Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Главлит придет, уверенно и беспощадн
Воспоминания и размышления журналиста и деятеля СЖ СССР в связи с приказом ФСБ...
№10
(388)
07.10.2021
Общество
23 января: мнения экспертов на «Эхо Москвы» и в "Новой газете"
(№2 [380] 01.02.2021)

https://echo.msk.ru/blog/pastuhov_v/2778870-echo/

Владимир Пастухов

23 января, 21-16

23 января и политические трансгендеры

Чтобы не описывать очевидное, ограничусь невероятным: показательно не то, сколько народу вышло «на улицу», а то, как к этому отнеслись те, кто не пошел. По моим ощущениям, либо нейтрально, либо сочувственно. Это гораздо более грозный сигнал для режима, чем рост числа активных противников, готовых участвовать в протестных акциях, несмотря на беспрецедентную кампанию запугивания. Враждебно настроенные «неучаствующие» являются безграничным потенциалом будущей революции. Раньше они были важнейшим и цементирующим сегментом знаменитого «путинского электората». Сегодня они стали политическими трансгендерами и ускоренно отращивают «вторичные протестные признаки».

Вот некоторые из поверхностных впечатлений от первой серии волнений, триггером которых стало «вторжение» Навального в Россию (похоже, что Кремль на полном серьезе рассматривает его возвращение, как военную интервенцию):

1. Повышающая революционная волна, начавшись летом 2019 года с протестов против фальсификации выборов в Московскую думу, никуда не делась, пережила пандемию и плавно набирает высоту.

2. Центр тяжести протеста резко сдвигается в регионы. Протест больше нельзя рассматривать как блажь «зажравшихся» москвичей. Напротив, он теперь будет прирастать провинцией, причем там он будет протекать более агрессивно, и именно там, а не в Москве, можно ожидать эксцессов исполнителей и, как следствие, общенационального резонанса.

3. Растягивание сетки протеста на всю бескрайнюю страну от Сахалина до Калининграда создаст для режима в самом скором времени немалые логистические сложности, так как на каждый Урюпинск космонавтов не напасешься и репрессивные возможности режима тем меньше, чем дальше от Москвы. Москва же быстро почувствует «вдохновение» и, подпитавшись энергией регионов, будет вести себя все более активно.

4. Выключить молодежь из протеста уже не получится. В течение какого-то времени «школяры» будут авангардом его радикализации, пока «отцы и деды» не подтянутся к ним одним мощным рывком. Но на ближайшее время у этой войны будет детское лицо. Детское и женское.

5. У Путина начнут расти усы Лукашенко. Режим будет быстро сваливаться в «минскую колею», занимая глухую оборонительную позицию. Поле для маневра резко сузилось, но еще больше сократилась способность маневрировать. В прошлом остались методы длинных разводок. Нет ни сил, ни времени, ни исполнителей для этого. Вероятность повторения фокуса типа «Крым наш» равна околонулю. Каждым следующим куском можно элементарно подавиться.

6. Возвращение Навального не прошло бесследно. Он существенно революционизировал ситуацию в России и далеко не исчерпал свой потенциал. А если власть наломает дров, то всё станет совсем интересно. Так или иначе, возвращение Навального уже стоило режиму несколько лет жизни. Сможет ли сам Навальный воспользоваться результатами своего смелого поступка? Этого мы не знаем. Скорее всего, ему уготована роль не Иисуса, а Иоанна Предтечи, за которым придет тот, кто сильнее его.

7. Многие констатируют с сожалением, что «особого события» не случилось, особенно в Москве. Людей много, но не так, чтобы слишком. Ну и картинка в целом не выдающаяся — обычная унылая репрессивная бытовуха. Другие возражают, указывая на нравственное значение «подвига вышедших». Последнее бесспорно, но есть и прямые политические последствия, которые выходят за рамки обычных.

8. Кремль попал на растяжку. Ему надо любой ценой удержать под контролем политических трансгендеров, которые были все эти годы главным стабилизатором режима. Но борьба с малочисленным, но буйным авангардом отнимает огромное количество сил и растягивает коммуникации. В результате оголяется тыл. Поэтому не надо недооценивать «малочисленных» акций, особенно когда они выпрыгнули за пределы Садового кольца. Их роль не в том, чтобы быть искрой, из которой возгорится пламя, как многие по инерции думают, а в том, чтобы измотать и обескровить противника. Это авангард, который бросили на плацдарм на правом берегу Днепра, чтобы обеспечить успех операции в совершенно другом направлении.

9. Смена режима, скорее всего, будет выглядеть как «двухходовка». Сначала будет довольно длительная стадия вроде бы бессмысленных и бестолковых протестов без видимого успеха, невидимым результатом которой будет переформатирование путинского электората в антипутинский. А потом бывший путинский электорат найдет себе нового лидера и все свершится достаточно быстро.

В некотором смысле людей в Кремле можно пожалеть. Навальный разорвал шаблон, и единственным адекватным ответом на это может быть только встречный разрыв шаблона. Но это то единственное, что Кремль уже не может себе позволить, и поэтому сложившаяся после возвращения Навального ситуация является для него западней. Это достаточно просторная западня, масштабная, как геленджикская резиденция. В ней можно довольно долго отсиживаться, но чистить ее потом будут «ершиком».

 *

https://novayagazeta.ru/articles/2021/01/23/88854-sem-dney-v-yanvare

Леонид Гозман

23 января, 21-31

Семь дней в январе

В эти семь дней — с 17 до 23 января, — прошедших с момента возвращения Алексея Навального в Россию, в стране произошли фантастические изменения, и стало понятнее, что нас всех ждет. Десять выводов:

1. Акция 23 января собрала большое число участников, причем, что очень важно, в разных городах страны и разных возрастов и социально-демографических групп. Вышли условные ветераны протестов — те, кто участвовал в них уже многократно. Но к ним присоединилось много новичков. База протестов расширилась. Ожидания (по крайней мере, высказываемые) официальной пропагандой, что протесты будут в массе своей совсем молодежными и даже детскими очевидно не оправдались.

2. Органы правопорядка применяли неправомерное, немотивированное насилие – это было видно на десятках и сотнях роликов. А именно действия, кажущиеся нелогичными, позволяют понять истинные цели субъекта. В данном случае можно предположить, что власти были заинтересованы в обострении ситуации. По-видимому, полицейским были даны соответствующие распоряжения. Или у них было заранее сформировано представление о протестующих как о врагах, а о самом протесте – как о чрезвычайно опасном для государства событии.

3. Крайне тревожными представляются сообщения о том, что протестующие якобы использовали детей в качестве прикрытия, и о ранениях, которые якобы получили 39 или 40 сотрудников силовых структур в Москве. Ничего из этого пока не подтверждается. Но сообщения такого рода могут дать основания для уголовных преследований случайно выбранных людей – свидетелями в подобных делах уже не раз были сами полицейские, а все это вместе свидетельствует о подготовке к масштабным репрессиям против участников сегодняшнего протеста.

4. Совершенно очевидно, что статус Навального как лидера оппозиции, пошедший резко вверх после его возвращения, ареста, суда в Химках и фильма о дворце в Геленджике, сегодня укрепился еще больше. Он окончательно стал фигурой равновеликой Кремлю и реальным претендентом на пост президента.

Судя по сегодняшним действиям полиции и по пропагандистской кампании против Навального — «шпион, изменник Родины» – власти это понимают.

5. Очевидно, что заявленная цель протеста – освобождение Навального — не могла быть достигнута. Освобождение Навального в феврале, когда состоится очередной суд, а тем более сейчас, будет восприниматься оппозиционной частью общества как победа протеста, поэтому власть на это не пойдет. Его арест и осуждение на 30 суток были точкой невозврата. Скорее всего, Навальный останется в тюрьме на весь срок пребывания Владимира Путина у власти.

6. Сегодняшние акции не только поднимают авторитет Навального, но укрепляют ощущение моральной правоты противников режима. Политическое противостояние в стране все более переходит в противостояние моральное, что дополнительно осложняет положение властей и снижает для них коридор возможных реакций.

7. События 23 января, как и фильм Навального, вряд ли увеличивают число противников системы – они уменьшают число ее сторонников. Обращает на себя внимание полное отсутствие акций гражданской поддержки Кремля – пикетов, митингов и вообще каких-либо выступлений сторонников. Так нечто неясное анонсировала т.н. «Гвардия Захара Прилепина», но замечена не была ни в какой активности. Это означает, что единственный ресурс системы – ее силовые структуры.

8. Всё, что мы видели сегодня, позволяет говорить о «беларусизации» ситуации со всеми последствиями этого для людей и для государства.

9. Всё это будет иметь долгосрочные последствия – в эти семь дней начался новый период нашей истории, когда диалог между властью и обществом, которого и так не было, становится просто невозможен. Власть окончательно укрепится в представлении о том, что решать внутриполитические проблемы можно и нужно лишь путем усиления репрессий. Причем не только в плане подавления протестов и собственно оппозиционной деятельности, но и ужесточения контроля за СМИ, за интеллектуальной активностью людей, негативно или скептически относящихся к режиму, за ситуацией в вузах и школах.

10. Неясно, как в этих условиях власть будет проводить грядущие выборы? Относительно мягкий вариант – безусловное превентивное отсечение всех, кто может представлять хоть какую-нибудь опасность, и полное отстранение гражданского общества от контроля за выборами и, фактически, от участия в них. Но система может пойти и дальше – вопрос в том, как далеко?

Мы теперь живем в другой стране. 

*

https://echo.msk.ru/blog/i_chub/2779146-echo/

Игорь Чубайс

24 января 2021, 14-05 

Про всенародный референдум или что произошло вчера 

Вокруг вчерашнего референдума. В РФ существует три типа голосования. Первый – официальный или, просто, не-голосование – это бюллетени на пеньках и багажниках. Его результаты известны заранее, как известно и то, что к реальности они не имеют прямого отношения.

Второй тип – голосование ногами. Это когда из страны «где так вольно дышит человек», после приоткрытия границы в 91 году, уехало 15 миллионов граждан. Как говорится, из РФ-ии – к русофобам.

Третий тип – когда никто ни на какие участки для голосования официально не призывает, более того, людям напрямую угрожают, возможных лидеров акции заранее задерживают… Но сотни тысяч, несмотря ни на что, выходят, чтобы сказать власти «НЕТ».

Вышли десятки городов, но я скажу только о Москве. На Пушку я поехал на машине, добрался туда часа за полтора до начала. Часа два я упорно кружил вокруг площади. Поставить машину было совершенно невозможно, забито абсолютно все. Нашел только два свободных места, Но, у первого обнаружил табличку – сбрасываем снег с крыши… Во втором случае, не сразу заметил, что намертво закрываю выезд другому водителю. Я понял, что если ОМОН прихватит, то «зажатый» будет первым борцом за мое освобождение, но решил не рисковать…

Зато, где бы я ни останавливался, на какую бы улицу не выезжал, каким бы переулком ни полз, всюду встречал непрекращающийся поток людей. И когда, в 4-м часу, вконец разочаровавшись и плюнув на всё, я, развернулся и поехал в сторону дома, я по-прежнему, встречал непрерывающийся людской поток… Да, чего спорить, даже Маша Захарова публично объявила – «40 тысяч участников». А кремлевский масштаб всем известен – один к семи. Значит, верных тысяч 300 протестующих, но и это не всё, ведь акция закончилась неведомо когда. Плюс десятки миллионы просмотров…

Вы считаете, что для пресекавшегося сверху шествия – это немного? Тогда другой пример и другой аргумент. Год назад в Новосибирске в интернете появилось объявление, которое никто не банил – у главного торгового центра города, в воскресенье, с 12-00 до 16-00 пройдет голосование в поддержку Путина… Участие приняло… 7 человек… 

Что сказали кремлевские пропагандисты? Ну, вы слышали – оппозиция зарвалась, неслыханно, на митинг тащат несовершеннолетних детей, выстраивают их в цепь перед протестующими…

Не стоит отвечать? Да, ладно. Отвечу, нетрудно. 

А разве существует закон, запрещающий участие детей в гражданских акциях? Я об этом ничего не слышал и, в любом случае, я против такого закона. Ведь детей «тащат» не на пьяные порнооргии, их учат переживать за свою страну, учат отстаивать собственные права и гражданскую позицию. Да и идут дети рядом со взрослыми, с нормальными, ответственными людьми. Или власти хотят защитить подростков от мордоворотов в погонах и с дубинками? Так уберите с улиц омоно-гвардейцев, и все дела! В далеком детстве 1 мая, и 7 ноября я регулярно ходил с отцом на Красную площадь, другое дело, что потом все поумнели. 9 мая прошлого года в новостях на всю страну показывали какой-то детский сад и одетых в военную форму детишек с игрушечными автоматами. И – нормалёк?… 

Скажу о другом – сколько я ни крутился по центру, детей просто не видел. Узнал про них только вечером, когда просмотрел «репортаж» двух проплаченных тележурналюг. Просмотрел и сразу вспомнил историю о «распятом мальчике». Да, видимо с креативом там туговато, чтобы не сказать хуже…

В официальных СМИ была еще одна «старая песня о», но очень запетая. «Участие в неразрешенных шествиях преследуется по закону ,… вы мешаете гражданам…», повторяли в мегафон люди в форме. Слушайте, а у нас часто, за последние 20 лет – а это целое поколение – были разрешенные шествия? Зачем и кого обслуживают ваши антинародные законы? Сколько же можно терпеть! Хватит, достаточно! Лучше подготовьте места для парковок! И, если читатель не понял и не согласен, пусть еще раз подумает — кто, действительно, и кому мешает…

Что обсуждал и за что голосовал референдум. Я так понимаю – обсуждалось два вопроса.

Первый – о Путине, его друзьях, о коррупции и о дворце. Здесь у Путина был простейший ход козырным тузом– выйти к телекамерам и на всю страну объявить – мамой клянусь (впрочем, здесь тоже проблемы, поговорите с грузинами – они уверяют, что старушка-мама президента жива и здорова, живет в Грузии и скучает по сыну, который о ней совсем забыл)…Ладно, Христом Богом клянусь – не мое…, ничего не знаю…, отношения не имею… Прошу назначить любую международную комиссию, никаких ограничений, все откроем и покажем — и пусть Навальному станет стыдно…. Но, ничего такого не прозвучало. И это молчание, эта тишина стала аргументом более сильным, чем сам докфильм, моментально просмотренный всей страной…

Спрашиваете, за что вчера народ вышел и «проголосовал»? Я думаю – по совокупности. Это был ответ на новые законы, которые запрещают дышать, говорить и думать… Это ответ на отмену Конституции, проведенный по инициативе ее гаранта, ответ за войну в Украине, за поддержку кровавого диктатора, «минского папу», за погубленный мельдонием русский спорт и за неостанавливающиеся отравления оппонентов, за вымирание населения и за киселево-соловьевщину, за наши миллиарды, украденные и выведенные за рубеж, за подкуп иностранных политиков, за «непонятки» со взрывами домов и самолетов, за развал экономики, образования и здравоохранения, за беспрецедентное обнищание Руси… Словом, За Родину и против Сталина… За державу, за которую бесконечно, бесконечно обидно…

Второй вопрос – об Алексее Навальном. Это парень редкого мужества. Человек, переживший и победивший собственную смерть! Ему нужна наша поддержка и он ее вчера получил. А споры в интернете, вопросы – да, они есть и у меня тоже. Как есть и управляемые попытки его замарать и дискредитировать. Но об этом можно и нужно говорить потом, когда все политзаключенные выйдут на свободу…

А пока – поклон городу-герою Хабаровску и хабаровчанам, которые разбудили всю страну! Всем привет! Мы вместе!

*

https://echo.msk.ru/blog/bykov_d/2779920-echo/ 

Дмитрий Быков

26 января, 6-16 

85 млн россиян перестали верить власти

Главный итог субботних митингов – даже не возвращение протестной активности (до показателей 2012 года еще долго), но именно определенность.

Необязательно быть на стороне Навального, да и выходят главным образом не те, кто видит в нем идеального лидера. Это митинги не за, а против: против незаконных посадок, насилия над Конституцией, наглой лжи на всех уровнях.

Прекрасно, что в стане сторонников вечного Путина наступила полная эстетическая ясность, и если быть против них решаются пока не все, то быть за них – уже самоубийственно для репутации. Да что там репутация – просто для самооценки. Они пускают в телевизоре и соцсетях такого петуха, угрожают собственному населению так беспардонно, так откровенно призывают к физической расправе над мирными гражданами, что предсказания о скатывании РФ к Северной Корее сбываются на глазах. И это еще мягко сказано – Северная Корея. Фильм «Обыкновенный фашизм», показанный на «Первом канале» к 120-летию Ромма, смотрелся уже как вызов.

Что будет результатом – сказать трудно. Пессимисты предсказывают, что выходить на митинги будет все меньше народу, и это понятно. Скажу больше: выходящих будут все больше ненавидеть – не только путинцы (их сравнительно немного), но и обыватели. Ненавидеть именно потому, что митингующие преодолели свой страх, это чувство приятное и завидное, – а обыватели не преодолевают, и потому они ненавидят тех, кто поставил их перед некомфортным выбором. Отсюда обвинения в адрес Навального: детей выводит, политический педофил!

Навальный и его штабы как раз предупреждали детей, чтобы они никуда не ходили, но что поделаешь – время такое, что дети никого особо не слушаются, в том числе Навального. Лично я видел на Тверской очень мало школьников, и я, в отличие от многих обывателей, этих школьников знаю. Фиг их заставишь куда-нибудь ходить, если они не хотят, и фиг отговоришь, если хотят. Трудно объяснить современному десятикласснику, что ему нельзя в выходной день выходить на центральную улицу. Советского опыта нет.

И не так уж важно, сколько народу выйдет в следующий раз. Важно, что те, кто сидит дома, те, кто смотрит телевизор, те, кто обеспечил фильму Навального 85 миллионов просмотров (данные на 13:00 25 января), не верят этой власти, боятся ее, не любят ее и не пойдут ее защищать даже на проплаченный митинг. Как сказал мне один омоновец: «Войдите в наше положение».

Пиррова победа – это не тогда, когда ты заплатил за победу слишком дорогую цену. Это когда ты победил – и не уважаешь сам себя, а главное, не знаешь, что делать.

Пирр был великий воин и это понял.

*

https://echo.msk.ru/blog/rogov_k/2779922-echo/ 

Кирилл Рогов

26 января, 6-35

Три вопроса к Владимиру Путину

Я не занимаюсь и не интересуюсь политической деятельностью. Как говорит молодежь, «это не мое». Но если бы я был политиком, я бы воспользовался случаем и задал Владимиру Путину по следам его сегодняшних комментариев три вопроса.

Мне кажется, российская оппозиция вообще пренебрегает возможностями коммуникации с властями. Нет, не то, чтобы я верил, что на вопросы оппозиции немедленно последуют развернутые честные ответы. Разумеется, власти будут до последнего уклоняться от этого. Но вопросы эти нужны не для того, чтобы получить немедленные ответы властей, а для того, чтобы как можно большее количество людей увидело и осознало легитимность этих вопросов. И тогда ответы на них станут неизбежны.

Итак, Владимир Путин говорит, что не смотрел фильм Навального, но может твердо сказать, что ни он, ни его родственники не владеют дворцом в Геленджике. Однако в фильме Навального утверждается ровно то же самое. Навальный утверждает, что дворец оформлен на подставных лиц, а пользуется им, на самом деле, Владимир Путин. В связи с этим возникают несколько совершенно естественных вопросов к Владимиру Путину.

1. Бывал ли он в пресловутом дворце и как часто в последние годы? И кто еще из руководителей федеральных министерств, ведомств, руководителей органов исполнительной и представительной власти, а также глав госкорпораций и как часто бывал там?

2. В фильме Навального утверждается, что дворец оформлен на компанию, находящуюся в собственности и управлении у ряда сотрудников управления делами и службы безопасности президента и их родственников. Так ли это и как это понимать, действительно ли доходы этих лиц позволяют им приобрести такого рода недвижимость? (Это более чем легитимный вопрос к президенту относительно сотрудников обеспечивающих его жизнедеятельность служб)

3. Владимир Путин подтвердил вроде бы свою приверженность принципам российской конституции, сказав, что «все имеют право выражать свое мнение». В связи с этим вопрос: готов ли он содействовать реализации этого права в субботу, 30 января, когда многие граждане вновь хотят выразить свое мнение по поводу ареста Навального, действий правоохранительных органов 23 января и пресловутого «дворца»? В конце концов пандемия не стала препятствием для голосования по поправкам в конституцию, значит, не может она стать им и в данном случае. Можно ведь, ориентируясь на этот прецедент, предусмотреть безопасный трехдневный режим всероссийской акции с вечера пятницы, 29 января, по вечер воскресенья, 31 января, а также предоставить для ее проведения наиболее крупные городские площади, где люди могли бы соблюдать социальную дистанцию?

Есть еще вопросы, но их вполне можно оставить для следующего раза.

*

https://echo.msk.ru/blog/nikolaev_i/2779926-echo/

Игорь Николаев

26 января, 7-46

Как сегодня перераспределяется национальное богатство в России

История с дворцом в Геленджике (в данном случае даже неважно, кому персонально принадлежит этот объект) заставляет смотреть на глубинные экономические процессы, происходящие в нашей стране. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков в одном из последних интервью, посвященном этой истории, сказал, что «просто надо думать головой». Полностью согласен, только если подумать, выводы получаются такие, что властям они точно не понравятся.

Итак, все, что создается в любой стране, создается людьми. Вот она – новая стоимость. Встает важный вопрос: как перераспределяется эта новая стоимость? Между кем, кстати, она перераспределяется?

Если очень схематично, то перераспределяется она между государством, бизнесом и людьми.

Вот давайте и посмотрим на такие глобальные перераспределительные процессы в нашей стране в последние годы.

Возьмем три показателя:

– Доходы федерального бюджета (то, что получило государство)

– Корпоративная прибыль (то, что получил бизнес, точнее, собственники бизнеса)

– Располагаемые доходы населения (то, что получили люди).

Все расчетные показатели, на основе данных Росстата, возьмем в реальном выражении (то есть инфляция учтена).

Итак, результаты: в 2014–2019 гг. (за 2020 год официальных статистических данных пока еще нет) доходы федерального бюджета увеличились на 9,5%, корпоративная прибыль приросла на 52,9%, а вот реальные располагаемые доходы населения снизились на 7,4%.

Не забудем, кстати, о специфике российского бизнеса, имея в виду долю в нем госкомпаний.

Вот так: люди беднеют, государство и бизнес (собственники) богатеют. Понятно, что это данные в целом. В том же бизнесе найдется немало тех, кто даже разорился, но мы в данном случае вынуждены оперировать именно обобщенными показателями.

Важно то, что создают новую добавленную стоимость люди, но они же оказываются в современной России в заведомо проигрышном положении. Вот так сегодня перераспределяется национальное богатство, несправедливо и неэффективно. Поэтому неудивительно, что у людей уже сформировалось обостренное чувство социальной несправедливости.

Как-то так, если подумать…

________________________


Человек-эпоха. К 130-летию Отто Юльевича Шмидта
Очерк о легендарном покорителе арктики, ученом-математике О.Ю.Шмидте.
Мир в фотографиях. Портреты и творчество наших друзей
Фотографии из Фейсбука, Твиттера и присланные по почте в редакцию Relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum