Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Новым, 2023-м, годом!
Календарь на 2023 год факультета журналистики Воронежского государственного унив...
№01
(403)
01.01.2023
Естествознание
Обсужденно-недоосужденный ядерный могильник
(№12 [402] 01.12.2022)
Автор: Владимир Комлев
Владимир Комлев

МОЛ-2022:

Материалы обоснования лицензии на сооружение не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО (радиоактивных отходов), создаваемого в соответствии с проектной документацией на строительство объектов окончательной изоляции РАО (Красноярский край, Нижне-Канский массив) в составе подземной исследовательской лаборатории (включая предварительные материалы оценки воздействия на окружающую среду), (https://disk.yandex.ru/d/j5VGPZkC6mhk4g). 

Таблица (https://www.admk26.ru/UserFiles/arc/inform/2022/11/tablica_ucheta_zamechaniy.PDF) содержит признаки плохой работы в рамках Енисейского проекта и пояснений авторов таблицы, лишь некоторые примеры которых кратко рассмотрены далее по схеме «цитата прямая или косвенная – комментарий» в составе нескольких ключевых обобщений. Детальный анализ таблицы еще впереди.  

I. Несоответствие действительности утверждений авторов таблицы 

С. 94: «Статья 1 Федерального закона 27-ФЗ «0 недрах» гласит: «Специфические отношения, связанные с ... захоронением радиоактивных отходов ... могут регулироваться другими федеральными законами с соблюдением принципов и положений, установленных настоящим Законом». Нарушения в данном случае отсутствуют». 

В ст. 1 Закона «О недрах» говорится о недропользовании и захоронении РАО. Закон «Об обращении с РАО», регулируя специфические отношения, связанные с захоронением РАО, соблюдает принципы и положения Закона «О недрах». Но в МОЛ-2022 (как и в МОЛ-2015) намечаемой деятельностью назначено сооружение хранилища РАО (в статусе объекта использования атомной энергии) по требованиям Федерального закона 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии», то есть Закона абсолютно другой сферы деятельности. Соблюдение принципов и положений Закона «О недрах» (особенно горно-геологических) по факту перестало доминировать. Это нарушение российской системы недропользования, лицензирования захоронения РАО категорий 1 и 2, Закона «Об обращении с РАО» и Закона «О недрах», а также требований подзаконных актов ряда федеральных законов, конкретных норм и правил.  

Кстати, по Стратегии-2018 (https://www.norao.ru/) и по терминологии статей в журнале ИБРАЭ РАН «Радиоактивные отходы» ФГУП «НО РАО» сооружает в Красноярском крае ПГЗРО – пункт глубинного захоронения РАО. Соответственно главной идее ключевых законов.  

С. 52: «ФГУП «НО РАО» при реализации проекта неукоснительно выполняет требования нормативных правовых актов и лицензионные требования. Концепция развития проекта соответствует лучшим мировым практикам». 

Опровержение этого утверждения базируется на достаточно мощной базе публикаций (см. перечень в пункте XII). 

С. 29: «В ходе проводимых дополнительных исследований изменений условий района размещения Объекта не выявлено». 

Опровержение этого утверждения базируется на достаточно мощной базе публикаций (см. перечень в пункте XII). 

II. Представители общества говорят об одном, авторы таблицы – о другом

С.1: «Участок «Верхнеитатский» был утвержден Декларацией о намерениях в 2002 г. Поэтому «Росатому» необходимо представить материалы, на основе которых эта Декларация была отвергнута, и было принято решение о сооружении ПГЗРО на участке «Енисейский»».  

На просьбу предоставить документально оформленные в то время (2002-2005 годы) при участии конкретных лиц материалы и решения о замене площадки авторы таблицы излагают неоднократно критиковавшуюся версию сегодняшнего дня и, в основном, о событиях после 2005 г. 

С. 22: «По мере накопления ошибок, не был учтен аналогичный опыт серьезных предшественников (США и Германии), которые заново запускают свои национальные программы после глубокого анализа неудач». 

Перезапуск программ захоронения РАО, начиная с выбора площадки, не комментируется. 

С. 34: «По государственному ли подвергать опасности деятельность космического и ядерного центров ЗАТО Железногорск и объективно связанные с ними много лет служебные и государственные тайны (тайны мы не обсуждаем) из-за размещения дополнительно в закрытом (!) административном образовании нового потенциально опасного по внешним и внутренним условиям объекта (ПГЗРО), относительно которого Росатом декларирует и вынужден будет соблюдать принципы открытости, международного сотрудничества и сравнения с зарубежным опытом? Только пандемия остановила сомнительный «научный туризм» - поток экскурсий «по обмену опытом» и для знакомства с «уникальной ПИЛ» в подлежащий особому сбережению от чужого глаза Железногорск и на промышленную территорию ГХК, поток Соглашений о сотрудничестве с российскими и зарубежными организациями, поток зарубежных вояжей для установления контактов и обмена информацией». 

Тема сбережения деятельности оборонных объектов Железногорска не обсуждается и подменена перебором вариантов деятельности по сооружению ПИЛ/ПГЗРО. Изменение условий безопасности оборонных объектов из-за возможного появления рядом ускоренными темпами крупнейшего в мире ПГЗРО не волнует?

III. Ответы: «Предложение не относится к компетенции Заказчика». Таких ответов пятнадцать

Если не хватает компетенций (в смысле знаний и опыта, например), то в этом случае прописан четкий порядок действий по переадресации в установленный срок согласно ст. 8 Федерального закона от 2 мая 2006 г. N 59-ФЗ «0 порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации» с уведомлением заявителя. Авторы таблицы эту норму Закона не выполнили.  

IV. Поразительно ясное по пониманию откровение (с. 4 и https://www.norao.ru/press/news/4860/)

 «В настоящий момент еще не сформировано обоснование долговременной безопасности размещения упаковок с РАО в недрах выбранного участка. Одной из задач, которую нужно будет решить…, является разработка такого документа и технологических схем обращения с радиоактивными отходами. И таких задач сотни».   

С учетом истории и сути идеи ПГЗРО это откровение означает: в конкретных горно-геологических условиях комплексная безопасность ПГЗРО для Енисея, оборонных объектов промышленной площадки Горно-химического комбината и страны не доказана, но авторы Енисейского проекта участок для него давно выбрали и давно настойчиво демонстрируют готовность начать буро-взрывные горные работы с раскрытием подземного пространства при постоянно переносившихся сроках их окончания (https://vk.com/wall-66070450 от 17.11.2022, 2010 - 2021 - 2025 – 2029 годы).   

V. Позиция, что опасность ядерного терроризма (с. 35) не относится к Енисейскому проекту 

Изменение условий безопасности оборонных объектов из-за возможного появления рядом ускоренными темпами крупнейшего в мире ПГЗРО не волнует? 

VI. Разночтения 

С. 99: «Подземная исследовательская лаборатория не является объектом использования атомной энергии». 

С. 94: «Подземная исследовательская лаборатория – это предварительная стадия при сооружении пункта хранения РАО - объекта, регулируемого Федеральным законом 170-ФЗ «Об использовании атомной энергии». 

С. 65: «В настоящее время создается сооружение, не являющееся объектом использования атомной энергии. Таким образом, к нему применяются требования как к любому другому объекту, оказывающему негативное воздействие на окружающую среду».

VII. Многочисленные повторы (в качестве как бы ответов на замечания и предложения граждан) планов исследований в ПИЛ, истории «выбора» участка «Енисейский» и других текстовых фрагментов. 

Многие фрагменты не соответствуют общей для России ситуации работ по схеме «страна-регион-район-площадка» и оспорены ранее. 

VIII. Формат таблицы во многом таков: «не выполнено…» – «будет выполнено… потом». 

Авторы негласно, но весьма убедительно признают справедливость серьезных претензий к реализации работ по ПГЗРО в России. Но они не понимают, что в ситуации серьезных ошибок обоснования ПГЗРО принцип «снятия неопределенностей потом» вряд ли допустим и чреват негативными последствиями.

Вот когда всё, что не сделали раньше и обещают сделать в будущем реализуют, только лишь тогда будут возможны разговоры о содержании новых обоснований ПГЗРО и, естественно, о начале горных работ.  

IX. В таблице присутствуют пояснения: «Наименование сформировано в соответствии с паспортом Федеральной целевой программы «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года», «Наименование объекта окончательной изоляции, включая формулировку «Нижне-Канский массив», сформировано в соответствии с Федеральной целевой программой «Обеспечение ядерной и радиационной безопасности на 2008 год и на период до 2015 года».  

Возможно, год от года через МОЛ-2015, выданную в 2016 году лицензию ГН-01,02-304-3318 и МОЛ-2022 тянутся представления/ошибки, обусловленные утвержденным в 2007 г. документом (ФЦП ЯРБ -1) и российскими колебаниями того времени перемен во взглядах на судьбу РАО вокруг концепций «хранение» и «захоронение». В Стратегии-2018, основанной на Законе «Об обращении с РАО» (2011 г.), уже сделан четкий выбор: захоронение и ПГЗРО. Разве исключен вариант, что подойдет время, когда стратегические смысловые изменения (а вслед за ними – и новую нормативно-правовую базу требований и критериев) придется применить и при лицензировании? Ведь в МОЛ-2022 иногда появляются правильные слова: «Сооружение ПГЗРО является отдельным лицензируемым видом деятельности» (с. 91), «объектов глубинного захоронения радиоактивных отходов» (с. 36), «переход к эксплуатации объекта в формате пункта захоронения радиоактивных отходов после его сооружения» (с. 99). 

X. «Полный свободный доступ к информации не может быть предоставлен в рамках общественных обсуждений в связи с необходимостью соблюдения норм обращения с секретной информацией. Получение доступа возможно после прохождения соответствующих процедур» (с. 21).  

Это заявление вызывает серьезные вопросы. А что, авторы и апологеты Енисейского проекта много лет широко и публично обсуждают объект с элементами секретности!? Научные публикации, СМИ, массовые общественные обсуждения в различных российских и международных аудиториях с неопределенным кругом лиц, экскурсии в Железногорск, свободные профессиональные контакты по теме ПГЗРО на производственной территории ГХК вне коллектива участников проекта, зарубежные командировки и прочее. Ситуация может создавать предпосылки для утечки закрытой информации. Как ситуация соотносится с режимными ограничениями при работе по таким объектам? 

XI. «Стратегия не является предметом рассмотрения в рамках общественных обсуждений» (с. 30). 

Стратегия-2018 - публичный документ, отражающий видение Госкорпорации «Росатом» основ создания безопасного ПГЗРО, а граждане и общественные объединения включены в состав основных участников реализации Стратегии (раздел 6). Она должна учитываться при общественном обсуждении МОЛ-2022. И на нее авторы таблицы ссылаются.  

XII. Голословность многих научно-технических утверждений авторов таблицы практически без ссылок на источники информации, откуда аргументы заимствуются. 

Мнение же оппонентов Енисейского проекта, наоборот, базируется на достаточно мощной базе публикаций. 

Детально с разбором обозначенных и других ошибок можно (воспользовавшись поисковиком Интернет) ознакомиться в статьях В.Н. Комлева в журналах «Атомная стратегия», «Менеджмент социальных и экономических систем», «Экологический вестник России», «Вестник Челябинского государственного университета: серия право», «Маркшейдерский вестник», «Горно-геологический журнал», «Уральский геологический журнал», «Вестник Норильского индустриального института/Научный вестник Арктики», RELGA – научно-культурологический журнал, «Недра и ТЭК Сибири плюс», сборниках материалов разных конференций (в частности, «Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека», Томск), сетевом издании «Сибирский экономист». 

Есть критические публикации участников Енисейского проекта. 

Например: О.А. Морозов, А.В. Расторгуев и Г.Д. Неуважаев (Радиоактивные отходы. 2019. № 4. С. 46—62). 

Главные показательные особенности работ и суть новых научных результатов (не полностью и исключительно с помощью цитат), профессионально опубликованные этими авторами:

«Рассмотрена связь фильтрации подземных вод с дизъюнктивными структурами»;

«На участке Енисейский выполнены геологоразведочные работы (ГРР) поисковой и оценочной стадий»;

«Геологические и гидрогеологические исследования, обеспечение безопасности»;

«Распорядитель недр предложил недропользователю перейти к разведочной стадии геологоразведочных работ. Однако, после завершения оценочной стадии, других геологоразведочных работ на площади участка «Енисейский» не проводилось»;

«В строении участка присутствуют особенности, которые необходимо учитывать и которые должны быть уточнены в дальнейшей работе»;

«На всем интервале глубин развиты разрывные нарушения. Главными являются разломы Верхнешумихинский, Верхнемеркурьевский и Меркурьевский, два последних являются водоподводящими структурами»;

«Широко развиты тектонические трещины, зоны повышенной трещиноватости, интервалы приоткрытых трещин»;

«Отдельные участки разреза характеризуются повышенными значениями коэффициента фильтрации»;

«На значительной глубине отмечен интервал установленного водопритока, выделены участки предполагаемой повышенной водопроницаемости. Развитие гипергенных минералов указывает на возможность существования каналов гидравлической связи глубоких горизонтов с дневной поверхностью»;

«Существование на уровне горизонтов проектируемого сооружения структурно обусловленного восходящего потока подземных вод северо-северо-восточного направления»;

«В пределах площадки установлено различное распределение направления и скорости фильтрации»;

«Противоречие между предположением о нисходящем потоке подземных вод, приводящем к образованию на большой глубине вторичных гидроксидов, и установлением восходящего потока на площадке проектируемого сооружения является, скорее всего, кажущимся и требует дальнейшего изучения»;

«Развитие зон дробления, повышенной трещиноватости, интервалов открытой трещиноватости, зон выщелачивания по всей изученной глубине скважин противоречит представлениям об уменьшении трещиноватости пород по мере увеличения глубины и «затухании» разрывных нарушений, полном залечивании трещин и отсутствии их сквозного системного характера, незначительной роли зон дробления в геологическом строении участка и благоприятности структурно-тектонических характеристик массива в целом»;

«Элементы геологического строения участка могут оказывать отрицательное влияние на безопасность ПГЗРО»;

«Дальнейшее изучение особенностей геологического строения участка в целях безопасного размещения необходимо осуществлять на основе проведения геологоразведочных работ разведочной стадии, направленных на комплексное изучение не только ближней, но и дальней зоны будущего хранилища»;

«В связи с этим весьма актуальными представляются рекомендации ГКЗ «Роснедра», высказанные еще в 2012 г., подтвержденные позднее протоколом ФБУ «ГКЗ» от 03.02.2016, а также замечания экспертизы ФБУ «НТЦ ЯРБ» от 2016 г., направленные на дальнейшее изучение геологического строения участка. Основные рекомендации экспертов сводятся к следующему: на площади всего участка «Енисейский» выполнить разведочные работы…»; «Планирование и проведение разведочных работ являются крайне необходимыми»;

«Горнопроходческие работы при сооружении ПИЛ не могут заменить разведку участка недр, поскольку имеют другую цель (строительство), осуществляются на ограниченной и очень небольшой (1,7 км2) площади, не проводятся по разведочной сети обоснованной ориентировки и плотности, не в состоянии обеспечить комплексное (геологическое, геофизическое, гидрогеологическое и др.) изучение участка»;

«Разведочная стадия ГРР относится к числу предпроектных, предшествующих строительству и эксплуатации подземных сооружений»;

«Отметим актуальность разработки межведомственного документа, в котором были бы учтены и развиты как положения Методических рекомендаций МПР РФ, так и Федеральных норм и правил Госгортехнадзора». 

Есть также критические публикации других участников Енисейского проекта и сторонних авторов. 

Например: Лаверов Н.П., Величкин В.И. Радиогеоэкологические проблемы начального и завершающего этапов ядерного топливного цикла (главное: «Сравнительный анализ полученных данных показал, что в толще вскрытых пород присутствуют тектонически слабонарушенные низкопроницаемые интервалы. Однако также установлены зоны повышенной трещинной и матричной проницаемости, в которых может осуществляться фильтрация подземных вод и миграция радионуклидов. Учитывая ограниченность исходных данных о геологии и тектоническом состоянии участка «Енисейский», представляется преждевременным принимать решение о его пригодности для подземного захоронения твердых и отвержденных радиоактивных отходов»), https://www.atomic-energy.ru/articles/2012/11/29/37520?page=2; К. В. Мартынов, Е. В. Захарова, С. А. Кулюхин. Радиоактивные отходы, № 2, 2022, с. 72, 78 (главное: «нет данных, позволяющих оценить эффективность геологического барьера - данных о защитных свойствах горного массива и их учета в определении миграции радионуклидов»).  

Например: Озерский А.Ю., Полякова Е.Г. Радиоактивность и радиоактивные элементы в среде обитания человека: материалы VI Международной конференции. Том 1, Томск. 2021. С. 443-447; Озерский А.Ю. Радиоактивные отходы. 2021. № 2. С. 90—98; https://babr24.com/n2f/2020/4/_zapiska_v.m._kuznecova.pdf; Уральский геологический журнал, 2022, № 4, А.М. Кузин, с. 3-16, рис. 3,4,6, Восточно-Сибирская аномалия электропроводности флюидной природы в земной коре; опубликовавшие в 2013 г. независимую оценку немецкие специалисты предусмотрительно, вероятно, и честно вообще не обозначили на гнейсах территории ГХК какую-либо площадку ПГЗРО («Германская сторона представила результаты собственных исследований перспектив размещения РАО в Нижнеканском массиве», https://www.atomic-energy.ru/news/2013/07/01/42497); А.Ю. Озерский, Город и горожане. Железногорск, 16 ноября 2017; Ф. Марьясов, Единственно верный путь. Сегодняшняя Газета. Красноярск-26, № 20 от 25.05.17; Васильев Н.Ф. Отзыв на статью. Уральский геологический журнал. 2021. № 1. С. 58-59 и Серебряков Б.Е. Великая геологическая революция и Красноярский могильник РАО, сайт ПроАтом; Гупало В. С., …, Озерский Д. А. Радиоактивные отходы. 2020. № 4. С. 30—41; Тесля В. Г., Расторгуев А. В. Радиоактивные отходы. 2020. № 4. С. 58—70.   

XIII. «Дополнительная геологоразведка требуется» (с. 33). «Выполняются работы по получению отдельной лицензии на дополнительный участок недр (от промышленной площадки до области разгрузки подземных вод) с целью его геологического изучения, с последующим прохождением установленных процедур и согласований» (с. 75). «В рамках настоящих общественных обсуждений не обсуждается возможность использования вновь испрашиваемого участка недр» (с. 78). 

Эти цитаты – ошибка или подмена смыслов и действий (что часто присутствует в таблице). О дополнительной разведочной стадии и дополнительном участке недр говорить не приходится, поскольку этого вида работ на участке «Енисейский» вообще не было. Использование всего участка «Енисейский» для разведочной стадии на прошедшем мероприятии обсуждалось и должно обсуждаться далее. Обсуждение МОЛ-2022 для участников Енисейского проекта не пошло на пользу. Авторы таблицы демонстрируют, что детальное геологическое изучение участка «Енисейский» им не нужно. Демонстрация такой позиции продолжается на натуре. С. Пешков и Н. Медянцев, не дожидаясь работы над ошибками рассматриваемой таблицы и результатов государственной экологической экспертизы, объявляют начало горных работ состоявшимся («Вчера, 15 ноября, началось строительство подземной части» и «Видите — экскаватор копает. Это историческое событие — мы начинаем углубляться под землю», https://uranbator.ru/81254/, https://uranbator.ru/81298/). Хотя вопросы о геологической изученности массива множатся.  

Пренебрежение сейчас знаниями обстановки по окрестностям может обернуться негативом в будущем. «В природных водах Нижнеканской площади (В.К., - южной части Нижнеканского гранитоидного массива) содержание метана изменяется от 21 до 2537х10-4 %-об. В восьми пробах установлены «ураганные» значения метана от 0,57 до 8,77 %-об. При исключении этих «ураганных» значений, среднее значение концентрации СН4 в природных водах площади составляет 515 х 10-4 %-об. Это значение в 15 раз превышает среднее содержание метана в природных водах Юрубченской площади с нефтегазоконденсатным месторождением. На изученной площади установлены две крупные метановые аномалии в среднем течении р. Мал. Итат и его левого крупного притока. Они фиксируются по 5 и 6 аномальным точкам с концентрациями СН4 до 8,77 %-об. К ним приурочены крупнейшие на площади аномалии по гелию. Это свидетельствует об эпигенетичности аномалий и делает возможным предположить наличие газовой залежи в недрах контура этого участка. 

Среднее значение ТУ (тяжелых углеводородов) в водах Нижнеканской площади равно среднему значению их в водах Юрубченской площади. Этот факт заслуживает внимания для оценки Нижнеканской площади на предмет перспектив нефтегазоносности. В северо-восточной части площади выявлена крупная аномалия по ТУ, которая совпадает и соединяется с двумя крупными аномалиями по метану, образует единую аномалию УВГ полукольцевой формы. Приуроченность к ней гелиевых аномалий и генетические коэффициенты диагностируют ее, как связанную с залежью углеводородов». 

Вполне разумной становится задача провести до разведочной стадии ГИН геохимическую съемку поверхности, как минимум, участка «Енисейский» в его пределах по первоначальной (от 2006 г.) лицензии на геологическое изучение и оценить по-новому монолитность геологической среды (получить данные для надежной схемы заложения разведочных скважин), а также возможность/невозможность влияния мигрирующих глубинных газов и флюидов на условия целевого интервала ПГЗРО.   

На территории соседа с востока (см. цитаты выше) такая съемка, выполненная в разные сезоны дважды, выверенными в нефтегазовой отрасли методами, показала устойчивые аномалии, в частности, углеводородов (И.С. Копылов, М.В. Чусов. Результаты зимней геохимической съемки на Нижнеканском гранитоидном массиве для оценки геодинамической активности. «Печеркинские чтения-2020»; И.С. Копылов, М.В. Чусов. ГЕОХИМИЧЕСКИЕ ИССЛЕДОВАНИЯ ГРАНИТОИДОВ НИЖНЕКАНСКОГО МАССИВА ДЛЯ ВЫБОРА ПЛОЩАДОК РАЗМЕЩЕНИЯ ХРАНИЛИЩ РАДИОАКТИВНЫХ ОТХОДОВ. «Печеркинские чтения-2021»). И ведь давно предупреждали о возможности такого (сайт http://www.proatom.ru/, 02/08/2013, статья «Нефть или ядерные отходы»). Откуда и как? И почему их не может быть на непосредственно контактирующих с Западно-Сибирской плитой гнейсах территории ГХК, «в обрамлении (новый вариант названия, не на, а рядом; https://www.norao.ru/press/news/4862/) Нижнеканского скального массива»?  

XIV. «В 2015 году на общественные обсуждения выносились материалы обоснования лицензии для двух этапов жизненного цикла объекта – размещение и сооружение. В настоящее время этап размещения завершен, получены все необходимые разрешительные документы» (с. 87). 

Разрешительные документы (в частности, положительное заключение государственной экологической экспертизы «Материалов обоснования лицензии на РАЗМЕЩЕНИЕ И СООРУЖЕНИЕ не относящегося к ядерным установкам пункта хранения РАО…» МОЛ-2015, лицензии КРР 16117 ЗД и ГН-01,02-304-3318 от 2016 г.), скорей всего, получены с нарушениями российского законодательства о пользовании недрами, норм и правил, как следует из содержаний, минимум, пунктов I, IV, IX, XII настоящей статьи. Насколько мне известно, при таких нарушениях, совершенных когда-либо и продолжающихся в настоящее время (МОЛ-2022), в случае неприменения на каждом этапе (научного обоснования, подготовки МОЛ, общественного обсуждения, экспертизы, лицензирования) норм недропользования число соучастников бездействия увеличивается, а сроков опротестования решений по одному из вариантов судопроизводства, видимо, не существует (пункт 16, https://proza.ru/2022/11/05/614). 

*

Предложения: 

– Управлению государственной экологической экспертизы Федеральной службы по надзору в сфере природопользования: выдать отрицательное заключение по МОЛ-2022; 

– До начала горных работ выполнить должным образом разведочную стадию геологического изучения недр участка «Енисейский» в целом, а не дополнительного участка вне строительной/промышленной площадки ПИЛ/ПГЗРО; 

– С учетом результатов разведочной стадии и всего комплекса замечаний и предложений, полученных при обсуждении МОЛ-2022, на новой нормативно-правовой базе подготовить новые МОЛ для последующего рассмотрения их в установленном порядке; 

– В случае неудачи с новыми МОЛ для участка «Енисейский» приступить по схеме «страна-регион-район- площадка» к поиску и обоснованию нового места размещения федерального ПГЗРО 1 и 2 уровней опасности с учетом российского и зарубежного опыта. 

______________________   

© Комлев Владимир Николаевич

Гений и муза
Очерк о любви в жизни Людвига ван Бетховена
Мир глазами фотохудожника – 5
Представлены 29 художественных фотографий израильского программиста Аллы Лефонде
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum