Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Остров Россия
Беседа Сергея Медведева с Дмитрием Орешкиным, Глебом Павловским и Борисом Грозов...
№07
(397)
05.07.2022
Творчество
Дмитрий Пэн. Скерцо-21. Избранные хокку
(№11 [389] 07.11.2021)
Автор: Дмитрий Пэн
Дмитрий Пэн

 Предисловие редактора

Известный ученый и литератор, многолетний автор журнала relga.ru прислал мне по почте две свои новые книжки. Бандероль в конверте письма была отправлена 28 октября, штемпель ростовской почты – 2 ноября, мне доставили 9 ноября домой, без предварительного оповещения и квитанции. Почему из Джанхоя письмо шло 5 дней, а особенно почему оно лежало 7 дней на почте – вопрос отдельный...    

Нажмите, чтобы увеличить.
 

Конечно, я обрадовался за Дмитрия Пэна, которого издали с поддержкой СП РФ. Обе книжки, почти совпадающие по содержанию, – одна в Санкт-Петербурге, другая, малого формата, в Джанхое, – вышли в свет недавно, во второй половине 2021 г., и включают трехстишия, написанные в жанре японских хокку. Я не специалист в этом жанре, но как читатель, конечно, давно и неоднократно читал хокку, которым увлекались многие наши поэты, в том числе мои знакомые литераторы, коллеги и авторы. Не скажу, что это мне нравилось, не всегда понятны были эти опыты, но хокку Пэна мне показались более интересными, чем у других авторов, вследствие большей значимости третьей строки – то философской, то образной, то сюжетной...  Публикацию начать стоит с предисловия Д.Пэна о жанре, а также данных о его увлечениях хокку в разные годы и перечня откликов на них, после чего приводятся тексты из последнего, малоформатного авторского издания в Джанхое – в сокращении. Сохранена структура издания полностью, но в каждой главке и в каждом подразделе приводится лишь часть хокку, избранных не по содержанию, а в качестве примеров из первых (как правило, от трех до пяти хокку).

Гл. ред. журнала Relga.ru - А.И.Акопов 

*

ПРОЯВЛЯЕМОЕ В СЛОВЕ

Напечатанное или каллиграфически нанесённое на лист бумаги трёхстишие в стиле хокку схоже с проявляемым  в кабинетной тиши позитивом. Через колышущийся прозрачный раствор химиката медленно проступает изображение того, что представилось в пёстром и шумном мире где-то далеко за стенами кабинетной студии милым и дорогим, достойным запечатления и сохранения. Рука нетерпеливо колышет ванночку с раствором, но проявляемое изображение не торопится. Здесь и длится прекрасное мгновение хокку. Промывка, закрепление в специальной ванночке с фиксажем и новая ванна с проточной чистейшей водой, наконец, гибкие тонкие металлические зеркала для глянца, бумажный лист и каучуковый валик, тёплые мягкие объятия сушилки.  Разве это всё не особые прекрасные мгновения? Да, но они остановлены магией фотоискусства в сокровенности своего бытия. А вот проявляемое в ванночке изображение? Оно прекрасно именно в своей длительности и зыбкости, незавершённости и будущности! Нет, не остановись, это мгновение, не его Мефистофель даровал Фаусту, а продлись, продлись, ещё продлись. Длящееся в своём проявлении наполнение жизнью и ожиданием этой жизни. Вот особое время, время зыбкой и неопределённой длительности, вот особое время хокку! 

Искусство слова и философия хокку, их этика и эстетика в тончайших нюансах, геомантика и  мелодика, бытие «Мира» и «Я», корни и тропинки сосредоточения в материи при воспарении в идеале. Перечислять и перечислять! Здесь количество граней самого кристалла хокку сколь бесчисленно, столь и беспредельно в своей шлифовке. Важно то, что кристалл этот не оправить в колечко на пальчике. Кто способен оправить кристалл зыбкого и трепетного пространства солнечного полдня?! Один только беззаботный танец стрекоз. 

Возможно, именно беззаботность этого полуденного солнечного танца и даёт итальянское имя этой трёхчастной композиции книги хокку. Само слово «скерцо» явилось автору этой книги в блеске новогоднего серпантина консерваторских предпраздничных встреч и волнений юности. Сказочно волшебно соединилось это пространство сейчас в трепете зыбкого марева воспоминаний и с другими чудесными явлениями беспредельной гармонии нашего астрального мира! С блеском высыхающих на солнце до крупинок озерец-ериков в донских степях,  со сверкающими па танцев  стрекоз в прозрачной синеве  небес Дона и небес Таврии! Соединилось  это праздничное слово «скерцо» и с любознательными фасетками глазастых стрекоз, залетающих в тишину  экзаменационные аудитории то ли взглянуть на сосредоточенно вдохновенных сочинителей, то ли просто сокровенно помолчать на сквозняках у приоткрытых окон. «Скерцо» и    «Хокку».  Замысловата тропинка ассоциаций между этими двумя словами. Тропинке этих ассоциаций может быть посвящена особая новелла, не остановленная в словесном потоке и даже не задуманная в потаённых глубинах сокровенного сознания. Балет слов и воспоминаний, созвучий и грёз, прелюдий и прощаний.  Вот что такое непредсказуемая в своём волшебстве алхимия двух магий, магии скерцо и магии хокку, и в их естестве, и в их словесном одеянии! 

Из миниатюрных трёхстрочных пьес хокку можно сложить, что угодно. Азбуку, словарь, лексикон души, тезаурус диалогов «Мира» и  «Я». Хокку может быть идеальным конструктором миров и процессов. Сейчас после любезного предложения  Валентина Лю, друга детства автора, сложилось «кино» предлагаемого почтенной публике под афишным именем «Скерцо». И это предложение лишь прелюдия прелюдий.

Автор предлагаемой книги хокку, выходящей под названием «Скерцо», просто присоединил, после раздумий и вариаций две новые части к одной давней, так и получился этот триптих. Так и составились, объединились три части этого «кино» по имени «Скерцо» составились из давней композиции хокку, сочинённых в  девяностые годов прошлого века и начала нынешнего века и двух новейших композиций. Увы, новые мелодии предшествовали созвучиям грусти, Пленэрные этюды сменились печалью воспоминаний, вплетающейся в живые впечатления новых путешествий. Может быть, кто-нибудь из читателей и увидит, узнает знакомые места. Места эти не ограничены реальностью литературно-научных, театральных, семейно-дружеских  поездок. 

 Пространство хокку, собранных под обложкой с названием «Скерцо»?  Волшебно или реально оно? Это волшебно-реальный мир путей счастья, красоты и гармонии. Даже в  гармонических просторах счастья порой звучат ноты диссонансов печали, но счастье и с диссонансами печали остаётся счастьем, а красота остаётся красотой. Обложка открыта? Предисловие прочитано? Книга ещё у Тебя в руках, дорогой читатель? Что ж, добро пожаловать, в один из возможных миров хокку, мир под именем «Скерцо»… 

01, 05.XI.2020,   

Крым, Джанкой 

  

       ХОККУ Д. Б. ПЭНА

  1. Пэн Д. Б. Спираль улитки. Цикл стихотворений. – Дон. – N 6. – C. 102.
  2. Пэн Д. Б. Я слышу плоть листвы… - Истоки. – М., Молодая гвардия. 1988. – С.338 – 340.
  3. Пэн Д. Б. Хокку… - Литературная газета. -  14 ноября 1990 [Перепечатка: Заря Присивашья. – 22 декабря 1990].
  4. Пэн Д. Б. С утра до утра. – День поэзии. – М., Советский писатель. – 1990. – С. 193. 
  5. Пэн Д. Б. Улитопия. [6 хокку в составе поэмы]. – Антология русского верлибра. – М., Прометей. – 1991. – С. 469 – 472. 
  6. Пэн Д. Б. Хокку… - Утро. – 18 ноября 1992.
  7. Пэн Д. Б. Хокку… - Независимая газета. – 12 декабря 1992. 
  8. Пэн Д. Б. Трёхстишия. – Ростов-на-Дону. Авторское издание. - 2006.  32 с.
  9. Пэн Д. Б. Трёхстишия. – Вышгород. 2007. N 3 – 4.   С. 171 – 175. 

      10. Пэн Д. Б. Восточные мотивы. – Паровозъ.  Москва. 2014. – С. 264 – 266.

     11.  Пэн Д. Б. Ода. Восточные мотивы. – Острова любви БорФёда. Сборник в честь 90-летия Бориса Фёдоровича Егорова. Часть 1. Посвящения. Воспоминания. Отклики. –  Спб., Изд-во «Росток». – С. 101 – 106.

*

       О ХОККУ Д. Б. ПЭНА

  1. Азовский А. Поиск. – Наше время (Комсомолец). -  16 октября 1984.
  2. Щеблыкин В. Что такое хокку. – Колос. – 16 марта 1985.
  3. Кудрявцев И. И критик, и поэт. – Наше время (Комсомолец). -  30 октября 1987.
  4. Скрёбов Н. М. Приобщенье к высокой работе.- Спектр. – Ростов-на-Дону. Изд-во РГУ. 1987. – С. 5 – 10 . 
  5. Сидоров В. С. Капля дождя на ладони. – Господин Ростов. 1992. – С.13.

*

Под маской итальянского имени «Скерцо» (музыкальная шутка) читателю подмигивает японское хокку – городская песенка из трёх строк, вначале насмешливо-ироничная, чем-то сродни русской частушке, но не рифмующаяся, а затем и философская, элегически соединяющая пейзаж и сентенцию. Обычно хокку в устном общении нанизываются собеседниками на общую нить мысли, темы или  сюжета, исторически  перемежаясь двустишиями и даже образу особый жанр, но затем отделяются и  составляют единое целое трёх строк и рисунка, гравюры. Хокку свободно объединяются в тематические группы и могут восприниматься по отдельности. Итальянская маска скерцо придаёт хокку очарование карнавала, музыкально-театрализованного праздника.

* * *

ВОСТОЧНЫЕ МОТИВЫ

 

ОСЕННИЙ ПАРК 

Ветер листья взметнул 

И кружит, не опустит никак

На танцплощадке пустой.

 

Это лета прощанье –

Пустое гнездо

Сорвалось с влажных ветвей

 

Несколько листьев всего

На ветке старого клёна.

Холодный осенний ветер.

 

На репродуктор села.

Никак не решит

О чём же ей каркнуть.  Ворона.

 

ДОЖДИ И КАПЕЛИ

Приближенья дождя испугался 

Ах! На глазах у мальчишки съёжился

Сладкой ваты клубок.

 

Мокрые ветви деревьев

И тусклый фонарь.

Долгий осенний полдень.

 

Крупнее далёкого грома

Первая капля дождя

На раскрытой ладони.

 

Ни с кем не схожи,

Никуда   не спешат,

Облака над головой. 

 

ЛУНА, ИЩУЩАЯ УЕДИНЕНИЯ 

Колодец двора

В гулких лестницах на одно мгновенье

Задремала луна.

 

Задумалась в арке ворот,

Во двор не решится войти

Застенчивая луна.

 

Долговязый фонарь в переулке.

И куда он уставился, дурень?

Никак не поймёт луна.

 

Мокрый крещенский вечер.

Красотка луна загляделась

В лужи осколок у крылечка.

 

ОБРОНЕННЫЕ В СТЕПИ 

Затерялся в степи хуторок.

Случайному путнику жалуется до слёз

На смерть своей внучки старушка. 

 

За оградой погост степной.

Венок над могилой

Треплет лениво корова.

 

Всё дальше дерево в полдень. 

Над придорожной травою вспорхнуло

Влюблённых стрекоз колечко.

 

НЕ ПРИШЕДШИЕ В ГОСТИ 

Дождливые сумерки долгие

Разгулялось веселье

За стеной у соседа.

 

Разбираю домашний хлам.

И вдруг – 

Новогодняя маска весёлая.

 

Раннее утро.

Привокзальная площадь

Приезжий в раздумье стоит.

 

О чём-то своём задумался,

Идёт, а куда – не помнит

Лёгкий снег вечерний.

 

ЗАБЫТОЕ РОЖДЕСТВО

Бенгальские свечи зажёг.

Стоит весь в снегу, потешает мальчишек

Старичок-продавец хлопушек.

 

Шикарный он, ёлочный шарик!

Но, словно в детстве,

Просится в руки мне облезлая обезьянка. 

 

Поре подснежников не рада.

Ветки склонила в углу,

Растеряла игрушки Новогодняя ёлка.

 

Вся  в серпантине  ель-красотка.

Не тебя пожалею, хозяев твоих.

И на свалке дворовой прекрасна ты. 

 

ДОНСКАЯ СТАНИЦА 

Экая важная птица!

Пацан голопузый рот разинул

На дачника в шортах заморских.

 

До чего он сердит.

К бульдогу заезжему подойти

Не решается станичная собачонка.

 

Зонт едва не раскрыл.

Словно дождь слепой,

Сверкают на солнце стрекозы.

 

Лбами едва не столкнулись.

Уставились друг на друга

Толстый дачник и сонная корова.

 

ГОРОДСКИЕ УЛИЦЫ

У милашки-лоточницы

Все духи перенюхал, ничего не купил

Балагур-старичок.

 

Вот веселье зевакам!

Сумасшедший на дерево влез.

И над ними смеётся до слёз.

 

Даже дождю надоели.

Забыли зонты закрыть,

Натрещаться не могут. Красотки!

 

Застеснялась милашка.

Со всех сторон

На неё налетели фотографы.

 

 НА ПРОВИНЦИАЛЬНОМ ВОКЗАЛЬЧИКЕ

Вокзальная пальма.

Одна ты меня встречаешь.

После долгой разлуки домой возвращаюсь.

 

Никого старичок не встречает.

На перроне с газеткой сидит.

Читает об озере Чад.

 

Друг на друга взглянули.

Разлучились навек. Прохожий

И красотка в вагонном окне.

 

Плачет старушка.

Визжит поросёнок.

Не пустил их ворчун-проводник.

 

В ОЧАРОВАНИИ СНЕГА 

Мальчишки в снежки заигрались.

Позабытый грустит в сторонке

Чей-то пудель белый.

 

До чего испуганно глядит

У мальчишки из-за пазухи щенок.

Мокрый снег осенний.

 

Спасайся, кто может!

Мальчишки в лоб снежком угодили

Толстой тётке крикливой.

 

Ну и строгий снеговик.

Поднял заднюю лапку пудель,

На него виновато глядит.

 

ПОСЕЛКОВАЯ БАНЬКА 

Младенец личиком! 

После баньки раскраснелся.

Отдыхает старичок.

 

Щёки раздул карапуз.

С голову свою

Мыльный пузырь выдувает!

 

Видно, начальник, и строг –

Очки на носу.

Веник в портфеле принёс.

 

На мышку похожа старушка.

В узелке копошится.

Уже и забыла, что ищет.

 

РАЗЛУЧЁННЫЕ 

Лишь расставаясь, 

Обнялись листья-соседи, 

Собираясь в далёкий путь.

 

На мгновенье встретились взгляды.

А будто бы жизнь прошла.

Лица уходящего дня.

 

Сумерки. Пригородный автобус.

Утомлённые осенью лица.

Не узнают они, кто из них кому снится. 

 

В саду заброшенном отцвела.

Никогда не узнает ромашка,

Что ветер себе нагадал.

 

ОПЕЧАЛЕННЫЕ 

На мгновенье заслушался волн,

На век задремали они –

Прибрежные хмурые камни.

 

Встрепенулась, вот-вот взлетит

С порывом холодного ветра

И тень стрекозы засохшей.

 

Съёжился весь бродяжка,

Но жаром горят

В глазах его листья каштана.

 

 ЩЕНОК,  БУДЬДОГ И ШКАТУЛКА 

Потерялся щенок.

То за одним прохожим,

То за другим - бежит.

 

Словно с бравым воякой 

По бульварчику гуляет

 Красотка с угрюмым бульдогом.

Воспоминания – лёгкие, янтарные.

Веер – сандаловый.

В розовом атласе  зеркальца ─-  гул вокзальный.

 

 ИГРАЮЩИЕ В САЛОЧКИ МАЛЬЧИШКИ

 

Школьный двор в снегу. 

Весёлая стайка мальчишек. 

От сладкой ваты захмелела ворона.

 

Мальчишка на дерево влез.

Играет в каштановый дождик

С весёлой девчонкой.

 

Губки надула. Заплачет сейчас девчонка. 

Большущая злая оса

Над её эскимо разжужжалась.

 

БЕЗДОМНЫЕ ВОСПОМИНАНИЯ 

Эх, видно, не буду богат – 

Новому серпу луны

Нечего мне показать.

 

Нигде не находят приюта.

Из осени в осень бредут

Забытые воспоминанья.

 

Желанье успел загадать.

От звезды не успел отличить

Спутник на Млечном пути.

 

Задумался, не поймёт бродяжка:

Свадьбы ли это следы?

Цветы в дорожной пыли.

 

ПРОДОЛЖАЮЩИЕ БЕЗДЕЛЬНИЧАТЬ НА УЛИЦАХ 

Снег. Луна.

От хвоста стремглав

Убегает кот.

 

В тёплые края! В тёплые края!

За осенними птицами

Взметнулись осенние листья.

 

Ах! Бесстыдник-задира!

Всех красоток всполошил

Вьюн-ветерок весенний.

 

Платочком слезу смахнула.

Смеясь, подзывает прохожих

Продавщица пирожных.

 

ПРОЩАЮЩИЕСЯ С ПРОШЛЫМ 

Вечер прощанья.

Вместе с любимой

Рву абрикосы в саду.

 

Во всём – лишь

Отзвук твой.

Но он – неуловим.

 

Старость – это

Столкнуться с приятелем юности

И остаться неузнанным.

 

Покинутый другом дом.

Тропкой воспоминанья повёл меня.

Опомнился, но всё иду.

 

В дрёме вечерней вдруг вспомнил.

Словно монетка в фонтане

Был твой поцелуй холодный.

 

ПЕРВЫЙ СНЕГ 

Б.Ф. Е.

След воробья и снег.

Поздние хризантемы

И поздних сумерек свет.

 

Первый снег!

Это не дети кричат -

Это молчанья подснежников эхо. 

 

ИЗ НЕОТПРАВЛЕННЫХ КОНВЕРТОВ 

Зёрнышки взглядов в тебя опускаю. 

До чего осторожно

Они прорастают.

 

Побоялся отправить.

Теперь распечатать боюсь

К любимой письмо.

 

Бабочка – лишь поцелуй цветов.

Вот и всё письмо

К той, что меня не любит.

 

Не узнали друг друга.

Или я вновь перепутал

Тебя с кем-то?

 

ИЗ БАБУШКИНОГО АЛЬБОМА

 

Словно прощаясь, перемешались, слились

Детский локон, фото,

Приглашенья и поздравленья.

 

ИЗ УСКОЛЬЗАЮЩЕГО СНА 

Друг на полу прикорнул.

Я на постели его

Ловлю ускользающий сон.

 

В тени одуванчика путник

Снял башмаки

И забыл о дороге.

 

Ночью от друга иду.

Холодные лужи

Медленно обхожу.

 

Я помню, как умру,

Поэтому родиться не могу, -

Шепнул бутон цвету.

 

СУМЕРНИЧАЮЩИЕ В ОСЕННЕЙ ТИШИ АНГЕЛЫ 

Всё жёлто. Влажно всё.

И голуби взлетают тяжело.

И думает ворона: «Что ещё?» 

 

Не понравилась никому

В слезах и мокрой фате на рынок вернули.

Утро растрёпанной хризантемы.

 

Монетки быстрей отсчитав,

Не впервые сама для себя

Покупает цветы.

 

Весь вечер смотреть не устану,

Как, дождь не замечает того,

Что он дождь.

 

В СТОЛОВОЙ И  ПАРИКМАХЕРСКОЙ

Белозубой улыбки белей 

Творог на алой губе.

В лунках белых ноготки.

 

На листьев осенних круженье

Засмотрелся старик-парикмахер

Стрижёт и стрижёт вслепую.

 

Боится, что украдут.

Будто мальчишку стричься привела

Мужа-красавца жена.

 

Видать, и не стричься пришёл.

В очереди задремал,

Осенние сумерки пережидает старик.

 

ОСЕННИЙ ЛИСТ

 

Эту долгую ночь

Негде мне переждать.

Что ещё сказать? 

 

Прислонился к словам «НЕ ПРИСЛОНЯТЬСЯ»

Дремлет

До следующей остановки. 

 

Поздний вечер. Последняя тень

Ведёт на ночлег

Своё единственное тело.

 

Сам не поймёт,

Почему, для чего из костра улетел

Клёна осенний лист.

 

Осенний лист

Летит себе, летит,

А я за ним иду.

 

ПОЛЗУЩАЯ С УТРА ДО УТРА УЛИТКА 

Всю ночь гадаю:

Только орёл да решка

Мне выпадают.

 

Кто из прохожих заметит,

Как дерево и снег на нём

В первых сумерках фонарь осветит?

 

Новогодний рынок. Мандарины. Гомон.

Среди моря ног

Перо – островком.

 

Где осенних пристанище листьев?

На исходе февраль.

Но всё гонит и гонит  их ветер.

 

Он только смотрит,

Как играют спринт,

Но выигрыша жадно ждёт.

 

* * *

НОВЫЕ МЕЛОДИИ 

 

УТРО

ПЕРВЫЕ ПРЕЛЮДИИ

Выше неба над лужей

Мотыльков хоровод!

Утро воспоминаний.

 

Здесь вчера луна

В стекле окна блеснула!

Что нам хмурое утро.

 

 ФАРФОРОВОЕ РОКОКО

Над озером ветер.

Рыбы обмахиваются

Веерами плавников.

 

Над озером ветер.

Глаза рыб хранят пути

Подводных течений.

 

Волнуется ветер.

Смеются земля и небо.

В озере гром под горой.

 

Гром, огонь и вода –

Всё под горой,

А в озере лотоса сон.

 

Домик Мальвины.

Над озером облаком

Белый пудель в окне.

 

ЭХО РАССВЕТА 

Утренняя звезда –

Светлячок заблудший

Признаний в любви молчания.

 

ПОЛДЕНЬ

ПОЛУДЕННЫЕ ПРЕЛЮДИИ

 

Не молчи, фонтан.

Может, с Тобой я найду

Тень свою в полдень.

 

Аквариум, кошка, окно.

Клин журавлей – небо

Осколком памяти.

 

ФАРФОРОВОЕ РОКОКО 

Крылья стрекоз

Устало считать солнце,

Задремало в облаках.

 

Крылья стрекоз

Прочитать – из облаков

Выглянуло солнце.

 

Ай! Дождевой червяк

Улитку смутил

Загадкой И-Цзына.

 

ПОЛУДЕННОЕ ЭХО

 

Крылья стрекоз –

Эхо рассвета

В полуденном небе.

 

ВЕЧЕР

ВЕЧЕРНИЕ ПРЕЛЮДИИ 

Молчанье звёд –

В сумерках вечера

Ближе мне память утра.

 

Средь цикад и сверчков

О луне забыл вчера

Светлячок-playboy.

 

 Солнечный бриз с утра.

С ясенем тополь

Облака встречают.

 

ФАРФОРОВОЕ РОКОКО 

Кузнечиков тропка.

Улитке в подарок солнце

Крадёт старый черепах. 

 

Стрекоз колечко.

Засмущалась тучка

Над мостиком у речки.

 

ВЕЧЕРНЕЕ ЭХО 

До вечера задержался 

Здесь месяц-повеса.

Видать, загуляет вновь.

 

ПОЛНОЧЬ

ПОЛУНОЧНЫЕ ПРЕЛЮДИИ

Хокку томик. 

На околице дом. 

Облако над морем.

 

Утро. Нищий

Алмазы ночи вспомнил,

А я – салата лист.

 

Южный бриз

В Тавриды степях –

Вот компас грёз.

 

ФАРФОРОВОЕ РОКОКО 

Фарфоровый мальчик

Заслушался джаз без штанов

На шкафу у рояля. 

 

Лунные блики в окне

 Ловит котёнок, мечтая 

Стать фарфоровым кисой

 

ПОЛУНОЧНОЕ ЭХО

Чашу утра, 

Разбитую Лоркой,

Луной соберу из осколков.

 

Белая кошка ловит

 Лунные блики  в окне

И ночное бабочек эхо.

 

Не манерно вычурен.

Ты мил мне и спутанный весь

Осени детства мотив.

 

Ночь и полдень, утро и вечер 

Перемешал в стакане, бросил на стол

В кости азартный игрок.

 

ГРЁЗЫ ВЕСНЫ

Лишь отразились

В зеркале одном

Вдвоём на память.

 

От друга журнал

Тень юности листает

Для луны одной.

 

Осенний лист, не моли

Дожить до смерти.

Доживи до весны.

 

Ищет себя,

В зеркалах блуждает

Ветер ничей.

 

ЖЁЛТОЕ ЭХО ГРЁЗ И ХВОСТ ПЕТУХА 

Рыдал у цирка ливень.

Он так хотел

В солнечный круг арены.

 

Рыдают гитары.

Клоун в Рождество

Сжёг себя на балконе.

 

Рыдайте, гитары,

Солнечный клоун умер,

Умер в Ростове клоун.

 

Ой! Ой! Бедный Йорик!

На мостовую с балкона

Черепашка упала.

 

СТРЕКОЗЫ 

И тень устала в ручье – 

Полуденный зной

Стрекоза разгоняет.

 

Стёкол осенних блики.

Вот куда укрылся

Веер крыльев стрекозы!

 

Солнечный дождь стрекоз.

От холмов уполз

Уж в траве.

 

Залетела стрекоза

На экзамен.

Сочинение после 16.

 

Из детства летят

В мой утренний сон

Стрекозы разлук.

 

ОКНО

Вот он, год свиньи:  

Пир весёлых псов,

Всех хвостов салют!

 

Долгий туман февраля.

Рокера гулкий след

В памяти день ото дня.

 

Тусклый день за окном,

А в памяти: афиша,

У вокзала – кинотеатр.

 

Нетороплив мыши год.

На зиму снами запасся,

Песнями к марту – кот. 

 

ЛЮДИ-ТЕНИ  

Тени Айой,

Башни-Близнецы.

Фантомная боль Герники. 

 

Тени друзей в дождь

Забрели из сна

В поиске примет.

 

«Звёздные войны» манят. 

В сумерках 

Оглянулся прохожий.

 

ОТ  МАРТОБРЯ ДО МАПРЯЛЯ

Из палой листвы, орехи,

 О, не глядите так. 

Прочь под зонтом спешу.

 

Иероглифы крон.

Замер над ними ветер

С кистью листопада.

 

Из прорех одних

Листопада плащ

У всех нарасхват.

 

Сумерки. Лета всплеск.

В озеро неба –

Свет из чаши луны пролился.

Летнего хвороста дым

Окутал бал хризантем.

Зянет в сумерках осень. 

 

ИЗ ХЛАМА ЛЕТ 

Скоро сумерки года.

Что ещё сказать,

Если некому сказать.

 

Ах! Танго! Листья теряя,

Ветер Осень обнимет.

Собирая – покинет.

Юный орех и ветер.

Шелест палой листвы.

 

Утренний кофе.

Солнце из окна

Хлам на полу оживило.

 

Ожил хлам на полу

Под тенью кота,

Крадущейся от луны.

 

Усмехается кот в усы.

Утешен осенний сад

Чучелом в лохмотьях.

 

Ворох старья на полу

Память – лекало теней

В гостях у юного друга.

Дни лицея, Рахметова.

Свой бы день не забыть!

 

НА УЛИЦЕ ПАМЯТИ 

По улице памяти

Лети, не падай,

Осенний лист.

 

Сыщика дом.

Нищий прохожий рад

Под оградой орехам.

 

Воспоминаний кафе

У вокзала детства.

Приоткрытая дверь.

 

У ДОРОГИ 

По Дону куда прошёл

Русалок корабль, -

Скажи, памяти причал.

 

Весна. Солнышко.

Возвращайтесь, птицы!

Размечтался кот.

Печали марта

Торопят лето

Инея поздней тоской.

 

Школьный сентябрь.

Кузнечики первых

Воспоминаний о лете.

 

К рассвету над трассой

Из сна не спешат аллеи.

Зябко юной весне.

 

ОТРАЖЕНИЯ

Через годы

В лабиринте воспоминаний

Опять разминулись.

 

Не пирамид мираж.

В пустыне верблюд

Нащупал  ноздрёй оазис.

 

Неоновые буквы

Уходят с вывесок

В подворотни снов.

 

Куда тополя уходят,

В зеркале сумерек,

Спроси у луны.

 

Стражу туманов зачем

Ты, ветер,

В объятия поля увёл.

 

НЕЛЕТНИЕ

Волны октавы навеют:

Сумерки года,

Ёлка, рыбка, шар.

 

Новогодний мост

Из осени в весну.

Лета хоровод.

 

Размечтался о лете

Таракан запечный

Под стук колёс.

 

Дождь – ворчун ночной

Всё не уснёт

В отраженьях фонарей.

 

ХРИЗАНТЕМЫ 

Не считай, поэт,

Лепестки хризантем.

Художник посчитает.

 

Леди Амели. О цветке

С именем твоим

Размечтался пёс. 

 

Тыкву купил.

Каретой станет  она 

На балу хризантем. 

 

Снюхался пёс с лисой. 

Билетик в курятник 

Ждёт с цветком в зубах. 

 

И мои друзья  

На балу хризантем,

Три самурая гордых.

 

ДЕРЕВЬЯ 

Деревья – сомнамбулы?

 Деревья – терпение? 

А тени деревьев?

 

В никуда идут,

Тени отдав

Сумерек деревья.

 

Полдня деревья.

Чего они ждут

И почему одиноки?

 

Дают ли птицы

Имена деревьям?

А кошки?

 

ВОЛНЫ 

Бросила бедняжку

 Безжалостная волна. 

Сердца сжал моё рапан.

 

Ветер с моря в степи  

Заигрался с луной  

Перепутал волны.  

 

Стрекозы над полем 

Кружат, ловят

Солнечную волну.

 

Солнечные зайчики

Всем школам назло манят из класса

На бал первой любви. 

 

Звёздные миры. 

Серебряное копытце. 

Ручей у тропы.  

 

ХЕРСОНЕС

Из волн и фонтанов 

 Где вы сейчас,  

Незримые странники? 

 

Камни, тени и фонтаны, 

Здесь теперь и я 

В Херсонеса снах. 

 

Лунный берег и русалка 

– Солнцем залиты

Тайных троп следы.

 

Хироманта ладонью,

А не тропой иду.

Не грусти, облако.

 

* * *

 

ПЕЧАЛЬНЫЕ СОЗВУЧИЯ

 

ОСЕННИЕ ОБЪЯТИЯ

Не волна осенняя,

Объятия друга

Встречают меня в Коктебеле. 

 

Ветер осени в Коктебеле,

Ты напомнил мне о сирени.

О, открой свои бледные листики, томик.

 

Многолико море.

Пены волн дракон

Заглянул в окно.

 

Крылья воспоминаний.

В моих объятиях

Моря весёлые блики.

 

КАРАДАГ

На Plaza del sol в Madrid

Бокалом шампанского манит

Парижский шикар Карадаг.

 

Белый корабль в голубом заливе.

Белая роза в руке блондинки.

Облако и профиль Карадага.

 

То облака милее волн.

То волны милей облаков.

Так и стоит отшельником Карадаг. 

 

Выше к солнцу бокал держи!

Не расплещи шампанское,

Кутила и мот Карадаг.

 

КОКТЕБЕЛЬСКАЯ ВОЛНА

Упала, не может подняться.

Слезами вся изошла

Бедняжка-волна.

 

За нога, за руки хватает.

Зовёт бороться и драться

Забияка-, задира-волна.

 

Подкралась, и наутёк.

Солнцу шляпу мою несёт

Воришка-волна.

 

Изогнулась вся.

Сотню глазок строит

Кокетка-, красотка-волна.

 

СЕРДОЛИКОВАЯ ВОЛНА 

Пустеет площадь.

Ветер и девочка

Играют воздушным шариком.

 

Сколько имён у моря

Ручеёк безымянный

Стесняется спросить.

 

Не пасутся на лугу,

С утра вкушают траву

Коктебельские коровы.

 

 

Сколько на пляже их!

В раскоряку лежит и стоит

Ареопаг габриаков!

 

Девочка ждёт сердолик,

А мальчик играет галькой,

Ищет куриного бога.

 

ОЖИДАНИЕ ВОСПОМИНАНИЙ

Друг облаков, холмов,

В зал ожидания волн

Вновь позвал меня Карадаг.

 

Задремал утёс,

Встрепенётся вот-вот

Сон ожиданья.

 

Бедные люди!

В пене морской

И письма любви Тинь Тха.

 

Тесно в ней листьям.

Опрокинута ветром

Неба корзина.

 

На унесённых ветром

Листках с «Синсю Эндзири» Хокусая 

У Карадага найду тебя, Фудзи.

 

ЛАБИРИНТЫ

В лабиринте стеллажей

Ищет губ лабиринт.

Чья Ты, тень?

 

Из дверей стеклянных 

Лабиринт

Сам Амансана сторожит!

 

Ай! Ай! Не зевай!

В Коктебель на «Паровозъ»

Поспевай!

 

В шёпота влюблённых лабиринт

Никому не войти,

А им из него не выйти.

 

Был волчонок –

Стал мышонок.

…Метаморфоз лабиринт.

 

МОРСКОЙ КОНЁК 

Взъерошен конёк морской:

Что же делать, когда

Выпьет море Медведь-гора.

 

Ай! Ай! Попрятались

Русалки-отличницы:

С двойкой схож конёк морской.

 

Конёк морской

На вопрос его

У русалок спроси ответ.

 

Не девятому валу братья,

Благородным коням октавы

Мои морские коньки.

 

ЗАТЕРЯННЫЕ ТРОПЫ

Цепью золотой играет прибой.

Старый романтик на горной тропе

Вспоминает Грея Ассоль.

 

Тропа в горах заблудилась,

Не моря,  а солнца ищет,

А солнце смеётся над ней.

 

Архимедовых троп лабиринт

Коктебель среди бухт приютил.

Феба в нём не найти?

 

Потерялась тропа в горах.

Где мой путник, - спросила орла.

Но орлу тропы не понять.

 

Ах! Муз всех смутил!

На тропе Архимеда

Не шутя ли сам Феб мелькнул?

 

ВЕСЫ ВОСПОМИНАНИЙ

 На весах воспоминаний

Карадага сон – в перстне фей чёрный камень.

Вверх, взлетайте, звёзды!

 

Даже волны рукоплещут.

Пляшет мальчик в Коктебеле

Под солнечным дождём!

 

В Коктебеле

Сердца ключ утаи.

Звёзд качели – не весы.

 

В звездопад не попал,

Но под ливнем  промок

В пути из Коктебеля к Ялте.

 

ПЕРЕКРЁСТКИ ГРЁЗ 

Ах! Эта прекрасная улица!

Это сладкое слово «Свобода»,

Не заблудись на перекрёстках грёз.

 

Так и не щёлкнул затвором!

А кадр всё стоит в глазах

Парусом на ветрах мечты.

 

Осень. Крым.

Дерево объятий – это мы.

Чайки – листьями над ним.

 

Не рыбка в руке скользнула!

Рифма в хокку лисой мелькнула.

Уж свернулся в зеро

 

СЮР-РОМАНТИЧЕСКИЕ

В машину Кокто

Не садись  кое-кто,

Скерцо – зеро.

 

Обезьяна Тцара байкером стала!

Эх, вдогонку за ней в компании фей

Кофе симфония от меня  сбежала.  

 

Ах! Любовь! Любовь!

Хор жаб и джаз-банд котов

Засмущали луну не на шутку

 

Пригорюнилось пугало.

Не летит никто 

К нему в объятья. 

 

ТЕЛЕФОН ДЛЯ МОЛЧАНИЯ 

Дом оплакан кукушкой.

В ожиданьи звонка

Улиткой луна за окном.

 

─ Колокол Херсонеса.

Это ты позвонил мне

Голосом друга.

 

Звонок телефонный.

Дорогой воспоминаний

До чего же долог твой путь.

 

В ЛИСЬЕЙ БУХТЕ 

Камни мохнатые в пене.

Над сокровенной тропой

Чайки плач. 

 

В Коктебеле ожил

Балтийский припай,

Фыркает брызг дождём.

 

Сколько скользких камней!

В зелёной их бороде

Блещут рыбки серебром.

 

На ночь дворец из грёз,

Но из пены волн

1001 ночь друга моего  приютит. 

 

ИЗ ДНЕВНИКА СНОВИДЕНИЙ 

Стирают и пишут волны

Дневник сновидений.

Кто  его прочитает?

 

Мартовский кот на крыше

Читает луне и звёздам

Дневник своих сновидений.

 

Никому не прочли

Клёна красные листья

Дневник своих сновидений.

 

В тополиной аллее листает

Утомлённый любовью ветер

Дневник своих сновидений.

 

Открыла домик улитка.

Зовёт облака бесприютные

В дневник своих сновидений.

 

ЗОЛОТЫЕ ВОРОТА

В золотых воротах я побывал.

И с тех пор по августу я брожу.

Собираю звёзды поутру.

 

Улыбнулся мне Ихтиандр.

Ах, в Крыму и грусть – дар.

Улыбнись мне вновь, Ихтиандр.

 

Несочинённый роман.

Нераспечатанная колода.

Календарики в семейном альбоме.

 

Держи, хватай, луну!

В золотых воротах она!

С контрабандой звёзд!

 

В полдень ли, в полночь ли

Свои Золотые найдёт ворота

Тополей-адмиралов флот.

 

НЕВЗНАЧАЙ 

Улыбка – расстоянье без расставанья.

Листьям осенним о том

Облака гороскоп сочинили.

 

Даже вспомню невзначай

Пляж Массандровский

Развеет над морем грусть.

 

Ирисы  и розы в Никитском саду –

Игра poems and problems.

Несыгранный любви этюд. 

 

Пончиков пакет…

Сувениры памяти,

Ваш затейлив путь в саду.

 

НЕНАПИСАННЫЕ 

Я помню встречу с тобой,

А ты и не знал меня,

Айтматовский лягушонок.

 

Учителя – продавцы счастья.

Продавцы – учителя нищих.

Лишь нищие не продают и не учат.

 

И моих листьев корзину

Разноцветные ветры

Во все стороны разнесут.

 

В песочных часах

Каждой песчинки эхо,

Сможешь ли бабочкой стать?

 

НЕ ДЛЯ ГЕРБАРИЯ

ЦВЕТЫ И ДЕТИ

Бьётся бабочкой в окно сон. 

Скучно ему  

Не сниться никому ни о ком.

 

О жуткой жизни не жужжи!

Отмахнулся спросонья кот.

Беспробудно счастлив он.

 

Знаю я, друзья!

На свиданье к луне

Улитка торопится.

 

Стада стихли колокольцы,

А светлячки и цикады

До утра не напьются луны молоком.

 

Ах! Он бабочкам не мил!

Ни к чему мечты одуванчику

Солнцем быть и луной.

 

Он себя за хвост укусил!

С бабочкой цветок перепутал!

Щенок-несмышлёныш.

 

Кузнечику -  слёзы, ромашке - горе!

Венок из одуванчиков 

Алик Фросе сплёл.

 

ВЕСЁЛЫЕ КОЛОКОЛЬЧИКИ 

Это не солнечный дождь!

Это к небу возносится

Колокольчиков гимн!

 

Плачет Алик-ботаник.

Колокольчикам на смех

Лапку жуку поломали.

 

До чего задиристо расцвели.

Даже пёс их облаял.

Озорники-колокольчики. 

 

Удивлена бурёнка

Колокольчику на лугу.

Му… Ничего не пойму.

 

Все цветы перебрал

Колокольчиков не купил

Паинька-мальчик.

 

Срезали их в букет.

С улыбкой встречают всех

Дружные колокольчики.

 

ГРУСТНЫЕ ОДУВАНЧИКИ 

В тени одуванчика

Башмаки ничьи.

Не найдут они дорогу.

 

Один-одинёшенек

Над муравьём-бедолагой

Растерялся весь одуванчик.

 

Не знает, чем и помочь

Даже тени своей

Растерянный одуванчик

 

Задержалась луна.

На одуванчик взглянуть.

Ах! Что подумают звёзды!

 

Не вспугни одуванчик, бабочка!

Пролетай стороной, красотка!

Здесь кузнечик строгий на страже.

 

ФИЛОСОФСКИЕ ЗАДВОРКИ

Чем утешу  фонтан в слезах?

Улитка в раздумьях

Вернулась домой за платочком... 

 

Ожил старый фонтан,

Но рыбок Инь-Ян

Не вернули ему. 

Узрела незриму длань,

У фонтана 

Всплакнула старушка.

 

У вокзала фонтан.

Незримою дланью

Ширму ставит воришка.

 

В благородные кони

Просится Пьеро

Смех Артамона не унять Мальвине.

 

В ДЕКОРУМЕ ТЬЮРИНГА-МЕРЛЯ

Зима за стеклом

К острову Мнемозины

Спешит кофейник.

 

Шторм за стеклом.

На островке Венеры

Клею бумажный домик.

 

Солнце в сетях снов

Слюдяные крылья стрекоз

Несут сквозь осень за стеклом.

___________________ 

© Пэн Дмитрий Баохуанович 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Дмитрий Иваненко. Неудобный гений
Статья о выдающемся советском физике Дмитрии Иваненко (1904-1994).
Почти невидимый мир природы
Автор делится своими наблюдениями за природой растений и насекомых, начало см. в №№395 и 396 relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum