Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Новый год и Рождество в русской литературе
Три статьи писателя Александра Балтина о том, как в русской литературе – прозе и...
№01
(391)
07.01.2022
Творчество
Посвящение. Стихи
(№11 [389] 07.11.2021)
Автор: Борис Вольфсон
Борис Вольфсон

        ДЕВЯТЬ ДНЕЙ

 

Смотрим в тусклое стекло,

ждём, когда исчезнет морок.

Вот и девять дней прошло,

а потом случится сорок.

 

Как удавка, окоём.

Повод заменил причину.

А потом, коль доживём,

мы отметим годовщину.

 

Будто в терпкое вино

кто-то высыпал корицу.

Ни осмыслить не дано,

ни простить, ни примириться.

 

Но не думая о ней,

не избавишься от боли.

Пролетели девять дней – 

девять дней её неволи.

 

Просто выплесни вино,

отыщи вопрос к ответу. 

Ей здесь тесно и темно – 

отпусти беглянку к свету!

 

***

 

То, что болит без причины, по определению есть душа.

Мераб Мамардашвили 

 

Сочиняю стихи, но не вижу ни зги впереди −

пробираюсь на ощупь, на звук – по собачьему лаю.

Я пишу, я не болен, но боль не проходит в груди.

Как её исцелить, я не знаю и знать не желаю.

 

Что-то сердца коснулось, быть может, чужая душа.

Вот ещё одна в солнечных брызгах летит и искрится.

Сколько их разместится на кончике карандаша

или на острие той иглы из стерильного шприца?

 

Для расчёта покуда компьютерных нету программ,

и едва ли здесь сможет сработать холодное рацио.

Говорят, она весит пять граммов, а может быть, грамм.

Но чужая – потёмки, в своей бы душе разобраться.

 

Только как заглянуть в эту бездну и просто понять?

Ни фонарь не зажечь, ни затеплить свечи и лучины.

Непонятно зачем, продолжаю стихи сочинять…

А душа – это то, что болит – и болит без причины.

  

                      * * *

 

Не верю в продолженье после смерти −

таинственный души аэростат.

А кто иначе думает – проверьте!

Вот только как узнать нам результат?

 

Мы на Земле всего скорее гости −

без выбора, проездом в пустоту.

Едва ли нам бросать предложат кости,

когда придётся подвести черту.

 

Никто не ждёт нас на священной терре,

но и не гонит к пропасти бичом.

И дело не в наивной нашей вере,

неверие тут тоже ни при чём.

 

Мы лишь узор частиц элементарных

в калейдоскопе образов и фраз.

Души и тела идолов непарных

объединить смогли мы только раз.

 

Но, как итог удачного улова,

не верим мы, что повторится клёв.

И ежели в Начале было Слово,

то после нас не сыщут даже слов.

  

           КАРТИНА

 

Не хватает воздуха и света,

я о звуке и не говорю.

На картине этой, вроде, лето,

но сползает время к октябрю.

 

День на запад ковыляет хило,

не идёт, как некогда, на вы.

Листьям не хватает хлорофилла,

небу − облаков и синевы.

 

В комнате бесцветные обои,

сумрак от застиранных гардин

и, как будто, мы вдвоём с тобою,

ну а приглядеться, я один. 

 

Кажется, застыло время между,

укатилось, будто горсть монет.

Воздуха здесь мало и надежды.

И молчанье, звука вовсе нет. 

 

                    * * *

 

Сдаваясь поздней осени на милость,

пусть не войну, но битву проиграв,

растительность, как платье, износилась

и до весны своих лишилась прав. 

 

Живую зелень и весёлый глянец

утратили кленовые листы.

Сквозь желтизну пробившийся румянец

не обещает долгой красоты.

 

Чтоб не опасть, листве не хватит клея −

одна из нерешаемых задач.

Стоит каштанов ржавая аллея,

как линия электропередач.

 

И вряд ли хватит в ведомостях клеток −

пересчитать осенние долги. 

А ветер, словно ток, летит меж веток,

чтоб всё вернулось на свои круги.

  

                                  ТАНЯ 

Улыбаюсь сквозь слёзы твоим золотым аватаркам.

Так хочу прилететь, повидать, ну хотя бы ещё позвонить.

Ничего не прошло, ты была в моей жизни подарком,

и какая-то смерть не сумеет его отменить. 

 

Понимаю, всегда понимал, как непрочны и зыбки

средства связи, теперь-то и вовсе одна безразмерная тишь. 

Улыбаюсь сквозь слёзы, с тобою нельзя без улыбки,

ну а слёзы сегодня ты мне, как и прочим, простишь.

 

Просто стало ещё ненамного длинней расстоянье.

И хотя сократить не помогут его поезда,

но с фейсбучной страницы твоё долетает сиянье −

аватаркой сияет твоя золотая звезда.

 

 ДО КОНЦА ЛЮБВИ

(По мотивам песни Леонарда Коэна

«Dance Me to the End of Love»)

 

Старая мелодия – скрипка и рояль.

Танец твой как дымка, разноцветная вуаль.

Ты танцуешь медленно, но музыка в огне.

Ты меня танцуешь, растворяешься во мне.

 

Ты летишь, как музыка, ты зовёшь: − Лови!

Все шаги сосчитаны до конца любви.

Скрипкой на два голоса звучащий мадригал − 

это нашу музыку нарисовал Шагал.

 

Ты меня касаешься тонкою рукой,

будто луч закатный, но не гаснешь над рекой.

Танец отражается в сиреневой волне.

Ты меня танцуешь, растворяешься во мне. 

 

Я твои движения повторить хочу,

сам, как отражение, скольжу я по лучу.

Опалённый музыкой, шепчу: − Лети, живи

в этом вечном танце несгорающей любви!

 

__________________

© Вольфсон Борис Ильич

Сентябрь-октябрь 2021 г.

 


Тайваньский тигр против ковидного дракона
Статья об успешном опыте борьбы с эпидемией коронавируса на Тайване.
Как мы нашли и потеряли мечту об абсолютной цифровой свободе
Воспоминания о начальном этапе создания и развитии интернета: технологический, социальный и бытовой аспекты.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum