Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
"Я убит подо Ржевом". Поэтическая правда Твардовского
Военная тема в поэзии Твардовского. Отношения между людьми, память, гуманитарные...
№05
(395)
05.05.2022
Общество
Путь к большому молоку. Очерк
(№11 [389] 07.11.2021)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Так получается, что в сельхозвладениях Колмыкова, что в Ставропольском районе Самарской области, я по служебной необходимости оказываюсь каждое лето. То приезжаю взглянуть на уборку озимых, то на сенокос. И в этом году оказался там волею судеб, чтобы взглянуть но солидное пополнение в дойном стаде. Но всё как-то урывками получается пообщаться с самим хозяином. 

Курочка по зернышку, конечно, – а как иначе материал собирается? – но на задушевный разговор, без которого не жди полноценного очерка, нужно время. И вот, наконец, условились, что именитый глава крестьянско-фермерского хозяйства, он же учредитель сельхозпредприятия «Хрящевка» Валерий Колмыков выкроит для меня хотя бы пару часов.

Цена времени

Нажмите, чтобы увеличить.
Её он знает лучше многих. Как, впрочем, и цену деньгам, без которых о дальнейшем развитии одного из крупнейших крестьянских фермерских хозяйств в Ставропольском районе думать не приходится. А Валерий Колмыков не просто строит планы – уже 18 лет эти планы упорно, методично, шаг за шагом становятся явью...

КФХ «Колмыков В.В.» зарегистрировано в 2003 году. Территориально — в старинном селе Хрящевка, перенесенном в пятидесятые годы прошлого века на новое место в связи с созданием Куйбышевского водохранилища.

Начали, рассказывает он, по сути, с нуля – что такое 200 гектаров земли и два трактора, в том числе старенький «Беларусь»?

- Первый год, конечно, был пролетный, со второго дело пошло. Картошка по тем временам была в цене, и это помогло. Потом земли добавилось благодаря пайщикам…

Первые десять лет с момента основания фермерского хозяйства показали, что предела совершенству действительно нет. Если, конечно, очень захотеть и ко всему подходить разумно. И пахать от зари до зари... 

В итоге, сегодня, когда предприятие встало на ноги, стало очевидно, что самое время расширять горизонт, двигаться дальше. Повод не заставил себя ждать: в 2013 году в в Хрящевке «легло на бок» соседнее некогда процветающее хозяйство – и Колмыкову, мягко говоря, прибавилось забот.

Память места

В советское время, если обратиться к предыстории, было все просто и понятно. В Тольятти возводился Волжский автозавод и закладывался новый Автозаводский район. 22 марта 1967 года пленум Ставропольского райкома КПСС утвердил план строительства на селе. Решалось сразу две задачи. Одна из них, которую считали главной, – накормить строителей и автостроителей. Другая, о которой не звонили в колокола, но держали в уме, – приостановить поток людей, рвущихся на стройку из сёл, к тому времени совсем уже обезлюдевших. Для этого нужно было не на словах, на деле повысить уровень жизни в деревне, вплотную заняться благоустройством: построить дороги, школы, магазины, клубы, дома для специалистов, животноводческие комплексы, провести газ.

В ту пору в Ставропольском районе создали сразу три новых совхоза. Совхозам «Хрящевский» и «Белозерский», где уже были построены или достраивались оросительные системы, было предписано заняться, в первую очередь, овощеводством, не оставляя без глазу традиционные «промыслы» – в том числе молочное животноводство.

Новое – советское, управляемое государством – хозяйство создали на базе бывшего колхоза «Родина». «Хозяйство было бедное, убыточное, людей мало, животноводство не развито», – вспоминает начало работы первый директор совхоза, впоследствии председатель Ставропольского райисполкома, почетный гражданин района Александр Воронцов.

Со временем, благодаря бюджетным вливаниям и толковым руководителям совхоза, дело наладилось. «Хрящевский» долго был в передовиках. Но пришли иные времена. Не будем вдаваться в подробности – скажем кратко: СХПК «Хрящевский» обанкротили.

С этим местом связаны еще две важные истории. 

Об одной я вспоминал, когда писал о фермерском хозяйстве Медведевых , том самом, где в июле 1997 года побывал президент России Борис Ельцин. В то время, наряду с этой передовой фермой, на средства инвесторов – администрации Самарской области, мэрии Тольятти, АВТОВАЗа и компании из Нидерландов – были созданы еще две. 

А в начале этого века совместное российско-голландское предприятие «Инвестиции» построило в Хрящевке современный коровник. 

Сегодня эти помещения – и бывшие совхозные фермы, и «голландская», как ее называют местные жители, – в собственности ООО «Хрящевка». Голландская ферма переоборудована в соответствии с самыми современными требованиями под новые задачи и перспективы...

Не поле перейти

У меня жизнь, как у Джека Лондона, – говорит Колмыков. – До медицинского института закончил зоотехникум в Сорочинске…

О том, что он был «в прошлой жизни» врачом, я слышал, а вот про зоотехникум – впервые. Впрочем, обычная история для деревенского паренька. Уроженец села Михайловка, что в Оренбуржье, рано потерял отца и в 12 лет, как старший ребенок в семье, стал главным помощником и надеждой матери. И конечно, навсегда сохранил авторитет отца. «Ты у меня будешь работать врачом-хирургом», – говорил батя. Так и получилось.

Когда я на все пятерки сдал экзамены в зоотехникуме, прямо в себя поверил и твердо решил: поступлю в медицинский институт. И в армии, куда призвали после техникума, с этой мыслью не расставался.

Выпускник Куйбышевского мединститута Валерий Колмыков восемь лет проработал в тольяттинской больницы №5, которую горожане зовут просто медгородком. Сначала хирургом, затем – на ультрамодном аппарате литотрипсии: разбивал ультразвуком камни в почках.

Почему так скоро закончилась врачебная карьера? Объясняет просто:

Деньги… Я никогда не брал денег с больных, просто не мог себе этого позволить. Понятно, что люди приходят к доктору как на исповедь и готовы отдать последнее, но это не для меня. Пришлось искать другой заработок, чтобы прокормить семью...

Я снимаю шляпу перед людьми, которые принимают подобные решения. 

Помните, у Сергея Михалкова (между прочим, автора текста гимна СССР): «Писать красиво нелегко: «Дает корова молоко…» И это тоже его: «– А много ль корова дает молока? – Да мы молока не видали пока…» И скажите теперь: кто захочет после таких, с позволения сказать, уроков заниматься молочным животноводством?

Но есть, есть еще в нашей стране люди, которые, начитавшись в свое время таких вот детских книжек, утверждают: производство молока может быть рентабельным

Вот и Колмыков туда же. И, разумеется, как и в любом большом деле, один в поле не воин.

Сегодня, когда ООО «Хрящевка» снова на слуху, можно открыть тайну: «ЛиК» (так называлось сельхозпредприятие изначально) расшифровывается как «Леонтьев и Колмыков». Партнер Колмыкова Николай Николай Леонтьев – владелец «Олимп-Агро», крупнейшего производителя зерна, стабильно обеспечивающего четверть рекордного по своим размерам районного пшеничного каравая. 

Понятно, что Леонтьев, у которого свое большое хозяйство, участвует в основном в стратегических совместных проектах. Основная повседневная пахота на плечах непосредственного руководителя хрящевского «офиса». И когда мы говорим «подняли с нуля, создали рабочие места» – звучит это вроде так просто, буднично, но одному Колмыкову известно, чего все это благолепие стоило ему как менеджеру, непосредственно занятому управлением. Тем, кто побыл какое-то время или продолжает оставаться в шкуре «юридического лица», не нужно объяснять, что компания, особенно работающая на земле и столь внушительных «размеров» (около двухсот постоянных работников), – это повседневная головная и сердечная боль. Это неблагодарный труд. И мало кому понятно, почему люди, подобные Колмыкову, однажды взвалили столь тяжкую ношу на свои плечи и несут ее с таким достоинством.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Три кита молочного животноводства

Когда мы зашли сюда после банкротства, – возвращается Колмыков к событиям влсьмилетней давности, – начали с того, что стали восстанавливать растениеводство. Потому что, когда принимали хозяйство, здесь было вспахано только 400 гектаров. Зашли весной, и уже к осени подготовили практически все поля – и под озимые, и под яровые. В общем, пришлось вложить очень много средств и попахать, но хозяйство начало оживать. Первый год мы на овощах хорошо работали. А уже в 2014 году занялись животноводством…

По словам Колмыкова, ему, новому хозяину, из «былой роскоши» досталось РИД-положительное (зараженное лейкозом) стадо с низким уровнем продуктивности: в сутки надаивали 1,5 тонны молока…

Всем, кто интересуется этой темой, известно, что успех молочного животноводство зиждется на трех китах: это хорошая генетика, кормление и содержание. Слагаемые можно менять местами, но сумма-то не изменится. Важна совокупность всех трех условий.

– В 2014 году через «Велес» мы взяли с племзавода «Семеновский» 140 голов, потом еще добавили. Первый блин вышел комом, причем очень дорогим комом, – рассказывает Колмыков. – Получилось так, что животные были хорошие, валовка поднималась до 7-7,5 тонны в сутки – а потом опять сошли на нет. Коль не соблюдается кормовой баланс, рацион, животное, в котором генетически заложено выдать 30 литров, выдаст, выжимая из себя, десять, пусть даже двадцать. Но если не восполняешь затраты внутренних ресурсов, ему кирдык. Доходило до того, что буквально разувались коровы – копыта слетали, такой дисбаланс был…

На несколько лет показатели хрящевских надоев не то чтобы исчезли с радаров – заставляли желать лучшего, скажем так. «Ни шатко ни валко, держались на плаву, в середнячках», – говорит о тех не столь отдаленных временах Валерий Колмыков. И признается, что даже разочаровался в какой-то момент в теме животноводства и решил больше в развитие отрасли не вкладываться.

До той поры, пока не встретил человека сведущего, известного краснодарского эксперта Николая Головина. Приехал Николай Вениаминович, посмотрел стадо, покачал головой – и прописал коровам здоровое меню. В «Хрящевке» прислушались, изменили рацион – и сами удивились: за три месяца надои выросли почти на треть.

Горы свернуть

Естественно, это стоило чуть дороже, но каков результат! Вот что делает кормление! Теперь мне очевидно: с молочкой можно быть рентабельным. Если я буду в среднем по хозяйству держать 25-30 литров в день с фуражной коровы, то себестоимость заметно снизится. Чтобы добиться этого, нужна репродукция не ниже 70%, то есть отёл. Тогда ты будешь с молоком. Хочешь отёл – нужно здоровое стадо. Чтобы было здоровое стадо, нужен адекватный рацион. То есть должны быть правильные условия кормления и содержания – и будет репродукция. Соответственно, стадо будет ровно идти, и только вперед.

По словам Колмыкова, еще одна, причем самая что ни на есть первоочередная задача, – избавиться от лейкоза. И для этого делается все, что необходимо: стадо разделено на РИД-положительное и чистое, работают две «родилки», закуплен пастеризатор молока (через него пропускают молоко лейкозных коров, чтобы вирус не передавался телятам). Директор рассчитывает, что в итоге – при жестком соблюдении санитарно-эпидемиологических норм – от лейкоза в хозяйстве избавятся.

Я закупил 100 голов, сорок из них растелилось, и сейчас они дают нам литров 700-800 молока в сутки. Слава богу через минсельхоз мы еще 120 телочек приобрели, хотим сделать чистую ферму. На весну их осеменим…

На то, чтобы «размотать весь этот гордиев узел», по словам Колмыкова, им потребуется не меньше двух лет, и только тогда можно будет говорить о надоях. Им – это значит ему, руководителю предприятия, освоившему за это время все животноводческие премудрости, и команде зоотехников, прошедших хорошую школу в крупных агрохолдингах.

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Канительное, но рентабельное

Руководитель «Хрящевки» убежден, что мнение о нерентабельности молочного производства для хозяйств, у которых достаточно собственных посевных площадей, ошибочно. Он рассуждает просто:

Да, корма занимают определенную структуру в севообороте, на кормовую базу уходит около 1000 гектаров. Поэтому и считается животноводство невыгодным. То ли дело: посеял подсолнечник, – это быстрые деньги… Но молоко-то нужно! Кто будет кормить страну, тех же бабушек и дедушек?...

(К слову, из более чем более 8 тысяч гектаров (из них 650 – под орошением) полторы тысячи га заняты ценной кормовой культурой – соей. Прижилась она на хрящевских полях. В этом засушливом году на поливных участках Колмыков собрал 20 центнеров бобов с гектара (при том, что на неорошаемых урожайность не превысила 12 ц/га)...

Действительно, еще пару лет назад казалось, что «хрящевское молоко» – это нечто из далекого прошлого. Сегодня путь к большому молоку очевиден.

Животноводство, конечно, дело канительное, поэтому многие стараются от этого «профиля» избавиться, говорит он, но мясо – продукт стратегический. Как, впрочем, и молоко, и зерно. А раз стратегические – значит, заниматься ими нужно столь же щепетильно, как и прибыльными «статьями». Лично я иду на развитие молочного производства осознанно. Знаю, будет трудно, но я легких путей не ищу и не искал никогда. Знаю, потребуется время – ничего, потерпим, все сделаем. Я просто привык так работать. Денег мне хватает на жизнь, собственно говоря. Я знаю, что хоть миллиарды заработай – с собой не унесешь. С возрастом начинаешь смотреть на жизнь с правильной позиции – всего хватает, а жить надо с пользой для общества. Было бы здоровье, это самое главное, – можно и горы свернуть, – говорит Валерий Васильевич. 

И не слышно в его голосе ни пафоса, ни нотки сомнения...

Просто мечта

По признанию Валерия Колмыкова, его мечта – уже в ближайшее время расширить поголовье дойного стада до 300 голов и доить не ниже 10 тонн в год с каждой коровы...

И всего-то? – спросите вы. Нет, конечно.

Моя мечта – чтобы предприятие и впредь работало как часики, – говорит он. – Для этого нужно собрать надежную команду специалистов: молодых, квалифицированных. Их честный труд, конечно же, должен быть достойно оплачен. Над всем этим я сегодня работаю. А что касается перспектив, у меня концепция развития хозяйства такая: мука, мясо, молоко, мёд – словом, все должно быть свое. Такое маленькое государство…

Конечно, все не заменишь натурпродуктом, но к этому нужно стремиться, считает Колмыков. Для того, ко всему прочему, завел пасеку: чтобы люди могли брать местный мёд со своего, специально для этих целей засеваемого гречишного поля.

Есть у него еще одна мечта – сад посадить…

Понятно, что в век мировой глобализации стопроцентно натуральное хозяйство – это нереально, но все же. Так, подумалось мне, хозяйствовали на земле лучшие представители дворянского и купеческого сословий. Те же Орловы-Давыдовы с их образцовой русской помещичьей усадьбой. Так жил Александр Николаевич Наумов – крупнейший местный землевладелец, почетный гражданин Ставропольского уезда и Самарской губернии, один из последних министров земледелия в правительстве Николая II.

Знаменитая наумовская вальцовая мельница, погребенная на дне Куйбышевского водохранилища в середине прошлого века, и поныне «жива», пусть даже как топоним. Та же участь – кануть в Волгу, но не в Лету – постигла и некогда знаменитую на всю округу паровую мельницу хрящевского купца Гордеева.

Почти столетие спустя вековой авторитет этих мест как центра сельскохозяйственного производства вновь возрождается. Благодаря таким «мечтателям», как Колмыков.

______________________

©️Мельник Сергей Георгиевич


Мир в фотографиях из электронных сетей
Фотографии, опубликованные в марте-апреле в электронных сетях и на сайтах.
Нильс Бор: принцип невойны
О принципе дополнительности великого датского физика Нильса Бора.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum