Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Остров Россия
Беседа Сергея Медведева с Дмитрием Орешкиным, Глебом Павловским и Борисом Грозов...
№07
(397)
05.07.2022
Творчество
Выдох на слове LOVE. Рок-поэллада
(№5 [395] 05.05.2022)
Автор: Сергей Сутулов-Катеринич
Сергей Сутулов-Катеринич

Публикация посвящается 70-летию автора 10 мая, с чем редакция его сердечно поздравляет!

 

Действующие лица:

Автор (чаще всего — речитатив, декламация… иногда — поёт…)

Женщина (поёт, иногда — речитатив)

Мужчина (поёт, иногда — речитатив)

Соперник (поёт, иногда — речитатив)

ФОТОГРАФ

КИНООПЕРАТОР

РОК-ГРУППА

ВОКАЛИСТ

ВОКАЛИСТКА

Действие происходит в разных городах – названия, которых то чаще, то реже звучат в поэтическом тексте. Режиссёр может выбирать из предложенных: Москва, Санкт-Петербург, Ростов, Пятигорск, Одесса, Париж, Нью-Йорк…

Часть I

▲♫▼

АВТОР (речитатив):

Затевая повесть, растревожу совесть —

Нарисую синюю весну.

Изумлённый возглас: «Признавайся, кто здесь?!

Соловьи ликуют — не уснуть…»

Занавеска дрогнет. Силуэт растает.

Соловьи сгорают на заре…

Пастораль стерильна. Акварель астральна.

Безобразен жёлтый лазарет.

Убаюкав совесть, укокошу повесть —

На дисплее плавится июль…

И компьютер тёртый, пьяно беспокоясь,

Озадачит ключиками Ю.

Заповедный адрес Интернет размножит —

Стукачи бесчинствуют в ночи…

Обожаю лица. Отрицаю рожи.

Запредельный голос, прозвучи!

Возрождая повесть, истерзаю совесть —

Август-цензор, главы изымай!

Голова размякла, одурела… то есть —

Героиня вышла из ума.

Гобелен наивен. Гардероб наглажен.

Журавли заплачут на ветру.

Заштрихует ливень женщину в пейзаже —

Я сюжет безбожно перевру.

Успокоив совесть, завершаю повесть —

Героиня — замужем? В раю?!

Но герой упёртый, приголубив подлость,

Ухмыльнётся автору: «Убью!»

Алфавит январский. Частокол бессонниц.

Почитай, Мефодий, на печи.

А Кирилл закурит, грохнув «Панасоник».

Помолчим. Без видимых причин…

▲♫▼ 

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА (дуэт):

Студент. Студентка. Рождество.

Ожог судьбы. Дрожат тюльпаны.

Семь рыжих звёзд в бокал упали.

Шесть грёз в тетради — шесть стихов.

Дипломы. Танец «поплавков».

Мираж метели. Тополь древний.

Семь синих звёзд горят на рейде.

Пять снов небесных — пять грехов.

Сентябрь. Лукавство. Сватовство.

Капризы роз. Сумбур обмана.

Семь пьяных звёзд — на дне стакана.

«Четыре года — псу под хвост!» 

………………………………

Весна. Восторги васильков.

«Прощён...» — «Святая...» Свадьбе жарко!

Семь юных звёзд порхают в парках

Три ночи — стайкой светляков.

Любовь. Интриги двойников.

Работа. Дети... «Мы — в Париже!»

Семь ясных звёзд на нитку нижут

Две жизни вечных дураков.

Старик. Старуха. Рождество.

Улыбки тень. Озноб свирели.

Семь мудрых звёзд уже согрели

Один денёк и сто веков...

▲♫▼ 

СОПЕРНИК (поёт):

Кончилась вечность зачисли кончину

В первопричину «увы…» и «ура!»:

Что бы сейчас (через час?) ни случилось,

Завтра уже приключилось вчера.

Умная женщина ищет мужчину,

Глупая девочка образ царя.

Оберегаю от сглаза Кончиту —

Сватаю замуж за кобзаря.

Для звонаря и псаря величины — 

Разные, праздные, et cetera…

Чистые женщины, чудо-мужчины

Горечью мечены в честном вчера.

Чтобы причина переключилась —

Целишь в поэта? Стреляй в палача! —

Чёрною речкой морочу кручину —

Чёрною ночкой очнётся в Сочах.

Небо с овчинку? Чердак не по чину?

Дочь замочила портянки в борщах?

Следствие, выучи «Санта-Лючию» — 

Музыка лечит и учит прощать.

Выключу вечность. Очищу лучину.

Речитативна предтеча добра.

Плачь, Челентано! Скучай, Благочинный…

Счастье — перчатка из чрева вчера.

▲♫▼

МУЖЧИНА (поёт):

Ровесник, ты ревнуешь на «Ура!»… 

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Соперник…

МУЖЧИНА (поёт):

Соперник, ты рифмуешь на «Ура!»,

А мне дороже веточка мимозы,

Подаренная в дивные морозы 

Девчушкой из соседнего двора…

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Поэзия…

МУЖЧИНА (поёт):

Поэзия — безумная игра:

Метафоры, как вдовы, одолели.

Кровавы безобидные дуэли.

А критики кричат: «Вы — шулера!..» 

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Овации… 

МУЖЧИНА (поёт):

Овации, мой милый, мишура:

Банальная, но точная примета.

Пока кружится синяя планета,

Опасны и прекрасны юнкера. 

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Гадалка…

МУЖЧИНА (поёт):

Гадалка, философии сестра,

Твердит о революции беспечной —

Теории увечной и конечной,

Упавшей с оголённого пера.

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Лахудры…

МУЖЧИНА (поёт):

Лахудры, непотребные с утра,

Мечтают о послании Петрарки —

Под аркой триумфальные подарки

Горят на рыжем зеркале костра…

СОПЕРНИК (поёт, поправляя-подсказывая):

Мелодия…

МУЖЧИНА (поёт):

Мелодия печали и добра

Задумчиво выводит на свирели

Застенчивые трели колыбели —

Из чистого, как детство, серебра.

▲♫▼

АВТОР (речитатив, пение…):

Платон! И тон, и полутон бессильны выразить тональность.

Моя треклятая ментальность опять сбивается на стон.

СОПЕРНИК (речитатив, пение…):

Бином туманный! Поделом тебе рога приделал Ньютон.

Дефо (де-факто) перепутал: «Пиши фривольно помелом».

ЖЕНЩИНА (речитатив, пение…):

Ферма дарует шаткий трон весьма смышлёному субъекту,

Который сквозь века скумекал: «Закону нужен обертон!»

МУЖЧИНА (речитатив, пение…):

Махнёт оранжевым крылом над шалым миром Модильяни —

Он не парил на дельтаплане: ему и так грозил дурдом. 

АВТОР (речитатив, пение…):

Допустим, новый Соломон явил народам рой видений…

Пошлёт их к чёрту, вне сомнений, пижон по кличке Селадон.

СОПЕРНИК (речитатив, пение…):

Ряжусь почтенным колдуном — юнцов история не терпит:

У двери дули вертит Вертер, и Верди плачет под окном.

ЖЕНЩИНА (речитатив, пение…):

Долдонь, гуляя за кордон, скупая в розницу и оптом

Чужой, чудной, но скучный опыт: «Варягов жаловал Гвидон!»

МУЖЧИНА (речитатив, пение…):

Пардон, бреду на ипподром: Сократ коварнее Геракла…

Кляну заносчивый характер: плачу фамильным серебром.

АВТОР (речитатив, пение…):

Доступно пиво «Оболонь» — таранью лоб и зуб тараня,

Старайся память не поранить, Полуведёрный Аполлон.

СОПЕРНИК (речитатив, пение…):

Трясёт адамовым ребром бинарный демон… Вместо рожи

Представь улыбку — свет поможет увидеть купол над Днепром.

ЖЕНЩИНА (речитатив, пение…):

Земной юдоли перезвон, небесной жизни серенада

В соборе нежно пеленают озноб в спасительный озон.

МУЖЧИНА (речитатив, пение…):

Питон — великий гастроном. Пират плывёт по Интернету.

Но интердевочке монету достанет с неба астроном.

АВТОР (речитатив, пение…):

Платан, лысеющий Платон, прошепчет милую банальность…

СОПЕРНИК (речитатив, пение…):

Что клёну по сердцу фатальность зимы, липучей, словно сон.

МУЖЧИНА (речитатив, пение…):

Талант — как лживый мажордом: сегодня — помнит, завтра — гонит…

ЖЕНЩИНА (речитатив, пение…):

И страсти царственных агоний бурлят за буквами: «Боржом».

АВТОР (речитатив):

Ловец сиреневых ворон?!. 

СОПЕРНИК (поёт):

Тебя побьют, впадая в ярость…

МУЖЧИНА (речитатив):

За моветон и фамильярность… 

ЖЕНЩИНА (речитатив, пение…):

…деды Брокгауз и Евфрон…

…деды Брокгауз и Евфрон.

▲♫▼ 

АВТОР (речитатив, пение…):

Бюст героя и… бюст вдовы

Перевязаны буквой Ю

Отвергая пустое «Вы»,

Сигаретку твою курю.

Я, поверь, воевал, как он.

Ну, а он воевал, как я…

Из двоих различил Харон

Беспризорника бытия.

Кровь победы и соль беды

Забинтованы словом БОЛЬ…

Чистый спирт! Молодым воды.

Паранойя: нелепый бой…

Бюст героя моя вина.

Перелёт! Сочинять зачем?

Перемать! Такова война…

И шарахнул огнём чечен!

Перевал. Вертолёт. Санчасть.

Задыхаясь на звуке О,

Он хватал за халат врача:

«Вологодское молоко…»

Ослепителен бюст вдовы…

Извини: я бездарно пью

Потому что семь лет, увы,

Безнадёжно тебя… люблю.

..................................................

«За разведку?!» Идите на…

Задрожал дремавший перрон.

Промолчала чужая жена.

Промычал старина Харон.

▲♫▼ 

ЖЕНЩИНА (поёт):

Из печального далека 

Долетело эхо разрыва —

Удивилась наивная ива,

Занавеска качнулась. Слегка.

И вальяжные облака

Кувырком покатились по склонам,

Оживляя пейзаж заоконный,

Отутюженный на века.

Изумрудные вензеля

Угадай в отсыревшей сирени,

Где мерцает в плену светотени

Призрак серого соловья...

Это — мы, это — ты, это — я,

Испугавшись внезапного эха,

Растеряли жемчужины смеха

Безмятежного бытия. 

Одиночество ледника,

Потревоженное случайно

Зычным криком и свистом тайным

Волоокого старика?!

Или домысел дурака:

«За горою закат догорает —

Это значит: война умирает,

Умирает наверняка?!»

……………………………

Из печального далека 

Долетело эхо разрыва —

Удивилась наивная ива,

Занавеска качнулась. 

Слегка…

▲♫▼ 

И Фотограф, и Кинооператор прямого участия в действе не принимают, но на протяжении всего спектакля работают, иногда отдыхая на заднем плане… 

Мизансцены – за режиссёром…

АВТОР разбивает первое огромное «зеркало», стоявшее в глубине сцены. 

Из рамы выпрыгивают рок-музыканты… 

Вокалист и вокалистка исполняют песню «аленький цветочек…»

…по законам земной механики,

потакая небесной мимике,

охмуряют реал охальники,

охраняют астрал алхимики.

героиня английской лирики —

на закорках тверской завалинки.

отчифирили-откефирили…

посошок! наливай по маленькой.

камикадзе кремлёвской мистики — 

в катакомбах германской клиники.

отхристосили-отфашистили…

сбереги от нечистых, миленький!

вышибают мозги разбойники.

исцеляют глаза проталинки.

отобамили-отобоили…

расскажи про цветочек аленький…………………

……… охраняют астрал алхимики.

посошок! наливай по маленькой.

сбереги от нечистых, миленький!

расскажи про цветочек аленький…

потакая небесной мимике,

охмуряют реал охальники.

в катакомбах германской клиники

исцеляют глаза-проталинки.

мавзолеи молчат над клумбами.

на экранах мычат титаники.

откоммунили-отколумбили…

передых до вселенской паники.

посошок! наливай по маленькой —

на закорках тверской завалинки… 

ЧАСТЬ II

▲♫▼ 

АВТОР (речитатив? пение?):

Кружит снежок — утюжит нежить.

Мартообрядность благодати.

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

Всепобеждающая нежность.

Мажор? Адажио? Анданте…

АВТОР (речитатив? пение?):

Всё побеждающая лёгкость.

Озноб прощёных воскресений.

Мелькнула молодость-дурёха

На перевале пред/весеннем.

Минор: надежды безнадежность.

Стихи, снежинки, «саперави»…

Всепобеждающая свежесть

На пост/апрельской переправе…

Всё побеждающая чёткость

Воспоминаний без диффузий:

Профессор — чёрт, ему — девчонка,

Тебе — зачётка в грешном вузе? 

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

Профессор — чёрт, ему в печёнку —

Смычком мальчишеской печали!

Цыганом умыкнул девчонку —

Педант сольфеджио отчалил. 

АВТОР (речитатив? пение?):

Адажио? Анданте? Престо! 

Кинороманы — в крематорий.

Ожог подснежника — невеста.

Жена — пожар консерваторий.  

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

На перевале пред/осеннем,

На переправе пост/июльской — …

АВТОР (речитатив? пение?):

Без опостылых опасений

За иллюстрации иллюзий. 

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

Душа в окошке — как… небрежность:

В чужую жизнь снежком попасть и…

АВТОР (речитатив? пение?):

Всепобеждающая нежность.

Всё пожирающие страсти!

▲♫▼

ЖЕНЩИНА и СОПЕРНИК (дуэт):

На том языке, на котором грустила —  

напрасны попытки поведать о грусти? 

Напишет записку: «Прощай, шизокрылый!».

И сизого голубя в створку отпустит.

На том сквозняке, на котором мечталось,

Архангел пытается выловить слово:  

симфония… скифы… Солярис… стеклярус…

На сонных часах — половина второго.

На том чердаке, на котором когда-то

грустилось, мечталось, пилось и любилось, —

гитара, свеча, четвертушка плаката:

…Дворцовая площадь… концерт Наутилус…

Язык, на котором Марию молила:

«…январское имя оплачь над страницей,

и в мае вернётся прощёный постылый —

целитель столицы, провидец провинций…»

Сквозняк, на котором ночами зачем-то

летала над призрачной рябью канала, 

подхватит зачётку: «Конец Кватроченто…»

и вырвет страничку, где подпись стояла.

Чердак, на котором однажды приснилось:

затеяли черти батальные съёмки — 

Дворцовую площадь вспорол Наутилус…

Над Красной парит броненосец Потёмкин…

…………………………………………………

Язык, на котором Любовь приключилась…

сквозняк, за который Архангел в ответе…

чердак, у которого чин Капуччино… — 

на этом, Гомером придуманном свете…

МУЖЧИНА: 

…на этом, Гомером придуманном свете…

▲♫▼ 

АВТОР (речитатив? пение?!):

Стихи оставили меня, долгов подкинули

Как беспардонная родня, сто раз подставили

Сто лет не пишут, не звонят, клянусь богинями...

Найдёте в ржавых словарях: живут в Италии.

Вчера воскрес убитый ямб: «Сгонять за рифмами?!

Они медсёстрами теперь у Белой реченьки...»

И сын, и дочь, и друг, и зверь тиранят мифами.

Судьба и время по нолям. Лечу над Вечностью... 

СОПЕРНИК (речитатив? пение?!):

Стихи на прозу разменял? — В соплях метафоры.

Обид считать-не перечесть на грани бешенства.

Дуэли. Госпиталь. Вокзал в хоралах баховых.

МУЖЧИНА (речитатив):

«Он не виновен, Ваша честь! Стрелялся тешился...»

АВТОР (речитатив? пение?!):

Назавтра явится хорей (проспал с гиперболой):

«Опять разборки без меня? Кто труса праздновал?

МУЖЧИНА (речитатив):

Я, сударь, Вам не изменял кивните, Лермонтов!

Внимайте: стая стихарей воркует ласково...»

АВТОР (речитатив? пение?!):

Крещатик. Крестник. Херувим. Днепра излучины.

Спасибо, Киев, Третий Рим, за хруст эпитета...

СОПЕРНИК (речитатив? пение?!):

Стихи артачатся: «Опять Сюжет закрученный?!»

Поссоримся, япона мать!  «Адью!» – До Питера?..

▲♫▼ 

ЖЕНЩИНА (поёт):

Сыграй на скрипочке, мной нарисованный,

мой окольцованный Январский Май!

Карета сонная скрипит рессорами,

лошадки цокают — помчимся в Рай!

Тебя увидела, потом услышала, 

судьбою меченный и вкривь, и вкось… 

Ни взгляда долгого, ни звука лишнего,

рифмач наверченный, заветный гость!

Сыграй на дудочке, мой неожиданный,

мной ожидаемый и муж, и брат! 

Душа спасаема, покуда живы мы…

Тропа кинжальная — в запретный ад.

Тебя, наверное, друзья невинные,

враги старинные погрызли всласть…

Хотя неверная вчера покинула,

грозит кикимора: «Я не сдалась!»

В игре на скрипочке, мой неосознанный,

мной неопознанный объект, сгорай!

Карета ржавая? Зима морозная?

Давай — на розвальнях! И прямо — в Рай!

Твои прозрения потомки праздные 

сочтут химерами, но век — велик.

Мои признания сомнут маразмами

и полумерами: народ столик…

В игре на дудочке, мой окончательный,

мной опечаленный, и мёд, и яд…

Пока ручались мы семью печатями,

любовь отчалила из Рая в ад. 

▲♫▼

АВТОР (речитатив):

…поэт орал, и плакал, и молился,

и каялся, и пил, и быдлом был,

но женщина прощала: «без милиций…»,

она его любила: «будь любым —

тиранящим, покладистым, похмельным,

оболганным, освистанным, святым,

квадратным, треугольным, параллельным,

оборванным, расхристанным, тупым,

гламурным, гениальным, безрассудным,

пророком, прокурором, сорванцом,

безвизовым, бессонным, беспробудным,

алхимиком, бухариком, творцом,

Касперским, Козаковым, Квазимодо,

Кулибиным, Каспаровым, Кюри,

котярой, крокодилом, козьей мордой, 

но, милый мой, люби — без попурри!..»

СОПЕРНИК (речитатив):

Апостолы! Поэт заезжей музе

Со сцены посвятил пустой сонет:

«Италия. Болезненность иллюзий…»

И женщина растаяла — в рассвет.

МУЖЧИНА (речитатив):

Поэт кричит — ранимая не слышит…

(О музах при французах повторим?!)

ЖЕНЩИНА (речитатив):

Прошепчет он — родимая в Камышин

Примчится, проклиная гордый Рим.

▲♫▼ 

МУЖЧИНА (поёт):

Не знать о городе. Не помнить 

Церквей, трамвайного кольца…

Закрытые глаза наполнить 

Сияньем твоего лица.

Не слушать города. Не слышать

Его пропойц, убийц, калек…

И тихо улыбаться: свыше

Дарован серебристый смех.

Не стынуть в городе. Не мёрзнуть —

Ещё один прощальный круг…

Озноб пронзительный и звёздный —

Прикосновенье тёплых рук.

Не знать о городе. Не ведать,

Что жаден, жалок, нежен, груб…

Загадка? Проигрыш? Победа? —

Прикосновенье робких губ.

Не говорить о нём ни слова

Друзьям, жене. Но по ночам

Внимать сначала, вновь и снова

Твоим застенчивым речам.

▲♫▼  

ЖЕНЩИНА (речитатив и пение): 

Когда умру от нежности к тебе —

Твоим стихам, мелодиям, заскокам,

Закружится над кряжем Коктебель,

Опознавая душу по осколкам.

Когда умру от жалости к тебе… 

АВТОР (речитатив и пение): 

Когда умру от ревности к нему —

Его ухмылкам, фразам, междометьям,

Циничные потомки не поймут,

Кого, за что, зачем и чем отметим?!

Когда умру от зависти к нему… 

ЖЕНЩИНА (речитатив и пение):

Смешны попытки пережить тебя,

Минуя мины и шипы ошибок…

Дрожащие мундиры октября

Горят в рубцах рябиновых нашивок. 

Грешны попытки пережить тебя… 

АВТОР (речитатив и пение):

Когда умру от жалости к тебе —

Твоим Шерхану, «Шевроле», баштану,

Весёлая ватага кобелей

Процессию проводит под Бештау.

Когда умру от верности тебе… 

ЖЕНЩИНА (речитатив и пение):   

Когда умру от подлостей его —

Бульварных, куртуазных, виртуальных,

У Воланда случится торжество

С участием персон маниакальных.

Когда умру от пошлостей его…

АВТОР (речитатив и пение):

Грешны попытки пережить тебя,

Срывая крыши и свинец стоп-кранов…

Пиратствуют в пространствах букваря

Крутые пожиратели романов.

Грустны попытки пережить тебя… 

ЖЕНЩИНА (речитатив и пение):

Когда умру от верности тебе —

Губительной, язвительной, жестокой,

Старательная стая голубей

Начнёт зубрить грамматику Востока.

АВТОР и ЖЕНЩИНА (речитатив): 

Когда умру от нежности к тебе…

▲♫▼ 

И Фотограф, и Кинооператор прямого участия в действе не принимают, но на протяжении всего спектакля работают, иногда отдыхая на заднем плане… 

Мизансцены — за режиссёром…

АВТОР срывает материю с огромной рамы. Зрители ожидают увидеть картину. Однако в раме оживают рок-музыканты, вокалист и вокалистка исполняют песню 

«Никогда никого ни о чём не проси…» 

Никогда никого ни о чём не проси…

Никого никогда не проси ни о чём!

Нота третьей октавы — небесная си —

Станет лучшей подругой и вечным врачом.

Я веками просил, умолял, укорял

И царя, и псаря, и вельможу, и вошь:

— В серебре словаря уничтожь рифму бля!

— Разорив до рубля, ноту ля не тревожь!

Никогда ни о чём никого — не-не-не!

Никого никогда не проси — ни-ни-ни!

На родной стороне только водка в цене:

Оде — мир, мироед! До-ре-ми, извини… 

Я лукавил, считая стихами грехи,

И не сразу постиг горькой истины смех:

Соловей перепел трубадуров лихих,

А поэта прощает единственный грех.

Никогда не проси ни о чём никого,

Не проси ни о чём никого никогда —

У костёлов, мечетей, церквей, синагог,

В самолётах, постелях, стогах, поездах.

Вспоминая в остроге рублёвский астрал —

Вдалеке от порогов рублёвских хором,

Нацарапай на стенке сакральный хорал — 

Сатанинский псалом! – гениальным пером.

……………………………………………….

На санскрите, иврите, французском, фарси

Никогда никого ни о чём не проси! 

ЧАСТЬ III

▲♫▼ 

АВТОР (речитатив):

Много жён. Много песен и тем.

Мало жизни — шагреневой кожи.

Ты, похоже, седой совсем,

Твоя первая женщина — тоже…

 

СОПЕРНИК (речитатив):

Отправляла ко всем чертям,

Обзывала котом учёным.

Укоряли: «Тебе не чета…»

Умоляли: «Забудь девчонку!»

 

МУЖЧИНА (речитатив):

Мозаичность твоих проблем

Бесконечна… И предположим:

Ты — султан. У тебя — гарем

Смуглолицых и яснорожих.  

СОПЕРНИК (речитатив):

Напевают «Felicita»,

Полонезят и бьют чечётку,

Но никто не пошлёт к чертям: 

Поцелуи — как «Знаки Почёта». 

АВТОР (речитатив):

За плечами — мешок теорем:

Сухари с каждым днём — дороже…

Все дороги ведут в Вифлеем, 

Огибая масонские ложи?! 

СОПЕРНИК (речитатив):

Ты ночами о ней мечтал.

Пропивал золотые бочонки.

Проклиная, сжигал почтамт,

Не дождавшись письма девчонки…

МУЖЧИНА (речитатив):

Раздражает фантом-рефрен:

«Словно брат и сестра, похожи…»

Между нотами «до» и «ре»

Не поместится возглас: «Боже!»

АВТОР (речитатив):

Отчудил. Отскучал. Откричал.

Прошепчи, ухмыльнувшись чёрту:

— Часто снится гора… Встречал

Ты на Лысой горе девчонку?! 

▲♫▼ 

ЖЕНЩИНА И СОПЕРНИК (дуэт):

ОНА:

В запредельных мирах по широкой ладони проспекта,

Наречённого Невским не нами, не надо кружить…

ОН:

Но, зажаты упругой пружинкой чужого конспекта,

Без конца повторяем мятежных стихов виражи.

ОНА:

В паутине времён выбираем непрочные нити —

Гобелены музеев лысеют на жёлтую треть…

ОН:

Мы — наивные дети нелепых и страшных событий,

У которых из всех переменных одна непременная смерть. 

ОНА:

В параллельных мирах мы в обнимку бредём по Бродвею —

ОН:

Багровеют запретные двери, ведущие в ад…

ОНА:

Доверяю Орфею, хотя никогда не поверю

Перепевам рефрена о лёгкой дороге назад.   

ОН:

По артериям мчится безумие водки и перца — 

Безнадёжны благие попытки ноктюрн доиграть…

ОНА:

И веснушки частушек, мерцая на лацканах терций,

Загоняют уставшее сердце в сомнительный рай.        

ОН и ОНА:

В лапидарных мирах пропадаем в забытой часовне —

На Валдае страстная густеет и тянется год…

Галереи пространства, как все «Одиссеи», условны.

Безусловен весёлый и вечный над бездной полёт!

▲♫▼

МУЖЧИНА (поёт):

Холст сиреневого неба провисает… Исаакий

Золотой горбушкой хлеба искушает на закате.

Роль летающего мима выбираю, привыкая

Биографию любимой сочинять за облаками.

Сон лукавый и печальный бесконечен… Неужели

Завитыми куличами ублажит скупой Блаженный?

Фрак, похожий на спецовку, примеряю… И небрежно,

Исчезая на Дворцовой, появляюсь на Манежной…

Мир бензина и озона обжигает… На Тверскую

Приземляться нет резона — купола в Неве тоскуют.

Миф наивный и жестокий симметричен… Белый ангел

Разноцветные восторги снегопадом умывает.

Фильм протяжный, эпатажный интригует… Рыжий демон

На асфальте кистью влажной вопрошает: «Гела, где мы?!»

Лики века, кольца дыма замелькают… И — на память! —

Фотография любимой проплывёт над облаками. 

▲♫▼ 

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА (дуэт):

ОНА:

Из моего сна до твоего — влёт! 

ОН и ОНА:

Речка, гора, страна, если встречать восход. 

ОН:

Из твоего сна до моего — вспять! — 

ОН и ОНА:

Облако, вдох, волна, выдох на букве ять.

ОН:

Аура мрачного сна: дьявол, Полярная ночь,

Северная война, Западная, Восточ…

ОНА:

Боже, по чьей вине делят чужую роль

Горькая нота не, сладкая нота соль?! 

ОН:

Из моего сна до твоего — в ряд! —

ОН и ОНА:

Море, янтарь, сосна, если крестить закат.

ОНА:

Из твоего сна до моего — вплавь! –—

ОН и ОНА:

Озеро, вдох, весна, выдох на слове Love.

ОНА:

Азбука белого сна: жив тополиный пух…

Чёрной тоске хана, если махнуть на юг.

ОН:

Господи, сохрани треснувшую свирель,

Синюю ноту ни, красную ноту ре. 

ОНА:

От моего сна до твоего — сон,

ОН и ОНА:

Солнце, ковыль, Луна, смех, сигарета, стон.

ОН:

Сонная, сбереги дробную русскую речь —

Ижицей не солги, рифмами не калечь!

ОНА:

Снова лечу, плыву — Вечность от сих до сих…

ОН:

Встретимся наяву, если запомнишь стих.

▲♫▼

АВТОР (поёт):

Ангелы парят над образами

С карими и синими глазами…

Я скучал один у «Трёх вокзалов» –  

«Скорый» припозднился из Казани…

Песенка чужая (?) привязалась: 

Музыка… Разлука… «Мукузани»…

МУЖЧИНА (поёт):

Поезд обманул – игра без правил:

Девочка сошла на полустанке, –  

Каин полупьяный, трезвый Авель

Слёзы выжимают из шарманки…

СОПЕРНИК (поёт):

Много лет осталось или мало

Странствовать царице наказаний?

Старая пластинка простонала:

Ангелы парят над образами… 

АВТОР (поёт):

Кончилась эпоха исключений –

Гамлету достались две «Таганки»…

Господи, когда допишет гений

Песенку «Прощение беглянки»?

…………………………………….

МУЖЧИНА (поёт):

Граждане, «Прощание славянки»!

Ангелы парят над образами…

Девочка сошла на полустанке…  

«Скорый» припозднился из Казани… 

Женщина (поёт):

Слёзы выжимая из шарманки,

Странствует царица наказаний… 

АВТОР (поёт):

Песенка «Прощение беглянки»:

Музыка… Разлука… «Мукузани»…

Женщина (поёт):

Ангелы парят над образами

С карими и синими глазами…                                                                                               

▲♫▼

АВТОР (речитатив):

Запиваю в забытой богами стране,

Забивая на всё и на всех, и на всяк… 

Запеваю при ясной, но глупой Луне,

Завывая, что умер последний босяк.

СОПЕРНИК (речитатив):

Мезальянс мезозоя: озон и зола…

Запад коготь вонзает в прозрачный висок.

МУЖЧИНА (речитатив):

Бочку с красной икрой опрокинь и залай —

Убегая в Стокгольм, угодишь на Восток.

АВТОР (речитатив):

Вылетаю из здания бывшей страны,

Вылетая с обложки журнала «Бульвар»…

Выжимаю из памяти мрачные сны,

Выжигая апостроф из Кот-д’Ивуар.

 

СОПЕРНИК (речитатив):

Сюрреальный сюрприз: Арамис на метле —

Над актёром, аккордом, Акрополем — над…

МУЖЧИНА (речитатив):

Птолемей, твоё тело истлело в земле,

А душа принимает небесный парад.

АВТОР (речитатив):

Отмечая бессмертие радостной до,

Отменив камертона неверного стон, 

Очертив пируэты над чёрной водой…

СОПЕРНИК (речитатив):

Отметаешь вульгарное слово кордон! 

МУЖЧИНА (речитатив):

Чур-чура, Челобей! — За иконой дыра…

СОПЕРНИК (речитатив):

«Дыр бул щыл…», — поучаешь скворчатых внучат.

МУЖЧИНА (речитатив):

«Бобэоби, дедуля! Кончай вымирать!..»

АВТОР (речитатив):

Обещаю воскреснуть у озера Чад.

▲♫▼  

Женщина (поёт): 

Я — девочка… В окне — она,

Старуха из чужого сна —

С косой!.. Заплачу ни о чём —

Запрячусь в мамино плечо. 

Я — девушка… В окне — весна,

Любовь из папиного сна.

Отцу страдать и ревновать.

В моё плечо рыдает мать.

Я — женщина… В огне — она,

Полузаконная жена,

Подруга бывшая… Мой муж

В её ночах объелся груш.

Я — бабушка… Из тьмы — они,

Родные лица, песни, дни…

Сгорит венчальная свеча — 

Ни слёз, ни тёплого плеча.

Страшусь: появится она,

Старуха из чужого сна…

Я — девочка… 

я — девушка… 

я — женщина… 

я — бабушка…

▲♫▼

И Фотограф, и Кинооператор прямого участия в действе не принимают, но на протяжении всего спектакля работают, иногда отдыхая на заднем плане… 

Мизансцены — за режиссёром…

АВТОР разбивает второе «зеркало». В раме появляются рок-музыканты, вокалист и вокалистка исполняют песню «…когда я поверну направо/Слепок слова» 

ВОКАЛИСТ:

Когда я поверну направо в своих хождениях по мукам,

подвалы чёрного Цхинвала прожгут мембрану ультразвуком. 

ВОКАЛИСТКА:

Не поворачивай налево, герой картины Васнецова:

налево — лев, ослица, дева, дырявый кров и гроб свинцовый. 

ВОКАЛИСТ:

Когда я поверну направо, проафанасив за три моря,

переболеет Балаклава балладой Крымского нагорья. 

ВОКАЛИСТКА:

Не поворачивай налево, моя оплёванная слава,

налево — лесть, хула из хлева, сомнений месть, любви отрава… 

ВОКАЛИСТ:

Когда я поверну направо в ночных полётах над Казбеком,

Махатма выдохнет: — Лукавый! Останься грешным человеком…

ВОКАЛИСТКА:

Не поворачивай налево, предавший друг, прозревший витязь, —  

продаст чужая королева, профукав нефть родных правительств.

ВОКАЛИСТ:

А над блокадами — бакланы, блондинки, «боинги», болонки…

Белград… бомбёжка… брат… Балканы… и детский стон со дна воронки…

ВОКАЛИСТКА:

А из России — в жар ассирий — транзитом серый треугольник. 

В Кижах заплачет сирый Сирин, утрёт слезу Святой Угодник…

ВОКАЛИСТ:

Когда я повернул налево, исправив пьяный крен направо,

под сердцем солнце заалело: Одесса… Облако… Оттава…  

ВОКАЛИСТКА:

Карамба рваной мелодрамы — вожди, бомжи, стрижи, пражанки.

Позёмка съела след упрямый — от Фудзиямы до Фонтанки…

ВОКАЛИСТ:

Ожог последнего предела — оскал апостола шестого…

Седеет слепок Слова слева, а справа — крест и кровь Христова.

ЧАСТЬ IV

▲♫▼

АВТОР (речитатив и пение):

Эта девочка — дерзкая тайна моя.

«Чур-чура, немчура!» — «Самозванец из Тулы!»…

На дурацкую фразу: «Махнём на моря!»

Оглянулась и сразу – полжизни смахнула.

Обо мне и о ней в небесах пропоют.

В лагерях блатари пятый месяц гутарят…

Уходя — уходи, наплевав на уют.

Подожги клавесин. Не забудь про гитару.

Эта девушка — главная тайна моя.

Ниоткуда взялась. В никуда исчезает…

Одуванчик на льдине. Погасший маяк.

И фальшивая нота, что скрипку терзает.

Обо мне и о ней во дворах говорят.

При дворах и царях пять веков проклинали…

«Изменяя тебе, изменяет наряд!» —

«Примадонна!» — «Богиня!» — «Нацистка!» — «Каналья!»…

Эта женщина — давняя тайна моя.

И смешная зарубка на старом крылечке…

Для того чтоб она не вернулась, моля,    

Я зажгу перед Господом тысячу свечек!

Обо мне и о ней в букварях наугад,

В словарях наобум академики шарят…

Корабли у причалов ещё постоят —

Пять веков, пять секунд — на краях полушарий.

▲♫▼  

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА (дуэт):

ОН:

…пора признаться, не покаявшись,

в любви, которой след простыл…

покурим, милая, на камушках:

нева ворчит — шалят мосты.

ОНА: нева ворчит — шалят мосты.

ОН:

река ночными машет крыльями,

как чудо-юдо-птица-кит…

ОНА:

сто лет назад недооткрыли мы

ни антарктид, ни атлантид.

ОН: ни антарктид, ни атлантид. 

ОНА:

из-под обложки ветхой библии —

листок… — эпиграф? эпилог?

ОН:

рассветы флейтами будили мы…

ах, как любили мы, мой бог!

ОНА: ах, как любили мы, мой бог! 

ОН:

…недосмеялись, недоплакали:

тебе — парнас, а мне — кавказ…

ОНА:

судьба, запугивая плахами,

ОН:

дворцы творила напоказ.

ОНА: дворцы творила напоказ.

ОН:

за переправами — скворечники,

ОНА:

над перевалами — кресты…

ОН:

прикурим, милая, у вечности:

нева вот-вот простит мосты.

ОНА: нева вот-вот простит мосты.

ОН:

…из-под обложки ветхой библии —

листок… — эпиграф? эпилог?

ОНА:

закаты рифмами дробили мы…

ах, как любили мы, мой бог! 

ОН: ах, как любили мы, мой бог! 

▲♫▼ 

АВТОР (речитатив? пение?):

у поэта — право вето.

остальные — на Майдан.

догорает сигарета.

Пушкин слушает цыган…

МУЖЧИНА (речитатив):

одноклассник — без билета! —

прямиком на Магадан.

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

у солдата — право страха.

приказал майор: смердеть!

под папахой вурдалака —

трагедийная комедь.

МУЖЧИНА (речитатив):

у Христа, Аллаха, Баха

главный козырь — смерти смерть!

ЖЕНЩИНА (речитатив? пение?):

у войны четыре цвета —

красный, белый, чёрный плюс

голубой… грядёт вендетта?!

сновидений убоюсь…

АВТОР (речитатив):

однокурсник, ты ли это

аннексируешь марусь?

МУЖЧИНА (речитатив? пение?):

у пророка — право страсти!

осуждающий порок

у порога подлой власти

беспристрастно одинок. 

ЖЕНЩИНА (речитатив):

разорвавший Крым на части

рано празднует подлог.

СОПЕРНИК (речитатив? пение?):

на ребре стоит монета:

брат на брата — дантов ад?

АВТОР (речитатив? пение?):

рай — под дулом пистолета —

над акцентами цитат? 

МУЖЧИНА (речитатив):

у поэта — право вето

на диктант и на диктат!

▲♫▼ (поют по очереди все главные герои…) 

Автор:

Любил тебя, печалясь о другой,

Твои черты далёкой придавая…

(И увозила розы в Уренгой

Передовая линия трамвая).

Соперник:

Люби меня, забывши о другом,

В моих стихах страдая и сгорая.

(Кругом — враги! Друзья — за тем углом,

Откуда безбилетникам — до рая…) 

Мужчина:

Любил другую — думал о тебе.

(Пронзительна навязчивая фраза).

Передразни: бродвейский воробей,

Повязанный зигзагами Кавказа.

Женщина:

Перекрести, прощаясь…Опоздал!

И сплюнь через плечо: «Любовь — Гранада!»

(За той луной — кровавая звезда,

Горящая над призраками ада…)

Автор:

Люби меня, похоронив других,

Рыдая на языческих поминках…

(И новый стих, и старый акростих

Бессильны рассказать о невидимках).

Соперник:

Любил тебя, рифмуя для другой,

За что тобой безжалостно наказан…

(Трамвай задребезжал на Беговой,

Запуганный звонками новояза). 

Мужчина:

Люблю тебя в Ростове и Москве…

(Поджарую пражаночку открыжим?!)

Женщина:

Сто лет назад вернёмся в рыжий сквер 

Трамваями Варшавы и Парижа.

▲♫▼

АВТОР (речитатив и пение):

Как на сеновале пили «Цинандали» —

Шапки набекрень! 

Вольно ворковали, важно толковали 

Целый божий день…

СОПЕРНИК (речитатив и пение):

Как на сеновале карты тасовали:

Дама или туз?!

Как на карнавале, маски ликовали —

Каждый был безус… 

АВТОР (речитатив и пение):

Как на сеновале танго танцевали —

Старился восход.

Руки целовали. Сердце предлагали.

Канул целый год. 

СОПЕРНИК (речитатив и пение):

Как на сеновале тайно ревновали:

Любит или нет? 

Крестик надевали. Щёки надували – 

Каждый был поэт… 

АВТОР (речитатив и пение):

Как на сеновале рифмы смаковали,

Словно виноград. 

Судьбы рисовали. Клятвы раздавали —

Целый век назад.

И Фотограф, и Кинооператор прямого участия в действе не принимают, но на протяжении всего спектакля работают, иногда отдыхая на заднем плане… 

Мизансцены — за режиссёром…

АВТОР срывает материю со второй огромной рамы. Зритель наверняка уже ожидает увидеть рок-музыкантов… Но сначала в раме возникает фото героев рок-поэллады, которое прорывают двинувшиеся из глубины сцены музыканты. И только потом из-за их спин выбегают вокалист и вокалистка: они исполняют «Песенку во спасение»

ВОКАЛИСТКА:

Редкая птица — первая. Первая птица — редкая.

Ежели даже стерва я, скуксится пуля меткая! 

ВОКАЛИСТ:

Буквица — жаркой павою: Фениксова офсетинка…

Голубь, томимый славою, выпорхнет из кассетника.

ВОКАЛИСТКА:

Лучшая птица — синяя? Красно-бело-жемчужная?

Чёрная (и — всесильная?) Сродная или чуждая?  

ВОКАЛИСТ:

Тыкая чёрту, выкала Богу сова полярная:

Радуга Марса выпукла! — версия легендарная.

ВОКАЛИСТКА:

Чибис подначит кречета: Пеночка онемечена!..

Цюрихом оцифрована, к церберу присобачена

Цапля из Ацетонова… Аисты, до побачення!

ВОКАЛИСТ:

Чиж озадачит чибиса: Неча, чубатый, лыбиться!

Вольные соплеменницы Вильно, Вероны, Вологды

К звёздам Большой Медведицы молниями приколоты.

ВОКАЛИСТКА:

Муром… У храма хмурого кряква с креста обрушится:

Дура театра Дурова вырвалась из окружности!

ВОКАЛИСТ:

Филину ждать пришествия фантасмагорий Сирина.

(Внутренний голос: бестия завистью обескрылена…)

 

ВОКАЛИСТКА:

Южные чайки Запада, пряча Восток на Севере,

Помните, что внезапна та песенка во спасение. 

ВОКАЛИСТ:

Первая птица — нервная. Певчая. (Поперечная!)

ВОКАЛИСТКА:

Грешная или верная? Вешняя — значит вечная. 

▲♫▼  

МУЖЧИНА и ЖЕНЩИНА (дуэт):

ОН:

Дорога по кругу — меж адом и раем, 

Дорога, которую мы выбираем… 

ОНА:

Покажется долгой, покажется вечной —

Дорогой, дорогой, дорогой без встречи… 

ОН:

Дорога по кругу — меж раем и адом:

Нежнейшая ругань. Ни сноса, ни лада… 

ОНА:

Последняя фуга смертельного Баха —

Дорога друг к другу — дорога на плаху.

ОН:

Так чёрту хотелось: устроить засаду

И духу, и телу — у райского сада… 

ОНА:

Так Богу угодно: меж адом и раем

Устроить погоду, в которой сгораем…

ОН:

Струна лицедейства почти отзвучала.

ОНА:

Сначала — надейся… 

ОН:

Надеюсь, сначала?! 

ОНА:

Вы — плут, вы — повеса: в загуле, в запое…

ОН:

А помнишь, как вместе брели к аналою?

ОНА:

Вы — бездарь, я — прима: меж адом и раем —

Дорогою длинной. Пейзаж повторяем?! 

ОН:

Ты стерва, супруга! Какие рулады?!

Дорога друг к другу — меж раем и адом… 

ОНА:

Покажется долгой, покажется вечной —

Дорогой, дорогой, дорогой без встречи…

ОН:

А если ты — в миле? А если ты — в горе?

ОНА:

Послушайте, милый, навеки мы в ссоре! 

ОН:

Дорога, блудница, меж адом и раем

Пускай тебе снится до самого края… 

ОНА:

Я — фея! Я — солнце! Вы — дамский угодник!

Куда вы несётесь, тупой второгодник? 

ОН:

Шаг — влево, шаг — вправо и прямо — с обрыва!

Ты – дрянь, ты – шалава, отрава, крапива!

ОНА:

Знакомая песня: «Меж адом и раем…»

ОН:

Воскреснем?!

ОНА:

И вместе Любовь  покараем?! 

ОН: 

Ты – ад солнцепёка и рай звездопада.

Дорога, сестрёнка, меж раем и адом

Покажется долгой, покажется вечной…

ОНА:

Дорогой, дорогой, дорогой без встречи…

ОН:

И всё-таки снова: меж раем и адом…

ОНА:

Ни жеста, ни слова, ни звука не надо!

_______________________________________

© Сергей Сутулов-Катеринич, 1992–2016; 2019.


Дмитрий Иваненко. Неудобный гений
Статья о выдающемся советском физике Дмитрии Иваненко (1904-1994).
Почти невидимый мир природы
Автор делится своими наблюдениями за природой растений и насекомых, начало см. в №№395 и 396 relga.ru
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum