Главная
Главная
О журнале
О журнале
Архив
Архив
Авторы
Авторы
Контакты
Контакты
Поиск
Поиск
С Новым, 2023-м, годом!
Календарь на 2023 год факультета журналистики Воронежского государственного унив...
№01
(403)
01.01.2023
История
Съезд и Майя. Зарисовка-воспоминание
(№12 [402] 01.12.2022)
Автор: Галина Лазутина
Галина  Лазутина

Интересных случаев, произошедших со мной в стенах журфака МГУ, было много. Но этот, пожалуй, ни с одним другим в сравнение не идет.

…Шел май 1989 года. Современному человеку эта дата, возможно, ни о чем особенном не скажет. Но для нас тогда это были необыкновенные дни – время, когда в стране пробудилась Романтика. И дело было не в том, что наступила весна. Дело было в надеждах, которые проснулись в людях под влиянием неожиданных перемен. 25 мая открывался первый Съезд народных депутатов СССР, где впервые за долгие времена предстояло избрать Председателя Верховного Совета СССР из двух кандидатов; где должен был выступить по поводу афганской войны недавний диссидент академик Андрей Дмитриевич Сахаров; где с нетерпением ждали речи опального Бориса Ельцина; где вообще ждали чего-то непривычного, необычного. Работа съезда планировалась на 13 дней. Всесоюзное телевидение объявило о трансляции съезда в прямом эфире и тем добавило общего ажиотажа.
А на факультете в эти дни были экзамены – летняя сессия! Съезд, не съезд – расписание экзаменов действует, как закон. И не до трансляции тебе, бедной… Не знаю, как получилось, но только студенты почувствовали мое состояние. Это были ребята не из группы, которую я вела, с теми, что из других групп, мы виделись только на лекциях. Чьи-то лица запомнились, чьи-то казались незнакомыми, однако интуиция мне подсказала, что всем им в этот миг слегка тревожно. Я набралась духу, чтобы успокоить народ: будем работать, как положено – собранно и ответственно. Кто-то проговорил: «Не получится!» Вмешалась коллега: «Должно получиться!» И первая пятерка стала тянуть билеты. Когда прошли положенные для подготовки минуты и взгляд мой упал на часы, дверь в аудиторию вдруг приоткрылась. Приглушенный мужской голос взволнованно произнес: «Горбачева избрали! Председателем Верховного Совета Горбачева избрали!» У меня неожиданно вырвалось: «С ума сойти!». Нарушитель порядка засмеялся: «Мы будем потихоньку вести репортаж, можно?» Я строго постучала по своему столу: «Не мешайте людям сосредоточиться!»

Но дело уже пошло. Каждый входящий за билетом шепотом мне сообщал очередную новость: какой вопрос обсуждается, кто выступает, о чем. Это был день, когда на съезде еще не разгорелась полемика, еще не прозвучали речи политиков, имена которых потом войдут в историю, а желание перемен, рожденное общими ожиданиями, уже объединило нас – преподавателей и студентов, тех, кто сидел в зале съезда, и тех, кто застыл у телевизоров…
Когда экзамен закончился, и мы с коллегой склонились над зачетными ведомостями, проверяя, нет ли погрешностей в оформлении, дверь аудитории снова открылась. Показались лица ребят. Они не разошлись! Они ждали нас. Единственная фраза, которую я тогда смогла им сказать, состояла из трех слов: «Спасибо за репортаж!»
Накладок на экзамене не было.
*
Конечно, встречались на жизненном пути моменты и менее приятные. Иногда в связи с ними возникала потребность перечитать какое-то стихотворение, пересмотреть фильм, окунуться в звуки симфонического оркестра – прикоснуться душой к тому, что память записала навсегда как ценность. И в этом контексте может показаться странным мой рассказ о черно-белом снимке, увиденном в детстве на одной из страниц журнала «Огонек». В снимке не было ничего особенного: на пуантах тянулась вверх, скрестив над головой руки, юная, совсем юная девушка – балерина. Не знаю, почему я запомнила ее имя. Только точно запомнила. Черным щрифтом под снимком значилось: «Майя Плисецкая». Мне ничего не говорило это имя. В журнале «Огонек» было много других снимков. Но я не могла отвести глаза именно от того. Я смотрела на него, как заколдованная, до тех пор, пока кто-то не вошел в комнату. Самое интересное, однако, в том, что этот снимок остался со мной на всю жизнь. Я выросла, увидела балеты с Майей Плисецкой, побывала на творческих встречах с нею, на книжной полке у меня стоит прекрасный фотоальбом, посвященный ее жизни и творчеству. Но стоит только кому-то произнести ее имя – и перед моими глазами возникает черно-белый снимок: юная, совсем юная девушка стоит на пуантах, скрестив над головой руки. Что это? Как назвать эту удивительную связь с давно ушедшим массивом памяти?

________________________

©️ Лазутина Галина Викторовна

Мир глазами фотохудожника – 5
Представлены 29 художественных фотографий израильского программиста Аллы Лефонде
Гений и муза
Очерк о любви в жизни Людвига ван Бетховена
Интернет-издание года
© 2004 relga.ru. Все права защищены. Разработка и поддержка сайта: медиа-агентство design maximum