, не приучили меня мерить тексты строками. Знаками – с пробелами и без – да, научили сразу, как только на смену печатной машинке пришел компьютер. А значит, решил я, пусть рубрика так и называется: «Знаки давности». Ближе к истине...

За давностью лет, конечно, многие факты, события и люди, даже очень известные, даже «знаковые» в свое время – забываются. Нет, они не становятся смешными, просто они теряют свою актуальность. И потому не удивляйтесь, что публикации в этой рубрике будут обрастать прологами, эпилогами, комментариями, постскриптумами и нотабене. И, конечно, добавлю личного: по прошествии времени это простительно, не правда ли?  

*

Ближе к тексту

Как бы странно это ни звучало, но мне представляется, что традиции в чём-то сродни новостям. Нет традиций плохих и хороших – традиция есть традиция, как бы мы к ней ни относились. За исключением, пожалуй, одной: жуткой традиции преступлений без наказания...

«Заказные убийства вообще не раскрываются – такая недобрая сложилась российская традиция», – сказал двадцать лет назад, отвечая на вопросы для газеты «Презент Центр», которую я тогда редактировал, мой коллега из «Площади Свободы» Евгений Бакланов. Сказал он это за день до прощания с погибшим при до сих пор не выясненных обстоятельствах главредом тольяттинского телеканала «Лада ТВ» Сергеем Логиновым, которое проходило на том же городском кладбище, где ровно за пять лет до этого похоронили первого из убитых тольяттинских журналистов – Андрея Уланова.

Потом были еще два убийства: редакторов «Тольяттинского обозрения» Валерия Иванова и Алексея Сидорова. И в одной из публикаций – здесь же, в Релге («За профессиональное мастерство. Премии Союза журналистов России» от 25 февраля 2011 г.) – я сетовал, насколько коротка человеческая память. «Я о традиции поминать погибших журналистов... Много их, наших, безвременно ушло. Счет перевалил за сотни. Вспомнить одних только тольяттинцев: Андрей Уланов, Сергей Логинов, Валерий Иванов, Алексей Сидоров… Но почему-то портретов Андрея и Сережи ни в галерее памяти офиса Союза журналистов России на Зубовском, 4, ни в мемориальном слайд-фильме, под который ежегодно проходит всероссийская минута молчания, – нет… Знаете, если уж поминать, то всех. Кто еще вспомнит?»

Эта публикация вышла четверть века назад в американском, а на самом деле старейшем русскоязычном эмигрантском «Новом русском слове», в котором я тогда время от времени печатался. Вышла через месяц после похорон Андрея Уланова.

Почему потребовалось так много времени? Тогда, 25 лет назад, мы действительно испытали шок. Ведь это было первое убийство журналиста в моем родном городе. Это было первое убийство коллеги по цеху, как говорят в нашем професссиональном кругу, которго я знал лично. Самое первое, и потому, что называется, в самое сердце (хотя, разумеется, к таким вещам привыкнуть нельзя).

Повторюсь, в отличие от большинства моих ровесников мне не пришлось постигать азы профессии в «органах горокома КПСС» и заводских многотиражках. В силу возраста и обстоятельств: сравнительно поздно пришел в эту профессию. Мои первые газеты – свободные, свободнее не бывает (а это уже конец 1980-х), и потому в какой-то мере легендарные молодежки: самарский «Волжский комсомолец» и тольяттинский «Молодежный акцент». У феноменального, и опять же знакового для своего времени «Молодежного акцента» не было «офиса» в привычном понимании. Я знал только, что макет рисовался вручную и буквально склеивался где-то на квартире, и в этом непосредственно участвовал Андрей Уланов – в ту пору ответственный секретарь вазовского «Волжского автостроителя». 

Главредом старейшей городской газеты «Тольятти сегодня», которая еще недавно называлась «За коммунизм» (а до 1953 года – «Большевистская трибуна»), Андрея избрали в октябре 1992-го. А через два года после это события, убедившись, что газета заметно меняется, я принес ему первую рукопись – материал, сделанный по итогам бесед с одним известным советским разведчиком, утверждавшим, что именно он стоит у истоков  «сделки века» с ФИАТом, вылившейся в появление ВАЗа. Заодно и познакомились с главредом, и даже, смею надеяться, успели подружиться. Вскоре Андрей, в то время председатель первички Союза журналистов России в Тольятти, предложил мне вступить в СЖР, что и случилось мае 1995-го. А в газете, которую редактировал Уланов, за год вышло два десятка моих публикаций. Какие-то из них параллельно печатались «Новом русском слове», которое отчасти заменило мне почивший еженедельник «Столица», в котором мне в свое время посчастливилось работать. Нужно же было публиковаться где-то еще, кроме провинциальных изданий.

И вот – как обухом по голове: 13 октября 1995 года в Андрея выстрелили на пороге его квартиры...

Публикация, которой я сегодня открываю рубрику «Знаки давности», вышла в «Новом русском слове». Главным редактором газеты в то время был Георгий Вайнер, а Московское бюро НРС возглавлял известный кинокритик Даль Орлов, и я и до сих пор благодарен обоим, что наша, казалось бы, совсем не близкая для американского читателя (и не только – газету выписывали повсему миру) история была опубликована. 

События в постсоветской России в ту пору были интересны за ее пределами. Я сам убедился в этом. В июне 1996 года в Словакии проходил семинаре на тему «Media Power in Politics. The Role of Investigative Journalism in Democratic Society», на который пригласили и меня (поездка состоялась при поддержке Фонда защиты гласности и Института «Открытое общество»). Участвовали журналисты из Венгрии, Польши, Румынии, Хорватии, Кыргызстана, Украины, Молдовы. Интерес к российским событиям (а это было как раз между первым и вторым туром президенских выборов 1996 года) был очевиден: после семинара выснилось, что часть моих публикаций в НРС, и в том числе «Киллеры подешевели» кто-то «зачитал», и для собственного архива мне, видимо, придется запрашивать электронные версиии в Библиотеке Конгресса. Хорошо, сохранились ксерокопии.

Ну и последнее. В январе 1997 года, неожиданно для меня, статья, которой я открываю этот новый медийный проект, была отмечена жюри Международного фестиваля масс-медиа «Гонг-Москва-1996» (под председательством Иосифа Дзялошинского). Журналистский конкурс в рамках этого фестиваля стал прообразом знаменитого ныне «Золотой гонга». Победителем престижного конкурса восемь лет спустя стал и сетевой журнал Релга.

*** 

КИЛЛЕРЫ ПОДЕШЕВЕЛИ

"Новое русское слово". – 1995. – 7 декабря. – с. 6.  

Убийство главного редактора газеты «Тольятти сегодня» – двадцать пятое в скорбном списке журналистов, погибших с момента кончины Димы Холодова.  

«Налетай, мужики: киллеры подешевели!» – обронил недавно один из вазовских начальников. Это шутка такая. Абсолютно несмешная в Тольятти, где процент заказных убийств уже далеко не шуточный и с киллерами, говорят, можно сторговаться за литр водки на брата. За литр – не знаю, но за миллион рублей (200-250 долларов) [2] – вполне, а двух-пяти и за глаза хватит. Обесценивается жизнь – дешевеют «наемники». Что-что, а это по рыночным законам: спрос – предложение. До сих пор был спрос на собратьев по цеху – уголовную «братву», на оперативников и прокуроров, на менеджмент ВАЗа, имеющий доступ к распределению автомобилей, на банкиров. Теперь дошла очередь и до редакторов городских газет.

Первую по тиражу – «Площадь Свободы» [3] – обезглавить не удалось: главный редактор «сломал нож в руке одного из нападавших», однако неизвестные (до сих пор неизвестные, а нападение было совершено 8 августа) избили его от души. Версия потерпевшего «кому это выгодно» была опубликована спустя несколько дней: редактор Валерий Шемякин [4]  состыковал покушение с развернутой в его же редакции кампанией по скупке голосов журналистов-соучредителей издания. Назвал имена двух самых ярых скупщиков, истративших на это дело около 300 миллионов рублей, – сумму, равную стоимости пяти-шести «Лад» лучших моделей или двух 3-комнатных квартир. 

Как уверял редактор, участвовали не только деньги – были шантаж и угрозы. Не обошлось и без взаимного «перетряхивания бельишка», вынесенного после избиения на люди. Как бы защищаясь от подозрений главного, скупщики поведали городу о его «беспробудном пьянстве» и прочих прегрешениях. Тот, в свою очередь, обнародовал слух: скупщица – подруга начальника «районного масштаба. Каково?»

Словом, запахло бытовухой, и вопрос «кто за этим стоит?» как бы отодвинулся на второй план. 

Не вовлеченные в конфликт журналисты рискнули все же предположить, что наиболее вероятной теневой фигурой выступил глава районной администрации, вчерашний «партайгеноссе» КПСС. Тот, кто совсем недавно оказался героем скандала: попал в свадебный кадр с другом сына – лидером влиятельной криминальной группировки города.  Однако следствие промолчало. Сам Шемякин утверждал, что, не сумев скупить голоса в редакции, некто пытался сломить лично его, превратить в «шестерку», «грязными руками» захватить газету. Именно накануне выборов в российский парламент. «Чисто бандитский расчет на всесилие террора», – констатировал он. 

Мало кто предполагал, что спустя два месяца эту терминологию будут использовать даже прожженные оптимисты. Мэр [5] заявил, что Тольятти в очередной раз подтвердил свою репутацию «бандитского города». Поводом послужило покушение на редактора второй по тиражу городской газеты «Тольятти сегодня».

В Андрея Уланова стреляли на пороге собственной квартиры. Едва успев прийти в себя после операции и дать показания, достаточные для составления фоторобота одного из киллеров, он выдержал еще целый ряд операций и скончался на двадцатый день после нападения.

Мэр, назвавший Уланова своим другом, снабжавший врачей дорогими дефицитными лекарствами и поставивший у реанимации вооруженную охрану, лично проводил его в последний путь: для Андрея нашлись «метры» на официально закрытом и открываемом лишь в исключительных случаях (для «братвы» – практически всегда) старом кладбище [6]. Смерть журналиста и редактора вкупе с целой серией чудовищных убийств, потрясших и без того «убитых» горожан, вынудила мэра сделать резкое заявление по местному телевидению: все силовики должны покинуть насиженные кабинеты и работать на улицах – именно там место правоохранительным органам.

А в кабинетах в это время шла проработка многочисленных версий убийства. «Политические мотивы» отпали сразу: даже журналисты из конкурирующих изданий, хотя и предвзято, утверждали, что Уланов вряд ли кого из политиков обидел. Правда, они были либо неправы, либо плохо информированы: буквально за несколько дней до выстрела редактор наотрез отказался рекламировать местных жириновцев.

Кажется, не был всерьез взят следствием и «чеченский след», хотя многим в городе, особенно довольно внушительной «диаспоре» наци всех мастей, этого хотелось. Основные оперативные разработки, судя по всему, шли по другим направлениям. В частности, проверялись разборки Уланова с бывшим генеральным спонсором газеты, впоследствии рухнувшей фирмой «Никольская», и лично с ее шефом [7]. По этой версии, фирма хотела получить с газеты долг. Были и личные нестыковки с генеральным директором «Никольской»: по некоторым данным, когда жена Уланова, работавшая до скандала заместилем редактора, ушла к нему, Андрей, тяжело перенесший эту драму,  публично грозился опубликовать все, что знает о «непечатной» стороне деятельности компании, обманувшей десятки тысяч вкладчиков.

Есть свои версии и у журналистов: поводом для убийства могло послужить желание таким образом «уговорить» не всегда сговорчивого редактора. Знающие расклад полагают, что буквально за день до выстрела Уланов получил от АвтоВАЗа – точнее, от возглавляемого Каданниковым [8] местного отделения черномырдинского движения «Наш дом – Россия» [9] – твердое обещание перечислить средства, покрывающие все долги газеты. Не исключено, что поводом для убийства мог стать и контрольный пакет акций газеты, принадлежащий Уланову.

Словом, здесь есть что копать. Но следствие, поначалу убеждавшее горожан в своей решительности, сегодня уже не очень-то активно противится догадкам журналистов о том, что оно «зашло в тупик». И мало кто в Тольятти сомневается, что так и будет. Не первый случай в истории местных заказных убийств [10]. 

       Примечания: 

  1.  Военный обозреватель «Московского комсомольца»  Дмитрий Холодов убит 17 октября 1994 года.
  2.  По курсу 1995 года.
  3. Газета «Площадь Свободы» издается в Тольятти с 1990 года, распространяется попдписке и в розницу. В середине 1990-х годов по тиражу платных изданий лидировала среди печатных СМИ Самарской области: максимальный тираж был в 1994 году – 113 тыс. экз. 
  4. Валерий Константинович Шемякин (3 июля 1949 – 15 апреля 2019) – журналист, писатель, первый главный редактор газеты «Площадь Свободы».
  5. Сергей Федорович Жилкин (20 июня 1960 – 15 ноября 2008) – первый всенародно избранный мэр г. Тольятти, первый ректор Тольяттинского государственного университета. Убит. Преступление не раскрыто, убийцы и заказчики не найдены и не понесли наказания.
  6. На  Баныкинском кладбище. Названо по месту расположения – на улице Баныкина. 
  7. Фирма «Никольская» – финансовая пирамида, действовавшая в Тольятти ряде других городов с 19 декабря 1992 года. Основатель – Александр Чевозёров.
  8. Владимир Васильевич Каданников – генеральный директор, президент АВТОВАЗа в 1988-2005 гг.
  9. «Наш дом – Россия» – политическое объединение во главе с российским премьером Виктором Черномырдиным, «партия власти» в середине 1990-х.
  10. «Не первый случай...» Первым громким заказным убийством в Тольятти в девяностые годы стало убийство 11 июля 1994 года заместителя прокурора Самарской области по Тольятти Радика Ягутяна. 23 января 1995 убит председатель правления Волжского социального банка Александр Куртенок. 

Нажмите, чтобы увеличить.
Публикации в газете «Новое русское слово» и тольяттинском еженедельнике «Презент Центр».
 

P.S. 

Сергей Мельник в программе «Между строк» на радио «Волна» (г. Тольятти, 14 февраля 1997 года; ведет эфир Ирина Шемякина):

«Правоохранительные органы могут скрывать свою оперативную информацию, но хотя бы доказательства того, что расследование по убийству Андрея Уланова проводится, они должны, просто обязаны представить. 

И мне непонятна позиция мэра, который объявил Уланова своим другом, сказал, что поставит это дело под личный контроль... Мэр все-таки должен контролировать это расследование и должен, хотя бы через год, как-то вспомнить об этом...» 

В ноябре 2000 года, в день памяти Андрея Уланова, вспоминали уже не его одного. В последний путь проводили Сергея Логинова...

В октябре 2000 года один за другим убиты руководители телекомпании «Лада ТВ»: 3 октября у порога собственного дома – директор компании Сергей Иванов, 28 октября, при странных обстоятельствах, главный редактор Сергей Логинов. Еще раньше, 13 января 1997-го – в День российской прессы – выстрелом в лицо был смертельно ранен главный редактор тольяттинской газеты «Обо всём» Николай Лапин...

4 ноября 2000 года в тольяттинском еженедельнике «Презент Центр» я на правах главного редактора воспроизвел публикацию в «Новом русском слове», сопроводив ее комментариями руководителей городских СМИ (см.: Жизнь под страхом смерти. Киллеры подешевели. / Архив редактора ("Новое русское слово", декабрь 1995-го). // Презент Центр. - 2000. - 4 нояб.).  

Сергей Красовский, ведущий телепрограммы Лада ТВ-ТНТ: «При заказе киллера тоже убивают…»

- Я считаю, что заказные убийства, как правило, не расследуют. У меня есть информация, что при заказе такого уровня киллера тоже убивают. Так что ожидать каких-то результатов бесполезно.

Случай с Сергеем Логиновым, думаю, является досадной, ужасной случайностью. Что же касается Сергея Иванова, то он сам говорил, что телевидение составляет в его деятельности 10%. И скорее всего, телевидение не имеет отношения к его смерти. Просто в городе происходит очередной «отстрел».

После смерти Андрея Уланова журналистика несколько смягчилась, но сегодня она опять становится острой, интересной, а вместе с этим опять повышается опасность работы журналиста. При этом защищенности у журналистов нет никакой, абсолютно. Пожалуй, журналист сегодня стал такой же опасной профессией как, например, пожарный. Можно сказать, что в нашем городе теперь, как в Москве.

Юрий Бездетный, руководитель пресс-центра городской думы: «Правоохранители ждут, когда бандиты перестреляют друг друга…» (редактировал «Тольятти сегодня» после Андрея Уланова).

 — Вы мне назовите хоть одно заказное убийство, которое было раскрыто. На мой взгляд, несомненно, убийство Андрея Уланова было заказным, и за этим делом стоят финансовые интересы. В таких случаях заказчики и исполнители находятся очень редко.

В отношении директора «Лада-ТВ» С. Иванова напрашивается версия, что дело связано с финансовыми интересами. Происшествие с Сергеем Логиновым, скорее всего, является случайностью. Я очень сожалею, Сергей много с нами работал.

Если взять Дмитрия Холодова, то его убрали непосредственно за журналистскую деятельность. У нас же обычно страдают те, кто связан с деятельностью финансовой, как Иванов или Уланов. Ведь в «Тольятти сегодня» были довольно серьезные дела с «Никольской» и предвыборной кампанией Жилкина.

С другой стороны, наша правоохранительная система работает как-то не очень понятно. Такое впечатление, что они ждут, когда бандиты перебьют друг друга, и прилагают очень мало усилий по ликвидации и профилактике возникновения преступных группировок или совершения преступных сделок. 

Евгений Бакланов (1970-2019), редактор газеты «Площадь Свободы»: «Газета — это тоже бизнес…» 

— Я, конечно, помню Андрея. Хотя не могу сказать, что мы были друзьями — слишком он был масштабной фигурой. Пять лет назад я был начинающим журналистом, а он — главным редактором одной из ведущих газет города. Но доводилось общаться… Это был прекрасный человек, который всегда смотрел вперед и думал о будущем. Очень целеустремленный журналист и редактор, которому было не скучно жить.

Почему не раскрыто убийство? Заказные убийства вообще не раскрываются — такая недобрая сложилась российская традиция. Но надо помнить то время, тот бизнес и тогдашнее наше общее неумение в том бизнесе как-то вращаться. Газета — это ведь тоже бизнес, хоть и дохленький обычно. Где-то Андрей, наверное, ошибся… Это сейчас газетчики научились ориентироваться в том, что происходит. Тогда же все было внове…

Чувствую ли я, как журналист и редактор СМИ, сегодня себя в безопасности? Мне не кажется, что пресса у нас в городе страдает из-за убеждений или каких-то разоблачений. Нет и особых информационных войн. Большая часть городских газет настроены скорее на положительные вещи, чем на негатив. И потому то, что произошло недавно на «Лада-ТВ» (сначала убийство Иванова, потом этот странный случай с Сережей Логиновым. — Ред.)… в голове не укладывается версия о ком-то, кто хотел бы избавиться от руководителей телевидения. Их бизнес был устроен таким образом, что ни Иванов, ни Логинов не принимали знаковые решения. Значит, с профдеятельностью это вряд ли связано. И надо знать Сережу Логинова, он всегда делает добрые материалы. Даже просто обиды на него быть не могло… 

Константин Присяжнюк, экс-редактор газеты «Презент Центр», председатель Совета редакторов СМИ г. Тольятти: «Андрей не был стрингером…»

Уланова я хорошо помню. И предположить не мог, что на Андрея может кто-то покушаться, потому что никогда Андрей не связывался ни с какими бандитами. Что касается острых публикаций — «Тольятти сегодня» вообще этим не занималась. Андрей был не тот человек, чьей основной работой является кого-то выполоскать, с целью разорить или поставить в неловкое положение. Я говорю об этом потому, что в нашей среде встречаются просто пакостники. Так вот, Андрей был очень внимательный и доброжелательный журналист, который мог поговорить с любым. Он бы и у Гитлера интервью взял так, что это получилось бы. Уланов был действительно профессионал высокого класса.

«Заказняк» вообще тяжело раскрывать. Но, если говорить о покушении на Андрея, уже несколько лет ходят намеки, что исполнители известны, а вот дальше все обрубается. При этом все весомые версии сходятся на том, что убийство не связано с профессиональной деятельностью. По крайней мере с творческой деятельностью. И я убежден, что у нас нет глобального наезда на свободу слова, как пытаются некоторые показать. Это, конечно, хорошо смотрится для столичных информагентств, — что практически каждый год в Тольятти избивают или убивают журналистов. Это выглядит захватывающе-сенсационным. Но на самом деле чаще это вовсе не из-за журналистики. Обычно это связано с делами, которые не относятся к основной нашей деятельности. Часто личные мотивы… Но у кого-то хватает ума объединять их в цепочку, строить логические доводы — собственные, доморощенные. Тупые… Из чужой беды извлекаются только свои собственные десять строчек, классно оплаченные, — как же, сенсация! А вот какой-то взаимовыручки, корпоративной солидарности нет. В Тольятти среди журналистов, к сожалению, отношения конкурентности превалируют над отношениями людей. И чуть что где случись, не дай бог — на твоей беде только потопчутся, окажут же реальную помощь в лучшем случае друзья, но никак не журналистское сообщество. Вот сейчас то, то случилось с Сергеем Логиновым — ведь некоторые коллеги, желая побыстрее об этом рассказать и передать сенсацию в столицу, чуть ли не в палату лезут, чтобы снимок сделать и какие-то подробности гадкие выискать…

Впрочем, в последние годы до многих стало доходить, что такое положение неестественно. И ребята, которые поздоровее, которые не зомбированы конкурентностью, все-таки пытаются свою солидарность проявлять.

Город наш для жизни очень опасен. Защищенным себя здесь никто не может чувствовать. Любой, даже олигарх, способный нанять охрану, знает: захотят убить — убьют. А уж простому человеку остается надеяться только на то, что он никого не заинтересует. У журналиста опасность, естественно, больше. И, надо сказать, определенная часть журналистов Тольятти сделала все, чтоб прессу ненавидели. Поэтому здесь, кроме криминальных разборок, у газетчика существует и такая опасность, как неуравновешенные личности, которых много в городе. И они непредсказуемы еще больше, чем бандиты…

Алексей Орлин, редактор «Радио Тольятти»: «Все зависит от поставленной задачи и денег…»

— Когда с человеком много лет идешь по жизни бок о бок, и любишь его — как не помнить? Не хватает Андрея, и очень сильно. Потому что, на мой взгляд, журналистская среда города очень редко рекрутирует в наши ряды настолько талантливых во всех отношениях людей. Пять лет назад мы потеряли не просто блестящего журналиста, не просто человека, который мог совершенно осязаемо выражать свои мысли на страницах газеты, журнала, в эфире, но и по человеческим качествам человека потрясающего. Конечно же, болит. И никуда эта боль не уходила…

Я не особенно верю, что когда-нибудь дело Уланова будет раскрыто. Но, наверное, сейчас нужно говорить не об этом, хотя, конечно, наказание должно быть. Важно понять другое: незаменимые люди есть, и вот место Андрея осталось совершенно пустым. Его в Тольятти никто не занял и, думаю, уже никогда не займет. Почему не раскрыли? Я бы не стал говорить только о том, что кто-то где-то чего-то не доделал или не сделал — я этого не знаю, ибо информация была предельно скупой: «работаем, занимаемся, но в силу причин…». Милиция — это продолжение того, что у нас есть в обществе. И самое грустное, если говорить о раскрываемости или о самом преступлении — что все эти 5 лет у меня лично нет понимания, почему все это случилось. Но это как бы…

Сейчас с Сережей эта странная история… По тем крохам, обрывкам, которые могли просочиться из «Лада-ТВ», я совсем не вижу мотивов. Потому что мотивы в нашем случае — это, как правило, деньги. Маленькие или большие. Либо это политика. В случае с Логиновым я этого не вижу. Потому что к финансовым потокам Сергей, насколько мне известно, отношения не имеет. Я не могу связать происшедшее и с профессиональной деятельностью впрямую: он не пишет материалы, после которых одни кричат: «Да, ура!», вторые говорят: «Эх, его бы грохнуть!»…

Но можно ли чувствовать себя защищенным в городе, где запросто летают пули, где наркоманов с каждым днем все больше, а значит — есть проблема добычи денег? В Нью-Йорке останавливают, скажем, на улице машину, наставляют на тебя пистолет — и нужно отдать дежурные 10 баксов. Но у них свои выкрутасы, у нас — свои… Мне смешно смотреть на громадные свиты охраны у наших бизнесменов. Потому что на деле это может защитить лишь от подростков, которые сидят у подъезда, или от какого-то пьяницы, который шел тебе навстречу. В России (уж не будем за весь мир говорить), все зависит от поставленной задачи и заплаченных денег. И если кому-то понадобилось убрать человека — в нынешних условиях проблемы нет. Это можно делать, совершенно не думая о последствиях. Потому что техники, оружия, денег — море. А наказание за преступлением не следует почти никогда. 

Владимир Исаков, руководитель пресс-центра АО АвтоВАЗ: «Никто не может чувствовать себя защищенным…» (скончался 27 октября 2019 г.)

 — Конечно, помню Андрея — беседовали с ним за несколько месяцев до трагедии. Я приходил к нему в редакцию по вопросам сотрудничества с АвтоВАЗом. Мы, вообще, считаем, что Андрей прошел становление как журналист в нашей заводской многотиражке. Думаю, работа на заводе, таком крупном, ему многое дала в жизни. Вспоминаем о нем с теплотой…

Почему преступление не раскрыто? Надо рассматривать этот вопрос не применительно к отдельно взятому человеку, а в целом. Наверное, потому, что мы рассыпались как общество. И не воспринимаем эту трагедию как лично свою. Вот во времена советские такого практически не было. Если случалось громкое преступление, все свои силы и возможности общество бросало на то, чтобы преступление было раскрыто. И не успокаивалось, пока преступник не получал свое. Если мы не хотим, чтобы подобные преступления продолжались, нам нужно сплачиваться, понимая, что вот эти преступления не против личности — они против общества нашего. И нужно бороться с каждым преступным проявлением, тогда их не будет. Во многих странах люди это поняли. И там в случае ЧП устраивают в буквальном смысле облавы. Преступникам деваться некуда. А у нас есть куда деваться. И покуда находятся убежища для преступников, никто не сможет чувствовать себя в безопасности. Наивное мнение, что нанял пару охранников — и почувствуешь себя защищенным. Или поставил себе три железные двери — и защищен. Не вмешиваешься в бандитские дела — и ты защищен. Никто из нас, из вас, живущих в этом городе, в этой стране, не может чувствовать себя абсолютно защищенным. Нам нужно осознать эту ситуацию. И когда мы поймем взаимосвязанность наших проблем, тогда можно надеяться, что общество даст гарантию защиты любому своему члену. 

2. На могиле Андрея Уланова (1 ноября 1956 – 2 ноября 1995)
 

*

29 апреля 2002 года расстреляли основателя и главного редактора газеты «Тольяттинское обозрение» Валерия Иванова. 9 октября 2003-го от пули наемного убийцы погиб сменивший его Алексей Сидоров. 

Из заявления редакторов тольяттинских СМИ, 30 апреля 2002 года: 

«29 апреля убит наш коллега – председатель Совета редакторов газеты «Тольяттинское обозрение» Валерий Иванов. Человек, безусловно, профессиональный, являвшийся на протяжении многих лет заметной фигурой в тольяттинской журналистике.
Мы считаем неприемлемым, недопустимым убийство как способ решения любых вопросов. Нельзя, чтобы в нашем городе, как и во всей стране, возобновилась жизнь без правил, по принципу «нет человека – нет проблемы». Это недопустимо для общества, которое считает себя свободным и демократичным.
Мы надеемся, что следствие разберется и по заслугам накажет преступников. Смерть человека – трагедия. Гибель В. Иванова – потеря и для его близких, родных, и для коллектива «Тольяттинского обозрения», его коллег. Мы разделяем с ними горечь утраты.» 

Андрей Мелентьев («Панорама Тольятти»),  Евгений Рабинович («Лада-ТВ»), Виктор Захаров («Презент»), Евгений Бакланов («Площадь СВОБОДЫ»), Владислав Южаков («Тольяттинский университет»), Алексей Орлин («Радио Тольятти»), Алексей Шишканов («Городские ведомости»), Светлана Гарпинченко (ТЕРРА-Тольятти), Ирина Евдокимова («Дом журналиста»), Сергей Мельник (журнал «Этажи»). 

Из письма Самарского отделения Союза журналистов России Президенту РФ В. Путину, 10 октября 2003 года: 

"Уважаемый Владимир Владимирович!

Журналисты Самарской области возмущены еще одним вопиющим преступлением: 9 октября убит наш коллега - главный редактор газеты "Тольяттинское обозрение" Алексей Сидоров. То, что произошло, - уже не первый наглый вызов криминалитета не только журналистскому сообществу, но и всей общественности нашей губернии и всей страны. За последние годы только в Тольятти убиты шесть ведущих журналистов и руководителей СМИ. Это - криминальная война против свободы слова и гражданской позиции всех, кто её отстаивает.

Факт символичный: 30 апреля прошлого года у подъезда своего дома на глазах у людей нагло был застрелен предшественник и соратник Алексея Сидорова - основатель и бессменный главный редактор "Тольяттинского обозрения" депутат Городской Думы Валерий Иванов.

Мы обращаемся с вопросом: в каком государстве мы живем? Что делает власть, чтобы обеспечить безопасность граждан? Чего стоит и какие результаты дала работа правоохранительных органов и в том числе Генеральной прокуратуры по раскрытию целого ряда преступлений против журналистов?

И самое главное: что делается по искоренению преступного беспредела и созданию в обществе правовой и нравственной среды, которая сделала бы невозможной разгул бандитизма и мафиозной безнаказанности? Эти вопросы обращены к Вам – гаранту Конституции России.

И мы, представители Самарской областной организации Союза журналистов России, заявляем: мы сделаем все, чтобы напоминать и разъяснять общественности, почему такие преступления становятся типичными и кто несет за это ответственность.

Резонанс этого преступления имеет не только российский, но и международный масштаб. В эти дни, в этой стране это – не единичный трагический случай. Горько и стыдно!"...

 ______________________

© Мельник Сергей Георгиевич

 

 

 

 

 

 

 

 

«Плешку» проели? О плагиате в науке
Статья, посвященная плагиату в науке, опубликованная в издании "Троицкий вариант"
Как обманывают массовое сознание
Статья об управлении массовым сознанием с помощью любого инструментария в зависимости от содержания.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum