Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Гоголь. Вечно живой
Размышления писателя о Николае Васильевиче Гоголе и его героях в контексте русск...
№04
(382)
01.04.2021
Творчество
Дождь по карнизу. Стихи
(№4 [382] 01.04.2021)
Автор: Валерий Рыльцов
Валерий  Рыльцов

*  *  *

Молясь на некий суверенитет,

мироточит окрестное болото,

где, на печи проспавшим тридцать лет,

богатырям осталось спать три года.

 

Должно быть, испекут им пироги,

торжественно устроят званый ужин

и объяснят подробно, где враги,

коль сила есть, то ум уже не нужен.

 

Но нет отмычек к запертым дверям,

но гадит суверенная погода,

ещё три года спать богатырям, 

как всё совпало, жить ещё три года.

 

*  *  *

Пусть хор поёт, не попадая в ноты,

театр сгорел, но не закрыт сезон,

когда играет музыка свободы,

то всех холопов корчит в унисон.

 

Благоволит ракетам и рекордам

замызганный потёмкинский фасад,

но там, за ним горит, как  шнур бикфордов

всё то, что затоптали век назад.

 

Скажи, зачем в державных коридорах

пилюли лжи усердно золотят…

Чем крепче запрессуют старый порох,

тем смертоносней будет результат.

 

Припомнят смерды давние обиды

и вестью не порадуют благой,

когда броню наденут аскариды

и будут кровью заливать огонь.

 

Отравлены каналы и колодцы

и тонны яда в туче грозовой,

когда дракон в агонии забьётся,

то мёртвым позавидует живой.

 

*  *  *

Ты же клялся, что служишь добру, уверял, что тебя понимают...

Эта маска последняя, друг, и её просто так не снимают.

 

Вместе с кожей срезая с лица, обретёшь на прощание опыт --

то ли солнце сожжёт наглеца, то ли дождь утописта утопит.

 

Это небо стабильно на вид, этот путь изначально особый...

Кто тебе бормотал о любви, тот подспудно транслировал злобу...

 

Мясоед отравить норовил, лотофаги, идущие лесом?

В твоих венах давно  хлорофилл заменил изотопы железа.

 

Призывая бездумно самум, будешь тупо брести в караване,

пока егерь, ведущий во тьму, не слиняет с твоими правами.

 

Белена, истекая из губ, подменяет другие резоны,

Просто мрак, что клубится в мозгу, не зависит от смены сезонов.

 

Из потопа не выйти сухим где безумный корячится кесарь,

говорить на руинах стихи равносильно изгнанию бесов. 

 

После всех задушевных бесед выбор твой или воля чужая,

Реагируй на солнечный свет, искажённых зрачков не сужая.

 

*  *  *

Умолкают твои вокализы,

обнулённые сольной судьбой...

День поэзии. Дождь по карнизу

монотонно играет отбой.

 

Выходящий в тираж перестарок,

ретранслятор вселенских мембран,

на твоих суверенных радарах

распадаются руны добра.

 

Еретик, недобитый подранок,

Мироздания вечный студент,

на твоих архаичных экранах

недоступен небесный контент.

 

Об единственной истине бредя,

устаревшую душу буди,

кто попал в лабиринты медведя,

без неё не отыщет пути.

 

Так сбывай свой товар залежалый,

презирая любой новодел,

выход есть только в бездну, пожалуй...

День поэзии. След на воде.

 

*  *  *

Темнеет небо. Твой закончен путь.

В пустом мозгу пищит тревожный зуммер

и как бы ни хотелось повернуть,

но ты прирос к  стране своей безумной,

 

попавшей в проседающий плывун,

не верящей, что есть другие почвы,

ужо тебе цепляться за траву,

она всегда подводит, это точно.

 

Непрочной нитью тянется строка,

мы жили здесь, молились и грешили,

нас унесла могучая река

и вёсла мы напрасно не сушили.

 

То соль, то спички запасали впрок,

играли в мушкетёров и джедаев

и зря, пожалуй, продлевали срок

для ужаса, который поджидает.

 

Так что осталось – бодрствовать в ночи,

припоминая сказ о Нараяме…

Над гнёздами витийствуют грачи, 

как будто впрямь весна не за горами.

 

*  *  *

Пой, рапсод, и большего не требуй,

хоть давно башка твоя седа –

глубже океана, выше неба

женская уводит красота.

 

Принимай извечный тот порядок,

как  неотвратимую беду,

чуя, как холодные разряды

молний проползают по хребту.

 

Еретик неверный и крамольный,

в одночасье свергнутый с высот,

пусть язык воскресшего средь молний

имя божества произнесёт.

 

Выше неба, глубже океана,

больше, чем вместит душа твоя,

кодовое слово «Роксолана»

приоткроет смыслы бытия.

 

Где внезапно рвётся за пределы

твой законсервированный мир

и гремя, смыкается вкруг тела

наэлектризованный эфир.

 

Замирай, немой и бездыханный

и о снисхождении моли…

Выше неба, глубже океана,

ярче всего золота Земли.

 

*  *  *

Не сезон надеяться на милость,

делая невинные глаза,

небо почернело, опустилось,

там всерьёз готовится гроза.

 

И не говори, что ты не местный,

что тебя держали за осла,

ты же сам приплясывал над бездной

на колючей проволоке зла.

 

Там где в тренде мытарь и каратель,

где шустрят воры и трепачи,

посвети фонариком, приятель,

Господу наводку облегчи.

 

*  *  *

Очнись, старик, проклятья бормоча

и погляди во тьму на дне колодца

и если там не рукоять меча,

то ничего уже не остаётся.

 

Поскольку ты от роду бестолков,

судьба тебя для умысла хранила,

чтоб исправлять ошибки дураков,

она  испросит красные чернила.

 

Ты тоже был  надеждой опалён, 

и призывал угрюмо перемены,

так подставляй под скальпели её

так откровенно вздувшиеся вены.

 

*  *  *

И под солнцем, и во тьме кромешной,

прославляя выбранный маршрут,

наши слизни будут безутешны,

если всю планету не сожрут.

 

На себя потянем одеяло, 

ведь к концу идёт эксперимент –

царство на крови не устояло,

устоит ли царство на дерьме?

 

Умножает многие печали

грозный рык военных тягачей,

есть приказ, да смазаны печати

в чёрном архаичном сургуче.

 

Пир смешон, когда вино прокисло,

примыкай привычный багинет,

в довоенном обретенье смысла

ничего осмысленного нет.

 

Всё равно не выдержат рессоры,

не настанет тишь да благодать...

И когда бы только от позора 

надо было родину спасать…

_______________________

© Рыльцов Валерий Александрович 

«Золотая середина» как основа коммуникативной эффективности медийной информации
«Золотая середина», найденная специалистами по рекламе в сфере медиакоммуникации, позволяет аудитории адекватн...
Академик Дмитрий Сергеевич Лихачев. Из книги воспоминаний
«Незнанием» старались — и стараются — заглушить в себе совесть. Фрагмент из книги воспоминаний.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum