Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
* ЗНАКИ ДАВНОСТИ. Авторский проект Сергея Мельника. Выпуск № 2. Лев Пономарёв: «Мы ушли в демократическую оппозицию этому режиму» («Тольятти сегодня», 1995 год)
(№2 [380] 01.02.2021)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Ну не фарс ли? – подумалось, когда, перебирая архивы, наткнулся на эту публикацию. История с «чудесным превращением» известного правозащитника Льва Пономарева в «иностранного агента» не нова, во всяком случае в контексте современной российской истории. Такое уже было четверть века назад, но если бы наши доморощенные имущие и предержащие умели извлекать уроки...

Год 1995-й прошел для меня под знаком войны в Чечне – первой чеченской кампании, как ее теперь называют в угоду новой, не обремененной исторической памятью, политкорректности. Откровенная, хрестоматийная несправедливость той войны мне лично была очевидна. И не мне одному. Просто не каждый мог высказаться об этом даже в те басенные  времена, когда в живого и с виду вполне способного выдвинуться на второй срок первого Президента России Бориса Ельцина безнаказанно не бросал камень только ленивый. 

Мы, сегодняшние, вряд ли теперь сможем объяснить детям и внукам, что в России было целое десятилетие, когда не нужно было вырываться за границу, чтобы глотнуть свободы. Листая  даже не пожелтевшие еще подшивки газет девяностых годов прошлого века, я, честно говоря, не верю, что мы могли писать так: без оглядки на погоны, прямо «с колес» – в номер, а не в стол или корзину. Страх и самоцензура были совсем незнакомы. Во всяком случае, мне, к счастью, ни дня не работавшему во времена Главлита, не пришлось «переобуваться на ходу» (и потому, наверное, так тяжело было впоследствии сталкиваться с «зомби» цензуры, которые уже после Ельцина повылезали из всех подворотен). 

В марте 1995-го я опубликовал в тольяттинской газете «Площадь Свободы» интервью с Махмудом Эсамбаевым. 

«Если разрушили мой дом, что я должен думать?» – так  называлась жесткая отповедь великого танцовщика всем, кто развязал эту войну. Дом человека, обласканного прежними режимами, был буквально испепелен российскими бомбами – и что, представьте, после этого должен был думать его хозяин о наших доморощенных ястребах, включая самого Ельцина? Что думал, то и сказал. Сегодня кажется невероятным, но тогда вся «жесть» была опубликована без единой купюры...

Не только непосредственные участники событий и побывавшие в пекле правозащитники в середине девяностых многие «дорогие россияне», мягко говоря, не рукоплескали этому братоубийству. За исключением, разумеется, самых оголтелых, тех, кого иначе как цепными псами режима не назовешь. Какого, спросите? Любого, цепным псам неважно, какой на дворе режим.

Тогда же, весной 1995-го я предложил редактору «Тольятти сегодня» Андрею Уланову привезти из столицы интервью с известными правозащитниками, депутатами Госдумы Михаилом Молоствовым и Львом Пономаревым. «Отлично, вези», – сказал Андрей. Публикация под заголовком «Чечня в довесок» вышла в три подачи в газете «Тольятти сегодня» (в выпусках за 10, 11 и 14 июня 1995 года). Серия открывалась подзаголовком: «На прошлой неделе исполнилось полгода начала войны в Чечне. Послезавтра – четыре года «свободной России». 

Интервью с Михаилом Молоствовым, а точнее, версию этого текста в американском  «Новом русском слове», я уже давал к 20-летию со дня начала первой чеченской войны в Релге (см. выпуск № 287 от 10 декабря 2014 г.). Беседа же с Львом Пономаревым больше нигде, кроме городской газеты, не публиковалась. 

Несколько слов о том, почему именно Пономарев. 

Впервые я увидел его, одного из отцов-основателей движения по увековечению памяти жертв политических репрессий в СССР, в конце октября 1988 года на подготовительной конференции Всесоюзного добровольного историко-просветительского общества «Мемориал» (того самого «Мемориала», который «за всё хорошее» носит гордое звание «иностранного агента» уже лет семь). Потом были еще две конференции, в работе которых участвовала наша тольяттинская делегация. 

Вскоре и познакомились. Не в Москве – на... Соловках. Сам того не предполагая, летом 1989-го я оказался у истоков зарождения новой традиции. 

В июле 1989-го я, Тольяттинское отделение «Мемориала» и только что народившаяся газета «Молодежный акцент» вскладчину откомандировали меня на Первый Соловецкий форум. «Десталинизация сознания: проблемы и перспективы» – такова была тема первой встречи в Архангельске и на Соловецких островах. Именно там, у свидетеля многих человеческих трагедий – камня на территории Соловецкого кремля – десятками свечей и минутой молчания мы помянули жертв сталинских репрессий. Где-то на старой диктофонной кассете есть и речь  Пономарева. Вскоре тот (думаю, именно тот самый) Соловецкий камень, перевезли в Москву, на Лубянку...

На сделанном автором этих строк фото (к сожалению, нелучшего качества, на любительский пленочный фотоаппарат) – делегация московского «Мемориала» на Первом соловецком форуме:

Нажмите, чтобы увеличить.
Большой Соловецкий остров, 13 июля 1989 г. Лев Пономарев третий справа.
 

Потом Лев Пономарев ушел в большую политику. Я отыскал его уже в Белом доме – в кабинете председателя одной из комиссий Верховного Совета России. Позвонил, предложил сделать интервью для московского еженедельника «Столица», в котором тогда работал. Что-то не срослось. И лишь спустя еще четыре года удалось сделать сделать публикацию, которую я предлагаю сегодня в рамках проекта «Знаки давности».

«...Вполне закономерно, что доктор физико-математических наук, с головой погрузившийся в свое время в правозащитное движение, Пономарев сегодня – в оппозиции. Он и его коллеги – сопредседатели «ДемРоссии» Глеб Якунин, Галина Старовойтова, Виктор Курочкин и опальный президент Мордовии Василий Гуслянников – все они в оппозиции сегодняшней «партии власти», хотя, как с горечью замечают, и прокладывали ей дорогу», – так предварил я свою публикацию в «Тольятти сегодня». 

Поводом же для интервью стало апрельское выступление с трибуны Государственной думы известного режиссера Станислава Говорухина, который обвинил политиков Льва Пономарева и Анатолия Шабада в измене Родине и «русофобии» [1]. Поводом стали их выступления в российском парламенте по итогам миротворческой поездки в Чечню в составе группы Сергея Ковалева – авторитетнейшего правозащитника, бывшего политзэка, возглавившего при Ельцине Комиссию по правам человека (к тому времени, к слову, уже распущенную). Особенно потрясла история уничтожения российскими военными чеченского села Самашки...

*

Лев Пономарёв: «Мы ушли в демократическую оппозицию этому режиму»

Тольятти сегодня. - 1995. - 10, 11 июня. 

– Существует уже несколько институтов, которые ставят перед собой задачу миротворчества в Чечне. Во-первых, есть Соглашение от 28 января «О совместных действиях в защиту мира и свободы, против кровопролития в Чечне», которое подписали около ста пятидесяти организаций: общество «Мемориал», Комитет солдатских матерей России, Московская Хельсинкская Группа, Комитет помощи беженцам «Гражданское содействие», Союз интернационалистов, общественное движение «Антифашистское молодежное действие», движение «Демократическая Россия» и федеральная партия «Демократическая Россия», партия «Демократический выбор России», «Яблоко», Крестьянская партия России, социал-демократическая партия России, транснациональная радикальная партия... То есть в соглашении участвуют все демократические партии (может быть, это единственный документ, где есть такое единство демократов) и многие другие, в том числе некоторые левые организации.

Недавно вышел последний документ этого соглашения, где дается итог пяти месяцев войны в Чечне – очень жесткий документ. Мы специально делали его перед приездом руководителей западных стран в Москву на празднование 50-летия Победы.

Наконец, есть мирная конференция под сопредседательством Сергея Ковалева и Рамазана Абдулатипова: она выработала мирный план урегулирования.

План этот докладывали Ельцину. Мы знаем это со слов Юрия Батурина, помощника президента по национальной безопасности. Как он сказал, «никаких пометок в этом плане президент не сделал, значит, он его отверг». Но тем не менее план, я считаю, тщательнейше проработан (тот же Батурин, кстати, создавал группу экспертов, которые работали с этим планом, и мы многое приняли из их советов) и по нему можно двигаться.

Кроме того, я хочу напомнить, что в Госдуме принят Закон «О мирном урегулировании военного кризиса в Чеченской Республике». Принят уже в трех чтениях, но его тормозит Совет Федерации.

Лев Александрович, пожалуйста, несколько слов об инциденте с Говорухиным. Он с трибуны обвинил вас и Шабада в государственной измене. Никаких материалов по сути конфликта в прессе не было, поэтому мне, например, неясно, в чем был криминал и почему так рукоплескала оратору Дума?..

– Дело в том, что я действительно был в Чечне, ещё до штурма Самашек. Но мне регулярно звонят из Ингушетии люди, которые бывают там (мой кабинет – это как бы канал связи). И вот однажды мне дали телефонограмму о том, что они только что прибыли из Самашек, там происходят чудовищные вещи, и они хотят, чтобы это было известно в Госдуме. Свидетели сообщили фамилии и адреса. Документ был действительно страшный по содержанию: там говорилось об убийствах не просто мирных граждан – об убийствах детей, женщин. Я его принял и отнес в комиссию Говорухина, которая занимается Чечней.

Причем я не распространил его нигде – ни среди журналистов, ни среди депутатов. Я прекрасно понимал, что он взрывоопасный и, более того, может быть недостоверным.

Увидев этот документ, Говорухин (заметьте: председатель комиссии, который обязан проверять факты!) сразу заявил: «Я уверен, что это неправда». А на следующий день, потрясая этим листочком, заявил буквально следующее: Пономарев распространяет клевету на Российскую Армию в Государственной думе и средствах массовой информации.

Когда Говорухин сказал, что это «государственная измена», «русофобство» – мы с Шабадом сразу же объявили, что снимаем депутатскую неприкосновенность, и пусть судебное разбирательство покажет, кто прав. Мой адвокат уже подготовил иск... Это по сути конфликта. А комментарий к рукоплесканиям... Просто значительная часть Государственной думы (это прежде всего фракция Жириновского и некая часть коммунистов – не вся, я должен сказать, рукоплескали в основном жириновцы) как бы ждет того момента, когда вновь появится эта терминология: «враг народа», «расстрел»... Они внутренне к этому готовы и готовы так действовать, если придут к власти.

– Вам не кажется, что Говорухиным здесь руководили просто личные обиды – например, в Чечне покалечили его сына [2]. Или здесь все-таки что-то более глубокое?

– Если говорить коротко – мне кажется, что просто таков стиль этого политика: скандальный стиль. Он может делать себе имя только на скандале. Причем заметьте: в этом скандале он выступал как бы защитником России, государства, армии. Но я должен сказать, что политическую карьеру он сделал на совершенно противоположном – ведь в своих последних фильмах он, по существу, поливал грязью государственный строй, все государственные институты: президента, правительство, министров, армию, правоохранительные органы [3]. Его фильм смотрела вся страна, и там прямым текстом говорилось: криминально-воровской режим, криминально-воровская власть... Повторяю: он может делать себе имя только на скандале. Примерно так же, как Жириновский.

– Вы не боитесь, что эта история как-то повлияет на вашу политическую карьеру?

– Нет. Полагаю, думающий человек поймет...

– Другое опасение: если такие люди, как Говорухин, возглавляют комиссию по Чечне – не будет ли и эта тема «закрыта», как и многие другие страшные события последних лет?

– Вот этого я и боюсь [4]. Именно поэтому мы с моими коллегами так последовательно боремся за гласность в этом вопросе и пытаемся разбудить общественное мнение. Да, действительно, наши оппоненты выстраивают нас одиозными личностями, но что делать – видимо, такова участь... Нас довольно много, просто на переднем крае обороны оказывается то один, то другой. Просто на сей раз я оказался на острие этой борьбы. И мы не можем ее прекращать: Ковалев, Шабад, Виктор Курочкин, Виктор Шейнис...

Кто же одобряет и поддерживает чеченскую кампанию? Это – часть генералитета. Это – руководители ряда «силовых» министерств и ведомств. Это – ряд политических деятелей, провозгласивших своей идеологией так называемую державность, рассматривающих государственную власть не как механизм, обеспечивающий права и интересы граждан, а как высшую ценность, которой эти права и интересы должны быть подчинены. И, наконец, это ультранационалисты, такие как Жириновский, Баркашов, Невзоров [5]. В печати не раз указывалось на заинтересованность в войне также некоторых влиятельных групп в верхушке ВПК и в части структур криминального бизнеса.

Заинтересованность всех этих сил в продолжении войны очевидна и объяснима. Ссылаясь на «обстоятельства военного времени», они рассчитывают предотвратить поворот России к демократии и правопорядку и насадить в стране полицейский режим, который обеспечил бы им контроль власти и собственности.

– Если говорить о вашем движении и партии – о «Демократической России». На взгляд рядового избирателя, до Чечни «ДемРоссия» как бы шла рука об руку с Ельциным. До Чечни Ельцин был как бы олицетворением демократических взглядов, демократического лагеря, а теперь, похоже, произошел развод...

– Вы правы, если говорить о главном: действительно, именно чеченский вопрос развел нас окончательно. Но наши позиции с президентом стали расходиться не очень давно: «ДемРоссия» уже давно заявляла, что она лишь условно поддерживает Ельцина. Степень условности нашей поддержки менялась. И вот осенью 1994 года мы заявили о том, что уходим в оппозицию именно в связи с войной в Чечне. Речь идет именно о демократической оппозиции этому режиму.

Ведя незаконную войну, власть вынуждена всячески скрывать правду о ней. Отсюда  настойчивые попытки ввести цензуру, помешать работе журналистов, ошельмовать тех наблюдателей (в том числе депутатов Федерального собрания), которые снабжают страну и мир достоверной информацией непосредственно из зоны военных действий. Отсюда же систематическое распространение правительственными службами заведомо ложных сообщении – например, об имитации дудаевцами ракетно-бомбовых ударов по собственным населенным пунктам, о применении ими отравляющих веществ, о кастрировании военнопленных, расстреле боевиками старейшин, о многочисленных отрядах наемников. Будучи опровергнуты, подобные фальшивки тут же заменяются другими в том же роде...

– Юрий Афанасьев [6] полагает, что, поддерживая войну в Чечне, Ельцин как бы подписал приговор своей харизме. Он так и назвал свой материал в «Аргументах и фактах» «Петля Ельцина».

– Я думаю, что Афанасьев в основном прав. У нас с ним всё время были какие-то проблемы, и он даже ушел из «ДемРоссии», но сейчас наши позиции очень близки. Но это не значит, что мы всегда признаем его правоту: есть всегда какие-то шаги, опережающие и в этом смысле даже ошибочные. В свое время Юрий Николаевич предлагал нам уйти в оппозицию к Ельцину, когда, с нашей точки зрения, Ельцина нужно было поддерживать, – в противостоянии с Хасбулатовым, со съездом. Тогда бросить Ельцина означало отдать власть в руки Хасбулатова и Руцкого [7]. Я не думаю, что эта власть была бы лучше, чем то, что мы сейчас имеем: война началась бы еще раньше и велась бы с еще большей кровью, и не только в Чечне.

– В зарубежной печати приводилось много версий происходящего в воюющей России. В частности, такая: с одной стороны, чеченский кризис пошатнул позиции Ельцина и расколол Думу; с другой стороны, он может позволить президенту избавиться от консерваторов в правительстве – не исключено, что Чечне и предназначено послужить маскировкой этого замысла...

– По-моему, абсолютно нелепая версия. Скорее, обратное происходит: в правительстве как бы консолидируется консервативная часть. И то, что там пока сильные позиции имеет Чубайс, – вовсе не говорит о том, что сохраняется влияние демократов. Наоборот, Чубайс ушел в стан консерваторов – он ушел в новую политическую структуру, которую создает Черномырдин [8]. Демократы его потеряли, и ощущение потери будет только увеличиваться, я не сомневаюсь в этом.

Единственное достижение – не прекратился тот вариант приватизации, который проводит Чубайс. Но я должен сказать, что здесь тоже сомнительный успех, потому что очень много ошибок уже сделано на пути приватизации... Я не выступаю за возвращение собственности и за ее передел, – но уверен, что нужны большие коррекции к тому рисунку приватизации, который ведет Чубайс. Слишком большие позиции получила номенклатура...

– Насколько обоснованы предположения, что эта война развязана из-за чисто экономических интересов: нефть, в частности?

– Я думаю, сложно сказать, что здесь играет большую роль: вопиющая амбициозность и глупость Грачева [9] (и того же президента, может быть, – в том, что они пошли на эту военную авантюру), – или это сознательный шаг, чтобы решить экономические проблемы. У меня нет достаточной информации, это требует значительно более серьезного анализа.

Сейчас можно сказать одно: очень много факторов влияет на ситуацию в Чечне, в том числе – и очень серьезно – экономический. Бесспорно, что все эти авизо [10] – они, конечно, не чеченские, а московские. Неслучайно, кстати, именно чеченский милиционер впервые обнаружил поддельные авизо (это немногие знают): из Чечни пришел сигнал о поддельных авизо, а не из Москвы...

– Нижегородский губернатор Борис Немцов, дважды побывавший в Грозном, заявил в интервью «ТС» [11] : восстановить город практически невозможно, для экономики России Чечня смертельна. Он прав?

– Если подходить к этой проблеме экономически (да и нравственно – чеченский народ столь сильно и несправедливо пострадал) – то сейчас, после этой войны, надо дать Чечне максимальную самостоятельность. Я не говорю именно о том, чтобы она вышла из России: я уверен, что, вступив в процесс мирных переговоров, можно найти другой вариант. Хотя, я еще раз подчеркиваю, и руководители Чечни, и народ имеют большее моральное право на выход из России, чем раньше – даже по международным меркам. Но я думаю, что менее болезненный выход – это быть в составе России, но с максимальной самостоятельностью, в том числе экономической.

Это как раз, по-моему, правильно и с точки зрения экономики. Потому что всё, что делает Россия, – всё это для вида, всё это чисто бюрократическое решение: Ельцин сказал «восстановить», и надо сделать вид, что мы не уничтожаем, а, наоборот, восстанавливаем. Мол, смотрите, сколько денег мы вложили. Но я-то твердо уверен, что эти деньги воруются!

Я подробно рассматривал ситуацию на Курилах после землетрясения. 500 миллиардов утекли в песок – и ничего не можем сделать! Я на высоком уровне занимаюсь этим вопросом, был уже в распоряжении Чубайса... Писал обращение Черномырдину... Создана специальная комиссия Госдумы, которая рассматривает этот вопрос... Ничего абсолютно: ушли деньги и ушли.

Представьте: это всего лишь 500 миллиардов, а на Чечню выделено несколько триллионов, они уже поступили в какие-то банки. Что происходит? Уверен: они уже крутятся, уже идет навар. И, конечно, всё это «восстановление» будет идти крайне неэффективно, всё это делается для вида, для отмазки, скажем так.

Пусть они сами... Не мы им должны восстанавливать – они сами. Уж они-то найдут возможность восстановить свое хозяйство, и достаточно быстро. Но – они. И не надо сейчас давать деньги: надо прекратить войну, подождать немножко, чтобы выборы состоялись в уже более-менее спокойной обстановке, и уже тем, новым руководителям Чеченской Республики, дать деньги.

– Как, на ваш взгляд, отразится чеченская авантюра на результатах предстоящих выборов – и парламентских, и президентских?

– Я думаю, что война в Чечне будет как бы камертоном выборов. Уже сейчас она определяет рисунок подготовки к выборам. И так как она будет продолжаться – не только до конца лета, но и осенью, – она, конечно, в значительной степени определит предвыборную кампанию. А поскольку я знаю совершенно точно, что, несмотря на всю пропагандистскую кампанию, война в Чечне непопулярна среди рядового избирателя (другой вопрос, что люди не протестуют – нет массовых митингов и так далее) – она не дает никаких дивидендов и шансов официальной власти, сколько бы они ни создавали блоков.

– А ЛДПР, которая «дышит в спину»?

– И ЛДПР тоже теряет позиции. Уж она-то – как раз та политическая организация, которая наиболее яростно поддерживает войну и, наоборот, критикует президента «за слабые действия» в Чечне. Другое дело: что есть какая-то ограниченная часть электората, которая будет поддерживать наиболее кровавые методы, разборки и так далее. Конечно, есть люди, которые считают, что «этих черномазых» надо уничтожить. Но это ограниченная часть, а я имею в виду электорат в широком понимании.

Беседовал Сергей Мельник

Нажмите, чтобы увеличить.
 

*

Примечания:

  1.  Из выступления С. Говорухина на заседании Государственной думы РФ 19 апреля 1995 года: «Я был в Самашках. Был и в самих Самашках, разговаривал с военными, жил среди них. Был один в Самашках, разговаривал с чеченцами. Они меня водили, показывали, рассказывали. И даже они, люди, которые в ужасе от того, что произошло, обозленные на российскую армию, даже из них никто не позволил себе сказать что-то подобное тому, что мы прочитали здесь: о повешенных детях, об убитых стариках. Такое можно было сочинить только в каком-то пьяном угаре русофобии... Я считаю, что должно быть возбуждено уголовное дело против господ Пономарева, Шабада... (Выкрики из зала, аплодисменты.) Это, ребята, дело серьезное, так что напрасно вы сейчас, не превращайте в шутку... И Ковалева за распространение клеветнических, провокационных сведений, порочащих Российскую Федерацию, подрывающих государственность российскую, вообще оскорбляющих каждого российского человека. За распространение этих сведений... Я думаю, что такая статья найдется. Такого еще не было. Мы забыли уже об измене Родине. Мы теперь торгуем секретами направо и налево, говорим что хотим и уже забыли о том, что существуют такие понятия, как измена Родине, подрыв государственности, работа на противника, лоббирование интересов Запада и так далее...» 
  2.  Единственный сын Станислава Говорухина — продюсер, кинорежиссер и сценарист Сергей Говорухин побывал в Чечне вкачестве военного корреспондента. В феврале 1995 года, попав под обстрел в Грозном, был ранен в ногу, перенес ампутацию. 
  3.  Имеются в виду фильмы Станислава Говорухина «Так жить нельзя» (1990) и «Великая криминальная революция» (1994).
  4.  Из того же выступления С. Говорухина на заседании Госдумы 19 апреля 1995 г.: «Что же касается войны в Чечне, то она не закончится, дорогие друзья. Не тешьте себя надеждой, что, как только будет освобождена равнинная Чечня, война закончится. Это неправда. Война приобретает новые и более ожесточенные формы. В освобожденных районах, куда возвращаются боевики, многие из которых участвовали в военных действиях, снова нарастает сопротивление. Уже появилась эта тенденция. Значит, все придется очищать в скором времени по-новой...»
  5. Александр Баркашов – основатель и руководитель ультраправой националистической организации «Русское национальное единство», созданной в октябре 1990 года. Моя публикация о нем – по итогам встречи со слушателями Высшей комсомольской школы в мае 1991 года - был опубликован в июньском (№ 7(46) номере тольяттинской газеты "Молодежный акцент" под заголовком "На распутье".

Александр Невзоров – журналист, получивший известность как ведущий телепрограммы «600 секунд» на Ленинградском ТВ в 1987-1993 гг. В 1990-е годы основатель и участник ряда национал-патриотических движений и организаций. В настоящее время эксперт программы «Невзоровские среды» на радио «Эхо Москвы». 

6. Юрий Афанасьев — выдающийся российский ученый и политик, в конце 1980-х народный депутат последнего Верховного Совета СССР, член Межрегиональной депутатской группы. Один из создателей и сопредседатель движения «Демократическая Россия» в начале 1990-х. Основатель и первый ректор, затем президент Российского государственного гуманитарного университета.

7. Речь идет о событиях сентября-октября 1993 года в Москве, известных как «расстрел Белого дома». Александр Руцкой в то время был вице-президентом Российской Федерации (до декабря 1993-го), Руслан Хасбулатов – председателем Верховного Совета РФ (4 октября 1993 года был арестован, до 25 февраля 1994 года  содержался в СИЗО Лефортово).

8. 12 мая 1995 года было создано Всероссийское общественно-политическое движение «Наш Дом – Россия» под председательством премьера Виктора Черномырдина. Анатолий Чубайс формально не входил в эту «партию власти», но в ту пору – с 5 ноября 1994 года до 16 января 1996-го – он был первым заместителем председателя правительства РФ.

9. Павел Грачев – министр обороны РФ с мая 1992 года по июнь 1996-го. Считается, что именно он был одним из основных идеологов «наведения конституционного порядка» в Чеченской республике и развязывания войны.

10. Авизо – поддельные платежные документы. Скандалы с их массовым использованием мошенниками сотрясали Россию в начале 1990-х.

11. Фрагменты упомянутого интервью были использованы мной в публикации в «Новом русском слове» о деятельности Бориса Немцова в бытность его  губернатором Нижегородской области (Искушение новым // Новое русское слово. - 1995, 8 сентября. - С. 6) – см. выпуск Релги № 291 от 6 марта 2015 г.

 

***

Приложение

 

Из заявления организаций-участников Соглашения «О совместных действиях в защиту мира и свободы, против кровопролития в Чечне» – «ПЯТЬ МЕСЯЦЕВ ВОЙНЫ В ЧЕЧНЕ», май 1995 года:

 

«...Боевые действия в Чечне ведутся с крайней жестокостью. Обычными методами здесь являются:

- массированные артобстрелы жилых кварталов с применением систем залпового огня, неизбирательно поражающих большую площадь, что неизбежно приводит к большим жертвам среди мирного населения;

- ракетно-бомбовые удары по населенным пунктам: при этом используются кассетные шариковые бомбы и игольчатые боеприпасы. Обстреливаются и подвергаются бомбежкам даже госпитали.

С не меньшей жестокостью осуществляется «умиротворение» территорий, контролируемых федеральными войсками. Обычными явлениями стали:

- так называемая «зачистка территорий», то есть прочесывание населенных пунктов в поисках партизан; нередко она проводится при помощи гранат, бросаемых в подвалы домов, где прячутся женщины, старики, дети;

- интернирование невооруженных чеченцев-мужчин в так называемые фильтрационные (Грозный, Моздок) и накопительные пункты, через которые к настоящему времени прошли сотни людей. Как правило, они подвергаются там издевательствам и жестоким избиениям. Есть многочисленные свидетельства о пытках (в частности, электрическим током); часть людей, прошедших фильтрацию, получила серьезные телесные повреждения; мародерство, зачастую – с последующим уничтожением разграбленных жилищ...

Зловещим символом этой войны стала потрясшая весь цивилизованный мир трагедия села Самашки. Составляемый группой С. Ковалева поименный список жителей села, погибших в результате карательной операции ОМОНа и спецназа, включает на данный момент 96 фамилий. Среди них – 19 стариков (в том числе ветераны Отечественной войны) и 13 женщин. Около двухсот мужчин поместили в фильтрационные пункты, где всех жестоко избивали. Многих из них травили собаками и пытали, требуя показаний об участии в вооруженном сопротивлении, после чего почти всех выпустили, тем самым признав их непричастность к военным действиям. В Самашках разрушено более 350 домов...

Масштабы разрушений огромны по всей республике. Полностью или частично разрушены десятки селений и городов, в том числе город Грозный с его полумиллионным (на 1989 год) населением, где, по сведениям из официальных источников, уничтожено 80 процентов жилого фонда. Уничтожено или надолго выведено из строя множество промышленных предприятий, школ, больниц, сетей энергоснабжения, транспортных коммуникаций, средств связи... Материальный ущерб исчисляется десятками триллионов рублей. Добавим к этому затраты на ведение самой войны: по расчетам Московского института экономического анализа (на основании данных Министерства обороны), один ее день обходится в шестьдесят миллионов долларов. Это значит, что только за первые четыре месяца на убийство своих граждан и на разрушение хозяйства своей страны нашим правительством истрачено 7,2 миллиарда долларов – намного больше всей суммы кредита МВФ, недавно полученного Россией...

В 1991-1994 гг., спасаясь от произвола, национальной дискриминации и межклановой вражды, Чечню покинули около 80 тысяч человек (по данным ФМС – Федеральной миграционной службы). С 11 декабря 1994 г. поток беженцев вырос во много раз... К настоящему времени той же ФМС взяты на учет еще 320 тысяч беженцев из Чечни, плюс 50 тысяч в самой Чечне. По другим оценкам, число беженцев за последние месяцы составило до полумиллиона человек, то есть около половины всего населения республики... Жертвами войны в той или иной форме оказались здесь люди всех национальностей, в том числе русские, составлявшие около половины жителей Грозного.

Намереваясь скрыть масштабы своих преступлений, российские власти заявляют, что Грозный будет быстро восстановлен, и агитируют беженцев скорее возвращаться. По данным ФМС, 120.000 беженцев хотели бы остаться в России, но, видимо, не смогут, так как компенсация за потерянное жилье будет выдаваться только в Чечне. Это решение правительства провокационно и опасно для жизни людей: ведь сегодня в Грозном невозможно найти даже незаселенный подвал, нет света, воды, газа, не работает ни одна аптека. По утверждению санэпидслужб, вероятность вспышек холеры предельно высока...

Согласно всем опросам общественного мнения, войну в Чечне не одобряет большинство населения Российской Федерации.

Неверно было бы сказать, что нынешнюю необъявленную войну ведет Россия. Ее ведет – силою армии, вынужденной подчиняться приказам, – федеральная исполнительная власть. Прямую ответственность за эту войну несут президент и правительство Российской Федерации, независимо от того, как те или иные члены правительства относятся к этой акции...

По официальным российским данным, число убитых солдат и офицеров федеральных войск превысило полторы тысячи человек. Раненых – около 5 тысяч... Согласно тем же официальным данным, чеченское ополчение потеряло только убитыми около 9,5 тысячи человек – тоже наших сограждан.

Однако основная часть убитых и раненых приходится не на воюющие стороны, а именно на мирное население Чеченской Республики – факт, всячески замалчиваемый официальной пропагандой. Точные цифры неизвестны, однако, по предварительным оценкам, только в Грозном убито 23-27 тысяч мирных жителей, в том числе более 2000 детей...

Реальные результаты войны в Чечне противоположны ее провозглашенным целям.

"Восстановление конституционного строя на территории Чеченской Республики" не могло состояться уже потому, что сама война была начата и ведется российским руководством вопреки Конституции Российской Федерации – без объявления военного и чрезвычайного положения, при использовании вооруженных сил для разрешения внутриполитических проблем... Новая администрация, поддерживаемая федеральной властью, является, по собственному публичному признанию самого главы этой администрации, не более легитимной, чем администрация Дудаева. Да и не кощунственно ли говорить о "восстановлении конституционного строя" посредством войны, в ходе которой население либо уничтожается, либо вынуждено массами покидать родные места и следствием которой должна стать фактическая оккупация российскими войсками части территории России?

"Разоружение незаконных формирований", разумеется, также не было – и не могло быть – достигнуто. Напротив, как и следовало ожидать, ввод войск на территорию республики, артобстрелы и бомбежки, многочисленные жертвы среди мирного населения заставили взяться за оружие и тех, кто об этом ранее и не помышлял.

До начала военных действий режим Дудаева с характерными для него нарушениями законности и прав человека имел в Чечне множество противников. Ныне даже многие из них признают этот режим меньшим злом. Авторитет самого Дудаева война лишь укрепила...

Для многих российских солдат и офицеров чеченская война стала школой ненависти и насилия. Что собирается делать общество с десятками тысяч молодых людей, которых научили убивать и умирать во имя заведомо ложных, лицемерных и преступных целей? Бросить их на произвол судьбы, как ветеранов другой преступной кампании – афганской?

Война на Кавказе не может не усилить настроений ксенофобии и крайнего национализма, которыми и без того заражена часть нашего общества.

Президент и правительство должны отдавать себе отчет в том, что ответственность за подобное развитие событий, как и за прежние жертвы развязанной ими войны, ляжет в первую очередь именно на них. Свою долю ответственности будет нести и общество, до сих пор в большинстве своем ограничивавшееся пассивным неприятием войны, и лидеры западных демократий, проявляющие по отношению к ней ничем не оправданную терпимость...

Война в Чечне лишена смысла, в ней не может быть победителей. Чеченское вооруженное сопротивление не может победить ввиду резкого неравенства сил. В свою очередь, федеральные войска не могут силой оружия установить мир на земле Чечни.

Здесь в комплексе чувств национального унижения, отчаяния и мести – почва для экстремизма и терроризма, которые с неизбежностью примут самые жестокие и варварские формы. Но еще до этого война может перекинуться на сопредельные регионы Северного Кавказа. Периодические бомбардировки сел соседней Ингушетии – весьма тревожный показатель настроений, бытующих в среде военного командования...»

___________________

© Мельник Сергей Георгиевич


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Виноградари «Узюковской долины»
Статья о виноградарях Помещиковых в селе Узюково Ставропольского района Самарской области, их инициативе, наст...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum