Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Бессмертие в облике неудачи. К 90-летию М.С.Горбачева, 100-летию А.Д.Сахаро...
Статья об исторической роли крупнейших политических деятелей СССР и России М.С....
№03
(381)
01.03.2021
Творчество
Невыдуманные истории
(№12 [66] 25.06.2001)
Автор: Светлана Гадицкая
Светлана  Гадицкая
Обман по… контракту


Все началось с того, что в одной из газет прочитал статью о контрактной службе. Подумал, взвесил и решил подзаработать, семью поддержать…Оформление документов не заняло много времени, и Валерий вместе с другими контрактниками оказался в воинской части. Сформировалась рота из крепких ребят, старшему из которых - сорок. Полторы недели обучения пролетели незаметно, и вот ночью 2 апреля их на грузовых машинах отправили в Чечню.

- Военный городок Ханкала напомнил мне годы службы в армии, - говорит Валерий, - я тогда водителем в десанте служил. Но одно дело в мирное время по мишеням стрелять, другое - в чужом краю с живыми людьми воевать.

Несмотря на это, поставленные перед нами задачи контрактники понимали четко, поэтому свои первый бой под селом Ведено провели, как по писаному.

Высадили нас за 15 километров от Ведено. Чтобы не обнаруживать себя, переночевали в лесу, а потом по тропинкам пробирались к заданной высоте. Ничего не подозревавшие бандиты расхаживали среди бела дня по селу. Нам удалось незамеченными занять старые окопы на окраине села и первыми открыть огонь.

В этом бою был тяжело ранен в голову молодой солдатик ставрополец. Андрея друзья до автоколонны на себе тащили, чтобы спасти. Но и там ему необходимой помощи оказать было практически некому, разве что сержант медслужбы рану перевязал. Не приходя в сознание, парнишка умер. Труп пролежал в течение двух дней, и лишь на третий присланным из части вертолетом его и двух раненых забрали в военный городок.

А в это время у окраины села шла одна из маленьких, но страшных войн.

Три долгих тяжелых дня контрактники военной службы, совсем недавно жившие в своих семьях, впервые сполна хлебнули военного лиха. Помимо врага (подразумеваются чеченские экстремисты) приходилось бороться с не менее страшным противником: голодом и жаждой.

- Первый день без еды и воды мы еще кое-как продержались, а вот на второй пришлось туго, - признается мой собеседник. - Вечером ребята пристрелили заблудившуюся козу, и мы съели ее почти сырой. Огонь разводить нельзя. Пить вообще приходилось из луж... Казалось, бою не будет конца. И все-таки мы их выбили из села, -отмечает Валерий.

Много стычек было на счету контрактников-ставропольцев, но Валерию навсегда запомнился бой, в котором его ранили, и село Ведено стало для него проклятым.

- Часов в шесть утра стало известно об обстреле блокпоста, и мы вышли на прочесывание, - вспоминает он - вошел в лес и буквально, пройдя несколько метров, натолкнулся на натянутую между деревьями струну. Последовал взрыв, и меня отбросило далеко в сторону. На мгновение потерял сознание, а очнувшись, почувствовал острую, неведомую доселе боль в ногах..

Обратившись в одну из гарнизонных поликлиник, получил направление в военный госпиталь. Я благодарен медперсоналу за внимание ко мне и к другим раненым. Но мне абсолютно не понятно отношение некоторых медиков к нашей судьбе.

Первая и самая острая проблема, с которой столкнулся Валерий, - полное отсутствие медикаментов в военном госпитале.

- Сначала в растерянности рыскала по аптекам, сталкиваясь с отсутствием нужных лекарств, - говорит Люба, жена Валерия. Паника возникла, когда убедилась, что их просто не достать. Хорошо, что родственники из Новороссийска помогли, прислали. Казалось, все наладилось, и вдруг...

- Господи, ты откуда? - вздрогнула Люба, увидев мужа.

- Меня из госпиталя выгнали, - в дверях стоял Валерий. Несколько недель, проведенных в жаркой, душной палате лишили меня сил, - рассказывал он чуть позже. - Сыграло свою отрицательную роль и полное отсутствие горячей воды, частично холодной. Ноги ныли, болели, как никогда… Другие больные на выходные стали отпрашиваться домой. Я, как и все, написал заявление и отправился домой, а в понедельник утром узнал, что уволен за административное нарушение. А когда я попытался выяснить в поликлинике, должны ли мне, если уж не поправить здоровье, то хотя бы оформить справку по ранению, возместить моральный ущерб, мне хирург ответил: "Если бы вам что-нибудь оторвало, тогда - да. В вашем же случае ничего не положено".

История Валерия столь похожа на многие другие истории ребят, по своей или же против своей воли воевавших в горячих точках страны, решившихся пожертвовать здоровьем, а иной раз и жизнью, во имя сохранения зыбкого ранимого спокойствия.

Вот что гласит ныне действующий Закон РФ "О статусе военнослужащих": "Военнослужащие имеют право на бесплатную медицинскую помощь в военномедицинских подразделениях, частях и учреждениях" (ст. 16, п.2).

Но самым важным пунктом 18 статьи мне показался пятый, в котором отмечается, что государство гарантирует военнослужащим возмещение морального и материального ущерба, причиненного противоправными действиями должностных лиц, а также в результате несоблюдения условий контракта, незаконного лишения прав и льгот.

По рекомендации помощника военного комиссара Валерий обратился за восстановлением своих прав в краевую военную прокуратуру, где заместитель прокурора популярно (видимо, не в первый раз) объяснил, что, если контрактник получил ранение в зоне боевых действий, ему не только оказывают медицинскую помощь, но и выплачивают компенсацию в сумме от 3 до 6 миллионов рублей в зависимости от травмы. Но так как Валерий по чьему-то "доброму" совету уволился из военной части по собственному желанию, оборвав тем самым последние нити, связывающие его с более или менее льготным положением контрактника, то теперь ему придется долечиваться в гражданской поликлинике. На свои деньги.

А может, никакого ранения и не было? И никакой войны?


Вышибала


Николай Мазурин еще в школе отличался от своих ровесников прекрасными физическими данными. А когда пошел в армию, полностью осознал это преимущество. Приходилось кулаками доказывать свою неприкосновенность, периодически зло отбиваясь от "дедов". Годы службы превратили крепкого задиристого парня в мужественного бойца - на пользу пошли изнуряющие тренировки по рукопашному бою и другим боевым искусствам. Вернулся Николай из армии, и сразу же нашлись "купцы", присмотревшие молодого вышибалу для своих кооперативов.

- Коленька, ко мне пойдем, доверительно говорил Корней Степанович, владелец бара "У моря", - я тебе, милый, такие куски давать буду, какие и не снились.

- Тридцать тысяч, и я твой, - сказал Николай, прикидывая в уме, кто ему еще может предложить такие деньги.

- Хорошо, Коленька, я плачу, но ты делаешь все, что скажу. Николай кивнул головой... "Рабочий" день начался вечером. В баре "У моря" гремела музыка. Толпы молодых людей, вызывающе одетые девушки.

- Стой здесь, Коленька, - Корней Степанович показал на стойку, - пей, развлекайся. Как понадобишься - позову.

В этот вечер не понадобился. И на следующий... Весело, в хмельном угаре прошла неделя.

"Вот это жизнь! - радовался Николай. - За это еще и деньги платят! Большие деньги!"

Однажды вечером, разговаривая с одной из размалеванных девиц, Николай увидел "хозяина". Тот поманил пальцем.

- Видишь за столиком у окна человека? Выведи и сделай так, чтобы он испугался, - как всегда растягивая слова, объяснил Корней Степанович, безразлично глядя на мужчину средних лет, сидящего с грузной, солидной женщиной.

Пугать Мазурин умел…

Деньги Николай решил тратить с умом: сначала машина, позже - квартира…

Как-то хозяин вызвал его к себе в кабинет.

- Значит так: кое-кого убрать нужно. Только - "чисто", - заметив сомнение вышибалы, хозяин похлопал по плечу: - Ничего, Коленька, тебе помогут. Ребята знают, что, где, когда и как... Ты на них ориентируйся.

Корней Степанович подошел к столику, на котором стояла бутылка коньяка в окружении миниатюрных хрустальных рюмочек.

- Выпьем для храбрости, - ухмыльнулся Корней Степанович. - Повторяю: чтобы все было "чисто".

Как это произошло, Мазурин не помнит толком. Сказалось напряжение перед первым убийством. О том, что придется убивать, Николай догадывался, но старался не думать.

Ждали кого-то в баре, вышли на берег. Затеяли драку. Получив чувствительный, вполне профессиональный удар, Николай озверел. И двумя-тремя приемами "уложил" соперника.

- Пора уходить! - Кто-то оттащил его. Николай сидел в машине, а убитого меж тем завернули, затолкали в багажник.

- Отошел? Видать, впервой мокришь? - только сейчас Мазурин разглядел лицо помощника.

- Ну и рожа... - Николай отвернулся.

- На свою посмотри, - водитель не обиделся. - Куда едем?

- Не знаю. Хозяин сказал, ты в курсе.

Поехали вдоль реки. Вытащили труп. Водитель пошел искать камень для "утопленника". Николай задумчиво смотрел на свернутое в три погибели тело, курил... Отвернул полог, закрывающий лицо покойника.

- Серега... - сигарета выпала из руки.


Закрыв в столовой дверь, ... "деды" окружили молодого взъерошенного солдата.

- Мы те щас покажем, - сплюнул один из них, - кровью похаркаешь ..

Мазурин приготовился отбиваться до последнего, не надеясь на лучшее. Вразвалку, не спеша, плотным кольцом окружали его "старики". Первый удар отбил, навалились сворой.

"Все - конец", - подумалось ему.

Глаза заливала кровь из разбитой брови. Боль одурманивала.

Николай стоял, если упадет, забьют ногами.

И вдруг ощутил спиной чью-то поддержку. Отбиваться стало намного легче. Не было времени и возможности оглянуться, посмотреть, кто выручил.

Рванули ручку двери. В столовую влетел офицер, наградив всех без разбора гауптвахтами и смачными ругательствами.

Так он познакомился с матерым "дедом" Сергеем, заступившимся за новичка и получившим часть его "проверки". Два сильных парня подружились. А через полгода Серега ушел на дембель.

- Ничего, встретимся на гражданке, в одном городе живем, - сказал на прощание.


- Вот и встретились... - бормотал Николай.

На следующий день Мазурин на "работу" не вышел. Корней Степанович сам к нему явился на квартиру. Деньги принес.

- Не возьму, - прохрипел Николай. - Проваливай.

- Да что ты, сынок. Это первый раз страшно, потом полегчает, - хозяин примолк и попятился к двери, увидев искаженное гримасой боли и злобы лицо вышибалы, потянувшегося к недопитой бутылке.

- Сам все, Коленька, натворил, сам, - засобирался старичок. - Сломался, а жаль...

Через несколько дней Николай слег. Соседи вызвали врача. Тот неопределенно развел руками.

- Что я могу сказать? Здоров.

Он медленно угасал. Исчез всякий вкус к жизни.

- Коленька, - пожилая соседка тетя Вера наклонилась над кроватью, поглаживая русые волосы, - возьми себя в руки. Тебе не привыкать. Вот уж сколько один, без родителей...

Он лежал и вспоминал скудные картины детства, когда его отец был еще жив, а мать совсем не пила. Несчастный случай с отцом, запои матери, суд, лишение ее родительских прав, детдом и армия. Самые лучшие воспоминания вынес со службы, где впервые проявили участие к его судьбе, появился первый настоящий друг. Серега... Почему не разыскал его в первые дни после возвращения из армии?

Через несколько месяцев Николай Мазурин отошел в мир иной в своей однокомнатной коммуналке. Деньги, заработанные в баре "У моря", перед смертью успел отправить родителям Сергея, не указав, от кого.

______________________________________________________
© Гадицкая Светлана
Воркута – вымирающий город
Как Воркута стала самым вымирающим городом России: от «лагерной столицы мира» до квартир за 1 рубль
Человечество осваивает планету Марс
Американский марсоход Perseverance на Марсе 18 февраля 2021, первые отчеты. История освоения Марса.
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum