Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
Мировая экономика тормозит, но едет
Прогнозы Организации экономического сотрудничества и развития на 2023-2024 годы
№12
(402)
01.12.2022
История
Дыхание взрыва. Воспоминания об учениях на Тоцком полигоне.
(№10 [400] 01.10.2022)
Автор: Сергей Мельник
Сергей Мельник

Интересные финты выкидывает жизнь. Ну кто в этой стране не знает, как погиб легендарный начдив Василий Чапаев? Много было “свидетелей”, утверждавших, что встречали его и “после смерти”, но официально – погиб, защищая советскую власть от проклятых буржуинов. Утонул в реке, израненный и обессиленный. А вот как кончил свои дни его сын, комбриг Александр Чапаев, знают немногие. Скорее всего, как и десятки тысяч участников жуткого эксперимента, проведенного 68 лет назад на Тоцком полигоне. На том самом клочке оренбургской степи, где потом десятилетиями  проходили военные сборы студенты Тольяттинского политеха… 

справка14 сентября 1954 г. на Тоцком полигоне (между Самарой и Оренбургом) были проведены общевойсковые учения с реальным ядерным взрывом. Привлекались части Белорусского, Украинского, Приволжского, Южноуральского и Московского военных округов. Участвовало  около 45 тысяч человек личного состава, 600 танков и самоходно-артиллерийских установок, 500 орудий и минометов, 600 бронетранспортеров, 320 самолетов, 6 тысяч тягачей и автомобилей. Цель учений, как утверждали военные, научить личный состав армии - рядовых и командиров, - как практически действовать в наступлении и обороне во фронтовой полосе при применении атомного оружия своими войсками или противником. Дать войскам почувствовать "дыхание и всю картину атомного взрыва»…

 В 9 часов 34 минуты 48 секунд атомная бомба мощностью порядка 40 тыс. тонн в тротиловом эквиваленте была взорвана на высоте 350 м. Облако взрыва и пыль, поднятая с земли на высоту до 15 км, рассеялись со сносом в восточном направлении. Сформировался "ближний" след радиоактивного загрязнения протяженностью более 200 км с мощностью дозы гамма-излучения до 100 мР/ч. Дальнейший след выпадений определился переносом облака взрыва в северо-восточном направлении. Выпадение радиоактивных продуктов произошло на удалении в сотни километров от эпицентра взрыва, и след радиоактивного загрязнения сформировался на территории Томской области и Красноярского края… 

Публикации о тоцком взрыве появились в советской прессе в начале 90-х. Помню “первую ласточку” – статью “Репетиция Апокалипсиса” (Вячеслав Моисеев, “Комсомольская правда” от 14 сентября 1990-го). И глубоко эшелонированную оборону генералов. Они и сегодня стеной стоят, пытаясь доказать, что ничего страшного тогда не произошло. “Пострадавших не было, – пишет, например, в своих воспоминаниях генерал-лейтенант в отставке С. Зеленцов. – Когда в 1990 - 1991 годах началась усиленная борьба против ядерных испытаний, вспомнили про Тоцкие учения. Корреспонденты газет стали искать пострадавших, и нашли достаточно много желающих приписать свои болезни последствиям этих учений. Даже среди бывших военных. Захотели посетить место взрыва и не обнаружили его, несмотря на все старания. Приборы регистрировали фон. Бушевала растительность. Вырос лес и кустарники. Никаких следов взрыва не осталось”...

Неправда, как и многое из всего, что говорят и пишут военные. 

Один из участников тех событий Вячеслав Шарапов был в то время не генералом – рядовым. Их были десятки тысяч – необстрелянных “цыплят”, брошенных в самое пекло. Единственное, что им объяснили перед самым взрывом – “надо выкопать надежное укрытие – глубокий бункер, стены которого выложить бревнами”. И выдали противогазы с затемненными стеклами. Но “даже в затемненных противогазах они почувствовали яркий пронзительный свет. Земля содрогнулась и заходила под ногами. Шарапов запомнил каждое мгновение:

"Я прижался к бревенчатой стене в страшном напряжении: что дальше? Сердце придавила тяжесть. Это продолжалось несколько секунд. Потом тряска прекратилась. Выбравшись из укрытия, мы увидели самый настоящий атомный гриб. Поверьте, наяву – зрелище гораздо более страшное и впечатляющее, чем показывают в кино. Жуткое извержение огненно-смоляных клубов. Настоящее исчадие ада, сжирающее все живое. Природа на ядерное испытание отреагировала невесть откуда взявшимся бешеным ураганным ветром. Разверзлись хляби небесные: ливень был невероятный. А до этого несколько месяцев не упало ни дождинки… После испытаний я вместе с сослуживцами побывал на месте взрыва. Моему взору предстала картина смерти: выжженная земля, обугленные деревья, запекшиеся трупы животных. Вокруг бушевали языки ненасытного пламени”...

После испытаний мне, как подготовленному специалисту, следовало проверить, как последствия взрыва атомной бомбы отразились на участниках испытаний. Проверку я начал с офицерского состава. Первым обследованию подвергся наш комбриг – полковник Александр Васильевич Чапаев, сын легендарного Василия Ивановича. Мой альфа-бэта-гамма дозиметр сразу же зашкалило. Дозу полковник получил солидную, значительно превышавшую предельно допустимую”…

Шарапов тоже не знает, как сложилась дальнейшая жизнь сына Чапаева. Но точно знает, что многих из его сослуживцев давно уже нет в живых…

В конце восьмидесятых годов прошлого уже столетия, при подготовке публикации о ситуации в российской армии (и, в частности, о тоцкой трагедии) для газеты «Молодёжный акцент», я попытался разыскать в Тольятти участников и свидетелей “Апокалипсиса”. Удалось. 

С Михаилом Бердичевским, подполковником запаса, мы встретились на военной кафедре Тольяттинского политехнического института (ныне Тольяттинский государственный университет). В сентябре 1954-го его подразделение занималось подготовкой полигона к учениям. “Я сам расставлял собак, овец, лошадей, технику в укрытиях и на открытой местности, на разных расстояниях от эпицентра”. После кошмара Бердичевский видел, что сталось с несчастными “кроликами”. И готовил то, что осталось от искореженной взрывом техники (по воспоминаниям, башни танков “атомный ветер” сносил за сотни метров от корпусов) к новым учениям. И до 1975 года ежегодно возвращался на этот полигон, где проходят сборы студентов военной кафедры политеха (теперь - военно-учебного центра ТГУ).

Неоднократно, уже офицером запаса, был в Тоцких лагерях другой мой тогдашний собеседник, ветеран Волжского автозавода, впоследствии директор головного центра запчастей АВТОВАЗа Станислав Фуфаев (погиб в результате покушения в августе 1997-го). В 1954 году он был подростком, но до сих пор помнит резь и боль в глазах и недоумение своё и одноклассников, выведенных в поле на сельхозработы в нескольких десятках километров от громадного, выросшего до небес гриба.

Жители ближайших сёл, выселенные на момент взрыва под Бузулук в специально построенные дома, вернулись в родные гнездовья буквально на следующий день. И никто им не препятствовал.

Как рассказывал Станислав Александрович, задолго до публикаций в прессе местное население стало как-то связывать увеличение количества раковых заболеваний с этим взрывом. Но назвать геноцидом случившееся он был не готов: «Нет, скорее неосознанность возможных последствий. Ну, если там два-три человека пострадают, зато мы получим атомную бомбу...»

«Стоит ли вспоминать?» - отказывался от встречи другой очевидец, тоже некогда один из крупных менеджеров АВТОВАЗа... 

“...Через тридцать пять минут после взрыва все пошли в атаку в эпицентр, - вспоминает другой участник учений. - Почти в самом эпицентре было маленькое озерцо. Не знаю, как оно не испарилось от взрыва... Поверхность его была словно льдом покрыта коркой пепла. Корку эту били прикладами, кулаками и черпали воду касками, пили, наливали во фляги. Такого слова – радиация – многие даже не слышали”...

По некоторым данным, 45 тысяч военных, участвовавших в испытаниях, в живых осталось менее тысячи: кто-то умер в первые же месяцы после взрыва, другие десятилетиями “несли” по жизни пестрый букет болезней, подаренный передозировкой. 

Не меньше жертв, судя по всему, и среди мирного населения. Ведь жители ближайших сел, выселенные на момент взрыва, вернулись на пепелища уже на следующий день после взрыва. Растили детей, собирали атомные грибы и ягоды, копали атомную картошку, пили молоко от лейкозных коров… 

Как писала "Литературная Газета" (15 сентября 1999),  выбор места испытания был не ошибочным — он был преступным. Трудно было на пространстве в одну шестую земной суши найти более населенный регион, чем область между Волгой и Уралом. Как и трудно выбрать для заражения более плодородную почву или такую красивую реку, как Самара, длинна которой 600 километров и которая в самом городе Самаре с населением свыше миллиона жителей вливается в лучшую магистральную реку Европы — Волгу, реку, в которой с удовольствием купались "вожди" страны, приехавшие на учения. После взрыва никому из них не пришло в голову в ней освежиться”…

Нет, не ошиблись журналисты, назвавшие это событие “Уральской Хиросимой”. Судите сами, Когда американская военщина планировала объект своей ядерной репетиции, в числе возможных жертв была древняя столица Японии – город Киото. Как  писал публицист Юрий Карякин, “один американский эксперт по Японии со слезами на глазах вымолил через своего шефа согласие пересмотреть заочный приговор. Особенно упорствовал генерал Л. Гровс, руководитель Манхэттенского проекта: его прельщало именно то, что в Киото было так много (около миллиона) жителей и что город находился в очень “удобной” (для оптового убийства) местности”.

Интересно, какие доводы были у тех, кто выбрал Тоцкий полигон? 

справка: Наиболее близкими аналогами Тоцкого ядерного взрыва следует, конечно, считать атомную бомбардировку Хиросимы и Нагасаки, где, однако, мощность взрывов в тротиловом эквиваленте была почти наполовину меньше, чем на Тоцком полигоне… В жизнь входит уже второе поколение потомков людей, пострадавших от взрыва, и вновь сталкивается с нерешенной Тоцкой проблемой. С другой стороны, срок человеческой жизни ограничен, и многие очевидцы, пострадавшие от последствий взрыва, так и не дождутся признания их прав на реабилитацию и возможную государственную компенсацию, а их невольный личный "опыт" перенесения атомной бомбардировки не будет востребован отечественными и иностранными специалистами, изучающими эту проблему в мире… 

Медицинские материалы убедительно доказали факт многолетнего локального повышения уровня неонкологической и онкологической заболеваемости населения из прилегающих к Тоцкому полигону районов… Идет рост заболеваемости новорожденных: увеличение врожденных аномалий в 1, 6 раза, врожденных пневмоний в 2, 3 раза, внутриматочной гипоксии и асфиксии в родах в 2, 9 раза. В структуре младенческой смертности врожденные аномалии составляют 22, 1 %.  Отмечается достаточно высокий уровень общей смертности населения, который превышает таковой у сельского населения Оренбургской области и РФ. В то же время проявляется четкая тенденция к росту показателя смертности населения района от новообразований. За период с 1960 по 1994 гг. этот показатель возрос в 2, 3 раза (темп прироста составил 129.2 %). Причем, уровень смертности населения исследуемого района от новообразований выше, чем у сельского населения в целом по всей Оренбургской области… Обнаруженные факты позволяют прогнозировать некоторое увеличение заболеваемости населения и детской смертности в ближайшие годы…

Необходимо создать государственный регистр лиц, пострадавших от Тоцкого взрыва, для проведения научно обоснованных реабилитационных мероприятий и решения вопроса о возможной государственной компенсации аналогично тому, как это сделано для лиц, перенесших атомные бомбардировки Хиросимы и Нагасаки и аварию на ЧАЭС…

Примечание: В публикации использованы различные упоминаемые источники, в том числе: "Сборник научных статей “Отдаленные эколого-генетические последствия радиационных инцидентов: Тоцкий ядерный взрыв (Оренбургская область, 1954 г.). – Екатеринбург, 2000".

________________________

©️ Мельник Сергей Георгиевич

 

Любовные Пенаты Ильи Ефимовича Репина
Рассказ о любви в жизни великого русского художника Ильи Ефимовича Репина.
Мегалиты Тартесса
Статья из истории древнейшей цивилизации (около 8 тыс лет) – мегалитической, состоящей из стоячих камней – мег...
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum