Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Литературный август
Статья о памятных для русской литературы писателях разных времен в связи с их юб...
№08
(398)
01.08.2022
Творчество
Хождение по мукам. Рассказы
(№6 [396] 05.06.2022)
Автор: Алла Приен
Алла Приен

Семинар в тюремном доме отдыха 

Забыла, что ничего не написала о семинаре в любимом тюремном доме отдыха в небольшом поселочке у моря. Обычно он проходит три дня, в конце недели, весной, когда тепло.. или холодно..  Хорошо, что ты туда попал, и можно отдохнуть ото всех, за решеточками, в полном покое, на свежем воздухе.. 

Главное, научиться всяким психологическим штучкам, послушать интересные лекции. Каждый год в семинарах участвуют  разные люди, и среди них встречаются очень забавные. По вечерам все собираются в баре, все равно больше пойти некуда, это традиция, и там начинается самое интересное. Они рассказывают. Главное – успевать записывать или запоминать. У нас, например, были тетки, которые на свои деньги организовывали поездки в Африку, а там пытались научить нигерийцев есть хлеб вместо лепешек, умываться хотя бы редкой дождевой водой и перестать бегать по грязи после ливней. Они искренне удивлялись, что нигерийцы не хотели  учиться их цивилизации..   

Некоторые ездили в Индию и пытались изменить отношение индусов к коровам... 

Всегда рассказывали много  интересного и смешного.. 

И я с восторгом предвкушала, что же будет в этот раз. 

А в этот раз за мной заехала моя немецкая подруга, и мы отправились в путь. По автобану  мотались часа полтора, потому что пропустили какой-то поворот, потом еще один, потом еще.. Зато  обменялись качественными советами, как правильно красить волосы.. Честно говоря, она так заплутала, что нам пришлось вернуться назад к моему дому, чтобы стартануть от подъезда снова в правильном направлении и, главное, ехать дальше молча.. Наконец, мы приехали. 

Место чудное, милые домики на двоих, цветочки, качельки, сосны.. 

Моим соседом оказался угрюмый старикан с жестким обветренным  лицом и, простите за банальность, колючими глазами немецкого КГБшника. Он тут же поинтересовался, кто я такая, и почему лезу к нему в дом. Видимо, мой антураж из разных колечек, браслетов, кружевных нарукавничков и прочей дребедени не очень ассоциировался у него со строгим обликом тюремного психолога. 

Комната оказалась уютной, светлой, с аккуратно застеленной одной половиной кровати,  в углу стоял платяной шкаф с полным набором ...кухонной утвари. Но без вешалок!  За дверью висели разные щетки, метелки, стояли тазики, сушилки для белья и еще какие-то абсолютно ненужные здесь предметы. Зачем нас этим снабдили- непонятно. На столе оставили бутылку воды, а к ней прилагалась записка, что это знак внимания. То есть бесплатно.  

Вдруг в дверь постучали. Думала, подружка, оказалось, это суровый сосед. Спрашивает, а у вас есть... дуршлаг? Непонятно, зачем он ему и почему он должен был быть у меня в комнате? Я улыбнулась. Это, наверное, приободрило старикана и минут через пять снова стук в дверь, а есть ли у меня круглая чистка для овощей? Не знаю, не смотрела еще, а что, нужно? 

И понеслось – как насчет терки для сыра, есть ли стиральный порошок и т. д. 

Я поняла, что пора смываться. И ушла бродить по окрестностям.

Стемнело. Время ужинать. Со своими тарелочками подтянулся и мой сосед по домику. Назовем его Клаус.  Ужинать было невозможно. Он все время пытался узнать, откуда у меня милый французский акцент, что я делаю в тюрьме, видимо, он был глуховат, и все время пытался узнать, а что мы едим на ужин во Франции. Я безуспешно пыталась объяснить, что место моего рождения, увы, не Париж.. Хотя я его очень люблю.  Наконец, поедание зеленого горошка с мясом закончилось, и все плавно переместились в соседний бар, оформление которого не менялось в течение последних лет восьми. 

На грязно-розовых стенах в полусвете висели дешевые картинки красоток с непропорционально длинными ногами, пучки трав в многолетней пыли, стояли огромные бутыли с пробками от шампанского, которые никогда не сдвигались с места. Все, как всегда. Пьют пиво с колой, орешки, соломка.  Наша М. пытается влить пиво... в ухо, потом опять в бокал. Это фокус такой, объявляла она всем. Публика была очень странной, многие приехали не в первый раз, были и новенькие. 

Как всегда, напротив уселась странная влюбленная  парочка , один  из них помоложе, лет 45, социальный работник, он всегда с собачкой болонкой на руках, с ярко-голубой серьгой, в татуаже, второй постарше, лет 60,  в очках, со скошенными к переносице глазами. Они все годы вместе, что-то  рисуют, клеют, коллажи сооружают. Ну и привозят это все  на семинары, для одобрения. Креативные ребята. Главное, похвалить их и собачку. Третьей в их компании всегда оказывалась  немолодая уже барышня с большой головой и провалившимся носом, тоже соцработник. Но потом все они рассорились на почве непонимания совместного творчества, и она в этот раз не приехала. 

Зато появилась колоритная парочка девушек лет под сорок, одна из которых напоминала мадам Грицацуеву, а вторая была вся в черных шортах, сапогах, чулках, цепях, серьгах в ушах, бровях, губах, в общем везде… Волосы были ярко сиреневые, а впереди синие, взбитые в клок надо лбом. Зрелище не для слабонервных, честно говоря. 

Нас, как всегда, охраняла Рената – телохранительница почти двухметрового роста. Еще за столом сидела тетка, любительница здорового образа жизни. Она всюду ездит на велосипеде, развозит письма, дышит свежим воздухом и жует морковку. Два семинара назад она соблазнила нашего рекламщика Петера, и с тех пор они неразлучны, нежно гладят друг друга, невзирая на весьма не молодежный возраст.  

Моя подруга приставала ко всем и рассказывала, как мы за 20 минут доехали, и как это быстро. По автобану. А главное, просто…

Приехал и занудный Едмунд в сандалиях на босу ногу. Он любит зоологические игры и считает, что рыбы, бабочки, муравьи – животные.. Спорить с ним никто не берется. Это всегда долго, непонятно и бесполезно. 

Вот такая славная компания собралась за столом. Предложили интеллектуальную игру. Называть слово из тюремного лексикона, например, решетка, а на последнюю букву, здесь это "а", называть другое слово. Мне надоело  минут через десять, потому что немцы делали это обстоятельно, правильно и серьезно. И тут я вдруг сказала, маммография.. Причем тут тюрьма, а ни при чем. Просто сказала, ни с того, ни с сего. Думаю, как они это к тюрьме привяжут? И тут телохранительница Р. решительно говорит : интеграция.. Она теперь себе играет на вторую букву от конца слова, а это в маммографии "и".. Тут любитель животных Е. сказал, что знает слово стоматит.. Я от смеха уползла на улицу, ушла спать. 

Минут через десять сосед постучал и спросил, есть ли у меня мыло, вода, полотенце.. Все перечисленное, кроме воды, выдала, свалилась и уснула. 

Следующим утром в домики завезли контингент больных людей-инвалидов с умственными отклонениями. Их было несколько автобусов. Почти к каждому приставлен воспитатель. 

На завтрак пробиться к еде было нереально. 

Все злые и голодные ушли на семинар. 

Тему заявили: "Риски и методы их решения". 

На полу стояли свечи, лежали камешки, все традиционно, на стенах висели пословицы, одна из них "Кто встретит на своем пути обезьяну, того она непременно укусит.." Мы ее оживленно обсуждали. 

Влюбленные соцработники поглаживали свою собачку, Грицацуева ковырялась в носу.. Синеволосая тетка задрала кверху ноги и уселась в позу лотоса на стуле. Лектор, весьма почтенный ректор академии криминалистики, нервно сглатывал слюну. Любитель животных Е. непрошенно рассказывал об обезьянах.. 

Я робко спросила: может, уже про риски поговорим? 

Нам стали показывать картины известных художников, на которых были изображены... различные инвалиды, без рук, без ног и с другими повреждениями. Лектор стал говорить, что это счастливые люди! 

Они независимые, ни с кем не общаются, а значит, меньше всего подвержены рискам.. 

Я начала с ним спорить: посмотрите у нас в столовой. Они же не могут сами ничего! Они зависят от своих опекунов, рискуют обжечься, облиться.. Как это тогда называется? 

Мне пытались объяснить, что риски – это другое...

А мимо окон, держа их за руки, инвалидов вели на прогулку. 

Следующей была тема по карательной психиатрии

Не очень приятная, скажем так, тема. И психолог тоже, не очень. Раздал анкеты, заполнить анонимно на тех, кого мы считаем не совсем адекватными, чтобы предложить им методику лечения в их институте психиатрии.

Наступило время обеда. После него  мы обсуждали, а что случилось бы, если бы в Германии вообще не было тюрем. Предлагались варианты приобщения всех преступников к искусству, чтения им вслух книг.. Опять же неплохо было бы играть им в театрах.. 

Наконец, наступил последний день. 

Утром мне удалось выпить сок. Я мечтала уехать поскорее домой. Но моя подруга смылась вечером во второй день. Пришлось оплатить  все  выпитое ею пиво. За это она накануне обещала свозить меня когда-нибудь куда-нибудь.. И вообще, она спешила на выборы. 

Мне нужно было уговорить парочку велосипедистки и рекламщика взять меня с собой в их машину, чтобы добраться домой. Неожиданно выглянуло солнце. 

Независимых, ничем не рискующих инвалидов повели на море. 

А мы все сидели во дворе, расслабившись, кто-то курил, кто-то пил кофе. 

Парочка Грицацуевой и синеволосой пытались объяснить, что они очень меня полюбили, что  хотят мне звонить, что я классная, и они хотят приехать ко мне попробовать разные французские блюда. Мне бы тоже хотелось.

Вдруг мой угрюмый странный сосед Клаус, сидящий напротив, говорит: у вас такие красивые глаза. И губы… Вам это, наверное, многие говорили.. 

Я обалдела, потому что за более чем четверть века жизни в Германии услышала это в первый раз.. Не принято говорить такое. Признаюсь, неожиданно: практически забытые комплименты, и где? От кого? Во дает старичье! Хоть и в красном пуловере и моднючем шарфике…  Синеволосая предложила рекламщику немедленно  поменять его  зимние колеса у ее друга, Грицацуева пошла покупать себе пиво, а я молча сидела, ждала, когда же мы все-таки уедем. 

Вдруг к машине подошел молодцеватый Клаус и достал из-под пуловера цепочку со звездой Давида. "Это охраняет меня всю жизнь и мы скоро увидимся", – сказал он. Не забывай, если ты встретил обезьяну, она может и укусить...

А минут через десять, громко сигналя, наши три машины разъехались в разные стороны…

Интегративная психотерапия, или хождение по мукам.

Вчера в мое бюро позвонили и попросили приехать поговорить на кафедру интегративной психотерапии в университет.

Я там училась, и мой бывший преподаватель, профессор J.R. вспомнил обо мне, что я могу помочь не только русскоговорящим, но и украинцам, уехавшим от войны. 

Секретарь прислала е-майл с его телефонами и адресом. 

В адресе был четко указан номер дома: B23. Время оговорено, маршрут подобран, я поехала почти на час раньше, не опоздать чтобы. Не хотелось ехать с палочкой, уехала без нее, о чем горько потом сожалела. 

Итак, выхожу в нужном месте. Конечно, дома B23 не существует. Ничего для меня нового, это моя жизнь такая, все шиворот-навыворот.

И решила я найти все-таки этот дом. Работа предлагалась очень интересная и очень высокооплачиваемая. 

"Вы только позвоните, и я Вас встречу", – честно пообещал J.R. в е-майле.  Понятно, что телефон не отвечал. Такого номера просто не существовало. Я на своей одной ноге потащилась вперед, где, как помню, стоял огромный щит с указанием всех факультетов, отделений, домов и т. п. – университета. 

Топаю – топаю, жарища, в зимнем пальто и сапогах, на мне маска, тяжелые сумки с бумагами. 

Добрела, читаю, ищу B23. А нет его! Есть В22. Там тоже кафедра психиатрии и психопатологии, но регистрация. Решила найти этот дом и потащилась вперед. Пройдя с километр, обнаружила искомое.

Вокруг меня с мисками ходили вежливые психи всех видов и здоровались. 

У них начался обед. Барышня на входе нашла мою фамилию в компе и сказала: 

– Да, вас ждет наш профессор. В три часа.  

– Я знаю, что ждет, но не понимаю где?

 – В доме В23!!!

– Извините, но дома такого нет!

– Ах, да! Мы же его переименовали! Он теперь дом V24!!! 

Немая сцена.

– И?  Почему вы мне не написали? 

Ну ничего, я вам сейчас на плане покажу, идите назад, и там, за шлагбаумом, будет дом V24. Бумажка была изрядно замызганная, очевидно, я была не первым следопытом на этом маршруте.

Возвращаться назад, на минуточку, две автобусные остановки, расстояние для меня, с больной ногой, огромное, автобусы раз в час. 

Я потащилась к шлагбауму. 

Шла долго, сняла пальто, шарф, маску и красивые очки...

Выбросила из сумки яблоко и воду. Облегчала себе жизнь. 

Поняла, какая она нелегкая. На одной ноге-то...

Скоро сказка сказывается, да не тут-то было...

И вот, дом V24, по плану, только он оказался V28. Так было на нем написано...

Вошла. Длиннющий пустой коридор. Пол застелен красной дорожкой. И никого...Тишина полнейшая. 

На 48 комнаток всего одна уборная... Мужская...Вдруг из нее вышла тетка с папками в руке. Оказалось, это душевая!!! Я из любопытства туда заглянула. 

Что могла делать там одетая в костюм строгая тетка с папками? Загадка. 

Спросила ее о профессоре, говорю, у меня собеседование. Она отвечает, я его не знаю! Ищите! 

Бреду, ищу его кабинет. Читаю таблички на дверях. 

Коридор метров триста. Бесконечный. Увидела комнату ожидания. Села на стул. Думала, тут умру и никто меня не найдет. Разве что кто-то в душ захочет. В мужском туалете. Но никто не хотел мыться. Я сижу, пытаюсь почитать ФБ. Меня это всегда на подвиги вдохновляет. Вдруг открывается ключом дверь одной комнаты, выходит  кучерявый мужик в маске и спрашивает нервно, а чего это вы без маски?! У нас Омикрон, знаете ли. Я отвечаю, да, я в курсе, но тут никого нет вообще. Он удивился, типа не увидел. Я тоже удивилась, а что эта сомнамбула в своей пустой(!!!) комнате в маске сидит? 

Он говорит, там еще есть комната ожидания дальше, идите туда. Я его спрашиваю, а где профессор J.R.? Может, вы ему позвоните? 

Он отвечает: я вообще вышел, чтобы перейти в другую комнату. И, пошатываясь, идет дальше.

– А позвонить??? Остановился.

– Ну ладно, позвоню. 

Как будто спит. Набирает телефон J.R.  из е-мeйла и говорит, что тот не отвечает.

– Да я и так это знаю! 

– Что мне делать? 

– А Вы кто? 

– Я переводчик, отвечаю.

– О, Вы нам так нужны!

И молча переходит в комнату напротив и опять запирает ее за собой на ключ, не снимая, впрочем, маску.

Это просто сюр какой-то.

Иду дальше. Дошла, и правда, вот еще одна комната ожидания. 

Большая. Очень большая. То ли для собрания психов, то ли для собрания профессоров. В центре стол, стул и неожиданная серая миска на столе. В ней лежит одинокий пончик в сахаре! Я начинаю нервно смеяться. Сюр продолжается. Никого. Я и пончик в сахаре. И рядом опять мужской душ!

 В доме V28, который вроде как V24 в доме регистрации. 

Я села, позвонила Тёме. 

Попросила его проверить нумерацию в интернете. Да, говорит, мама, тебе нужно в В23. Время идет. У меня назначено на три, а уже начало четвертого. Пока никого...

Вдруг слышу голоса где-то на горизонте коридора. И вот он !!! Инженер человеческих душ, профессор J.R. 

А с ним два бородатых сумрачных лица восточного вида. 

Он говорит, я задержался, но ничего, сейчас начнем терапию. На арабском... Если бы я ела пончик, я бы подавилась. 

Говорю ему, ничего, что Вы меня пригласили ассистентом, но для работы с другим контингентом?

И тут он все, очевидно, вспомнил. Или не все...

Он был такой очень веселый потный профессор с классической лысиной, брюшком и косыночкой на шее. Тут же отослал подальше не тот контингент, и сообщил, что пойдет искать для нас с ним уютный кабинет...

Я засомневалась, а зачем я вообще тут, в этом странном коридоре с пончиком? 

Профессор, видимо, что-то нашел и позвал меня. 

Я не могла встать. Дико болела нога. Мне расхотелось думать о работе. Профессор занервничал и затосковал, пока я шла к нему. Наконец, мы поздоровались, как положено, я напялила масочку и профессор тоже и спросил, чего я хочу. Я опять поперхнулась и сказала, что это вы мне позвонили, дали неправильный адрес и телефон, обещали встретить, и вообще, у меня уже нет времени, я должна идти к врачу. 

Реакцию  J.R. хорошо было бы увидеть! Оказалось, что печать у него старая, телефоном он не пользуется, помнит меня, как прекрасную студентку и красивую женщину, и даже с удовольствием возьмет меня на работу. 

Но! Давайте сначала поговорим!

А давайте! Я вспомнила, как проходят собеседование, на которых не была уже лет 20.

Надо спокойно сидеть на стуле, касаясь спиной его спинки, ничего не теребить, ноги вместе, руки параллельно на коленях. Смотреть прямо в глаза. Солдат на допросе.

И тут потный профессор прикладывает правую руку наискосок к сердцу и спрашивает меня:  я надеюсь, у вас не было трагедий в жизни? У вас не было проблем в жизни? Вы же не болеете? Вы не нуждаетесь?

Вы разводились? Да? Нет? Кто остался в Украине? Вам их жалко? Я сидела, смотрела на этого идиота, Господи, прости, и думала, неужели он думает, что я дожила до своего возраста без трагедий, смертей, без болезней, несчастий, без всего, что сопутствует вообще жизни?

Я уже даже не могла его слушать. Со мной говорил марсианин. В результате он все-таки принял меня на работу, потому что я такая позитивная! Осуществила на своем примере любимый девиз немцев immer positiv denken! Всегда думайте о хорошем и будет вам счастье!

Тем самым окажу  хорошее влияние на депрессивных больных, у которых было много чего...

Я обещала, что еще подумаю.

И такая вся здоровая, поковыляла делать обезбаливающий укол. 

От всего.

P.S. Мне интересно, как должны искать кафедру люди, приехавшие на консультацию и не знающие язык?

Без ответа.

Пауза 24 минуты

Прошла неделя, и мне написали из секретариата проф. J.R., чтобы я приехала на очередную встречу для обсуждения чего-то чрезвычайно важного. Место встречи дом B6, этаж 2. OG, 16 часов.

Хождения по мукам в предыдущий раз сделали меня очень скептичной, и я отнеслась к новому предложению о встрече уже спокойнее. Моя интуиция меня, конечно же, не сберегла. Повторение-мать учения оказалось тоже не про меня ...

Утром специально посмотрела план движения, куда, во сколько и как. Но жизнь вносит коррективы, к которым я не всегда готова.

Автобус неожиданно, не доехав две нужные мне остановки, остановился, как упрямый ишак,  и больше ни с места. «Was ist los?» – возопила я. Что случилось? 

«У меня пауза! 24 минуты!» – угрюмый водитель спокойно сидел, сложив руки на руль...

Именно 24! Не 20, не 25, а 24.

Проверять его пунктуальность у меня не было возможности, профессор ждал, и я снова потащилась на своей многострадальной ноге искать "дом свидания", теперь уже В6.

Пытаясь облегчить себе путешествие, шла прямиком, через кусты с почечками и колючками, по новой зеленой травке, обходя голубые цветочки, и да, мне было стыдно, но очень болела нога. Цель оправдывала... 

Наконец, минут через 30, вышла на горку, с нее под горку, а там уже и небольшой, нужный мне дом. Надо сказать, что в послании от профессора было написано, приходите в дом В23, "он же Гога, он же Гоша", он же V28, "и из него мы gemütlich, то есть уютно, пойдем вместе". 

Я не очень поняла про "уютное" совместное хождение, посему и поплатилась… Дом B6 оказался… –да, домом В7.01!!! Это мне поведал охранник психов на входе. Сказал, что это просто так написали, мне надо идти дальше, на следующую горку, там будет дом В4, который В7.02, но он же и искомый В6!!!

Мне было уже всё равно, и я потащилась дальше. Эти места показались мне знакомыми. Как будто я уже бродила здесь когда-то. 

«Дежавю», – подумалось. Пели птички, грело солнышко, из дома доносился, как теперь везде пишут, "щекочущий ноздри", жуткий для меня запах риса carry. Было тихо, ни живой души. Я спокойно ходила по пустому дому, вдруг открылась дверь, и вышла сонная женщина, сказала, что здесь ходить нельзя, мы все тут лечимся от суицидов, уходите! Я пошла всё на тот же запах специй и вышла на комнату с двумя докторицами, которые спокойно пили-ели, не знали никакого профессора, и вообще, "чужие тут не ходют".

Я молча показала им е-майл, про дом номер шесть, про второй этаж и время 16 часов.

Они с сочувствием посмотрели на меня, мою забинтованную ногу, рассказали про их старый довоенный дом без лифта, про винтовую деревянную лестницу на второй этаж, но больше ничего не предложили – ни воды, ни риса, в общем, до гостеприимных китайцев им было далеко, и я ретировалась несолоно хлебавши, то есть не посидев и минуты. Ну что ж! Смелость города берет, в данном случае глупость, и я потащилась на свою Голгофу, второй высоченный этаж. Минут через десять я покорила то, что хотела, и оказалась перед кучей закрытых дверей. Профессора, понятно, не было. Я посидела, повздыхала, отдохнула и спустилась вниз.

Злющая, как не ангел, решила пойти в секретариат и сказать, что я о них думаю, но всё уже оказалось закрыто...

И я вспомнила, почему мне знакомо это место, как четверть века тому назад мы жили здесь неподалеку, на улице с названием Lämmerstieg, Овечья тропа, и мой тогдашний муж учил меня тут кататься на велосипеде! С горки на горку… Мы еще удивлялись тогда, как тут хорошо, тихо, спокойно и никого! Конечно же, я упала, разбила ногу, и больше никогда не садилась на велосипед. 

И вот всё замкнулось, я снова тут, с больной коленкой, а вокруг тишина...

Вспомнила, что рядом есть стоянка такси, и уехала домой. 

Вечером написала профессору, что я о нем думала, что он мог бы и позвонить, раз уж он дает свой неверный номер мобильного.

Ответ пришел утром.

Дорогая моя фрау Прин, я был там в 16.10, но проезжал мимо на велосипеде и вас не видел (!!!)

А мы потом сидели в доме номер В23! Он же V28...!

Мой очередной ответ был очевиден: «Если я сидела в это время на втором этаже, то как вы могли меня видеть там со своего велосипеда???» 

А вчера снова позвонили, и некая фрау психотерапевт от имени J.R. все-таки просила меня приехать, помочь беженцам из Киева.

На этот раз всё прошло нормально, наметили план на май и лето. Только профессор в круглой шапочке и черном платочке, увидев меня, извинился, и отчего-то быстро спрятался в своем кабинете..

___________________

©️Приен Алла Владимировна


В поисках солнечной активности
О научных поисках русского мыслителя Александра Леонидовича Чижевского в связи с его учением об исторических к...
Приключения ёжика Тошки. Рассказы
Десять детских, посвященных приключениям одного персонажа – ёжика по имени Тошка.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum