Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Романтик либерализма
Политолог Андрей Колесников – о том, за что любят и ненавидят Егора Гайдара в ин...
№09
(387)
07.09.2021
Естествознание
«Спутниковая» война
(№8 [386] 01.08.2021)
Автор: Анна Розэ
Анна Розэ

Наконец-то у меня есть европейский сертификат вакцинации! Перекрестная гибридная прививка двумя лицензированными препаратами позволяют мне передвигаться в пределах Евросоюза без обязательного карантина и тестов. Только вот в России этот сертификат не действует. При поездке на Родину я должна (и буду) делать тесты ПЦР.

Логичным мне этот запрет не кажется. Скорее, это типичная наша месть, нецелесообразная, злая, слепая и направленная против нас самих. Тут Запад только пожимает плечами. Месть за то, что привитые «Спутником» сограждане не имеют права въезжать в страны Евросоюза без обязательного карантина. Конечно, Россия сейчас причислена к зонам с высоким количеством заражений. Но даже если бы этого не было, российские вакцины не признаны на территории ЕС, и люди с нашими бумажками не имеют таких же прав, как граждане с европейскими сертификатами.

Почему непризнание европейских вакцин – безосновательная и непродуманная мера? Между четырьмя используемыми в ЕС препаратами и «Спутником» существует огромная разница. Факты говорят мне, что не допускать иностранные вакцины не только глупо, но и подло, даже преступно по отношению к собственному народу.

Вакцины, известные в просторечии как «Файзер», «АстраЗенека», «Модерна» и «Джонсон», прошли третью клиническую фазу, сертификацию ВОЗ и Европейского агентства медицинских препаратов (EMA), прошли также четвертую клиническую фазу во время вакцинации, постоянно информируют о возможных побочных эффектах, исследуют сообщения о фактах «побочки», которые мониторятся на привитом населении, публикуют все данные, предоставляют прозрачную полную информацию о надежности, эффективности и безопасности препаратов, а также производственном процессе, постоянно оцениваются независимыми экспертными институтами – есть огромное количество научных публикаций по поводу всех западных препаратов.

Российские вакцины, названия которых вам тоже известны, не прошли принятую во всем мире третью клиническую фазу перед началом производства и сертификацию ВОЗ (здесь таблица допущенных препаратов), а также лицензирование ЕМА, не прошли четвертую фазу, ни информируют о побочных эффектах, не исследуют спорные факты, о которых становится известно во время вакцинации, не наблюдают за привитыми группами, не предоставляют данные и информацию о надежности, эффективности и безопасности препаратов, а также производственном процессе, а поэтому не могут оцениваться независимыми экспертными институтами.

При этом у вакцины «Спутник» как у единственного в мире медицинского препарата есть свой аккаунт в «Твиттере», ведется агрессивная реклама и продажа в более чем 70 странах мира. Вроде бы никаких ужасных фактов не слышно. Но и не ужасных тоже! Никто всё еще толком ничего не знает об эффективности и длительности защиты «Спутника». 

Почему российские ученые до сих пор не предоставляют данных о своем открытии, хотя первыми заявили о вакцине против ковида? В публикации в журнале Nature, которая суммирует сведения института им. Гамалеи о своем же препарате, говорится, что, видимо, российские разработчики не в состоянии провести мониторинг побочных эффектов. Эта статья лишь препринт, не полное научное исследование, однако и она используется инвестфондом «Спутника» для рекламы.

В препринте также говорится, что российские ученые обвиняют EMA в том, что якобы про-«файзеровская» фракция не сертифицирует «Спутник» из соображений коммерческой конкуренции. Теории заговора весьма удобоваримы, но их легко развенчать.

Во-первых, почему про-«файзеровская» фракция ничего не делает против трех других производителей? Более того, почему чисто немецкая вакцина CureVac тоже не прошла сертификацию? Почему нет никаких проблем с китайской и индийской вакцинами в ВОЗ? Свои против своих? Или чужих? Или кто вообще против кого и почему? 

Во-вторых, ни у «Файзера», ни у других западных производителей никогда не было проблем со сбытом и заказами. Напротив, они катастрофически не успевали обслуживать всех желающих. «Бьонтек/Файзер» не может спастись от заказов со всего мира. Кукушка не должна была выталкивать других птенцов из гнезда.

В-третьих, и это логическое следствие из второго. В Евросоюзе и Германии до конца апреля был недостаток вакцин. Здесь все были рады любому проверенному препарату и с нетерпением ждали «Спутник». Безрезультатно. Ждут до сих пор. Россия упустила возможность в широком стиле запустить продажу «Спутника» в ЕС. Она упустила возможность тем самым придать больше веса своей вакцине и вызвать больше доверия у своего народа. Но виноват в этом почему-то проклятый Запад.

Конечно, народ и журналистов можно обвести вокруг пальца. Но меня удивляет позиция российских ученых. Ведь вы-то, дорогие коллеги по научному цеху, в отличие от остальной неискушенной общественности, прекрасно понимаете, что действуете неэтично. Третья фаза – это абсолютно необходимое, во всем мире принятое условие допуска препарата к производству. Четвертая фаза – это нормальный процесс дополнительной проверки. Вы же прекрасно понимаете, как смешны поголовные тесты на антитела в качестве «доказательства действия прививки». Вы же понимаете, что до достижения популяционного иммунитета бороться с вирусом надо прежде всего с помощью ограничительных мер. Вы же знаете, что не страх конкуренции руководит независимыми европейскими и международными экспертами и уже точно не прибыль, которой у них и так предостаточно.

EMA ответила на упреки российских ученых, что все вакцины должны подвергаться одинаковым стандартам проверки. Почему для российских вакцин должно делаться исключение?

Если они такие замечательные (что я абсолютно не исключаю), почему бы не подать данные в уважаемые международные организации? Быть может, и родное население тогда поверило бы родным ученым и пошло бы прививаться? Почему бы не допустить и не сертифицировать в России иностранные вакцины? Быть может, некоторые бы хотели уколоться «Файзером» или «Модерной», основанными на другом, не векторном, методе? Господа, о чем мы говорим? О защите населения и уменьшении количества ненужных смертей среди наших соотечественников или о чести мундира? Что нам важнее?

Во время сражения, скажем, на полях Великой Отечественной войны никто не рассуждал, оперировать или нет тяжело раненого солдата. Да, не было антисептиков и наркоза, да, пациенту грозила гангрена или потеря рук и ног. Этого можно было бы избежать, доставив его в госпиталь. Но на перемещение не было ни времени, ни возможностей. Речь шла о спасении жизни – с риском, со страшной болью, с ненужными в иной обстановке последствиями: и военный хирург оперировал.

То же самое можно сказать и о теперешней ситуации. Если другие, сертифицированные ВОЗ вакцины, в России не допущены, нужно брать то, что есть. Если нет локдауна, который должно вводить руководство страны для спасения жизней граждан, если из-за отсутствия информации и тумана, разводимого кремлевской пропагандой, они не понимают опасности вируса, не соблюдают контактных ограничений, не носят маски, тусуются, нужно довольствоваться меньшим из зол и прививаться имеющимися препаратами – чтобы выжить.

На войне, как на войне. Только почему граждане нашей богатой, самой успешной и красивой, самой лучшей в мире страны должны и хотят постоянно жить, как на войне?

________________

© Анна Розэ, "Эхо Москвы"

Будущее уже пришло
Влияние социальных сетей на сознание людей и способы их контроля со стороны государств.
Герой нейтронного труда
Рассказ об академике АНСССР, физике Владимире Малых.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum